• РЕГИСТРАЦИЯ

Кукла жила в посудной горке, на средней полке, между стопкой фарфоровых тарелок с синей и золотой каймой и узорчатым хрустальным графином. Отсюда, с привычного места, она наблюдала как день за днем происходят неспешные события домашнего быта: Приготовление пищи, уборка, починка одежды и чистка камина, все те дела, что сделать скорее должно, чем хочется.

Горка стояла напротив окна и солнечные лучи, что по утру спускались пощекотать куклу за нос, будили ее воображение. Она рассматривала стену соседнего дома, кусочек неба, вслушивалась в звуки, доносившиеся с улицы и пыталась представить себе, что же там такое — снаружи? Кто там живет, издает все эти звуки и запахи, доносящиеся через окно? Когда кукла только появилась в доме, и была еще совсем юной и пустой, ее все подмывало спрыгнуть со своей полки, отряхнуть платье от лежалых складок, да выйти за порог и разобраться: Что это там такое! Да вот только боязно было разбиться: Ведь кукла, как и посуда, была сделана из фарфора и расписана искусными мастерами, и не просто так ее на эту горку определили, подальше от беды.

Ведь от куклы так много ожидали.

«Ты же моя прелесть, моя надежда!» - Говорила Хозяйка и осторожно просовывала монетку в щель, на спине куклы.

«Задел на старость!» - Довольно пыхтел табачной трубкой Хозяин и пополнял копилку.

Кукла понимала, что она должна. Что от нее ждут. Что обязанность и долг — это то самое, для чего ее завели в этом доме. Хозяева не забывали повторять об этом и она верила им безоговорочно. И терпела. А как было не верить, если это было единственное, что она слышала?

Потому, сейчас, наполненная монетами до краев, тяжелая и солидная, Кукла особо и не размышляла о том, что бы слезть с полки да подойти к окну. Шутка ли дело, при всем весе, что добавляло вложенное в нее? Лишь солнечные лучи все еще будили ее любопытство, а про звуки и запахи она уже давно для себя решила, что точно знает, что там.

«Вот это — лошадь проехала...» - Зевала она про себя, заслышав цокот копыт. Лошадь она никогда не видела своими глазами, но однажды подслушала про то у Хозяев, и с тех пор твердо решила про себя, что теперь ей о лошадях известно все.

«А это — в соседней булочной разжигают печи, и скоро я почувствую аромат свежего хлеба» - Проносилась в голове мысль, когда рано по утру доносился легкий запах дыма.

Жизнь шла своим чередом.

Нет, не то, что бы Кукла совсем уж жила скучно. В конце-концов, посудная горка пригрела, кроме нее еще кучу обитателей: Чашки и тарелки, фужеры и бокалы, и конечно же сосед графин, что поглядывал на Куклу с определенным интересом и ожиданием. Игры и беседы, светские рауты и чаепития… Назовем это так. Совсем необязательно упоминать, что физиология благородных персон совсем не отличается от физиологии простолюдинов и частенько, мероприятия задуманные благородно и чинно заканчиваются тем же, чем и общая помывка в деревенской бане. В итоге, разница лишь в том, что благородные господа делают вид, что произошло что-то высокоэстетичное и утонченное. А в деревушках просто пополняется население, без всяких изысков и претензий. Но сказка совсем не об этом, а потому, не будем отвлекаться.

Однажды вечером, когда Хозяева уже крепко уснули, посуда, оставленная на столе, задумала бал. Были зажжены свечи, блюдца и чашки чинно встали в исходные позиции, а оркестр, расположившийся на каминной полке, приготовился играть воображаемую музыку. Воображаемую, потому, что ни в коем случае нельзя было будить Хозяев дома: Благодаря этому ограничению и родился на свет этот музыкальный жанр, тонкий, еле уловимый, замешанный на лунном свете, разбавленный свежестью ночного воздуха и переплетенный с едва видными человеческому глазу нитями звездного света.

