• РЕГИСТРАЦИЯ

Первая часть: https://cont.ws/@elchupanibre/...


Дальше они молчали, до самого трактира. Да и в самом трактире заговорили не сразу. С хозяином заведения, здоровенным мужиком с короткой, легионерской стрижкой, Арман просто обменялся короткими кивками, после чего направился в дальний угол, увлекая Ноэля следом. И лишь устроившись за столом, после хмельного, горького, когда напряжение отпустило мышцы, а дурное, вязкое тепло растеклось по телу, старый инквизитор нарушил молчание.

- Знаешь что-нибудь о вампирах? - Искоса глянул он на молодого ученика, оторвавшись от созерцания содержимого кружки.

- Ну, они пьют кровь у людей. - Ноэль задумался, вспоминая. - Днем спят... В гробах, кажется. Света солнечного боятся. Чеснока. Серебро еще вроде...

- Свет — да. Чеснок — нет. Серебро... С серебром свои тонкости. Главное ты правильно сказал. Вампиры — спят.

Арман откинулся на спинку скамьи, задумчиво поплескал остатки эля в кружке, залпом выпил и брякнул пустую посуду на стол, потеряв к ней интерес.

- Спят они всегда. - Продолжил он, задумчиво глядя куда-то мимо собеседника. - Люди думают, что вампиры спят днем, а по ночам нападают на людей, но на самом деле, спят они всегда. Выбирают укромный уголок, обживают его, превращают в гнездо, или если хочешь — в спальню... И ложатся спать. Днем они редко для кого-то опасны, потому, что мало кто из людей спит днем. Люди преимущественно спят ночью.

Ноэль молча слушал старика. В его собственной кружке еще оставалось хмельного на несколько глотков, но пить сейчас виделось неуместным и не вежливым... Кроме того, казалось, что вот этот жалкий остаток горького, отдающего паленым сухарем напитка, служит ему последним спасением от того, что ему сейчас рассказывали. Вот дослушает до конца, хлебнет лихо залпом, на манер учителя, последнее из кружки — и пропадут мороки, отползут в свои углы тени, прижавшись к ногам посетителей, как побитые собаки...

- Вампиры охотятся на людей в их снах. - Арман достал из рукава кожаный мешочек, отсчитал несколько медяков, и спрятав мешочек обратно, бросил мелочь на стол. Нахмурился, взял одну монету, и принялся вертеть в пальцах, пытаясь раскрутить ее волчком на столе.

- Человек, уснув, становится им доступен? - Подал голос Ноэль.

- Молодец, соображаешь. - Старый инквизитор довольно хмыкнул, постукивая медяком по столу.

Обожженная глина кружек, темные разводы древесины столов, отливающая красным медь денег и почти черная ржавчина остатков эля — трактир по своему боролся с блеклой хмарью городского неба, вытесняя ее из душ людей коричневым всех оттенков. Это был не алый, не бирюзовый и не изумрудный, не охра и не пурпур. Но зато это был и не вездесущий серый, что стекал по набухшему, сырому небу на крыши и стены домов, в глаза и рты горожан, наполняя их равнодушием и тоской.

- Ну, не всякий человек, конечно. - Арман все же раскрутил монету, и та теперь танцевала, кружась рядом с неподвижными телами своих сестер. - Должна быть определенная чувствительность... Готовность, что ли, быть выпитым. Кстати, да, пьют именно кровь, хотя как они это делают — я понятия не имею. Вампир берет подходящего ему человека под контроль, уводит в укромное место и выпивает досуха. И тело потом находят очень, очень редко...

- Но они же спят? - Ноэль задумался. - Спят... Всегда? И люди, на которых они охотятся — тоже спят?

- Да. Спят. - Старик невесело улыбнулся. - И на самом деле все это им просто снится. Правда, нашу работу это легче не делает: Мертвеца в канализации ты видел, и попал он туда, безусловно, во сне. Хотя, должен заметить, обычно вампиры прячут тела своих жертв лучше. Намного лучше.

Медяк, теряя инерцию, из последних сил сделал еще несколько вихляющих па и неподвижно замер, лишившись той жизни, что была подарена ему взаймы.

- И мне это совсем не нравится. - Прошептал Арман, не отрывая взгляда от монет на столе.

- А зачем им прятать тела? Я всегда думал, что вампиры никого не боятся? - Ноэль с тоской заглянул в свою кружку. Нестерпимо хотелось допить остатки... И все же он удержался.

Старик согласно кивнул.

- Нет на свете никого сильнее, страшнее, свирепее и безжалостнее вампира. Нет никого быстрее и проворнее. Красота их не от бога, но для многих, эти твари прекрасны... Правда, для всего этого есть одно маленькое ограничение.

Он наклонился чуть вперед и поставив локти на стол, как-то странно, будто оценивающе глянул на юношу.

- Ограничение это состоит в том, что все это происходит лишь во снах. И основано на вере самих вампиров в свою исключительность, особенность... Силу, красоту. Во сне они такие, какими себя видят сами. В реальности... Я расковыривал такие гнезда-спальни, Ноэль. Поверь, чем дальше заходит, тем сильнее содержимое гнезда отличается от того, что охотится за людьми по ночам. Они уязвимы в нашем мире, парень... Слабы и почти беззащитны. И потому, тщательно заметают следы, не желая быть найденными.

- А как... - В голове у молодого послушника все спуталось.

