• РЕГИСТРАЦИЯ

Первая часть: https://cont.ws/@elchupanibre/...

Вторая частьhttps://cont.ws/@elchupanibre/...

Наспех проглотив сунутую под нос миску бульона, Ноэль ретировался на верхний этаж, где, едва раздевшись, тут же нырнул под одеяло. Не ясно было, то ли так повлияло пожелание Армана, то ли приготовленный Себастианом бульон, то ли усталость, накопившаяся за день, а может все сразу, но снов юноша действительно не видел. Провалившись в спасительную темноту, он вынырнул из нее поздним утром, тяжело, неповоротливо, как поднимается на поверхность насквозь сырое, но еще плавучее бревно.

С первого этажа доносились какие-то странные, лязгающие звуки.

Все тело болело, в голове стоял туман, почти такой же густой, как и на улице. Хотелось накрыться с головой и не вставать вообще. Никогда. Так и провести остаток дней — в тумане и под одеялом.

Ноэль осторожно встал на ноги, тщательно сложил постельное белье и аккуратной стопкой оставил на топчане. Натянув свое обычное монашеское платье, он медленными, аккуратными шажками, щадя пострадавшее от непривычной беготни по городу тело, спустился на первый этаж.

Арман рвал и метал. Выхватывал из кучи доспехов очередной, прикладывал к телу, скептически морщился и отбрасывал обратно, преимущественно на пол.

- Это все мусор, Себастиан! Чертов мусор, я тебе говорю. Хоть одна из этих кольчуг остановит пистолетную пулю? А арбалеты? Арбалеты, я тебя спрашиваю, хоть один из них можно скрытно пронести под плащом, а?

- Здесь есть несколько кольчуг, способных остановить пулю не только из пистоля, но даже из аркебузы. Не говоря уже о мушкетонной картечи. - Себастиан, в отличие от налившегося нервной злостью Армана, был спокоен и рассудителен. - Я тебе вчера говорил, что ты малость усох за последние двадцать лет, ты же меня не слушал. Ты меня никогда не слушаешь...

- Я слушаю тебя всегда. - Инквизитор отбросил очередной доспех и остановился посреди часовни, уперевшись одной рукой в бок, а другой собрав надо лбом прядь волос. - А, Ноэль... Проснулся. Присоединяйся, может тебе что-нибудь подойдет.

- Я бы рекомендовал тебе порыться под вторым столом слева, Арман. Там, как я помню, лежит охотничья броня Фабьена Младоволка. Она может тебе оказаться в пору... А для Ноэля может подойти Воробьиная Кольчуга. Помню, мне она несколько раз спасла жизнь в очень неприятных обстоятельствах...

Ноэль удивленно уставился на Себастиана. Представить себе, что толстяк в свое время был одного с ним размера... А тем более, что активно участвовал в чем-то, кроме алхимии и готовки? Нет, это было решительно выше его сил.

- Может ты и прав, может и прав... - Арман уже вытаскивал из под указанного стола стальную кирасу, с меховым подбоем и оторочкой. - Мальчик мой, Воробьиная Кольчуга висит на третьей стойке от алтаря, ты ее ни с чем не спутаешь. Снимай ее и тащи сюда...

Юноша нерешительно приблизился к указанной стойке. Доспех оказался кожаным колетом с высоким воротником-стойкой, обшитый кусками серого, невзрачного кольчужного полотна. Колечки были тонкие, маленькие, как эта куртка мог защитить хоть от чего-то, было совершенно непонятно.

Спорить со старшими не хотелось. В конце-концов, жизнь в монастыре приучила Ноэля, что если тебе что-либо давали, следовало брать и благодарить. Потому, что если благодарность выглядела не достаточно убедительной, данное могли тут же и отобрать, в назидание.

- Да, она. - Арман утвердительно кивнул, завидев в руках парня обшитую металлом куртку. - Но поверх монашеской рясы ты не оденешь это... Себастиан? У нас есть подходящие штаны, рубаха?

- Сапоги... - Задыхаясь от собственной наглости добавил Ноэль.

- Сапоги? - Вслух уже переспросил Арман, подмигнув юноше. - Мы же, в конце-концов, борцы со злом, нам не положено появляться на публике в веревочных туфлях...

- Возле стойки с доспехом стоял сундук. Если не ошибаюсь, Астор Стремительный сложил именно в него все свое барахло, перед тем, как покинуть орден... Должны быть и штаны и рубаха, сапоги и даже перчатки.

