• РЕГИСТРАЦИЯ

Никогда не становитесь между гномом и его выпивкой.

Никогда не становитесь между гномом и его золотом.

Никогда не становитесь между гномом и его дракой.

Да и вообще. Не стойте на пути у гнома.



Припекало.

Солнце, высоко стоящее в зените, щедро одаряло летним, тяжелым жаром раскинувшуюся под ним долину. Запахи и звуки, попав в плен этого тепла, расплывались в мареве, отдаваясь, растворяясь в нем... Как в масло, уходили в прогретый, летний воздух ароматы трав и цветов, земли и едва уловимого, животного мускуса. Журчание ручьев, треск кузнечиков и пение птиц, жужжание диких пчел и шелест травы, перебираемой ленивым, одуревшим от полуденного зноя ветерком, застывали в настое из запахов, рождая ощущение безмятежности, спокойствия и умиротворения. Убеждая в том, что так будет всегда.

Долина предавалась полуденному сну.

Спала сухая, истоптанная дорога, лентой бежевой пыли протянувшаяся из горизонта в горизонт, бессовестно дрыхли заросшие кустарником холмы да лениво зевали надменные, высокие горы, будто заглянувшие сообщить, что их ледяное молчание не растопить какими-то там летними художествами из звуков и запахов, настоянных на солнечном свете. Лишь несколько речушек, предательскими струйками сбегавших с нахмуренных лбов горных вершин, весело журчали о том, что все ложь, все вранье, что даже ледяного исполина можно пробрать насквозь теплом и светом...

Посреди всего этого сонного царства, на обочине дороги, стояла повозка.

И если вы думаете, что это была простая, крестьянская повозка, полная сена и запряженная одинокой, но зато очень ленивой лошадью, то я вам сразу сообщу, что телега принадлежала гномам, а это кое-что, да значит.

Ведь всем известно, насколько основательный и серьезный народ — гномы, а так же то, как сильно они не любят дальних походов. А это значит, что к такой вещи, как поездка, гномы относятся вдвойне серьезно и основательно.

Закованная в стальной панцирь, на восьми широких, основательных колесах в гномий рост, больше была похожа она на дом средних размеров, чем на средство передвижения. Или на многоколесную черепаху. Или... Ну, тут можно найти много сравнений, но большинство гномийских механизмов всегда неуловимо похожи на самогонный аппарат, что позволяет сторонним наблюдателям отпускать шутки по поводу двойного назначения приспособления. Гномы обычно не спорят. Вероятно потому, что спиртное в запасе у них всегда имеется.

Внимательный путешественник обратил бы внимание, что колеса погрузились в землю не меньше, чем на глубину ладони — гномийская самоходка стояла тут уже давно... Один из боковых листов брони был приподнят вверх, как приподнимается жесткое надкрылье жука, перед взлетом. Лететь, правда, никто никуда не собирался (да и не найдете вы гнома в здравом уме и трезвой памяти, согласного оторваться надолго от земли), зато вместо того можно было найти под приподнятым листом брони переносную гномью лавку, полную припасов и снаряжения.

За прилавком сидел относительно молодой гном, чьи светлые волосы и борода были затянуты в тугие косы. Чувствуя себя вполне комфортно в тяжелой, купеческой бригандине изумрудного бархата, с усердным видом гном что-то писал в торговой книге гусиным пером, периодически бросая на дорогу хмурый взгляд из-под насупленных бровей.

В конце-концов его терпение было вознаграждено. К самоходной лавке подъехала небольшая кавалькада, разодетая в пух и прах.

- С ума сойти! Холод, ты это видишь?

Молчаливый снежный эльф в дорогих одеждах, цвета льда и инея кивнул в ответ юной особе в черном, чье лицо было покрыто сложным, графическим рисунком. Удивительно, но не смотря на макияж в виде черепа, девица держалась весьма жизнерадостно и общительно.

- Гном! Гном! Что ты тут продаешь, а?

Гномийский купец, с важным видом, осторожно просыпал песочком последние записи в торговом журнале и доброжелательно улыбнулся покупателям.

- Добро пожаловать в торговую, самоходную лавку «Дурильф и Компания!» Позвольте представиться! Я — Дурильф Аркебузон, продаю снасти и снаряжение для ловли крупных рептилий, летающего свойства, а так же припасы, снаряжение и экипировку! Все, что пожелает ваша душа, господа студиозусы!

