• РЕГИСТРАЦИЯ

Медленно ступал он по коридору, меряя тяжелыми, гулкими шагами черно-белую плитку пола. Из стороны в сторону, поворачивал круглую, утонувшую в плечах голову, осматриваясь по сторонам. В тусклом свечном свете вороненая сталь его брони казалась бархатно-черной, гасила в себе свет, ленясь отразить даже малость... Сполохи играли на сложных узорах золотой гравировки, будто свет пытался прочитать тайный смысл в нанесенных неведомым кузнецом знаках на его теле, но лишь стекал по позолоте на черное, и впитывался без остатка.

Вооруженный огромным двуручным мечом, висевшим за спиной, и бесконечным терпением, вновь и вновь проходил он свой маршрут, патрулируя уснувшие залы замка. Наградой ему за усердную службу копились его богатства: Пригоршни вековой пыли, белой и нежной, словно пудра придворных красавиц, тончайшая пряжа драгоценной паутины, что одна лишь годится для одеяний призраков и эльфов-пикси, да настоявшийся, густеющий день ото дня, запах старости.

Распахнув высокие резные двери мореного дуба, вошел он в парадную и продолжил свой путь по вытертому алому ворсу ковра. Прошел мимо рыцарских доспехов, потускневших и местами покрывшихся ржавчиной. Прошел мимо бюстов и гобеленов, когда-то призванных поразить роскошью и богатством. Мимо тонкостенных фарфоровых ваз, чей яркий узор давным-давно покрылся непроницаемым, монотонным слоем пыли...

Он подошел к парадным вратам красного дерева и бронзы и распахнул их. Долго вглядывался в черное, испещренное звездами пространство за пределами замка, такое же молчаливое и бесстрастное, как он сам. Невзирая на разницу в форме и размерах, были они равны друг другу и могли бы играть в гляделки вечно... Но у него был долг и маршрут. А у внешней тьмы — нет.

Захлопнув врата, он обернулся и молча пошел прочь, снова через весь зал, мимо рыцарей, бюстов и ваз. Ни быстро, ни медленно, не убегая и не догоняя свое время — лишь возвращаясь к маршруту.

Распахнув следующие двери, светлого ясеня и серебряной ковки, он вошел во внутренний дворик, остановился и осмотрелся по сторонам. Пересохший фонтан серого гранита в центре, забитый налетевшей ржавою листвою больше походил на клумбу. Засохшие деревья тянули к нему свои голые ветви, будто моля напоить их... В высокой, ломкой траве, желтой и мертвой, белели косточки певчих птиц. Чуть-чуть покачивались качели, позвякивая струями серебренных цепей, да стремительным потоком куда-то текла по небу плотная масса облаков.

Он опустил голову, оторвав взгляд от колодца замковых стен, обрамлявших калейдоскопом уголок облачного неба, и продолжил свой путь. Толкнув двери эбенового дерева, покрытые затейливой резьбой, он вошел на кухню.

Очаг спал. Огромный, каменный, способный целиком зажарить быка, нынче он смахивал на летаргика, впавшего в забытье с открытым ртом... Стеллажи с кастрюлями и сковородами походили на ночлежку для бедняков, где теснилась брошенная на произвол судьбы посуда, безмолвная, бесправная и от того тихая и особенно неподвижная. Блюдца и тарелки громоздились друг на друга, не выдавая ни звуком своего недовольства от такого положения. Чашки выстроились рядком и застыли, понимая, что стоит потерять равновесие одной и прочие посыпятся на пол вслед за нею, а потому — покой, покой и тишина... В тусклой стали ножей, висящих на стене, отражалась каменная поверхность разделочной доски — засыпанная солью и пылью, холодная и безжизненная, как надгробие.

Он окинул вскользь кухню взглядом и отправился дальше.

Распахнув двери карельской березы, обитую медью по углам, вошел он в тронный зал. Неторопливой поступью прошелся вдоль пиршественных столов, уставленных кубками и чашами, графинами и фужерами. Не отрывая взгляда от трона, обогнул он места для нищих и нуждающихся, миновал места для мастеровых и алхимиков, обошел столы для вельмож и придворных магов. Подойдя вплотную, оглядел алую парчу обивки, золотые кружева ковки, почти такие же, как на собственной броне... Поднял голову и внимательно посмотрел на гербовой щит, прибитый в изголовье, затянутый паутиной, почти нечитаемый в полумраке зала...