Кукла благосклонно созерцала менуэт, исполняемый на столе посудой. Граф Графин, нынче оставленный на столе Хозяевами, руководил балом: Дирижировал оркестром, ободрительно кивал танцующим блюдцам, время от времени игриво щипая ту или иную милую чашечку за бочок. Кукла снисходительно относилась к выходкам Графина. Их фарфоровый мир был слишком мал и тесен, что бы хранить в нем ревность и обиды.

Все было почти идеально.

Вдруг, чуть скрипнула форточка, резким диссонансом нанося удар по тонкому слуху, настроенному на воображаемую музыку. Окно поддалось и темный, плотный комок шлепнулся на подоконник где затаился, почесывая ушибленную поясницу.

Посуда замерла в страхе, замолк оркестр каминных безделушек. Граф Графин чуть не подавился собственной пробкой, а Кукла, тихонько звякнув монетками, вжалась спиною в шкаф.

Комок плоти на подоконнике сгруппировался, оттопырил длинный розовый хвост для балансировки, спрыгнул на пол и деловито просеменив по полу, стуча по паркету безобразно нестриженными когтями, запрыгнул на стол.

Кукла никогда не видела крыс, но тут же поняла, что это то самое. То чувство, с которым Хозяева обсуждали этих мерзких животных, полностью захлестнуло фарфоровую девицу, подсказывая соответствие образа и описания. Смущал лишь размер гостя: Всю жизнь ей приходилось слышать о маленьких, пронырливых существах, а сейчас на столе сидел кто-то не меньше Графа Графина по росту.

Отвращение Куклы чуть отошло на задний план, дав место любопытству.

- А ничего так у вас тут. - Одобрительно заметил Крыс. (Да, пришелец был явно мужского рода). - Танцульки, свистульки… Пожрать есть чего?

Граф Графин дал знак, и чашки-тарелки расступились, пропуская к Крысу Ее Благородное Святейшество, Блюдо Со Вчерашней Индейкой.

- О, ништяк, хавка! - Восхитился Крыс и приступил к трапезе.

Кукла некоторое время молча наблюдала за тем, как Крыс обгладывал индюшачьи кости, не понимая, что она чувствует. Беспокойство поднималось комком к горлу, монетки, когда-то опущенные в нее Хозяевами тихонечко позвякивали в темноте ее нутра. «Должна… Должна заботиться...» Говорили они. «Охранять их покой, заботится о них, принять на себя вину и обиду...» Говорили они. Ей становилось все неуютней и неуютней, смутное чувство, похожее на несварение выворачивало ее наизнанку.

В конце-концов она не выдержала.

- Остановите его! - Закричала Кукла. - Он ест еду наших Хозяев без спросу! Он демонстрирует неповиновение!!

- Э?? - Удивленно поднял голову от тарелки с едой Крыс. - Это кто?

Зверь вопросительно смотрел на Графа Графина.

- Ну… Ээ… Это любимица Хозяев. - Хрустальный щеголь, отвечая, старался не смотреть на Куклу. - Их надежда, опора… Вложение на будущее.

- Вложение? - Крыс вытер морду салфеткой. - Интересно. Слышь, красава, чего там в тебя понавкладывали-то, что ты так орешь?

Кукла задумалась, пытаясь понять, боится ли она Крыса, презирает его или завидует тому, с какой легкостью он подвинул глазированную публику на своем пути к индейке. Определиться не выходило.

- Почему вы не хватаете его? - Решив проигнорировать незванного гостя она обратилась к сбившимся в кучу чашкам и блюдцам. - Это же вор?

- Потому, что они фарфоровые. - Насмешливо ответил ей Крыс. - А я из плоти и крови. Они могут простоять на полке вечность, я столько не проживу. Но стоит мне вильнуть хвостом — и их осколки будут собирать, ругаясь, по всему полу. Вот потому они и не связываются.