- Ты посмотри! - Изумился молодой парень восточной внешности, чья одежда была расшита алым и золотым. - Вот это деловая хватка! Стоило герцогу объявить награду за дракона, а они уже обосновались почти под самой его пещерой и продают инструменты для поимки! Клянусь ипритом моего ифрита, они заработают на этом драконе больше нас!

- Ничего они не заработают... - Сварливо пробурчал в ответ гоблин в плаще из крысиных шкурок. Ехать ему пришлось в человеческом седле, что хорошего настроения вредному от природы существу не добавляло. - Мы всем уже в городе закупились...

- Пироги! - Уверенно заявил Дурильф, до этого момента с хитрым прищуром изучавшего понаехавшую публику. - Пироги со шпинатом! Лучшие пироги, которые вы попробуете в своей жизни!

- Со шпинатом? - Недоверчиво переспросила его жизнерадостная некромантка.

- Со шпинатом! - Кивнул Дурильф. - И с козьим сыром!

- Но почему со шпинатом? - Удивление девушки было вполне искренним.

Дурильф поднял глаза к потолку.

- Но ведь всем известно, что драконы терпеть не могут шпинат. Мы обеспечиваем своими пирогами вам дополнительную защиту...

- Холод, у нас припасы заканчиваются с того момента, как выехали из города. - Некромантка бросила беспокойный взгляд на эльфа. - Может возьмем?

Снежный эльф, явно верховодивший в команде волшебников медленно кивнул.

«Заказ!» - Рявкнул гномийский купец в приоткрытую дверь подсобки, и спустя несколько мгновений пара дюжих гномов выскочила наружу с ящиком, полным походных гномийских пирогов.

С козьим сыром и шпинатом.

- Боже мой, как это вкусно! - Пока снежный эльф рассчитывался с Дурильфом, некромантка уже успела откусить кусочек и закатила глаза, картинно показывая удовольствие. - Вы себе не представляете, насколько это лучше той бурды, что нам подают в столовой Магической Коллегии! И намного дешевле!! Скажите своей кухарке, что вы ее совершенно не цените, и если она решит сменить место работы, то пусть приходит...

- Довольно. - Эльф впервые подал голос. Спокойный и скрипучий, он сразу напомнил гному о прогулке в горах по свежевыпавшему снегу.

Некромантка осеклась, но все же на прощание обернулась в сторону гнома, показала ему большой палец и подмигнула. Очевидно, пирог сильно пришелся ей по вкусу.

Дурильф Аркебузон, гномийский купец по совместительству, еще некоторое время провожал компанию волшебников взглядом, потом сел за прилавок и тяжело вздохнул. Что бы не думать о жизнерадостной девочке, он вспомнил холеные, белые руки эльфа, когда тот отмерял ему плату за пироги. Поднял к лицу свои — крепкие, короткопалые лапищи, покрытые мозолями, с пороховой гарью, угольной пылью и машинным маслом, въевшимся глубоко в поры... Саркастично хмыкнул.

- Уйду я от тебя...

От неожиданности Дурильф вздрогнул. На пороге двери в подсобку, подбоченившись, в поварском фартуке, стоял Бродгар Чугунок, старый друг и лучший в мире повар по совместительству.

- Уйду, говорю, от тебя... Девка дело говорит, совсем свою кухарку не цените. - Кокетливо закатил глазки Бродгар. Из подсобки, плотной картечью бабахнуло гулким гномийским хохотом. - Пойду служить во дворец, печь пироги королевским колдунцам... Иметь буду почет, уважение и крепкий сон на перине. А там глядишь, и приголубит кухарку-то кто...

Дурашливо вихляя бедрами, под дружный гномий гогот, Бродгар удалился на кухню.

- Два наряда вне очереди! - Вдогонку рявкнул Дурильф, запоздало осознав непоправимый урон, нанесенный авторитету.

- Так точно, мон капитан! - Кухня вновь зашлась в хохоте.

- Идиоты. - Дурильф сдул песок с просохших чернил в журнале, перевернул страницу и принялся снова что-то писать, периодически бросая взгляд в сторону совершенно с виду неприметной пещеры у подножия гор.

Сверкнуло. Раз и два. Отблески холодного, белого света сменились ярко-красными сполохами, лазурь электрического разряда вырвалась из пещеры, осветив на секунду окружающее неестественной, болезненной вспышкой. Клубы чего-то зеленого, густого, мерзко хихикая повалили из пещеры, обгладывая на пути растительность.

Потом все стихло.

- Ну и чо думаешь? - Дурильф понял, что засмотрелся. Бродгар, скучающий уже вторую неделю, вновь нарисовался в лавке, со сковородою в одной руке и металлическим ершиком в другой.