Вампиры, сны, гнезда и люди, путешествующие необъяснимым образом по запертой канализации... Во всем этом, казалось, не было никакой логики, и пытаясь найти точку опоры, он открыл рот, соображая, какой вопрос будет задать правильно...

- Возрадуйтесь, братья и сестры! - Грохнуло почти над самым ухом. - Теофилиус Смайтс спасет нас своей проповедью и молитвой!

Ноэль испуганно вжал голову в плечи и развернулся всем телом к источнику шума. Смайтист, не тот, которого они видели на перекрестке, другой — низенький, полный, похожий на жабу, уперев руки в боки, стоял посреди трактира, с довольным видом оглядывая помещение. Рукава его были закатаны по локоть, обнажая сухие и жилистые предплечья, что при толщине его живота казалось даже немного странным. На широких, лягушачьих губах смайтиста играла лукавая улыбка.

- Сегодня проповедь! Кто из вас, никчемные богохульники, осмелится пропустить ее?

- Парень решил подраться. - Арман пожал плечами. - Что ж, тоже способ привлечь паству... Но мы с тобой можем идти, так как основное уже обсудили. А здесь сейчас будет глупо и некрасиво. Доминик терпеть не может задир и провокаторов в своем трактире...

Послушник наконец-то залпом опрокинул в себя остатки эля и поспешил за наставником. Уйти им, правда, удалось недалеко.

- Брат? - Жабомордый, оценив монашеское одеяние Армана, заступил ему дорогу. - Уверен, ты спешишь на сегодняшнюю проповедь?

- Я не читаю проповедей и особо их не слушаю. - Арман бросил на смайтиста невыразительный взгляд. - Но если вы хотите моего внимания, я готов услышать вашу Исповедь...

Улыбка жабомордого погасла.

- Я не хотел... Я не думал...

- Думать надо было раньше, перед тем, как вы решили посетить трактир Доминика Дотошного. - Арман вздохнул. - А вот прямо сейчас он стоит у вас за спиной, и мы бы хотели покинуть помещение до того, как он начнет вам объяснять, почему смайтистам в его заведении не рады. Вы позволите?

Он обогнул остолбеневшего проповедника, и направился к выходу, обменявшись с хозяином заведения, короткими кивками. Ноэль поспешил следом, успев заметить, как последний берет одной рукой жабомордого за ухо, разворачивая к себе. Во второй красовалась тяжелая, окованная железными кольцами дубинка...

- Насилие. Что бы ты ни делал, в этом городе можно что-то изменить только насилием. - Тяжело вздохнул Арман, выйдя на улицу. - Что бы ты ни делал...

- Но ведь он вас не тронул? И для этого вам даже не пришлось его бить, я это заметил. - Ноэль задумался. - Что-то... Вы сказали что-то про то, что готовы выслушать его исповедь?

- Ага. Исповедь. - Арман плотно сжал губы, будто не желая говорить об этом. На мгновение вертикальная морщина пересекла его лоб. - В наше время люди боятся Исповеди. Ее и раньше-то не всякий был способен пережить, а сейчас... Пойдем, что ли в монастырь? Себастиан, поди уже рвет и мечет от того, что мы с ним не поделились новостями сразу.

Обратно шли молча. Торопился старый инквизитор, спешил, вслед ему ученик, кожей ощущая неприветливость, неуютность городских улиц. И лишь когда массивная стальная дверь черного хода захлопнулась за ними, напряжение ушло, сменившись сонливой усталостью.

- Снять сапоги и вытянуть ноги. - Буркнул Арман, войдя в часовню... И остановился, удивленно склонив голову на бок.

- У нас гости, дружище! - Торжественный голос Себастиана прозвучал откуда-то сверху, на манер гласа небесного.

- Это я вижу. - Ноэль с удивлением наблюдал, как его учитель на глазах превращался в старого, желчного зануду. - Зато, я почему-то не вижу тебя... Ты от нее спрятался? Или от меня?

- Мне кажется, он спрятался от нас обоих.

Женщина средних лет, уютно устроившаяся в красном бархатном кресле у алтаря очаровательно улыбнулась. Пышнотелая, светловолосая, была она похожа на свежую, сдобную выпечку господина Псампье, пекаря в шестом поколении, чья пекарня располагалась на улице Медовой. Впрочем, нельзя не заметить, что были на этой улице и другие заведения.

- Ахемм... Я напоил нашу гостью чаем и теперь мне срочно нужно найти одну книгу... - Голос Себастиана звучал смущенно. - Но мне кажется, она чем-то встревожена, Арман. Тебе стоит обратить внимание...

- Не вежливо, дорогуша, говорить о присутствующей даме в третьем лице, между прочим.

Гостья строго посмотрела на потолок, будто ожидала увидеть там провинившегося священника, но в своей естественной среде тот был неуловим. Лишь особенно виноватое молчание свидетельствовало о том, что упрек дамы попал в цель. Почувствовав это, она решила сменить гнев на милость.

- Но твой чай великолепен, милый. Что это было? Ты поделишься со мной рецептом?

- Ладно, Клеменс. Рассказывай, что у тебя случилось. - Арман шлепнулся на кучу подушек на любимом диванчике Себастиана. - Нужно было что-то из ряда вон, что бы ты решила здесь показаться...

Ноэль, скромно примостившийся на краешке стола, заваленного доспехами, обратил внимание, что женщина действительно выглядела взволнованной, хотя и державшей себя в руках.