Ноэль бегом ринулся обратно к сундуку, не выпуская куртки из рук. Спохватился, вернулся к Арману, положил доспех бережно на стол поблизости и кинулся обратно.

- Оно лежало тут уже двадцать лет, никуда не исчезнет. - Насмешливо бросил вдогонку учитель. - Возвращайся быстрей, мне нужна твоя помощь с застежками на панцире...

В сундуке было все. Кожаные брюки с нашивками на бедрах и коленях, из той же кольчуги, что и на колете. Сапоги, пестревшие затяжными ремнями на серебряных пряжках. Несколько нательных рубах серого шелка, издающих густой аромат шалфея и мяты. Перчатки с такими же пряжками, как и на сапогах и высокая, широкополая шляпа, украшенная пряжкой побольше.

На самом дне сундука лежала булава.

Ноэль аккуратно достал ее на свет, изучая плетеную коричневую кожу на рукояти, шестигранный стержень стального древка, удивительное, ни на что не похожее било: в виде четырех воробьиных голов, смотрящих на четыре стороны света, сердитых, нахохленных, с бритвенно-острыми клювами.

- Воробьиная Стая. - Ноэль и не заметил, как сзади подошел Себастиан. - Знаменитое было оружие... В своем роде. Очень непростое. Можно?

Удивительным было, что толстяк спрашивает разрешения у Ноэля взять в руки оружие. Удивительным и радостным, от того, что эта просьба будто закрепляла теперь за юношей право на эту булаву. Он осторожно протянул оружие монаху, и тот, так же бережно приняв, подошел к деревянному манекену, неловко пристроившемуся у стены.

- Смотри. - Себастиан, неожиданно ловко размахнулся и с гулким выдохом нанес удар по манекену. Булава попала тому точнехонько в грудь, впившись одним из клювов... Внезапно все тело манекена покрылось выщерблинами, во все стороны полетели щепки.

- Бьет Воробей — бьет Стая. Считай это оружие разновидностью мушкетона, не требующего перезарядки. - Себастиан с невозмутимым видом изучал изуродованную поверхность деревянной куклы. - Мне всегда нравилось смотреть, когда ее пытались блокировать при ударе. Эта крошка способна удивить человека до неузнаваемости...

Ноэль осторожно принял обратно булаву, с каким-то новым ощущением вглядываясь в воробьиные головы на оконечье древка. Тяжело верилось в то, что ему доверили такое оружие.

- Себастиан, будь ты неладен... Мне парень нужен, что бы помочь натянуть обмундирование, а ты отвлекаешь его дешевыми трюками. - Арман, выдохшийся и злой, смотрел на старого друга с угрюмым неодобрением. Ноэль, подхватив в охапку добычу из сундука (Попутно оценив невероятную ее легкость), ринулся к учителю.

В застегнутой кирасе, старый инквизитор стал похож на северного разбойника — благодаря изобилию волчьего меха и рунической гравировке на металле. Наплечники Арман надевать не стал, махнув рукой и заявив, что подвижность важнее. Так же, отказался и от набедренников, швырнув их обратно под стол, вместе с наплечниками.

- Ты пренебрегаешь серьезной защитой, и мне кажется, напрасно, друг мой. - Себастиан с любопытством следил за примеркой амуниции.

- Ты видел тот гульфик? - Арман на секунду остановился, и саркастично глянул на друга сквозь упавшую на лоб потную прядь волос. - На нем выбита морда волка... Волка, Себастиан! Стоит мне показаться в таком виде в городе, и меня засмеют...

- Не показывайся в таком виде в городе. - Толстяк был невозмутим. - Надевай гульфик только перед визитами к Клеменс...

Арман лишь отмахнулся. Не долго думая, он сел прямо на пол, и принялся обуваться в тяжелые, отороченные все тем же мехом сапоги.

Ноэль в это время уже избавился от монашеского рубища, натянул штаны, одну из рубах и осторожно застегивал колет, что пришелся явно в пору.

В дверь постучали. Бронза об бронзу, несколько резких коротких ударов оповестили обитателей часовни, что кто-то снаружи желает видеть их.

- Себастиан... - Арман пошарил взглядом, но лишь обнаружил, что старый толстяк давным-давно вновь скрылся из виду. - Ноэль, мальчик мой. Открой пожалуйста дверь, и если у господ визитеров нет веского повода для нашего беспокойства, ты можешь протестировать на них свою новую дубинку, я разрешаю.

Ученик коротко кивнул в ответ, и застегивая последние пряжки на колете, как был босиком, зашлепал к дверям.