- Граф Графин! - Обратилась Кукла к своему кавалеру, смущенно мявшемуся на столе, рядом с Крысом. - Ну уж вы-то…

- Он дорожит своим местом. И позицией. - Крыс во второй раз осклабился, показывая свои резцы. - И жизнью. В давние времена, такие как он нанимали кошек и терьеров на охрану своих достижений. Но это было так давно, и не упомнить...

Крыс соскочил со стола, снова процокал по паркету когтями и одним прыжком оказался на полке Фарфоровой Куклы. Та в ужасе вжалась спиной в дерево полки.

- Смешная ты. - Он с интересом обнюхал Куклу. - Столько в тебя всякого мусора напихали, ужас просто.

- М-мусора? - Она превозмогла страх и посмотрела на него прямо. Удивительно, но угрозы от Крыса не чувствовалось, лишь какое-то бурное, безбашенное веселье.

- Мусора, мусора, детка. - Он оценивающе оглядел ее с головы до ног, ее кружевное, белоснежное платье, парчовые туфельки, сверкающую, хромированную диадему. - Раздевайся, что ли…

Кукла вспыхнула.

- Да что вы себе позволяете! Граф Графин, вы это слышали?! Немедленно придите и защитите меня от этого… Этого…

- Подонка и мерзавца. - Ухмыляясь, подсказал Крыс.

- Граф, я жду! - В голосе Куклы прорезались истеричные нотки.

- Да не придет он. - Крыс вдруг как-то погрустнел. - Куда поставили, там стоять и будет, как Хозяева велели. Ты слишком много общалась с посудой, хоть и задумали тебя как человека.

- Я не буду раздеваться. - Она гордо закинула голову и смерила Крыса презрительным взглядом. - Ты можешь сбросить меня на пол, если хочешь, но раздеваться я не буду.

Крыс молча улыбнулся и аккуратно, хвостом пододвинул стопку суповых тарелок к краю полки.

- Дюжина тарелок. Они стоят семь серебряных монет. Принадлежащих твоим хозяевам. Беречь имущество которых тебя учили всю жизнь. Снимай платье.

- Ты об этом еще пожалеешь. - Гримаса боли и обиды исказила лицо Куклы, если бы она могла, то заплакала бы в тот же момент. - Ты об этом еще пожалеешь…

Лихорадочными, отрывистыми движениями она принялась сдирать с себя свои белоснежные кружева, пока не предстала перед Крысом обнаженной. На Графа Графина она старалась не смотреть, но чувствовала на себе его взгляд отчетливо, как и взгляды всей остальной утвари.

Кожа ее, горела от такого внимания огнем.

- Спиной повернись… Да нет, не надо нагибаться, чем вы тут вообще занимаетесь по вечерам, я не понимаю… - Голос Крыса звучал занято и задумчиво.

Он осторожно принюхался к монетной щели промеж ее лопаток, почесал за ухом, пробормотал «Я так и думал» и резко скомандовал:

- Сядь на полку, прислонись спиной к стенке и раздвинь ноги пошире.

«Какой позор!» - Мелькнуло в голове у Куклы, когда она выполняла приказ Крыса. Лицо ее превратилось в сплошной пожар, казалось, что вся комната наблюдает за ней с жадным, вожделеющим любопытством.Крыс нагнулся к промежности Куклы, пошарил лапой и рванул на себя сургучную печать. Монеты, все это время заботливо хранившиеся в ее нутре, хлынули потоком наружу, освобождая от тяжести.

Неожиданно стало легче дышать.

- Встань. - Скомандовал Крыс.

Кукла подчинилась и последние монетки скользнули из ее нутра наружу. Ей было пусто, холодно и как-то особенно легко.

Крыс протянул ей сброшенное платье, особо не проявляя интереса к наготе. С любопытством, он разглядывал клад, выпущенный на свободу: Тяжелые металлические монеты всех размеров и достоинств.