- У меня проблемы, Ари. - Клеменс с надеждой посмотрела на старого инквизитора. - И мне очень нужна твоя помощь.

- Обычно мы обращаемся за помощью к тебе, Клеменс. - Арман усмехнулся. - Рассказывай, я внимательно слушаю тебя.

Женщина глубоко вздохнула, с сомнением глянула на Ноэля, но приняв какое-то решение про себя, снова повернулась к Арману.

- Если очень просто, то одна из моих девочек принимала у себя в комнате клиента. Богатого клиента. Он оплатил всю ночь вперед, сказал, что не хочет возвращаться домой и переночует у нас. А на утро... На утро он пропал.

- Почему ты думаешь, что он «пропал»? - Арман приподнял одну бровь. - Может он просто проснулся и ушел?

- Остались вещи. Одежда. - Клеменс пожала плечами. - Внизу стоит охрана, и мальчики никого не видели. А они у меня очень внимательные к деталям... Ты же знаешь, Ари, в нашем деле именно детали порой говорят, заработает девочка денег, или же ей изрежут все лицо.

- Знаю. - Арман кивнул. - Само по себе дело неприятное, конечно. Но не могла бы ты объяснить, что заставило тебя прийти ко мне за помощью... И почему именно ко мне?

Женщина задумчиво закусила губу.

- Не знаю, как тебе объяснить, Ари. Я нутром чую, что-то с этим исчезновением неладно... Это не просто воры, или похитители, это что-то больше. Женская интуиция, если хочешь.

- Я был бы идиотом, если бы не верил женской интуиции. - Инквизитор запрокинул голову и посмотрел на потолок. - Это был... Не очень простой гость, да?

Клеменс склонилась к его уху и что-то шепнула. Тот удивленно присвистнул.

- Теперь понимаешь, Ари? Если мы не найдем его, то у меня будут очень большие проблемы... Если меня обвинят в причастности к его исчезновению. А меня обязательно обвинят.

- Ты потрясающе хорошо держишься для женщины, которой грозит виселица. - Арман тяжело вздохнул и с кряхтением встал с дивана. - А я-то надеялся на ранний отдых сегодня... Пойдем, Ноэль, день еще явно не закончился.

Первое, что они увидели, когда добрались до салона мадам Клеменс, это был крупный лист бумаги, намертво приклеенный какой-то дрянью к дверям.

«Великолепные и неповторимые, душеспасительные проповеди Теофилиуса Смайтса! Сегодня вечером и каждым вечером — приходите спасти свою душу!» - Успел прочитать Ноэль.

- Какая гадость... - Поморщилась Клеменс. — Надо сказать мальчикам, что бы содрали ее немедленно.

- Новую наклеют. - Пожал плечами Арман. - Лучше договорись со смайтистами об аренде своей двери под размещение религиозной рекламы. Это язык, который они хорошо понимают.

- В тебе погиб торговец, Ари. - Клеменс сокрушенно покачала головой, толкнула дверь и вошла внутрь. Ее спутники шагнули следом.

Ноэль часто слышал от отца Огюста недовольное брюзжание по поводу злачных мест, что являются, ни много ни мало, преддверием Подземного Мрака на Земле. Судя по словам монастырского кастеляна, стоило сделать лишь шаг в такое заведение, и можно было считать себя погибшим для Небес: Душа твоя, проклятая неосмотрительным визитом в место соблазна, становилась обречена на вековечное скитание в темноте. Так рассказывал им отец Огюст, желая спасти их невинные души (А кто бы усомнился в его стремлениях?), и глаза его горели странным, удивительным огнем. Ноэлю всегда казалось, что вот-вот старый священник ринется сам в это логово Мрака, дабы закрыть своим старым, дородным телом путь к греху, во спасение молодых послушников. По крайней мере, истории его звучали, словно байки бывалого ветерана подобных битв...

В заведении было тепло, уютно и мило. Кедровые панели, в половину высоты стены, удачно сочетались с мебелью в стиле рококо, что игриво скрадывала прямые линии помещения, расположившись вдоль стен. Персиковые тканевые обои с золотым узором тянулись от края панелей к потолку, завершая ощущение... Не роскоши, нет, скорее радушного, доброжелательного гостеприимства.

Помещение смахивало на хозяйку.

За той небольшой разницей, что мадам Клеменс уже давно была на ногах, а салон все еще спал, самым бессовестным образом. Господа инквизиторы прибыли как раз к обеду, а в это время заведение, чье урочное время — вечер, ночь и самый краешек утра, только начинало просыпаться. Кто-то еще усердно сопел в атласную подушку, кто-то брел к туалетной комнате, почесывая сквозь тонкое кружево пеньюара защипанный до синяков зад, а кто-то уже добрался до кухни, и оттуда тянулся соблазнительный, богатый аромат свежесваренного кофе, что сам по себе был искусом, посланным человечеству на погибель.

Как будто антуража для этого аромата было недостаточно.

Арман потянул носом, глубоко вздохнул и завистливо покосился на госпожу Клеменс.

- Богато живете, сударыня. В наши времена, не всякий аристократ может себе позволить чашечку кофейку...