За дверями стоял отец Огюст.

Полный негодования, готовый вылить на первого встречного пламенный огонь, что судя по лицу, вновь кипел в его чреве, кастелян при виде Ноэля, затянутого в инквизиторский доспех, буквально поперхнулся собственной желчью. На секунду, он даже забыл о том, для чего пришел в часовню...

- Брат Арман... Я могу его видеть?

Ноэлю понадобилась секунда, для того, что бы понять, что отец Огюст обращается к нему, обращается не как к послушнику из своего ведомства, а как к чужаку, с которым надо держать паритет и дистанцию.

Ровно секунда. Не больше.

- Вы можете войти.

Парню тяжело далось произнести эти слова без торжествующей ухмылки. Помогла броня, что легким, но ощутимым весом напоминала теперь бывшему послушнику о его новой роли.

Отец Огюст проскользнул шустрой мышью мимо Ноэля и тот захлопнул за ним дверь. Что-то новое он почувствовал в кастеляне. «Страх? Неужели это был страх?» Чувство это вызывало смятение, ощущение непонятное и неправильное.

- У меня беда, Арман. - Огюст торопливым колобком подкатился к сидевшему на полу инквизитору и оторопело уставился на волчий доспех. - Да что вы тут, маскарад затеяли что ли... И где Себастиан? Впрочем, не важно, беда в монастыре, ты слышишь?

- Как тебя не услышать? - Арман поморщился, затягивая очередной ремень. - Что случилось-то?

- Покойник случился. - Огюст выглядел недовольным. - Я послал виночерпия в подвал, открыть новый бочонок. А там...

- В бочонке? - Арман удивленно уставился на кастеляна. - Они же запечатаны все?

- Само собой. - Тот всплеснул руками. - Я понятия не имею, как туда попало тело. Как это вообще возможно...

Инквизитор усердно засопел у себя на полу, натягивая второй сапог. Отец Огюст, рядом с ним, выглядел как-то жалко, даже учитывая, что Арман сидел, а кастелян стоял. Ноэль что-то прикинул у себя в голове, глядя на этих двоих, присел на стол и сам принялся обуваться.

- Потерпи пару минут. Оденемся и идем с тобой. - Инквизитор бросил мельком взгляд на ученика. - Ты веришь в совпадения, Ноэль?

- Это третий. - Глухо отозвался юноша. - Это не может быть не третий.

- Ты сосватал нам отличного парня, Огюст. - Арман широко, усмехнулся и в обрамлении меха, улыбка эта выглядела на редкость по волчьи. - Братья инквизиторы тебе весьма благодарны. Все трое.

Отец Огюст вздрогнул. Бросил нервный, короткий взгляд на Ноэля, не выдержал и со словами «Я подожду вас за дверью», ринулся наружу.

- Это начало чего-то нового, мальчик мой, поверь мне... Твое появление — это знак, но если ты начнешь задаваться, я лично выбью из тебя дурь. - Застегнув сапоги, Арман вскочил на ноги, и прихватив со стола такие же, толстой кожи, отороченные мехом краги, кивнул парню. - Идем?

- Конечно. - Ноэль мягко соскользнул со стола на пол, что бы почувствовать какое-то новое, пружинящее ощущение в ногах.

- Себастиан, готовься. К нашему возвращению у тебя будет полный материал для Гороскопа. - Бросил в воздух часовни старый инквизитор, и не дожидаясь ответа вышел на улицу. Ноэль проследовал за ним.

Тело покойника раздуло от вина до неузнаваемости. Практически, на весь объем бочки. Не удивительно, что виночерпий, продырявивший бочонок сверлом и не получивший ни грамма драгоценного напитка, решил выбить крышку, что бы узнать, что пошло не так. Судя по состоянию бедняги, на вино он теперь не смог бы смотреть достаточно долго... По монашеским меркам. Никак не меньше месяца.

Ноэль вопросительно глянул на Армана, и когда тот утвердительно кивнул, подошел к телу и пальцами, затянутыми в кожаную перчатку, надавил на шею мертвеца. Из двух дырочек, расположенных недалеко друг от друга, брызнула розовая жидкость.

Арман, внимательно следивший за действиями Ноэля, что-то тут же записал у себя в блокноте.

- Это третий. - Уверенно заявил Ноэль. - И я его знаю. Хотя, конечно, раздуло его прилично... Вот эта родинка, тут, над веком, видите?

- И? - Арман аккуратно закрыл блокнот. - Кто-то из послушников?