- Думаю, что сожрали их там. - Купец сердито глянул на повара. - Вали уже обратно на кухню, не маячь на публику.

- Кусты, холмы и деревья — моя публика! - Бродгар восторженно помахал сковородою в сторону ближайшего холмика, и будь Дурильф проклят, если не увидел, как холмик помахал в ответ.

- Иди.. На... Кухню! - Под раскаты гномьего хохота, неуловимым эхом раскатившегося по долине, Дурильф затолкал приятеля обратно в подсобку и захлопнул дверь. Выдохнул, оглянулся и увидел еще одну процессию, спускавшуюся по дороге.

Людоящеры, в кожаной сбруе с бронзовыми бляшками, вооруженные баграми и метательными сетями. Копьеметатели, со связками ассегаев за спиной — смуглокожие, губастые, раскрашенные полосами белой краски. В центре процессии, запряженная парой свирепых боевых носорогов, медленно катилась повозка с клеткой, сплетенной из полос меди грубой ковки.

Клетка была пустой.

- Что привело жителя Каганата Великого Шестицветного Дивана в наши земли? - Гном сощурился на человека, сидевшего на козлах повозки.

- Ааа... - Простонал человек неопределенно, махнув рукой. - Зовут меня Многотерпеливый Али, а еще — Ловец Птиц и Зверей. Второе, впрочем, официальный титул... Мой Султан, да продлит великое небо годы его жизни, а его достойных наследников — озадачит неодолимым стремлением к получению своего по праву, прознал о драконе, на которого тут объявлена охота, и приказал мне изловить зверя.

Гном оценивающе уставился на клетку.

- А твой... эээ.. Султан в курсе, что наши, местные драконы, несколько... крупнее своих южных сородичей? Ну так, самую малость?

- Да знаю я все! - В сердцах воскликнул Али. - Я был в порту, когда эта штуковина спалила половину флота герцога. Но Султану это не интересно, он хочет себе дракона... Да будет его имя, в память о его богатствах, высечено на двери каждого платного отхожего места!

- Дракона? - Заинтересованно переспросил Дурильф.

- Султана. - Мрачно, со стоицизмом обреченного человека, сплюнул Али.

- В таком случае, у меня есть для тебя предложение. - Широко улыбнулся гном. - Услада для языка, радость сердцу и желудку.

- Чего там у тебя? - Али мрачно покосился на подозрительно радостного Дурильфа.

- Пироги! Пироги со шпинатом!

- Со шпинатом? - Бедный южанин ошарашенно заморгал, пытаясь понять суть сказанного. - Это очередные шуточки шайтанов, что шепнули Султану на ухо отправить меня сюда?

- Я не знаком с шайтанами твоего султана, мне за это не платят. - Отмахнулся гном. - Но всем известно, что драконы терпеть не могут шпинат.

- И?

- И это значит, что есть, правда незначительный, шанс, что запах шпината отпугнет дракона.

Ловчий пожал плечами.

- Что я теряю, в конце концов? Провизия нужна все равно, про шпинат и драконов я никогда ничего не слышал, но даже мизерный шанс — уже что-то. Жаль лишь, что сам султан не отправился на охоту, да наградит великое небо его за усидчивость яркими переживаниями битвы в том месте, на котором сидят... Давай сюда свои пироги, гном, хоть на что-то пригодится его проклятое золото...

Дурильф вновь приоткрыл двери подсобки, снова рявкнул «Заказ!» и коробки с пирогами, влекомые усердными гномами, вереницей потянулись к группе охотников.

- А жалко парня. - Бродгар, вновь подпирал дверной косяк щурясь в след уходящей охотничьей партии. - Профи, сразу ведь видно...

- Сам дурак. - Дурильф что-то черкал в своей торговой книге. - Увольняться надо сразу при выдачи таких заданий...

- Сдается мне, от своих бы тут же получил копьем промеж лопаток. - Бродгар вытер руки об свисавшее с пояса полотенце. - Южане...

Дурильф отмахнулся, показывая, что просит не отвлекать. Бродгар пожал плечами и ловко нырнул в проем двери, аккуратно прикрыв ее за собой.

Спустя некоторое время из все той же пещеры донеслись крики, лязг металла. Полыхнуло и запахло горелой медью.

- В десять раз. - Задумчиво пробормотал себе под нос Дурильф. - В десять раз наши драконы больше южанских...