- Ари, ну ты же знаешь. - Госпожа Клеменс тепло улыбнулась в ответ. - Я тщательно подбираю гостей своим девочкам. Аристократы? Фи, как можно... Если хочешь не отставать от этого мира, надо идти в ногу с ним. И должна тебе заметить, ноги эти последнее время все больше обуты в чиновничьи туфли, чем в солдатские сапоги...

Она хлопнула в ладоши, и со стороны кухни, откуда-то из коридора вынырнул человек. Мощного телосложения, с длинными руками, чуть ссутуленный, словно дорого пошитый костюм лакея был ему мал, человек коротко кивнул госпоже Клеменс и уставился на монахов черными, внимательными глазами.

- Эдмонд, распорядись, что бы гостям приготовили по чашечке кофе.

- И чего-нибудь пожрать — Буркнул Арман. - В конце концов, мы и пообедать толком не успели.

- Эдмонд, кофе и обед гостям. Будь так добр. - Их спутница хлопнула в ладоши и мужчина, коротко кивнув, ретировался на кухню.

- Это займет несколько минут... - Клеменс нерешительно глянула на Армана. - Вы...

- Ждать не будем. Время тикает... Ты говорила, это наверху?

- Да, комната Агнис на облачном этаже. Я распоряжусь, что бы вам подготовили завтрак, пока вы работаете.

Облачный этаж поразил воображение Ноэля. Обои небесно-голубого цвета, такого, что те, кто постарше, уже давным-давно и не видели на небесах, а молодежь никогда и не знала. Облака, легкие, белые, еле обозначенной дымкой были запечатлены на верхней части стен и потолке. Понятно, что при всем замечательном мастерстве художника, все это отчетливо воспринималось как рисунок, замена настоящему небу. Но попытку... Попытку можно было засчитать.

- Я узнаю этот стиль. - Арман ткнул пальцем в облачко, что лениво пригрелось у потолочной люстры. - Мне кажется, этот же парень расписывал потолок главного собора...

- Не только в храмах тоскуют по Небесам. - Мадам Клеменс пожала плечами. - Удивлен?

- Чем, тем что люди везде остаются людьми, вне зависимости от декораций? - Старый инквизитор пожал плечами. - Клеменс, зачем нам эти игры? Мы ведь давным давно уже все поняли про устройство этого мира... Какая из комнат?

Агнес не была похожа ни на жительницу Облачных Небес, ни на мрачную демонессу Подземного Мрака, как ни убеждал Ноэля в обратном в свое время отец Огюст. Высокая, стройная, телосложения скорее крепкого, чем утонченного, девушка все же была по своему мила. Светловолосая, с высокой крепкой грудью, что Ноэль смог отчетливо разглядеть сквозь то немногое, что было на ней надето, обладала девица еще и каким-то удивительным шармом, располагала к себе простотой улыбки, прямотой взгляда: Без той капризной, жеманной кокетливости, что характерна для людей профессий, включавших в себя принужденность ко лжи.

Улыбку Ноэль оценил все же во вторую очередь, после того, как внимательно изучил грудь.

- Значит ты проснулась, а его уже небыло? - В то время, пока молодой послушник изучал место преступления в наиболее преступных местах, Арман не тратил время зря, сразу перейдя к допросу.

- Да, ваше священство. Одежда его осталась там, где он ее бросил, а сам будто под землю провалился.

- Мог и провалится... - Старик инквизитор задумался. - Клеменс, ты не смотрела в подвале?

- И в подвале и на чердаке. - мадам пожала плечами и горестно вздохнула. - Эдмонд и Пьер осмотрели весь особняк и даже немного повздорили с соседями, как я поняла, в поисках тела.

- Понятно. - Арман снова повернулся к Агнес и взяв ее за подбородок, внимательно посмотрел в глаза. - Ты же понимаешь, девочка, что вся эта история, если что, выйдет боком тебе в первую очередь?

Девушка спокойно вернула взгляд инквизитору.

- Ваше священство, я во всяких домах бывала. И начала заниматься своим ремеслом не от хорошей жизни. Никто и никогда не относился ко мне так хорошо, как мадам, и не в моих интересах все портить.

Арман отпустил лицо Агнес, отвернулся и подойдя к окну, задумчиво уставился на улицу. Ноэль молчал, не зная, чем ему должно заняться в этой ситуации.

- Третий этаж. Ни лепнины, ни балконов. Крыша?

- Гаргульи. - Лаконично отозвалась Клеменс. - Они стоили нам больших денег.

- Мнда. Ты серьезно подошла к вопросу безопасности... Если бы похитители решили прокрасться к тебе через крышу, то Эдмонд на данный момент все еще отмывал бы мостовую перед салоном. Ты права, тут и правда что-то не то.

Арман отошел от окна и бросил мимолетный взгляд на Агнес, застывшую в напряженном молчании. Девушка смотрела на старика без страха и обиды, но недоверчиво, как смотрит на противника воин, ожидая от того первого замаха.

- Ты можешь отпустить это. - Неожиданно сказал он. - Я уже давно в своем деле и точно знаю, когда имеет смысл привлекать человека к Исповеди, а когда нет... Думаю, госпожа Клеменс имеет полное основание тебе верить.

Девушка не ответила, но напряжение в ее позе ушло.

- Ты не будешь против, если мы осмотрим комнату?

«Да он же... Он просит у нее прощения!» - Неожиданно понял Ноэль. Это было совершенно неожиданно и непонятно. Инквизитор, просящий прощения у девицы из салона мадам Клементины...

- Да, конечно.

