Чёрная Берёза

30 9239

- Я бы сравнила ее с березой. С черной березой, инкрустированной золотом.

- А что, бывают черные березы?

- Эх, милая, ведь ты никогда еще не была в сгоревших лесах…


Первый раз, Она столкнулась с Чужаком у Волшебного Ручья, куда пришла с утра — смыть с себя память вчерашнего дня. Само собой разумеется, что Волшебный Ручей бил прямиком из-под корней Волшебного Дуба. Ну и уж совершенно очевидно, что Волшебный Дуб стоял посреди Волшебного Леса.

Правда, без цепей и говорящих котов — но Её это вполне устраивало.

- Не советую. - Ехидно заметила Она, наблюдая, как Человек пытается набрать воды в фляжку. - Один глоток, и вас, молодой человек, постигнет полное забвение…

- О, я же говорю, вкус знакомый! - Почему-то обрадовался Человек, будто разговаривая сам с собой.

Разогнулся. Стряхнул с ладоней капли воды, что бездарно разбились о сырые камни — без права на память и след в истории. Развернулся к Ней лицом.

Она грустно вздохнула. На сказочного принца Человек не тянул.

- Что вы в лесу-то моем забыли, не расскажете случаем?

Искры иронии плясали в ее глазах. Безмятежность порою загорается счастьем, счастье прогорает до искр… Искр было много.

- Ваааашем…. Лесуууу… - Задумчиво протянул Человек. - Сложно сказать, пока не решил. А что бы вы предложили?

Она аж поперхнулась от такой наглости.

- Слушайте, ну я вас не звала! Вы сами заявились сюда, без приглашения, в нарушение этикета и законов физики. И если ваши взаимоотношения с этикетом я готова оставить на вашу совесть, то способы, которыми вы преодолели Терновую Ограду, Туманный Заслон и Неприступный Обрыв — меня очень интересуют…

Человек в ответ лишь пожал одним плечом, приспосабливая фляжку с водой на пояс.

- Меня вообще редко куда-то зовут. Обычно просят заглянуть к соседям, но то такое… Просто поверьте на слово, что ваши способы защиты в полной целости и сохранности, работают и предохраняют, хорошо?

Он наклонился, поправить шнуровку на ботинке, и тут из-за пазухи его, вынырнула юркой изумрудной струйкой, маленькая ящерка. Вынырнула, чтобы замереть на плече, пристально вглядываясь в Хозяйку Леса.

- Это еще что такое?

Животных в Волшебном Лесу план экологического развития не предусматривал и Хозяйка ощутимо напряглась.

- О…. Это помощник. Или спутник, если хотите. - Человек зашнуровал ботинок, и снова встал во весь рост. - Иногда его зовут Пожиратель Миров. Или Тепловая Гибель Вселенной. Или Врата Грешников….

- Очень смешно. - Фыркнула она.

- …Но вы можете звать его просто Геннадий. Ему, кстати, нравится.

Ящерка довольно что-то чирикнула.

- Никак я его звать не хочу. - Она недовольно наморщила носик. - Ладно, давайте так. Вы заблудились, попали сюда случайно. Зла я вам не хочу, но и находиться тут не стоит. Не двигайтесь, пожалуйста...

Она отцепила с пояса платья волшебную палочку, взмахнула ею в сторону человека…

… И ничего не произошло.

- Мы пока все-таки останемся. - Доверительно сообщил Человек, с любопытством разглядывая колдовской инструмент в руках хозяйки. - Еще не определились, куда дальше.

Быть Хозяйкой Волшебного Леса, скажу я вам, это очень непростой труд. Во многом, изнуряющий, тяжелый, дающий массу опыта и знаний. В частности, сталкиваясь с различного рода проблемами, эти самые проблемы можно было либо исправлять, либо приспосабливать себе на пользу… Либо делать вид, что ничего не произошло, и все именно так и было запланировано.

- Ах, ну раз так… Старайтесь не мусорить, не портить природу и ничего не менять на моих картинах. - Надменно задрала подбородок Она.

- Картинах? Каких картинах? - Завертел головою Человек. Но Хозяйка Леса уже упорхнула тропами теней, и вопрос повис в осеннем воздухе без ответа.

Ах, Осень! Время, когда праздная нелепица зелени уступает место благородству золота и верности бронзы, яркой, кричащей меди, что словно только из-под молота кузнеца… Тусклой ржавчине железа, залежавшегося на дне реки. Земля засыпана листвой и похожа на шкуру спящего чудовища, что заковано в разноцветную панцирную чешую, деревья, еще не голые, но уже проредившие свои наряды, теперь не так тесны друг с другом кронами… Ведь все-таки осень. Время уединения. Время индивидуальности.