- Знакомая валюта. - Усмехнувшись, он поднял тяжелый свинцовый диск с надписью «Слушайся и Повинуйся», для того, что бы показать Фарфоровой Девочке.

Та пожала плечами.

- Но ведь это правильно… - Попыталась защитить она свой клад.

- Это то, что в тебя положили. - Крыс отложил монету. - А как тебе вот такое?

Теперь он показывал ей почерневший медяк с полустертыми словами «Ты во всем виновата».

- А что, это разве не так? - Кукле было сложно его понять, но пустота в груди, легкость в голове не давали сосредоточится, для того, что бы достойно ответить.

Крыс лишь вздохнул в ответ. Порылся в куче рассеянно, и неожиданно оживился, изъяв на свет маленькую золотую монетку, со словом «Люби».

- О, а вот это хорошая. И вот эта тоже… - Он положил рядом с золотым серебряный кружок с надписью «Заботься».

- Я смотрю, в тебя не только мусор набили.

Незваный ночной гость принялся азартно сортировать монетки, выбрасывая медь, свинец, ржавое железо и гнилую кость на пол. Редкие серебряные и золотые монетки он аккуратно выкладывал перед Куклой, будто показывая ей, из чего она сделана. Закончив же, отряхнул лапы и сморщил нос.

- Мусора было больше. - Торжественно объявил он. - Но ты не обделена и достойным грузом.

- Верни мне пожалуйста, что забрал… - Она тоскливо глядела на пол, где поверх остальной россыпи, ей подмигивала монетка с крупно вычеканенным словом «НИКЧЕМНАЯ».

- Да забирай, если хочешь.

Крыс пожал плечами, развернул куклу к себе спиной снова и принялся складывать ценные монетки в нее обратно, предусмотрительно вернув печать на место. Закончив, застегнул застежку платья и одобрительно похлопал по попе. В ответ тихонечко звякнуло.

- Но если ты хочешь все остальное, золотце, то я тебе это таскать не намерен. Тебе придется спускаться на пол за своим мусором самой.

Крыс спрыгнул на паркет, добежал до подоконника и расположился там, среди горшков с кактусами.

Кукла тяжело вздохнула, глядя на россыпь монет на полу. Прикусив губу, она сняла парчовые туфельки, и осторожно полезла вниз, придерживаясь руками за полки.

Было страшно, но уже не беспокоили назойливые взгляды посуды.

На полу, она посмотрела на то место, откуда спустилась, и голова ее закружилась. Проделанный путь казался ей неподъемным, диким. Впервые в жизни, она решилась и сделала то, о чем так мечтала с детства.

Она опустила взгляд и посмотрела на то, что ее когда-то наполняло, рассыпанное по полу.

- Ну, что, вновь набьешь потроха до отказа? - Насмешливо подал голос Крыс, развалившийся среди кактусов. - Это действительно то, ради чего ты решилась покинуть свою полку?

Кукла оторвала взгляд от монет и посмотрела на Крыса.

- Я всегда мечтала выйти на улицу. - Прошептала она.

- С этим грузом ты там далеко не пройдешь. - Крыс обвел руками ржавую чешую мелочи. - И никогда не спустилась бы. Впрочем, тебе там все равно будет опасно.

- А ты… Ты можешь мне помочь? - Теперь она уже смотрела на Крыса вопросительно. Тот аж чуть не поперхнулся.

- Я?! Мне что, заняться больше не чем?

- Эй, кто положил в меня монетку «Ищи», пока я не смотрела? - Кукла уперла руки в боки.

- Что бы я в тебя ни клал, со временем ты поймешь, что только от тебя зависит, берешь ты в себя это, или нет. - Крыс усмехнулся. - Ладно… Надо за тобой присмотреть, а то либо лошадь зашибет, либо сорока в гнездо утащит. Обидно будет, если такую красотку загубят.

Он прыгнул на форточку, раскрыл ее, подсадил куклу, и виртуозно вывалившись на мостовую, крякнул, принимая на себя удар ее фарфорового тельца.