Агнес торопливо кивнула, и не могло быть более явного знака, что она приняла эту просьбу и пытается дать в ответ понять, что прощение — вот оно, столь же очевидное и наглядное, как и ее тело под полупрозрачным пеньюаром; что девушка не держит зла на вредного старика...

- Ну и отлично. - Арман повернулся к ученику. - Ноэль, мальчик мой... Будь, пожалуйста внимателен к деталям, хорошо? Если я правильно понимаю ситуацию, то мы ищем любой признак нарушения... Ааа, к чему умные слова. В общем, нас с тобой сейчас интересует все необычное.

- Клеменс? - Он повернулся к мадам. - Это однозначно что-то не от мира сего. Так что, даже если мы ничего не найдем, то ты можешь рассчитывать на мое слово и связи.

- Деньги, деньги... - Женщина тяжело вздохнула. - Они выпьют из нас последнее своими законами, пустят по миру. Понимаю, как это звучит, но мои девочки заслуживают нормальной жизни...

- Значит, еще лучше будет, если мы что-нибудь найдем. - Арман пожал плечами и снова перевел взгляд на Ноэля. - Приступим?

Как оказалось, в непростом деле наведения беспорядка, старый инквизитор оказался асом. Постельное белье на кровати моментально превратилось в неопрятную кучу ткани, что в ужасе прильнула к скомканной туше перины, выброшенной на пол. Шкаф был распахнут, и Арман, словно в разверстое чрево чудовища, запустил туда свои костлявые, сухие руки. Наружу, одно за другим, изымались платья и наряды... Груда интернированного текстиля на полу росла, и на мгновение, Ноэлю даже показалось, что старик хочет не найти тело, а спрятать его. Тут же вспомнились беспорядочно разбросанные доспехи на полу часовни.

Стоять без дела не годилось. Старый инквизитор заражал своим рвением, вызывал у стоящих праздно, ощущение собственной никчемности. Клеменс подошла к окну, оперлась на подоконник и уставилась вниз, делая вид, что не замечает творящегося беспорядка. Агнес скрестила руки на груди и нагнув голову, мрачно, исподлобья разглядывала, как из шкафа, один за другим вылетают ее наряды и немедленно отправляются в растущую кучу на полу.

Ноэль подошел к комоду, положил на него руку и не удержавшись, вопросительно глянул на Агнес. Та молча пожала плечами, но в светлых, янтарных глазах ее встала какая-то странная, не знакомая доселе юноше боль... Он не решился. Убрал руку и отошел, делая вид, что ужасно заинтересовался туалетным столиком, заставленным разнообразными баночками, флаконами и бутылочками. Присел перед столиком на корточки, и с серьезным лицом принялся вычитывать этикетки на сосудах.

«Волшебная Притирка Господина Меркуццио, Аптекаря и Целителя»... «Фиалковые Духи Гроссмейстера Ароматов Лурье»... «Чудодейственная Пыльца Фей от Торговой Компании Арнольд Виччи и Сыновья»... «Перетопленный Жир Тролля. Избавлен от вонючести, смешан с сушеной ромашкою и расфасован на трапперской мануфактуре Артели Братьев Смирновых»...

То, что жир тролля используется в женской косметике, Ноэль узнал впервые. Как и то, что этот продукт вообще добывается. Не говоря уже о том, что необычная фамилия «Смирнофф» вообще поразила его воображение. Озадаченный, он поднял взгляд на зеркало, установленное на туалетном столике, что бы не оборачиваясь, оценить ущерб, который его учитель успел нанести гардеробу девицы Агнес... И замер. Заморгал, нахмурился, быстро обернулся к камину, пытаясь понять, что он увидел. Снова повернулся к зеркалу, сравнивая с увиденным за спиной.

- А...Арман. - Заикаясь позвал он, позабыв порядки и титулы. - Я кажется нашел...

Старик отреагировал мгновенно. Бросив бесполезные наряды, он одним широким шагом оказался рядом с учеником. Ноэль молча ткнул пальцем в зеркало.

Из камина свисала рука. Белая, с синеватым отливом, повернутая к ним открытой ладонью, она отчетливо была видна в зеркале из этого угла комнаты.

- Так. - Сказал старик инквизитор. Обернулся к камину, что бы убедится, что по эту сторону зеркала никакой руки нет. И снова уставился на отражение.

Каким-то неуловимым чувством, что особенно обострено у молодых людей, юноша почувствовал близость госпожи Клеменс и Агнес. Женщины поспешили увидеть, что же там нашли господа инквизиторы... В глазах мадам теперь читался откровенный ужас. Агнес... На секунду Ноэль даже подумал, что девица сейчас схватит со столика что-нибудь потяжелей, и зеркало разлетится на тысячу кусков, дополняя беспорядок учиненный Арманом.

- Нет. - Старик заступил девице дорогу. Вероятно, ему в голову пришла та же мысль. - Нам нужно это тело. Все отойдите... Ноэль? Хочешь загадку?

- Нет. Я не хочу загадку. - Честно ответил парень. - Но вы ее все равно расскажете.

- Я все больше радуюсь тому, что преподобный Огюст сплавил нам тебя. - Арман похлопал ученика по плечу, и подошел к камину. - Мне отсюда не видно, направляй меня.

Старик засучил рукав, сунул руку в дымоход и принялся там шарить.