Ей было хорошо здесь, каждый день, каждый час. Осень, волшебная осень, круглый год стояла в этом лесу — где Она рисовала свои картины. Выкладывала мозаику листьев. Сочиняла свист ветра в ветвях засыпающих деревьев. Из камней, воды и осеннего золота — выкладывала витражи луж. Улыбалась полученной красоте, улыбалась своему отражению, а когда уходила дальше — отражения все еще улыбались и махали рукой ей вслед. Гравировала кору дубов и ясеней, причудливо сплетала корни над обрывами, ткала легкий пух сухоцветов. Стелила скудное осеннее тепло поверх картин, заставляя свет солнца, оранжевого, крутобокого, ласкать сонную почву — и та, поутру, еще слегка парила, осенним туманом обновляя созданные образы, оживляя их.

Так, она провела весь день, в привычных делах и заботах, что проходили в вечной осени. Словно и день до этого. И за день до того дня. И всю прошлую неделю. Так долго, что она и позабыла уже, когда впервые принялась за это ремесло… Да и какая теперь уже была разница?

И лишь вечером, засыпая в своем домике, заботливо выстроенном в ветвях ясеня, она вспомнила о незваном госте — неподалеку от Волшебного Ручья горел огонь и шел дым.

«Костер жжёт… Мерзавец. Завтра накажу…» - Пообещала она себе, сладко зевнула и уснула.


Утром же, проснувшись, вспомнила о данном себе обещании не сразу, но запах горелых листьев, горький, терпкий до головокружения, напомнил о том.

- Никакого огня! - Сердито заявила Хозяйка Леса, возникшая за спиной Человека у костра и взмахнула волшебной палочкой.

Над нежеланным гостем возникла маленькая, но очень грозная тучка, раздался гром, полыхнула молния и короткий ливень смыл невостребованную туристическую самодеятельность.

- Но… - Человек выглядел расстроенным. И очень промокшим.

- Никаких «Но». - Хозяйка задрала нос. - Я предупреждала.

- Яичница. - Горько произнес человек. - Яичница с беконом…

Хозяйка обратила внимание на перевернутую чугунную сковородку на земле.

- Еще чего нехватало. - Градус ее недовольства стремительно повышался. - Человеческие предметы… Огонь. Может, еще и оружие?

Гость с обиженным видом поспешил спрятать Геннадия за пазуху.

- Еще раз. Никакого огня. Я понятно выражаюсь?

Она задумчиво уставилась на залитую кратким осенним дождем сковородку. Человек представил себе этот предмет в руке Хозяйки Леса и торопливо закивал головой.

- Очень рада. - Сухо сообщила Хозяйка. - Надеюсь, у вас хватит ума не задерживаться в моем лесу впредь.

В этот день, обычные ее труды шли как-то вяло. Поправить ветвь, отполировать поверхность лужи, взмахом рукава разровнять листву на поляне — все это происходило механически, без прежнего настроения. Человек у Волшебного Дуба мешал, сидел занозой в памяти, будто присутствие его обесценивало всю магию Леса, мешая дышать и творить. Уставшая, лишенная обычного удовлетворения от своего волшебства, она еле добралась вечером до своего домика в ветвях рухнула в кровать и было уснула, но встрепенулась проверить: Не горит ли костер у ручья?

Костер не горел. И тогда, она наконец-то забылась беспокойным сном, в тайной надежде проснуться во вчерашнем дне: Без незваного гостя, без его непонятного питомца и дурацких попыток поселиться в ее лесу. Нет, в самом деле, будто она сама себе яичницы не приготовит….


Проснулась утром, от чувства тревожного, сильного. Тоска сжала сердце холодной рукою, другой — зажала рот, и не могла Хозяйка ни кричать, ни встать с кровати. Но собралась с силами, вскочила и на ходу застегивая платье, помчалась к ручью.

Человек сидел на раскладном стульчике и мрачно рассматривал Волшебный Дуб.

- Что… Что ты делаешь? - В голосе ее сквозил страх… Страх перерастал в гнев.

- Работу работаю. - Буднично ответил Человек.

Она вновь взмахнула в его сторону волшебной палочкой — и снова ничего не произошло.

Тем временем, почва вокруг дуба серела и высыхала. Кора съеживалась, ветви искривлялись и обвисали.

- Я понял. - Пояснил вдруг Человек вслух. - Все дело в этом Дубе. Раньше думал, придется работать со всем лесом, но нет… Достаточно разобраться с этим деревом. И все снова станет В Порядке Вещей.

