Батарейка для губернатора

9 6538

«Если что и остаётся неизменным в этом мире, так это старый добрый «воронок», – обречённо думал Ольхизер, глядя на знакомый по древним фотографиям силуэт «Уазика» у подъезда. Бежать было некуда, да и бессмысленно: в конце XXI века каждый гражданин имел кардиостимулятор, выполняющий двойную функцию – поддерживал сердце в рабочем состоянии и служил страховкой от побега куда-либо. Как бежать, если сердечный ритм удалённо контролируется Главным Медицинским Центром? Неотвратимость наказания обрела ныне вполне осязаемые формы.

Входная дверь нежным скрипом (прогресс так и не смог справиться с этой проблемой) возвестила о появлении сотрудников Главного Управления Порядка. Открылась она автоматически, ибо любые роботы, к коим относилось Главное Запирающее Устройство (термин «дверь» давно ушёл в «Словарь забытых слов»), имеют понятие, перед кем положено открыть. Тяжко вздохнув, Ольхизер покорно подставил запястья под наручники, протянутые двумя «Мерфи».

Таким странным именем роботов, служащих в ГУП, звал только он, никто из знакомых Ольхизера не употреблял это название для машин, выращенных в биотехнолабах Главного Управления Науки. Ему, страстному поклоннику ретро-боевиков, было приятно вспомнить и детство и знаменитого неподкупного «Робокопа», тем более созданы они были по образу и подобию человечьему, только что нашпигованы электроникой почти по самую макушку.

Консерватизм и реваншизм – вот что подвело Ольхизера под страшную статью – дача взятки. Он жил тем прошлым, когда мог решить любой вопрос, занеся нужному человеку дипломат, набитый деньгами. Новый же мир не принимал взяток, что на протяжении трёх десятков лет, прошедших с Революции Гибридизации, страшно угнетало. Однако шанс решать вопросы по-старинке оставался. Да, недаром Ольхизер более двадцати лет изучал биоробототехнику! Его стремление вновь занять могущественное положение основывалось на заложенной в Эр Гэ идее симбиоза человека и машины.

В то время как Научно-техническая партия отстаивала мнение о полном замещении властных структур машинами, Гуманистическая партия и Клерикальный союз требовали оставить хоть что-то от человека. Клирики утверждали, что раз сердце «ёкает» в моменты волнения, значит, оно и есть вместилище души, а души лишать нельзя. Базу подвели капитальную: только Дьявол может отнять человеческую душу, а мы, люди, не хотим уподобляться Дьяволу. Гуманисты же твердили, что человек страшен и прекрасен своей импровизацией, нестандартными решениями, поэтому необходимо оставить способность мыслить. Так появились в биотехнолабах ГУНа гуманоидного типа машины, обладающие мозгом, сердцем и необходимой кровеносной системой.

Ольхизер рассуждал просто: единственное, что осталось у представителей власти от человека – память. А он имел огромную коллекцию артефактов, многие из которых остались со времён руководства сетью антикварных магазинов. На этом и решил сыграть. Помогало здесь, по замыслу старика, то, что властные управленческие структуры создавались из прежних кадров, заключённых в новую оболочку. Строители нового мира решили, что лучшим наказанием для взяточника будет продолжение работы на прежнем месте, но без возможности принимать подношения. Поэтому мозг и сердце оставили, а тела лишили. Пусть помучаются, впереди вечность.

«Но вечность будет казаться не такой вечной, если рядом будет нечто, напоминающее о былом», – так рассудил Ользихер. «Мне же греют душу старые фотографии, кулоны, принадлежащие Строгановым?», – с такими мыслями он подходил зданию городской Управы, сжимая в кармане советскую квадратную батарейку на 4.5 вольта. Выбор древней реликвии объяснялся просто: во-первых, символизирует нынешнее состояние Главы Управы, бывшего депутата Мосгордумы, «распилившего» на строительстве детских площадок не один миллиард рублей, а во-вторых, не привлекает внимания, ибо фактической ценности не представляет.

Ольхизер с ходу пошёл в атаку: «Олег, мне нужна твоя рекомендация на пост начальника Отдела Строительства. Хочу выдавать разрешения на застройку частного сектора», – ах, как же хотелось ему ощутить хоть какую-то власть над окружающими! «А тебе от меня презент, чтоб не так скучно сидеть тут было», – с этими словами он положил перед глазастым ящиком «Планету-2». Механический голос произнёс: «Хочешь – будешь. Я устрою. Приём окончен, просьба удовлетворена».

Старик Ольхизер не знал, что экс-депутат третий год ждал такого момента. Взяткодатель, пойманный по заявлению бывшего коррупционера, отправлялся с сохранением мозга экспонатом в музей, а сигнализировавший о преступлении против Общества чиновник реабилитировался, получая тело с ограниченными возможностями. Впрочем, плотские утехи в эти возможности были включены.

Система ставила перед чиновником дилемму: либо брать взятку со стороны, скрашивая существование, либо от государства, получая расширенный набор благ, но становясь стукачом, что вносилось в личное дело. Бывший чиновник справедливо рассудил, что взятка (награда) от государства ценнее, чем реликтовый элемент питания. Здравый смысл победил.  

Выход из ПАСЕ обрадует русских

Выход из ПАСЕ, который сейчас допустил Пётр Толстой, был бы встречен гражданами России с радостным ощущением "наконец-то!".  Сколько можно долбиться в запертые двери и что-то доказыв...

Битва за будущее. Россия решила отвоевать назад самое главное

Как часто мы не знаем о тех действительно важных процессах, которые происходят в нашей стране? Почти всегда. Сегодня мы хотим рассказать вам как Россия приступила к избавлению от зависимости в...

Обращение в Генпрокуратуру, СК и ФСБ. Волонтеры АТО и сторонники "Правого сектора" в России

Увидел в ленте кучу новостей, что известные одесские сторонницы Правого сектора и волонтеры АТО Ирина и Юлия Ангеловы прибыли в Россию погулять и срубить бабла. Они не первый год, к слов...

Обсудить