- Левее... Левее... Чуть-чуть ниже. - Комментировал юноша, догадавшийся о том, что задумал старик. - Да, почти... Вот, вы его подцепили.

Медленно, осторожно, Арман сделал вид, что тянет что-то из камина, заставляя своего зазеркального двойника повторять свои движения. Отличие было лишь в том, что в руке отражения была крепко стиснута злополучная рука уже вывалившегося из камина трупа.

- Почему... Вампир.. Не отражается... В зеркале...?

Шаг за шагом инквизитор приближался к зеркалу, и его отражение с той стороны, волокло тело по полу за руку, идя навстречу.

- Не знаю... - Ноэль понимал, что ответ должен быть очень простым, но почему-то голова сейчас совершенно не работала. За приближением тела он наблюдал с тем же подымающимся ужасом, что и прижавшиеся к стене женщины за его спиной.

- Это просто, мальчик мой... - Арман сделал еще пару шагов. - Ты не мог бы убрать с туалетного столика все лишние предметы?

Флаконы и шкатулки полетели одной щедрой охапкой в кучу тряпья.

- Благодарю... Вампиры не отражаются в зеркалах...

Арман сделал последний шаг к туалетному столику и сделал вид, что подталкивает влекомое тело вперед. Его отражение, повторяя движения с идеальной синхронностью, подхватило труп и сунуло его головою вперед... В комнату.

По зеркалу пошла рябь.

- …потому, что одновременно могут быть... только... по одну его сторону.

Ноэль подскочил к столику и пока Арман, будто кукловод, заставлял свое отражение выталкивать тело чиновника из того мира в этот, принялся помогать, вцепившись в холодную, окоченевшую руку трупа и вытягивая на себя. Зазеркалье отдавало тело нехотя, будто тянуть приходилось из топкого, ледяного болота. Через несколько мгновений, покойник с легким стуком рухнул на деревянный паркет комнаты.

- Нам бы не помешала сейчас помощь Эдмонда, Клеменс... - Старик тяжело дышал.

Мадам, побледневшая, с широко распахнутыми глазами, кивнула и молча выскользнула за дверь. Ее потрясение было настолько велико, что выполнять просьбу гостя она кинулась лично.

Арман перевел взгляд на Агнес.

- Все это... - Он обвел рукой умело наведенный беспорядок. - Все это — малая плата.

Он указал на Ноэля.

- Вот ему... Его глазам ты обязана жизнью. Или, может, даже избавлением от участи, страшнее, чем потеря жизни. Ты знаешь, что становится с мертвецами, спрятанными в зазеркалье?

Не смотря на испуг, девушка держалась хорошо. Просто, молча, она покачала головой, показывая, что нет, она не знает.

- В зазеркалье нет места сразу отражению и его хозяину. - Арман уставился на мертвеца. - И рано или поздно, зеркало бы начало исторгать кого-то из них. Ну и прочие радости жизни бы начались, как то: Метания неупокоенной души, мертвецкий голод, фиксация на часто наблюдаемом человеке... Думаю, он пришел бы за тобой через неделю. Да, где-то через неделю.

Агнес подняла руку ко рту, ее глаза округлились от ужаса.

- Хорошая работа, парень. - Старик повернулся к Ноэлю. - Мы с такими покойниками сталкиваемся крайне редко и достаточно поздно. Обычно к этому моменту они успевают кого-нибудь затянуть к себе в зеркало, и извлечь их оттуда далеко не так просто. Хорошая работа...

Он снова бросил короткий взгляд на девушку.

- Я думаю, ты заслужил себе приличную скидку.

Ноэль покраснел и потупился.

- Брат Арман, я не думаю...

А, прекрати... - Инквизитор махнул рукой. - Мы все же в борделе.

Присев над трупом, он повернул его так, что бы стала видна шея.

- Видишь? - Ноэль уставился на маленькие, аккуратные дырочки на коже. - Это наш... Тот же, что оставил тело в канализации. Только этого спрятал чуть получше.

Арман поднял взгляд на зеркало, поморщился и снова уставился на труп.

- Самую малость. Самую, самую малость получше... Агнес, милая, от чего бы тебе позже не избавится от зеркала? Я имею в виду совсем, продавать его теперь было бы несколько... неправильно.

- С удовольствием. - Девушка вновь обрела дар речи. - А осколки?

- Заверни в мешок и разбей до мелкого песка. Его лучше всего будет высыпать в реку. Текущая вода порою очень кстати.

За дверью послышался скрип лестницы и легкий стук каблуков. Несколько секунд спустя, в комнату вкрадчиво просочился Эдмонд. За спиной его стояла мадам Клеменс, еще бледная, но уже пришедшая в свое нормальное состояние.

- Мне кажется, нас с тобой хотят пригласить на кофе, Ноэль. - Старый инквизитор подмигнул ученику и задумчиво глянул на хозяйку салона. - Ветчина? Белый хлеб? Сливки?

- А так же коньяк, либо херес по желанию. - Клеменс устало махнула рукой. - Пьера я отправила в полицию, пусть приходят. Эдмонд позаботится о теле. Вы двое... Вы же дождетесь прихода полицейских, я надеюсь?

- Не знаю. - Арман помрачнел. - Учитывая всю привлекательность твоего салона, по делу сюда они будут идти долго.