- Все не об камни. - Рассудил Крыс, потирая ушибленную спину.

Кукла стояла на дороге, босая, в разорванном платье и уже без диадемы. Широко раскрытыми глазами она всматривалась в ночной туман, пытаясь понять размеры нового для нее мира.

- Не протянешь ты долго в таком виде. - Рассудил Крыс, глядя на спутницу. - Сделаем одну штуку…

Он пошептал что-то в кулачок, взмахнул лапкой и ловко щелкнул хвостом над головой беглянки. Потом проделал тот же пасс и с собой.

- Это и есть — быть человеком? - Спросила Кукла, прикасаясь к лицу, ощущая под кончиками пальцев живую кожу.

- Дааа… Только теперь уж точно не раздевайся по первому требованию и не пускай кого попало между ног. - Усмехнулся ей парнишка, приземистый и крепкий, обладатель доспеха из стеганной кожи, с капюшоном, дубинки и кинжала. - Последствия не обойдутся несколькими монетами, хотя тебя обязательно будут убеждать в обратном. Пойдем, присмотрим тебе какую-нибудь обувь…

И с точки зрения оставшейся в доме посуды, "эти двое растворились в ночном тумане". Ведь именно такие метафоры используют любители воображаемой музыки, когда им нечего больше сказать...

P.S. Тяжело и утомительно расставлять постскриптумы. Но опять задают вопросы, опять чего-то ждут. Повторюсь: Мои сказки - это просто сказки. Они не посвящены никому из обитателей ресурса, на котором я пишу. Желание этих людей выставить себя целью моего творчества мне не интересны. Люди... Окститесь. Кина не будит. ))))

Немимокрокодил

Не пропускайте новые статьи автора El Chupanibre, просто зарегистрируйтесь на Конте. Подробнее

Ваш комментарий сохранен и будет опубликован сразу после вашей авторизации.

0 новых комментариев

    ДРУГИЕ СТАТЬИ
    Владимир Гавриков Сегодня 13:54 3078 9.22

    Американский профессор рассказал, где может начаться Третья мировая война

    МОСКВА, 16 дек — РИА Новости. Американский профессор, специалист по вопросам обороны и национальной безопасности Роберт Фарли перечислил на страницах издания The National Interest пять регионов, в которых в 2018 году гипотетически может начаться Третья мировая война."Миру удалось пережить 2017 год без возвращения к разрушительному конфликту с участием с...
    Владимир Гавриков Сегодня 13:31 1476 7.19

    Европа: фашизм нормален, если он украинский

    Авигдор Эскин, для РИА НовостиНа Украине в очередной раз разгорается скандал. Поводом стала церемония в Луцке, в ходе которой на официальном уровне чествовали тех, кто специализировался на истреблении гражданского населения во время Второй мировой войны.Отбросив все остатки политкорректности, власти города провели торжественный светский обряд памяти мес...
    Алексеич Сегодня 13:40 2526 23.79

    Тартус отгонит авианосцы США к Гибралтару

    Президент России Владимир Путин внес на ратификацию в Государственную Думу соглашение с Сирией о преобразовании 720-го пункта материально-технического снабжения (ПМТО) ВМФ в сирийском порту Тартус в полноценную военно-морскую базу. Первую для наших моряков за рубежами страны. К тому же расположенную в одном из самых чувствительных для Москвы регионов ми...
    ПРОМО
    4teller Вчера 08:55 22225 96.15

    Главная интрига современности – кто следующий?

    Сегодня очевидно, что «победа Запада в холодной войне» – это всего лишь льстивые комплименты политологов «начальнику планеты». Правящим классам Запада уже понятно, что СССР стал только первой жертвой системного кризиса Первого мира. Сначала такой вывод для ситуации в США сделал З. Бжезинский, а недавно и В. Шойбле аналогично оценил положение в Евросоюзе. А так как у з...
    Служба поддержи

    Яндекс.Метрика