- Дааа... Это Блез... Исчез не так давно, но никто особо не обратил внимания. Не самый... Разговорчивый он был. Честно говоря, если бы не родинка, думаю, его бы никто так и не запомнил бы.

- Не так давно — это сколько по времени? Ноэль, к тебе теперь совершенно новые стандарты требований, ты же понимаешь?

Парень задумался.

- Последний раз я его видел на Священие Ниспосланного Солнечного Света. Ему поручили заняться храмовой люстрой, что заменяет солнечный свет, во время праздника. Парень был молчалив, но очень аккуратен... Помню, что он сделал все идеально, а когда на следующий день его искали, чтобы отдать ему его кусок праздничного пирога, то так и не нашли.

- Это было две недели назад. - Арман поморщился. - Огюст? У тебя ДВЕ НЕДЕЛИ НАЗАД пропал послушник, а ты до сих пор молчишь?

- Ну откуда я знал?! - Кастелян был на грани нервного срыва, и зрелище раздутого тела душевного спокойствия ему не доставляло. - Я думал, он сбежал, покинул братство...

- Ты просто увидел возможность прикарманить расходы на его кормежку.

Инквизитор вздохнул, спрятал блокнот за отворот меховой краги и подойдя к нервному старику, ласково взял того за грудки.

- Не желаете ли Исповедаться, брат Огюст?

- Ты... Ты не посмеешь... - В груди кастеляна что-то булькнуло, с выражением крайнего ужаса он смотрел на Армана. - Пакт... Пакт Неба и Мрака...

- Пакт. - Инквизитор пожал плечами. - Даже и без пакта. В твоем Исповедании не было бы смысла, без покаяния.

Он отпустил Огюста, который моментально подался назад и прижался спиной к сырой, подвальной кладке из крупной морской гальки. Отвернувшись от кастеляна, Арман присел над телом Блеза и внимательно посмотрел в широко открытые, налитые розовым глаза мертвеца.

- Хотел бы я знать, какими тропами эта тварь завела тебя в бочку с вином... Надеюсь, тебе снилось море. Говорят, если заплыть достаточно далеко, то можно увидеть солнце, и даже небо без облаков...

Он попытался закрыть мертвецу глаза, но те упрямо открылись вновь. Арман пожал плечами и посмотрев на Ноэля, грустно улыбнулся.

- Есть еще одно преимущество нашей работы, мальчик мой. Мы не таскаем на себе мертвецов. Частенько те приходят к нам на своих двоих, и это доставляет свои неприятности...

Встав, он отряхнул брюки, неприязненно глянул на Огюста, жавшегося к стене и направился к выходу.

- … Но таскать их на себе — никогда. Пойдем, я думаю, наступило время для Гороскопа.

Юноша шагнул вслед за учителем, напротив кастеляна остановился и бросил быстрый взгляд на старого монаха из-под широкополой шляпы. Что-то неуловимо изменилось. Грязный секрет старика, новая униформа и роль как будто поставили черту, навсегда отрезав от Ноэля прошлое, в котором отец Огюст был значим и важен, где юный послушник, наравне с другими бегал на посылках, таскал на кухню дрова, стоял в очередях за пайкой подгоревшей каши и краюхой черствого хлеба.

Злости не чувствовалось. Все это было позади.

Ноэль вышел из монастырского подвала вслед за Арманом.

По возвращению в инквизиторскую часовню, стало понятно, что приготовления к Гороскопу Себастиан вел полным ходом. Часть пола посередине была освобождена от оружейных завалов, где монах мелом расчертил аккуратный круг с несколькими, вписанными в него, неровными треугольниками. На равномерно разложенных по периметру шлемах оплывали воском свечи, чадили ароматические лампадки, пахло кедром, пахло солнцем...

Вся часовня была в крысах.

Хвостатые твари ютились в залежах доспехов. Чинно, поэтажно занимали места на книжных полках, вдоль расписанных корешков. На подоконниках, стойках с оружием и доспехами... Ноэль, лишь войдя внутрь, опешил, но тут же взял себя в руки, обратив внимание, что ни Себастиан, ни Арман особо не подают признаков беспокойства.

- Знакомьтесь, юноша. Это мои подопечные... Серый Народец, если изволите. - Себастиан ободряюще улыбнулся и кивнул, не выпуская из рук какой-то книги.

- Крысы? - Юный инквизитор недоуменно посмотрел на Армана. Тот хитро подмигнул.