На некоторое время в долине вновь воцарилась тишина и покой. Закинув ноги на прилавок, Дурильф откинулся в кресле, и решил было предаться сну, как в животе свирепо заурчало.

- Лейт... Бродгар, у нас есть что пожрать? - Рявкнул он в сторону кухни.

- Пирог? - С надеждой в голосе отозвался Чугунок. - Со шпинатом?

- Пошел в... глубины Матери Земли! Нормальное есть чего? Колбаса, пиво?

- Ты сам все провизионные потратил на козий сыр. И шпинат. Муку.... Яичницу могу сделать!

- Сделай... - страдальчески скривился Дурильф и закатив глаза протянул руки вверх, в молящем жесте. - Великое Небо! Мы с тобой не в ладах, я сын Земли, но будучи в твоих владениях, молю, пошли мне спасения! Можно ветчины, можно солонины.. Пивка — тоже было бы неплохо...

- Яичницу жри. - Донеслось с кухни, под одобрительное улюлюканье. - Мы тут один шпинат трескаем вообще...

Однако, Великое Небо услышало гнома. И ниспослало ему своих детей.

Строгие, облаченные в сверкающие доспехи, шли они по долине, вооруженные пиками и символами веры. После того, как мимо промаршировал отряд паладинов, и пошли монахи, опоясанные крупными глиняными четками с запалами, Дурильф слегка оживился. При виде паланкина же, вскочил с места, и рванул за носилками вприпрыжку.

- Ваше Преосвященство! Припасы, Ваше Преосвященство! Постное, ваше преосвященство!

Носилки остановились. Дюжие монахи-носильщики, нежно, бережно поставили их на землю. Приоткрылась занавеска, и гнома поманили внутрь.

Первое, что он оценил, это разрезы на сутанах Сестер-Сотрапезниц. Однако, когда то, что он поначалу принял за гору одеял, заколыхалось и уставилось на гнома из складок плоти мелкими глазками-бусинками, Дурильфу стало не до мелькавших под одеждой прелестей монахинь.

«Интересно, считается ли людьми поедание гномов каннибализмом?» - Мелькнула в голове беспокойная мысль.

- Мы... Папа Ешьпий Тринадцатый... Несем миру Мир и Любовь. - Голос был низким, тяжелым. - И наша святая миссия... Призвать Дракона к Любви Великого Неба.

- Покаяние... - Многозначительно зашептали Сестры-Сотрапезницы.

- Вы хотите, что бы дракон вам покаялся? - Озадачился Дурильф.

- Такова... Воля... Великого неба. Он должен покаятся... За грех... Чревоугодия.

- Кгхм... - Дурильф поперхнулся от неожиданности. - А если он не станет?

- Тогда... Я.. Искуплю его грехи. - Папа Ешьпий Тринадцатый протянул массивную руку к столу, стянул с тарелки жаренного цыпленка, и закинул в свою необъятную пасть. - Как искупил... Сейчас... Грехи этой невинной птицы.

Дурильф задумался.

- Вы знакомы с тем фактом, что драконы терпеть не могут шпинат? - Деловито поинтересовался гном.

- Впервые... Слышу... - Священник потянулся к блюду с черносливом, фаршированным утиной печенью. Было непонятно, чьи грехи он отпускал в этот момент: уток, или чернослива.

- Ну так вот. Есть мнение, что шпинат драконы инстинктивно отвергают по той причине, что он делает их тело мягким и нежным... Само собой, с таким количеством желающих укокошить тебя, надо быть жестким и неуступчивым. Отсюда и нелюбовь.

- Какое отношение.... Это... Имеет к отпущению грехов? - Папа зачерпнул пригоршню фундука в меду, и Дурильфа потянуло философствовать о греховности пчел и орешника, что в неестественной тяге друг к другу нарушают все возможные правила целомудрия. Все же, он удержался.

- Вы много работаете над грехами своих ближних. - Гном с набожной печалью в глазах проводил молочного поросенка, нырнувшего в бездонную пасть священника целиком. Последовавший за ним водопад рубинового, темного вина, позволял предположить, что грех поросенка состоял в беспробудном пьянстве. - Но посмотрите на себя... На вас же лица нет от таких усилий. Уверен, со стороны дракона было бы крайне любезно облегчить ваш труд и смягчить свою сущность. У меня есть пиро... Постные просвирки со шпинатом. Они немного великоваты, согласен, но что уж делать, зато вашим Постным Паладинам будут весьма доступны. Уверен, они мечтают отдать свою жизнь за ваше право отпустить дракону грехи... А паладин, начиненный шпинатом, имеет для дракона не меньший эффект, чем шпинат...