Отвернулся и пошел прочь, той же размеренной походкой, что и всегда. Ни спеша. Ни опаздывая. По тому же маршруту, что и многие века до этого.

Открыв двери из каталокса, покрытых яшмовой инкрустацией в виде птиц, зверей и геометрических фигур, вошел он в игровую комнату. Вошел и остановился посреди изумрудно-зеленого ковра, внимательно присматриваясь к игрушкам... Ожидая подвоха.

Этой комнате он не доверял никогда.

Подозрительной выглядела лошадь-качалка, с ее вечной, доброжелательной ухмылкой. Подозрительными выглядели разбросанные по полу детали конструктора, и недособранная модель замка. Мячи и зайцы, мартышка с барабаном и плюшевый бегемот, что таращил тряпичные глазищи из полумрака кресла — все это могло в любой момент издать шум, а потому, было крайне подозрительно...

Он прислушался. Ему показалось, что за креслом бегемота послышался какой-то шорох. Вот, еще... Осторожно вытянув огромную, трехпалую лапу, такую тонкую в плече и необъятную в предплечье, он приподнял кресло над полом, и увидел маленькое, загадочное существо в кремовом платьице и с бантиком на голове.

- Хмммммм..... - Впервые за многие тысячи лет нарушил он молчание замка.

Существо вздрогнуло и обернулось. Он не увидел в глазах странной зверушки страха, но чувствовалось, что оно чем-то сильно расстроено.

- Кто? Ты? Такая? - Чеканя слог спросил он, не отпуская кресла из руки.

Существо внимательно смотрело на него, будто не решаясь заговорить. В конце концов, что-то определив для себя, оно ответило.

- Я - Девочка. Я потерялась. А ты — кто?

- Хмммммм..... - Он подошел к окну, открыл его, полюбовался водопадом радуги, стекающим на луг, где единороги рвали на клочки саблезубого тигра. Подошел к другому и некоторое время бесстрастно разглядывал кружащего в толще воды кита, обрамленного ореолом солнечного света. Девочек ни за одним из окон не наблюдалось.

- Я. Берегу. Сон. Принцессы… - в конце-концов ответил он, повернувшись к Девочке. - А ты. Должна. Уйти.

- Я бы ушла. - Та пожала плечами. - Да только куда? Вот, даже мишка не знает...

Он только теперь обратил внимание, что девочка сидит на полу в обнимку с маленьким плюшевым медведем.

- Я. Берегу. Сон. Принцессы. Ты. Должна. Уйти. - Он еще некоторое время постоял в игровой, будто размышляя над сложившейся ситуацией... И развернувшись к следующей двери, шагнул, что бы распахнуть створки из ели и слоновой кости.

Девочка встала на ноги, не отпуская мишку, шмыгнула носом и пошла за ним.

- А ты рыцарь Принцессы, да? - пропищала она из-за его спины, пока они проходили библиотеку. Книжные полки, из пола в потолок, вишневого, абрикосового, яблочного и персикового дерева, квадратными колоннами подпирали крышу.

- Я... Берегу... Сон Принцессы. - Казалось, ее вопрос заставил его задуматься. Он остановился, повернулся и внимательно посмотрел на Девочку, словно пытаясь что-то понять. Некоторое время так и стоял, пока что-то будто не щелкнуло у него в голове, приводя к искомому ответу.

- Ты. Должна. Уйти. - Он отвернулся и, под пристальным взглядом книжных корешков, кожаных и матерчатых, древесных и металлических, продолжил свой путь.

- Ну ты глупый какой... - Девочка начинала сердиться. - Куда же я пойду? Я потерялась, я тебе уже говорила... - Ее маленькие ножки семенили по паркету библиотеки, вслед его размашистому, мерному шагу.

Он не ответил. Дойдя до письменного стола в дальнем углу библиотеки, что был вырезан целиком из малахитовой глыбы, он остановился, уставившись на глобус, аквамариновым пузырем парившем в клетке из бронзовых параллелей и меридиан. Постояв так некоторое время, развернулся, и направился к дверям из кедра с разноцветным витражом в дальнем конце зала.

- А принцесса — она какая? - Тихонько подала Девочка голос. Видно было, что наедине с ним ей совсем не по себе.

- Принцесса. Спит. Ее нельзя. Будить. - Монотонно пробубнил он, шагая по коридору.

- А она давно спит? А почему она спит? А где она спит? - Было видно, что как и всякую Девочку, Принцесса ее очень интересовала.

- Принцесса... - На мгновение он запнулся. - Принцесса. Спит. Ее нельзя. Будить. Ты. Должна. Уйти...