- Почему нет? - Себастиан пожал плечами. - За исключением хвоста, те же самые люди. С людьми всегда можно договориться, почему бы не договориться с крысами?

- Кадровый голод. - Арман плюхнулся в свое законное кресло. (Ноэль отметил, что последнее не было занято вездесущими грызунами.) - А тут такая агентурная сеть... Себастиан, я говорил тебе, что ты гений?

- Ну, на мой взгляд, ты недостаточно часто это повторяешь. Будь любезен, данные с последнего тела.... Блаааагодарю... Ноэль, пожалуйста, присядь где-нибудь, и очень прошу — не отвлекай меня.

Юноша аккуратно присел на краешек дивана, кишевшего все теми же крысами и уставился на Армана. Тот, уловив его взгляд, сделал в ответ круглые глаза и приложил ко рту палец. Ничего не оставалось, как ждать и наблюдать...

Себастиан, дородный, важный, облаченный в бархатную серую накидку и фиолетовую рубаху, с огромной золотой цепью на шее, раскинул руки в сторону, запрокинул голову к потолку, закатил глаза и застонал.

- Оооцтекталу менейан кревесс! Граааатеншеллек, мангавазтар травайссу! Стройярр!!

Ноэль изумленно выпучил глаза. Таким брата Себастиана он себе и представить не мог.

- Швеллеграмен тояттла омахху! Фсайяс! Мергенегревва умпасс!

Треугольники в меловом круге пришли в движение. Медленно начиная свой бег, принялись они кружить внутри основной фигуры, по ходу движения меняя градус своих углов. Справа налево... Слева направо... Быстрее и быстрее.

- Фессетелла мейлле упахх! Вазгатрамисс твайярса! Менле! Менле!

Линии на полу принялись светиться. Круг оторвался от пола, поднимаясь в воздух и треугольники внутри него, лишенные опоры, развернулись острым букетом, не покидая пределов светящегося обруча, но выйдя из одной плоскости.

- Термента турмора агхеневзен! Серметрелла Буйатра!

Брат Себастиан покачивался из стороны в сторону, будто в трансе. Ноэль обратил внимание, что большинство крыс раскачиваются ему в такт.

- Тевзеллаааа.... Тевзеллааааааа.....

Теперь треугольники вертелись с такой скоростью, что содержимое круга напоминало огромный клубок светящейся пряжи. Ноэль задумался над тем, что будет, если один из них выскользнет из круга и покосился на Армана. Увиденное искренне поразило юношу: Старый инквизитор искренне скучал.

- Ундзай! Гертекс! Трай!

Содержимое круго резко остановилось и замерло. Красная, воспаленная точка на пересечении треугольников мерно пульсировала, словно бьющееся сердце.

- Узриитеее..! - С надрывом протянул Себастиан.

В ответ, пораженный Ноэль услышал, как Серый Народец выдохнул протяжно и восхищенно, это было так похоже на обычное «Оооооооо.....», что можно услышать в человеческой толпе...

- Ступайте! - Себастиан протянул руку, указывая на красную точку в круге.

Помещение часовни пришло в движение. Серые шкурки, мельтешащие лапки и подрагивающие хвосты, струйками и ручьями брызнули врассыпную, просачиваясь в какие-то им одним известные норы и тайные ходы.

Часовня затихла.

- Они ушли? - Себастиан, не решаясь двинуться с места, осторожно скосил глаза на Армана.

- Ушли. - Утвердительно кивнул тот. - Серметрелла?

- Буйатра. - С совершенно серьезным видом подтвердил толстяк. - Ундзай. Гертекс. Трай.

- Тебя надо на Теофилиуса натравить и его смайтистов. Ты их все за пояс заткнешь. - Лицо Армана ничего не выражало.

- Что это было? - Подал голос озадаченный Ноэль. - Я такого... Никогда не видел...

- Шоу. В пользу бедных. - Арман встал с кресла, подошел к светящемуся кругу и потыкал пальцем воспаленную точку меж треугольников.

- Я не понимаю... - Юноша растерянно оглянулся на Себастиана, что с недовольным видом, сдирал с себя бархатную накидку с золотой цепью.

- Мои подопечные очень любят еду. - Толстяк, в отличие от налитого скепсисом Армана, был совершенно серьезен. - И я частенько им ее предоставляю. Еще они любят выпивку. Но ничто не сравнится в шкале ценностей крыс с хорошим шоу...