- Я снабдила Пьера определенно убедительной суммой. - Клеменс тяжело вздохнула. - Но это гораздо меньше, чем если бы я потеряла в суде. Честное слово, я предпочитаю зарабатывать на государственных чиновниках, а не обеспечивать их.

- Кофе! - Торжественно заявил Арман, направляясь к двери. - Прочее — прах, тлен, что ветер носит под Высоким Небом! Пойдем, мальчик мой, нас обещали напоить нектаром богов!

Уже на выходе, Ноэль не удержался, и обернувшись, посмотрел на Агнес. Та, в ответ, глянула на него и чуть заметно улыбнулась. Смутившись, он кивнул ей, увидев, что она кивнула в ответ, смутился еще больше и пробормотав под нос что-то ободрительное, выскочил из комнаты, вслед учителю. Спускаясь по скрипучей лестнице, он, неожиданно для себя, все же снова остановился и посмотрел наверх.

Агнес стояла в дверях и с той же, легкой улыбкой смотрела на него. Учитывая, как немного было на ней надето, зрелище было для него очень и очень непривычным.

Окончательно застеснявшись, Ноэль вжал голову в плечи и кубарем скатился по лестнице, вслед за Арманом и Клеменс.

Поздний завтрак, переходящий в ранний ужин, прошел в комнате хозяйки. К кофе, для господ инквизиторов расщедрились на сливки, свежайший белый хлеб, дефицитный апельсиновый джем, ветчину, остро пахнущий сыр и блюдо маринованных оливок. Арман откровенно наслаждался процессом поглощения еды, налегая на оливки и сыр. Ноэль же, по молодости лет особо не понимающий сложных вкусов, в основном уделял внимание ветчине и джему с белым хлебом. Сам же кофе, странный, черный и маслянистый, в маленькой чашечке, почти с наперсток размером, оставил юноше удивительное ощущение. Невероятно горький, провалившись в желудок, напиток расцвел в его груди ярким, огненным цветком, возвращая утраченные за день силы, обновляя надежды и веру. Ноэль, с раскрасневшимся, потным лицом, удивленно уставился на Армана, на госпожу Клеменс, что смеясь, любовались его реакцией на волшебное зелье. Тут, в ухоженном интерьере, в компании смеющихся людей, после вкусной еды и чашечки горячего, черного пламени, почти можно было забыть о том, что небо на улице затянуто серыми, низкими тучами, что идет дождь и что так уже очень давно, и возможно навсегда...

Вероятно, на это повлияла сумма, выделенная хозяйкой салона Пьеру, но полиция прибыла в идеальный срок. Достаточно поздно, что бы позволить гостям насладиться трапезой, но достаточно рано, что бы им не пришлось скучать. Хотя, лично Ноэлю было не до скуки: Салон уже давно проснулся, и девочки, наслышанные о произошедшем, сновали туда-сюда, будто случайно, мимо комнаты мадам Клеменс, в надежде, что-нибудь разнюхать. Одетые в свои рабочие наряды, для юного послушника они представляли собою весьма пикантный интерес. Не шла из головы улыбающаяся Агнес...

Дела со полицейскими завершили быстро. Армана знали и почему-то ужасно боялись, мадам Клеменс знали и боялись лишиться допуска к тем благам, что она предоставляла в этом пасмурном городе. Тело быстро погрузили на прибывшую повозку и неторопливо цокая подковами о мостовую, флегматичная пегая кобылка увезла куда-то в туман выуженного из зеркала покойника.

- Домой? Или сегодня ночуешь у мадам? - Арман прятал улыбку, но нутром Ноэль почуял, что в вопросе этом было что-то кроме спрятанного подтрунивания.

- Домой. Отец... Брат Себастиан ждет. - С наивной, юношеской важностью ответил ученик.

Улыбка Армана перестала быть тайной, и юноша понял, что сделал какой-то правильный выбор. Но спрашивать и гадать на эту тему не хотелось. «Потом поймешь» - Сам себе прошептал Ноэль, понимая, что именно это и услышит от старика.

Назад добрались быстро. Цветок огня, распустившийся в груди после принятия чашечки кофе будто наполнил послушника невероятной силой, и лишь когда за ними захлопнулась стальная дверь черного хода, легкая сонливость подкралась из темноты, для того, что бы лечь на плечи зябкой ношей. Сказывался тяжелый день, именно такой, как и обещал ему утром Арман.

Себастиан вновь что-то помешивал в котле своего алхимического аппарата. На этот раз пахло ароматными травами и курятиной.

- Куриный бульон! - Поприветствовал усталых путников длинноволосый патриарх, не вынимая свою замечательную деревянную ложку из посуды. - Лучший способ восстановить силы!

- Мы поужинали у Клеменс. - Арман рухнул в свое бархатное, потертое кресло. - Но думаю, кружечка бульона не помешает. Твои подопечные не обманули, Себастиан. Мы нашли по указанному адресу тело... И еще одно у Клеменс. В зеркале... Классический прием, но крайне неловко выполненный.

- А в канализации? - Себастиан был невозмутим.

- В канализации даже не пытались прятать, представь себе. При чем, я проверил, след от укуса один и тот же. То же расстояние между клыками, диаметр отверстий... Кстати, очень маленький, ощущение, будто имеем дело с карликом. Или очень маленькой женщиной. Или мужчиной.

- Или ребенком.