- Вот ты зануда. - Девочка надулась и закусила губу. - Зануда и жадина...

- Принцесса... - Он остановился в конце коридора, глядя на молочно-белые двери, инкрустированные жемчугом и перламутром. - Принцесса. Спит. Ее. Нельзя. Будить.

Отвернувшись, он зашагал туда, откуда пришел. Девочка некоторое время постояла, решая, что ей делать, в конце-концов толкнула перламутровую дверь и проскользнула внутрь.

В комнату, сквозь плотные шторы белого цвета, просачивался рассеянный свет. Стены, драпированные снежным шелком и сахарным бархатом, гасили в себе звуки, как и плотный, сливочный ковер на полу, в котором Девочка тонула по щиколотку.

- Эй... Есть кто-нибудь? - тихонько шепнула она, крадясь на цыпочках к огромной кровати с балдахином в центре комнаты.

Ответом была лишь тишина. Девочка осторожно взялась за край балдахина, приподняла его... И разочарованно отбросив от себя, со всех ног побежала догонять своего невольного спутника.

- Эй! Ээээй!! - Закричала она ему в спину, лишь только настигла. - Ты мне соврал!

- Принцессу! Нельзя! Будить. - Он резко развернулся, уставившись на Девочку единственным глазом посреди шарообразной головы. - Нельзя... Шуметь.

- Ты мне соврал! - Девочка сердито топнула ногой. - Я была в спальне, она пустая! Нет никакой Принцессы!

Судорога прокатилась по его телу. Будто кукла на ниточках, в руках неумелого кукольника, он переставил ногу в сторону девочки, вторую... Протянул к ней руку...

- Где... Принцесса? - Задал он вопрос.

- Да откуда ж я знаю. - Девочка пожала плечами. - Я зашла, а там нет никого...

- Где! Принцесса? - В его голосе почувствовалась ярость.

- Да не знаю я... Ты меня обижаешь. - Она сделала шаг назад, со страхом глядя на него. - И пугаешь...

- Верни. Принцессу...? - Он сделал еще один неуклюжий шаг в ее сторону, опираясь на колонну.

- Да как же я тебе ее верну... Вот точно ты глупый какой. - Ее личико скорчилось в боязливой гримасе, будто Девочка была готова вот-вот расплакаться. - Ты меня обижаешь...

Верни!!!! Принцессу!!!! - Закричал он и кинулся вдогонку Девочке.

И та побежала. Побежала через библиотеку, где книги пытались спикировать ей на голову и заклевать, а позади страшно и дико кричали, и крик тот был, словно звук раздираемого надвое листа старого железа. Бежала через тронный зал, где столы от сквозняка бесстыдно задирали юбки-скатерти, дрожали хрусталем, латунью и серебром посуды, отвлекая его от погони, и мелькали руки вороненой стали, разрывающие ткань, переламывающие хребты столешницам из обтесанных буковых бревен... Из кухни, во двор, и в парадную, где бюсты и портреты провожали ее взглядами. Фарфоровые вазы кидались под Его ноги, а рыцарские латы, даром, что пустые, перехватив оружие, пытались зацепить его своими алебардами...

- Верни... Принцессу. - Он медленно подошел к Девочке, спиной прижавшейся к воротам красного дерева и бронзы. Протянул руку, обманчиво медленную и неторопливую... Быстро и ловко схватил Ее, и поднеся добычу к самому своему единственному глазу, вновь повторил:

- Верни. Принцессу!

- Ты мне больно делаешь! - Девочка опять скривила мордашку и заплакала. - Тесно... Больно... Помогите... Кто-нибудь...

Она повернула заплаканное лицо к плюшевому медведю, которого все это время так и держала в руке.

- Мишка... Мишка, пожалуйста, мне больно... Помоги!

Его глаз дернулся к игрушечному медведю, вновь перешел на девочку. Все три зрачка сузились до размера булавочной головки, взгляд тонкими иглами впился в жертву.

- Верни.....

Она почувствовала шевеление в руке. Повернулась, и успела увидеть, как мишка высвободился, плюхнулся на землю... Потер ушибленное место, встал, достал откуда-то маленький серебряный горн с красным флажком и затрубил.

Высокий, чистый звук пронесся по Замку. Переполошенными чайками встрепенулись шторы на окнах. Завертелись, перелистывая страницы, сорвавшиеся с полок книги. Затрепетали гобелены с побледневшими лицами героев и злодеев, задрожали все двери в Замке — деревянные и металлические, с украшениями из кости, рога и драгоценного камня... Ожила резьба, танцем рисунка истребляя стылую неподвижность.