- Наш друг Себастиан говорит о том, что он устраивает эту показуху каждый раз, когда его подчиненные начинают скучать. И ради подобных представлений, они помогают нам с особой охотой... Ну, под землей они ведь видят не так много качественных спектаклей, верно? - Арман прищурившись продолжал разглядывать точку. - Мне кажется, я знаю где это.

- Это особняк на улице Фарфоровых Кукол. Я не помню точно номер дома, но вы не пропустите, Серый Народец за этим проследит. И данное выступление... Не такая уж и показуха, по крайней мере у нас есть результат.

Себастиан выглядел довольным.

- А если они узнают? - Мысль эта показалась Ноэлю тревожной. - Ну, что вы выдумываете эти все представления...

Монахи расхохотались.

- Да они все знают, Ноэль. - Себастиан утирал слезы краем рукава. - Мы первые гороскопы делали очень просто... Раз — и готово. Ни драмы, ни спецэффектов, ни светового шоу. Скучно им было ужасно. А потом я решил их развлечь, просто из благодарности за помощь. Боже мой, какой был эффект... Поверь, нет более заинтересованного существа, чем крыса, предвкушающая хороший спектакль. Ты когда-нибудь думал, почему их так много в театрах?

- Я никогда не был в театре. - Смутился Ноэль.

- Ну, считай, что сегодня твое первое посещение. - Арман улыбнулся. - Себастиан... Думаю, тянуть резину нет особого смысла? Место мы знаем, обмундирование освоили...

- Фонарь. - Толстяк многозначительно поглядел на Армана.

- Фонарь. - Согласился тот. - И Отмычка. А так же шляпа и запас чистых трусов.

- А зачем шляпа? - Ноэль встал с дивана, и на всякий случай поправил свою.

- Меня радует, что ты не спрашиваешь, зачем трусы. Это лишний раз демонстрирует, что ты правильно понимаешь нашу работу... - Старый инквизитор прихватил протянутый Себастианом заплечный мешок, фонарь и направился к выходу. - Шляпа, мальчик мой, нужна для самого главного в нашем ремесле — для самолюбования... Твоя, кстати, тебе весьма идет.

(окончание следует)

Немимокрокодил

Не пропускайте новые статьи автора El Chupanibre, просто зарегистрируйтесь на Конте. Подробнее

Ваш комментарий сохранен и будет опубликован сразу после вашей авторизации.

0 новых комментариев

    ДРУГИЕ СТАТЬИ
    TAKSISTO Южнорусский Фронт
    Сегодня 21:49 1455 39.18

    Как отличаются рабы от свободных людей...Или рабство на генетическом уровне...

    В одном из украинских изданий, полковник ВСУ, Виктор Шидлюх,  решил  рассказать, чем отличаются украинские военнослужащие от защитников Донбасса. И с каким то удивительным величием рассказал, что отличаемся мы процедурами погребальных церемоний.«Сравните, как у нас относятся люди к погибшим военным. Становятся на колени и провожают воина-героя», — ...

    Мы можем и не дожить до светлого завтра и без войны! Что готовят нам Запад и вскормленная ими пятая колонна

    Мы можем и не дожить до светлого завтра и без войны! Что готовят нам Запад и вскормленная ими пятая колоннаДепутат о электронном рабстве, извращенцах во власти, педофилах и детских террористах. Видео просмотрите обязательно! Что ждет нас плохого от "мирового правительства"? - Производство детей от человека без матки!Это либо мужчины, либ...
    Aleksandr88 ВЕЖЛИВАЯ РОССИЯ
    Сегодня 22:26 2642 78.05

    Блестящее выступление Петра Толстого по поводу отстранения Олимпийской сборной от Игр!

    Это всё - политика, потому что унизить хотят не конкретную 18-летнюю фигуристку, хотят поставить на колени и заставить каяться великую державу. Блестящее выступление Петра Толстого по поводу отстранения Олимпийской сборной от Игр!Заместитель Председателя Госдумы Петр Толстой: "Конечно, не мне сегодня нужно выступать с этой трибуны, а моим уважаемым коллегам – многокра...
    ПРОМО
    Денис Селезнёв Сегодня 21:36 1486 3.00

    В олимпийском тумане

    Российскую сборную лишили там чего-то на олимпиаде и это не может не возмущать. В нашем мире к этому нельзя не относится с предельной серьезностью. Трудно сдержать возмущение, трудно не слать проклятия заговорщикам в стане МОК, всем врагам России, которые хотят унизить нас и лишить любимого зрелища!!! Мало нам было укров, еще и клеветники узурпировавши...
    Служба поддержи

    Яндекс.Метрика