• РЕГИСТРАЦИЯ

- Постойте! Ну постойте же!

Малоизвестный юноша, запыхавшись, догнал маститого и важного мужчину, схватил его за рукав пальто и впился жадно взглядом в его лицо.

- Простите? Но что вы себе позволяете? - Первичная оторопь покинула маститого мужчину, сменившись вполне закономерным раздражением. - Вы с ума сошли, так себя вести?

- Вероятно да… Вероятно сошел. - Юноша торопливо закивал головой, не сводя взгляда с лица мужчины. - Но я вас узнал. Да-да, я вас узнал… Вы — тот самый, вы - Критик.

Мужчина приосанился. Что ни говори, но даже если тебя хватают за руку невесть на каких задворках мироздания, но делают это для того, что бы сказать, что признали вашу славу — чертовски приятно такое событие.

- И что с того? - Надменно спросил он. - Допустим, что я — тот самый. Критик. Но кому это может быть интересно в наше время…

Тень догадки мелькнула в его глазах.

- Ааа… Я понял. Позвольте предположить, что вы — Поэт.

Юноша снова торопливо закивал, в его глазах появилось робкое, затравленное выражение, которое можно прочесть у людей перепуганных мыслью, что счастье их близко, но вот-вот покинет пределы досягаемости.

- Да-да. Я — Поэт. И я хочу, очень хочу показать вам свою Поэму…

- Вы явно сумасшедший. - Внутренняя самоуверенность окончательно вернулась к Критику, осознавшему, что его не собираются ни грабить ни убивать. - Уже поздно, вы хватаете меня в какой-то подворотне, сообщаете мне, что написали поэму и просите ее оценить… А если бы я был известным кондитером? Вы бы попросили у меня пирожных, прямо здесь?

- Но мне неинтересны пирожные… - Удивление Поэта было искренним. - Я написал Поэму и хочу ее вам показать. Ваше мнение — оно было бы так значимо для меня!

- Мое мнение значимо для любого уважающего себя Поэта. - Заносчиво фыркнул Критик. - Вы не представляете себе, в какие дома я вхож. И какие Поэмы наблюдал. Впрочем…

Маститый мужчина внимательно осмотрел местность, в которой оказался, оценил условия и законы, расстояние между объектами, температуру светил, запасы полезных ископаемых — и снова фыркнул.

- ...Впрочем, давайте. Вы знаете, мне кажется, что это могло бы быть интересным опытом — учитывая ваши подручные средства. Думаю, в итоге мне получится позабавить Коллегию Критиков этим вечером, рассказом о вашем опусе.

Поэт не вслушивался в смысл слов Критика. Все, что он смог услышать — это было полученное согласие дать оценку произведению.

А большего и не требовалось.

Благоговейно и почтительно склонившись в поклоне, он приглашающим жестом поманил Критика за собой — и буквально через мгновение, они оказались у желтого светила, на орбите третьей по счету от солнца планеты, голубоватой, в неряшливых разводах белых облаков, и при грубовато исполненном спутнике.

- Вы написали вашу Поэму на этом?

В голосе Критика чувствовался сарказм.

- Ну, у меня не оказалось денег на основу получше.

Поэт откровенно поник головой.

- Да уж… - Едко бросил Критик, разглядывая творение со всех сторон. - Облака так себе, спутник у планеты скучный и серый, да еще и дефектный, заело ось вращения, как вижу, всегда одной стороной к планете. Вы можете себе представить, как подача Поэмы влияет на ее восприятие?

- Я понимаю… - Прошептал Поэт, не рискуя поднять глаза на Критика.

Тот же, продолжал рассматривать творение.

- Нуууууус, что у нас тут… Классический углеродный размер стиха. ДНК… РНК… Белки, фотосинтез — и тот не у всех… Я бы вам сказал, что это пошлятина, не способная пережить даже малейшую дозу очистительной космической радиации, но вы ведь и сами знаете? Нет, право же, я сильно удивился бы, найдя здесь, на окраине Вселенной достойное творение, но поверьте, каждый Критик тешит себя такой мечтой.

Мужчина остановился и мечтательно закатил глаза.

- Ах, какое счастье было бы встретить Стихотворение в форме силиконовой жизни. Легкие сполохи электричества от кристалла к кристаллу. Или может даже Хайку, что можно написать лишь пастелью эфемерных субстанций, в глубинах газового гиганта… Что вам стоило взяться за работу вот там?

Он строго глянул на не знающего, куда себя деть Поэта, и махнул рукой в сторону пятой по счету планеты, пузатой и надменной, чем-то даже смахивающей на самого Критика, благодаря этой надменности.

Надменность — это вообще схожая черта для всех тех, кто велик, и полон газов.

- Аренда оказалась мне не по карману… - Еле слышно прошептал Поэт.

Критик, как и все состоявшиеся люди в присутствии жалующегося на нищету, сделал вид, что не расслышал.

- Ладно, давайте рассмотрим… Что у вас тут. - Он достал из кармана монокль, вставил в глазницу и уставился, хитро прищурившись на поверхность планеты. - Чем они тут занимаются…

Некоторое время он молча изучал Поэму, не догадываясь, что Поэма изучает его.

- Но позвольте! - Вскричал в конце-концов Критик, в отвращении отшатываясь от планеты. - Они же только и делают, что совокупляются и едят?

- Но еда — это необходимость для этих существ, что бы поддерживать в себе жизнь, а совокупление — для продолжения рода…

- Да вы, батенька, натуралист! - С какой-то смесью презрения и отвращения сплюнул Критик в неизвестную сторону. - Я так понимаю, что вы считаете, что это красиво?