- Кто…. - Она не договорила. Было и так понятно кто он и зачем тут.

- Но почему?

Человек улыбнулся вдруг.

- Правильный вопрос. Потому, что после смерти, наступает жизнь. И ей уже давно пора наступить, а тут все осень и осень…

- Нет!

Она снова взмахнула своей волшебной палочкой, отбросила бесполезный инструмент, крепко сжала вместе ладоши. Из под пальцев зашуршало, засверкало и разряд молнии ударил в человека.

- Ты же знаешь, что это бесполезно. - Голос его звучал спокойно. - Но с вами, с магами, всегда сложно…

Она замерла. Лишь мысль ее судорожно металась в пределах ее Леса, в поисках решения, любого другого, кроме единственного — и не находила, в то время, как Волшебный Дуб стремительно увядал на глазах.

- Ну тогда… - Не выдержала она, - тогда я сама!!

Взмыв в воздух, она глубоко вздохнула в последний раз осенний, прохладный воздух. И выдохнула его — огнем, пламенем, что сжигал Лес, сжигая ее саму изнутри.

И был пожар. Огненный шторм стремительно пожирал сухую, осеннюю древесину, как холст картины, испаряя на ходу редкие лужи, обгладывая корни деревьев, слизывая со стволов берестяные манускрипты ненаписанных книг, сполохами выжигая салюты кроны. С треском и скрипом падали столетние деревья, а в небо взмывали сотни и тысячи искр — и если вы когда-либо видели такие искры в чьих-то глазах, то можете быть уверены. Были и пожары.

Человек с ящеркой на плече и рюкзаком за спиной неторопливо вышел из стены огня.

- Да, настало наше время покинуть сцену. - Согласился он с яростно чирикающей рептилией. - Что? Нет, нормально все. Этот лес погиб… Вырастет новый, зеленый, молодой, глупый… С надеждами, верой. Ну да, потом забронзовеет, это однозначно. Но так всегда бывает, согласись?

Он остановился, перевести дух, оглянулся и замер, любуясь пожаром.

- Нет, ну правда. - Обратился он к ящерке. - С магами всегда сложнее всего. Но это всегда — событие.

Тот что-то ответил и Человек скосил глаза в его сторону.

- Нет, я не согласен, что я зря все усложняю. Ну и что, что я Смерть?

Он перевел взгляд снова на Лес, выгорающий в Пожаре Гордости.

- В конце-концов, это не значит, что я не в состоянии оценить красоты.

И последняя фраза звучала, скорее, адресованной Хозяйке Леса, чем кому-либо другому.


- И что, это она тогда сгорела? - Изумрудная пододвинулась поближе к маме, завороженная сказкой.

- Да какая разница! Сожгла и молодец! - Рубин попробовал взмахнуть крыльями, дыхнул сполох огня из пасти и довольный своим детским успехом, завертел головой по сторонам — Все ли оценили? Восхитились?

- Тебе бы только жечь! - Изумрудная недовольно глянула на брата. - Мама, так она сгорела тогда, да? И потому она Черная Береза, да?

Оникс, тихонько усмехнулась, глядя на драконят — двух из выводка, что остались послушать сказку до конца. Изумрудная — потому, что сказка, и Рубин — потому, что про огонь. Сапфир, Ртуть, Гранат — уже резвились в небе, предпочитая ощущение встречного ветра в крыльях словам и мыслям.

- Она сгорела задолго до того пожара, милая моя. - Оникс мягко погладила Изумрудную по голове. - И горела после, еще много раз. Столько, что и не упомнить.

Изумрудная притихла, пытаясь понять слова матери. А Рубин, сообразив, что сказка окончена — рванул прочь из горной пещеры, летать с братьями и сестрами.

Где-то далеко внизу, на земле, человек, что проходил мимо по своим делам, теперь остановился и задрав голову, любовался полетом в небе молодых драконов.

На плече его сидела маленькая ящерка.

Логичные вопросы от белоруса к бунтовщикам

Добрый вечер, КОНТ! Вы в курсе происходящего в РБ. Интернет тоже стал площадкой для того, что на некоторых ресурсах чуть позже назовут гражданским бульбосрачем 2020 года. В одном из белоруских па...

Обсудить
  • Загадочная сказка! :thumbsup:
    • rst
    • 15 ноября 2018 г. 23:39
    Кабошон.
  • Сказка хороша. Штрихи и оттенки - очень "вкусные"! :thumbsup:
  • :thumbsup:
  • Старший аркан - Смерть Завершение очередного этапа в развитии, пора расставания с прежними представлениями об окружающем мире или о себе самом.