Мишка затрубил во второй раз. Циклоп схватился свободной рукой за голову и застонал... Где-то на кухне проснулся очаг, широко зевнул и полыхнуло пламя, запахло жареным и печеным, а кружки вперемешку с тарелками посыпались на пол, изгоняя из замка тишину неповторимым звоном бьющейся посуды. Пересохший фонтан во дворе пустил струю воды, ржавой и мутной поначалу, но быстро ставшей чистой и прозрачной... Поток вымыл листья, хлынул на землю, к деревьям, и те, наливаясь упругостью и гибкостью ветвей, покрылись почками, а затем и листвой. Птицы, красные, синие и желтые, взмыли из высокой зеленой травы и защебетали на ветвях деревьев.

Мишка затрубил раз в третий и распахнулись окна в игровой комнате. Дети, радостные и веселые, ворвались через те окна, облепили лошадку-качалку и кресло с бегемотом, расхватали зайцев и мартышек... Застучали по полу мячи, громкие детские голоса гнали из замка прочь затхлость и уныние.

Пыль выметало свежим воздухом. Паутина рвалась от прикосновений и сквозняка... Запах старости, настоянный тысячелетиями, улетучился в одно мгновение.

- Нееет.... Неееет!!!!! - Закричал Циклоп. - Ты.. Должна.. Уйти!!!!

Одним пинком он открыл парадные врата и широко размахнувшись, швырнул девочку в черную пустоту за пределами замка.

- Мишка! Мииишкааа! - Заплакала она, чувствуя, что падает, распадается на части. Растворяется в темноте и звездах...

…Она проснулась. Некоторое время полежала в темноте, привыкая к тому, чтобы быть самой собой. Потом вспомнила, что закрывала на ночь шторы, встала из кровати и распахнула их.

Свет хлынул на нее плотным потоком, и что бы не задохнуться в нем, она на секунду зажмурилась. Отожмурила один глаз и хитро глянула на солнышко... Прошествовала в коридор, к зеркалу, и оттуда, на весь мир, гордо провозгласила:

- Я — Принцесса!

Вернулась в кровать, стянула с журнального столика плюшевого медведя, с которым не расставалась с детства, и крепко обняв его, тихонько шепнула на ушко:

- Спасибо тебе, Страж. Ты опять меня спас... А сегодня, кстати, у меня — праздник. И на работу мы не-пой-дем!

P.S. Простое поздравление с праздником в непростой ситуации... С праздником! ))

Немимокрокодил

Не пропускайте новые статьи автора El Chupanibre, просто зарегистрируйтесь на Конте. Подробнее

Ваш комментарий сохранен и будет опубликован сразу после вашей авторизации.

0 новых комментариев

    ДРУГИЕ СТАТЬИ
    ANovoross Вчера 22:53 7455 54.83

    В Совфеде рассказали о последствиях ухода РФ из СЦКК для Донбасса и Украины

    Судя по всему, загнанный в угол как во внешней, так и во внутренней политике, Порошенко готовится идти ва-банк, решившись на военную авантюру с весьма предсказуемым финалом. Сенатор Клинцевич: «Думаю, что сегодня все столкнутся с широкомасштабной войной…» СММ ОБСЕ в своём отчёте сообщила, что МО РФ намерено отозвать российских офицеров из Совм...
    Colonel Cassad Вчера 22:48 3642 30.14

    Россия собирается отозвать своих офицеров из СЦКК

    По наводке с Вотта. В очередном отчете ОБСЕ о ситуации на Донбассе содержится интересная деталь. РФ уведомила ОБСЕ о том, собирается отозвать своих офицеров работающих в составе СЦКК. 14 декабря представитель Вооруженных сил Украины при Совместном центре контроля и координации (СЦКК) в штабе СЦКК, расположенном в подконтрольном правительству г. Соледар (79 км к...

    Обзор арабских СМИ (16.12.17)

    Советник президента США обвинил Катар и Турцию. Генерал-лейтенант СВ ВС США советник президента США по национальной безопасности Герберт Рэймонд Макмастер обвинил Катар и Турцию, заявив, что эти страны являются «главными спонсорами» радикальной исламистской идеологии. Турция отклонила эти обвинения как «безосновательные» и призвала США «прекратить все формы сотрудниче...
    Служба поддержи

    Яндекс.Метрика