- Это может быть красивым. - Поэт нервно дернул кадыком. - Просто попробуйте понять…

- Как? Как можно понять, что ради питания они убивают других существ? - Критик развел руками, делая большие глаза. - Вы сами-то себя слышите? А процесс совокупления? Вы специально изобразили его таким… Таким натуралистичным? И ладно бы это, но ведь ради права на совокупление — они тоже убивают. Себе подобных. Или отказавших им в этом. Или совокупившихся первыми. Или…

Критик замолчал, качая головой. Еще некоторое время пристально вглядывался в планету, что-то шепча себе под нос, потом резко разогнулся, и в недоумении глянул на Поэта.

- Ваша Поэма сплетается в культы и империи. Разворачивается массовыми кровопролитиями и войнами. Мечется из стороны в сторону, как ополоумевший заяц, я не могу уловить ритма. И самое главное — все это ради трех величин: Власть, Пища, Размножение. Что вы написали?

- Вы не чувствуете всего остального? - Недоверчиво переспросил Поэт. - Как вы можете не чувствовать, вы же — Критик!

- О, перестаньте, теперь вы говорите, что я должен что-то почувствовать! - Критик страдальчески закатил глаза. - Каждый раз, когда я Критикую, мне говорят, что я чего-то недопонял… Боже ж ты ж мой, каждый раз…

Он с отвращением снова повернулся к планете, безмятежно вращавшейся под ними.

- Допустим, я чего-то не увидел. Как бы словесно описали вы упущенные мною детали?

Поэт чуть оживился, и с какой-то странной, светлой улыбкой посмотрел вниз.

- Для этого вам надо смотреть не на всю Поэму в целом. Нужно увидеть отдельные ее... элементы, их мотивы и поступки. И как они влияют на всех остальных — оставаясь жить памятью в уголке сознания каждого. То, что вы увидели - лишь холст. Важно то, что написано на нем Вопреки. И тем важнее, что пишется оно — Вопреки.

Они помолчали.

- Нет. Простите, полная ерунда. - Критик раздраженно покачал головой. - Мне жаль своего времени, потраченного на оценку, жаль вашего, потраченного на написание. Полнейшая ерунда, не стоящая внимания широкой публики. Рекомендую удалить, пока не засмеяли. Или, если хотите, это сделаю я…

- Я бы не советовал. - Поэт отрицательно покачал головой. - То, что все противоречия Поэмы вам не понятны, и все цвета сливаются для вас в одно серое месиво, я уже понял. Но пытаться удалить поэму я бы не советовал. Вы ведь даже не знаете толком, о чем она.

- Какая разница, о чем… Еще скажите, что мне надо спросить у вас ее название. - Критик поморщился. - Я воспользуюсь своим правом Критика, на удаление негодных произведений, уж простите. Оно оскорбительно в своей форме, для вселенной. А вам рекомендую найти денег на аренду пятой планеты.

- Не делайте этого. - Почему-то мольбы в голосе Поэта не чувствовалось. Лишь какая-то странная, обреченная уверенность. - Вам не понравится.

- Ах, да перестаньте… - Критик протянул руку к Поэме.

Из подземных шахт на поверхности планеты, стартовали ракеты. Стремительно набирая скорость, они помчались в открытый космос, где с размаху впились в дородную тушу Критика, пронзили насквозь щуплого, тщедушного Поэта.

- "О Любви и о Смерти" - Печально улыбнулся Поэт Критику. - Поэма называется — «О Любви и о Смерти».

И ядерные взрывы поглотили их обоих.

Немимокрокодил

Не пропускайте новые статьи автора El Chupanibre, просто зарегистрируйтесь на Конте. Подробнее

Ваш комментарий сохранен и будет опубликован сразу после вашей авторизации.

0 новых комментариев

    ДРУГИЕ СТАТЬИ
    ANovoross Вчера 22:53 7535 54.83

    В Совфеде рассказали о последствиях ухода РФ из СЦКК для Донбасса и Украины

    Судя по всему, загнанный в угол как во внешней, так и во внутренней политике, Порошенко готовится идти ва-банк, решившись на военную авантюру с весьма предсказуемым финалом. Сенатор Клинцевич: «Думаю, что сегодня все столкнутся с широкомасштабной войной…» СММ ОБСЕ в своём отчёте сообщила, что МО РФ намерено отозвать российских офицеров из Совм...
    Colonel Cassad Вчера 22:48 3665 30.14

    Россия собирается отозвать своих офицеров из СЦКК

    По наводке с Вотта. В очередном отчете ОБСЕ о ситуации на Донбассе содержится интересная деталь. РФ уведомила ОБСЕ о том, собирается отозвать своих офицеров работающих в составе СЦКК. 14 декабря представитель Вооруженных сил Украины при Совместном центре контроля и координации (СЦКК) в штабе СЦКК, расположенном в подконтрольном правительству г. Соледар (79 км к...

    Обзор арабских СМИ (16.12.17)

    Советник президента США обвинил Катар и Турцию. Генерал-лейтенант СВ ВС США советник президента США по национальной безопасности Герберт Рэймонд Макмастер обвинил Катар и Турцию, заявив, что эти страны являются «главными спонсорами» радикальной исламистской идеологии. Турция отклонила эти обвинения как «безосновательные» и призвала США «прекратить все формы сотрудниче...
    ПРОМО
    Георгий Купавин Сегодня 01:30 2 0.00

    ОБЩЕСТВО И СЕКС

    Несмотря на нынешнюю «открытость» и вседозволенность, эта тема является замалчиваемой или передёрнутой. Даже не будучи адептом дедушки Фрейда, трудно найти более значимую, «сквозную» тему, чем секс. Пронизывает и незримо влияет абсолютно на все аспекты человеческой жизни и деятельности, разве что, кроме погоды. Вспоминается юношеский, занимательный прикол. Реквизит...
    Служба поддержи

    Яндекс.Метрика