- Значит, мясо станет мягче? - Задумчиво протянул гулким басом Папа Ешьпий тринадцатый. Пальцами левой руки он игриво теребил плоть стерляди холодного копчения, и та поддавалась, словно рудная порода под ударами гномийской кирки.

- Намного! - Заверил с честными глазами Дурильф.

- Хорошо... Мы... Согласны. - Жестом, священник показал, что разговор окончен.

Из паланкина гном выбрался с мешочком, туго набитым монетами и блюдом с запеченным барашком.

«Заказ!» - Громко рявкнул в сторону кухни Бродгар, что на своем законном месте подпирал косяк дверцы в подсобку, внимательно наблюдая за перемещениями друга.

Дурильф забрался в походную лавку.

- Видал?! - Гном ткнул приятелю в нос блюдом с бараниной.

- Вещь. - Оценил Чугунок. - В нагрузку выклянчил?

- Гномы не клянчат. - Дурильф задрал бороду к потолку. - Они гордо предлагают поделиться...

Вереница гномов потянула ящики с пирогами к неподвижно стоящим латникам.

- Обойти все посты, ребята! Оделить всех Постных Паладинов! Флагеллянтам Святого Нобеля тоже выдать по пирогу, но старайтесь их не нервировать особо!

В предвкушении, он повернулся к тому месту, куда поставил блюдо с барашком.

- Какого... БРОДГАР!!!

- Мы тебе ножку оставили! - Донеслось с кухни радостное чавканье.

- Пива хоть налейте... - Горестно вздохнул Дурильф, падая в кресло за прилавком. Слезы обиды, однако, не помешали ему смахнуть мешочек с монетами в сейф и запереть тот на два оборота.

- Пиво кончилось! - Радости кухонных небыло предела. - Месяц уже тут торчим!

Дурильф надулся. Скрестил руки на груди, уткнул подбородок в грудь, откинулся в кресле и свирепым взглядом наблюдал за процессией Храма Великого Неба, что поднималась к пещере. Дождался, пока зайдут внутрь, с интересом отсчитал секунды...

Заревело. Закашляло. Вспышки смрадного багрового пламени перебивались сполохами чистого, яркого света. Порою громко бабахало, от чего Дурильф задавался вопросом, способна ли мощь Святого Нобеля повредить драконью шкуру? Вопрос был не праздный. Размышляя над ним, гном поневоле вспомнил уроки алхимии, родную факторию, друзей детства...

В конце концов все стихло.

- Ну чо, как думаешь, кто кого сожрал?

Чугунок стоял в дверях. В кольчуге-бахтерце, наборном шлеме, с пищалью в руках, серьезный и сосредоточенный, был он непохож совершенно на обычного дуракаваляя, что чертиком из табакерки появлялся весь этот месяц из кухни, с какой-нибудь очередной колкостью или гадостью.

- Мне крайне симпатичны финансовые способности Папы Ешьпия Тринадцатого, но я хорошо знаком с возможностями дракона. - Пожал плечами Дурильф. - В любом случае... Скоро мы узнаем. По моим расчетам, критическая масса набрана еще вчера, да и ты, я смотрю, считал — вон как вырядился уже.

Чугунок коротко кивнул.

- Месяц ждем уже. Осталось чуть-чуть, главное, что бы залетные не помешали.

Дурильф улыбнулся в ответ.

- У нас порою крали золото. Ценные артефакты. Свитки. Но еще никто и никогда не крал у гнома победу — и оставался при этом в живых... Тсс! Слышишь?

Пещера издала низкий, утробный звук. Раздался скрежет, тяжелый топот ног... На пороге показался огромный, черный дракон, полный огня, ярости, злобы...

Было в драконе что-то еще. Похоже, что его прилично мутило.

- Как я и говорил всем покупателям. - Дурильф флегматично ткнул пальцем, указывая на неестественно раздутое драконье брюхо. - Драконы совершенно не переваривают шпинат... А еще, у них непереносимость лактозы. Давай что ли...

Чугунок кивнул головой, снял с пояса сигнальный рог и изо всех сил дунул в него. Низкое, заунывное, волною растеклось по округе...

Долина пришла в движение. Отодвигалась в сторону маскировка, сбрасывались сетки и живой камуфляж из дерна и мха. Вся долина была изрыта окопами, полными гномов, с аркебузами, мушкетами, осадными самострелами. То тут то там, виднелась сложная конструкция в виде баллисты на подвижной подвеске — такие хорошо нацеливать на быстро движущиеся мишени.