Себастиан зачерпнул ложкой бульон, осторожно подул и отхлебнул. Встав в позу мыслителя, устремил взгляд на потолок, и выдержав паузу, картинным жестом сеятеля метнул пригоршню соли в котел. Ноэлю ужасно захотелось увидеть, как старый толстяк варит кофе. Наклонившись к Арману, он зашептал на ухо...

- Это мысль. - Согласился старый инквизитор. - Надо попросить кофейных зерен у Клеменс. И пригласить ее саму, пусть тоже полюбуется... Я не хочу думать про детей, Себастиан. Ты себе представляешь, насколько это ужасно?

- Ты обязан думать про все возможные варианты, ты Инквизитор, Арман. - Строго ответил толстяк, перебирая в пальцах связку лавровых листьев.

Ноэлю было совершенно непонятно, по какому признаку старый монах отбирает то, что бросает в котел, но явно чувствовалась какая-то система.

- Лучше скажи, хватит ли тебе двух тел, что бы составить Гороскоп? - Арман вытянул ноги и принялся каблуком правого сапога скрести левый, пытаясь снять обувь.

- Чисто технически, это конечно возможно. - Себастиан пожал плечами. - Но результаты... Ты же знаешь, что идеальный гороскоп составляется по ТРЕМ точкам. Нам нужно ТРЕТЬЕ тело, дружище.

- Нам и первое особенно не нужно было. - Проворчал Арман, отбрасывая сапог в сторону. Второй он пытался снять руками, для чего скрючился в три погибели.

Ноэль, глядя на Армана, решился сам. Снял прохудившиеся веревочные туфли и аккуратно поставил их у огня на просушку. Босиком прошлепал обратно на себастианову кушетку и плюхнулся вновь, в блаженное тепло.

- Завтра подберем тебе обмундирование. - Старый инквизитор не смотрел на юношу, но Ноэль понял, что тот обращается к нему. - И себе что-нибудь из старых запасов достану. Впереди у нас крайне интересные события, как я понял. Себастиан, как думаешь, твои щеки вместятся хоть в один из всех этих шлемов, что ты разложил на книжных полках? Или они годятся теперь лишь для гнездования птиц?

- Я выделю пару своих подушек, что бы броня не висела на тебе, как на пугале. - Парировал толстяк. - В конце-концов, твоим старым костям не помешает хоть какая-то ласка, раз ты настолько позабыл Клеменс, что теперь ОНА бегает к тебе...

- Подушку лучше выдели Ноэлю на топчан. - При упоминании Клеменс, Арман беззлобно заулыбался. - Иначе сбежит от нас в бордель. Ты не представляешь себе, какая девочка положила там на него глаз...

Ноэль покраснел, но при упоминании о топчане, понял, что ужасно хочется спать. Вопросительно глянул он на Армана, и тот понял его правильно.

- Иди... - Инквизитор махнул рукой. - Это нам, старикам лишь бы поболтать, сна ни в одном глазу... Выспись хорошенько, завтра тяжелый день.

- Каждый день — тяжелый день. - Буркнул Ноэль, неохотно подымаясь с дивана.

- Видишь? Ты начинаешь понимать. - Какая-то искорка зажглась в глазах учителя. - Спокойной ночи, юноша. В твоих интересах сегодня не видеть снов.

(продолжение следует)

Немимокрокодил

Не пропускайте новые статьи автора El Chupanibre, просто зарегистрируйтесь на Конте. Подробнее

Ваш комментарий сохранен и будет опубликован сразу после вашей авторизации.

0 новых комментариев

    ДРУГИЕ СТАТЬИ
    vem Вчера 22:31 3274 31.97

    Эпично и красиво!

    Всего три свежих, но очень впечатляющих факта из жизни России1. Эстакады моста соединили с аркой Насколько воздушным и легким издалека кажется это фундаментальное сооружение. Кстати, в 2018 году РЖД начинает финансирование проекта моста на Сахалин!2.  Завод «Ямал СПГ». Многим казалось это безнадежным и невыгодным делом. Но вот уж...
    Бронислав Вчера 22:49 1870 12.00

    ИГИЛ - вторая попытка!

    "России24" сейчас вещает, что такого государства, как ИГИЛ, ещё не было.А Израиль? Разве он построен не на бандитской теоретической платформе?Вы читали второзаконие?Читайте цитаты из библии и не питайте иллюзий:Ветхий завет: Второзаконие. Глава 71 Когда введет тебя Господь, Бог твой, в землю, в которую ты идешь, чтоб овладеть ею, и изгонит от лица твоего многочисленны...
    red_odysseus Вчера 23:00 1698 21.08

    Курс на Запад. Часть первая. Истоки.

    Основная проблема патриотической общественности России заключается в том, что она считает, будто её представления о благе для страны совпадает с представлениями российской элиты и правящего класса, включая Президента. А это очевиднейшим образом не так. И к концу серии статей я берусь это наглядно продемонстрировать.В одном из предыдущих постов об олимпи...
    ПРОМО

    ВНИМАНИЕ! Ровенская АЭС объявляет набор! (ближайшее будущее)

    Внимание всем желающим! Объявляется набор на замещение вакансий руководящего, среднего и младшего состава на Ровенской атомной электростанции, в связи с полной люстрацией старых кадров и согласно курса на евроинтеграцию.Обновленная полностью декоммунизированная Ровенская АЭС нуждается в новых кадрах!Если Вы молодой безработный активист, стояли на Майдан...
    Служба поддержи

    Яндекс.Метрика