Сама повозка преобразилась. Открылось второе «надкрылье» и на свет явился экипаж «кухни» - шестеро гномов, обслуживающих «Шуструю Марту» - крупнокалиберную пушку, на подвеске, подобной установленным в окопах. Дурильф гордился приобретением этой малышки, лично смазывал ее шестерни, рычаги и колеса.

Теперь оставалось лишь проверить ее в деле.

Дракон, заподозрив неладное, взмахнул крыльями, неловко поднялся в воздух и завис, в тщетной борьбе со своим тяжелым, раздутым брюхом. В этот момент, он представлял из себя идеальную мишень.

- Пли! - Яростно заорал Чугунок и прицелившись сам, пальнул из своей пищали.

Сотни пуль , арбалетных болтов, стрел баллист взметнулись в воздух и ринулись к дракону.

Бабахнула «Шустрая Марта».

Эффект был потрясающим. Драконье брюхо, раздутое, с раздвинувшейся от натяжения чешуей, лопнуло, обдав долину жаром и мерзкой зеленой жижей. Издав яростный вопль, теряя силы, тварь рухнула на землю.

- Тактика. И стратегия. - Довольно заметил Дурильф Аркебузон. - Месяц ожиданий... Зато ни одного погибшего гнома.

- Последнее радует. - Бродгар Чугунок поскреб в своей рыжей бороде. - Что у нас в активе, Капитан?

- В активе несколько тонн драконьего мяса, шкура, кости... И награда от герцога. - Дурильф пожал плечами. - В общем, операцию «Пирог со Шпинатом» можно считать успешно завершенной. Впереди нас ждут почести, награды, и выгодно проданные драконьи останки, Лейтенант. Но лично тебе до всего этого еще надо будет дожить...

- Э? - Чугунок с нескрываемым удивлением глянул на командира.

Тот же, исполненный праведного негодования, сверкал на подчиненного свирепым взглядом голодного дракона.

- Лишь чистосердечное признание поможет тебе избежать военно-полевого суда, мерзавец... Отвечай немедленно... ГДЕ?! МОЯ?! БАРАНЬЯ?! НОГА?!


Немимокрокодил

Не пропускайте новые статьи автора El Chupanibre, просто зарегистрируйтесь на Конте. Подробнее

Ваш комментарий сохранен и будет опубликован сразу после вашей авторизации.

0 новых комментариев

    ДРУГИЕ СТАТЬИ
    Владимир Гавриков Сегодня 13:54 3131 9.22

    Американский профессор рассказал, где может начаться Третья мировая война

    МОСКВА, 16 дек — РИА Новости. Американский профессор, специалист по вопросам обороны и национальной безопасности Роберт Фарли перечислил на страницах издания The National Interest пять регионов, в которых в 2018 году гипотетически может начаться Третья мировая война."Миру удалось пережить 2017 год без возвращения к разрушительному конфликту с участием с...
    Владимир Гавриков Сегодня 13:31 1501 7.19

    Европа: фашизм нормален, если он украинский

    Авигдор Эскин, для РИА НовостиНа Украине в очередной раз разгорается скандал. Поводом стала церемония в Луцке, в ходе которой на официальном уровне чествовали тех, кто специализировался на истреблении гражданского населения во время Второй мировой войны.Отбросив все остатки политкорректности, власти города провели торжественный светский обряд памяти мес...
    Алексеич Сегодня 13:40 2568 23.79

    Тартус отгонит авианосцы США к Гибралтару

    Президент России Владимир Путин внес на ратификацию в Государственную Думу соглашение с Сирией о преобразовании 720-го пункта материально-технического снабжения (ПМТО) ВМФ в сирийском порту Тартус в полноценную военно-морскую базу. Первую для наших моряков за рубежами страны. К тому же расположенную в одном из самых чувствительных для Москвы регионов ми...
    ПРОМО
    Обыватель-наблюдатель Вчера 10:14 15234 178.92

    Самое интересное и веселое началось после пресс-конференции

    Инфопространство традиционно гудит «разбором полетов» после ежегодной пресс-конференции Президента России Владимира Владимировича Путина, которую внимательно смотрят даже «глубоко игнорирующие» это событие представители новой Украины. Не говорит сейчас об этом только ленивый. Я не ленивый, поэтому тоже скажу. Но я не собираюсь «препарировать и анализировать» вопросы и...
    Служба поддержи

    Яндекс.Метрика