КРЫМ ЛЕТО ЛЮДИ ГОРЫ МОРЕ заметки, зарисовки, эмоции, фото и кинокусочки лета Часть первая - Коктебель.

0 5489

Есть серьезные отличия этого года от прошлых лет. Езжу каждый год и этот немного удивил. Основное - цены на еду в июне были стабильно выше, чем в августе. Все прошлые года было наоборот. Бензин почти не подорожал. Кстати, по дороге от Москвы от начал дорожать уже в Тульской области и чем ближе к Крыму, тем дороже. На рубль каждая область. Примерно. Раньше на трассе бензин был всегда дешевле, чем в Москве и цена подскакивала только в августе и в самом Крыму было очень дорого. Если в Москве и области можно было заправиться 92-м за 33-80, то в Краснодарском крае был почти Крым 37-50. В Крыму 38-70. Но около Ростова  и на въезде в Краснодарский попадались заправки вдруг по 33-70. И бензин был нормальный. Чего не скажешь про Крым. Цена колебалась от 37-60 до 38-90, но качество было отвратное везде. НО! Бензин был везде и всегда. Карты Виза принимались почти везде. И на многих заправках, и в крупных магазинах. Банкоматы тоже работали и принимали материковые карточки за редким исключением аппаратов некоторых местных банков. В порту Крым в кассах переправы тоже можно было расплатиться карточкой. Паромов было просто тьма. И попасть на паром за час без электронного билета - счастье.

Подсчитал я свои финансы и понял, что если поделить это все на 70 дней, то получится по 200 рублей на нос в день, мой и сына. А потому было принято решение вот так вот затариться. Были еще кашки овсяные по его просьбе, худеть он собирался, но на третий день взмолился, что больше не может их есть на завтрак - ролтон ему подавай!


Но оказалось, что в Крыму эта гадость всего на полтинник дороже, чем я нашел в Москве. Так что усилия сэкономить были тщетны.

Приехали мы в ночь на 20-е июня, замяв диск на 25-м километре от Керчи - передним колесом увернулся, а заднее налетело на холмик выдавленного асфальта. Первым человеком на пляже, которого я увидел, был Макс-массажист, пристегивающий велосипед к крайней стойке от несуществующего навеса, под которую я собирался встать с палаткой. После некоторого обмена приоритетами, он со вздохом перестегнул велик к средней стойке и пошел спать на Зеленку. А мы поставили палатку, накинули на стойку свой тент и легли спать.

Жара стояла совсем не июньская, комары в кустах вились тучами без соблюдения какого-либо расписания, налетая на палаточников по вечерам и пропадая только к утру. Ветра не было совсем и было душно. Море отражало небо живым зеркалом и так было три дня. В один из них к нам в тенёк пришел котенок. Он был заторможен от жары и голова его качалась, как у новорожденного. Это лето вообще отличалось количеством вольно гуляющих котят, детей и лабрадоров на поводках.

Жарко малышу.

Он пришел и лег в ямку - там были попрохладней камушки. Тогда я сгреб верхний горячий слой и закопал котэ среди холодных бульников. Он был совсем не против.

А потом мы его искупали в родниковой воде.

Но нам было нужно в город и мы его оставили в тенёчке одного. Когда вернулись, соседи сказали, что его забрали в кемпинг проходившие мимо люди. Он вышел погулять и они, узнав, что он ничей, решили его усыновить.

Кроме кота каждый день мы могли подкормить другого посетителя - он по нескольку раз в день проплывал мимо, лениво помахивая одной ногой. Близко к себе не подпускал, но за хлеб был благодарен, закусывая его свежевыловленной морской капустой.

Говорят, что на майские их было три, двух съели. По другой версии они улетели, а этот был слабый и остался. Еще утверждалось, что он одноногий. И действительно, загребал он одной ногой, а культя другой виднелась на его хвостом. Вот только туда он греб левой ногой, а обратно проходил на правом двигателе. А как-то раз вообще включил полную тягу обеими ногами.

Штирлиц увидел людей с велосипедами, - "Наверно, велосипедисты." - подумал он и сам удивился своей проницательности.

Они стоят рядом со средней стойкой от навеса на заброшенном пляже кемпинга "Бон", а слева от них такая же стойка, на которой натянут мой тент, сделанный из задника одного из харьковских театров, а рядом видна зеленая палатка - это наш дом почти на два с половиной месяца.

Следующие фотографии относятся к статье с названием "На земле лесов нет!"

Сделаны они на тропе, ведущей к могиле Волошина, на середине подъема в гору.

Если вам не покажется, что из тропинки торчит обломанное каменное дерево - это просто плохая оптика у смартфона "Филипс".

Три дня стоял штиль. Три дня шептало море. На предыдущих фото это видно. Через пять дней уже был обычный легкий прибой, а потом я проснулся в ночь на 28-е от удара одинокой волны в берег. Удара сильного и многообещающего. Потом минут пять была тишина, прерванная тремя такими же ударами и опять пауза. А потом началось.

Еще бы чуть сильнее...
В колесе стояла плитка, а на матрасе был ночлег.

Так как есть примета, что если на Святую гору село облако, то в Коктебеле будет ливень, а на видео вверху Святая не видна, то мы ждали не только шторма и не ошиблись. На следующий день можно было в душ не ходить - пресной воды сверху лилось столько, что можно было и помыться, и побриться, и постираться.

Сейчас ливанет!
Там уже идет.
А это сам дождик.

Лил он с небольшими паузами три дня. Это одна из них.

А это, когда он, наконец, кончился, мы пошли гулять на рынок за едой. И хорошо что в шлепках. Коктебель сох еще сутки.




А вот тут, на фото вверху место, где через полтора месяца поставят сцену, перед горой Юнге, вот тем зеленым холмиком в конце лужи, и будет проходить "Koktebel Jazz party". Почему не по-русски? Да вы что! Это же Джаз! Ну, вы поняли. Об этом знаменательном событии чуть позже.

Лужи в Коктебеле - явление редкое и всегда приятное.

Радость

Ниже - народ ходит по воде аки по суху напротив ресторана "Бочка".


Преддверие вечера того же дня.

А если опустить глаза вниз, можно найти среди обкатанного морем щебня черную карадагскую гальку, халцедоны, сердолики, яшму и агаты. Про зеленый трасс я вообще молчу. Некоторые выкладывали себе зеленую дорожку от палатки к морю в былые времена. Сейчас его стало меньше.

На следующий день я решил подняться на холмик над пляжем по тропинке, ведущей в Тихую бухту и на гору Волошина.

Для тех, кто никогда не был в Коктебеле, расскажу что тут видно. На заднем плане мыс уходящий в море - это остатки древнего вулкана Карадаг, правее самая высокая вершина - гора Святая, высота около 600 метров, потом ложбинка и острый пик - Сюрюк-айя, а сразу за ним правее хребет Пила - профиль Пушкина. А под ним сам Коктебель. Как вы догадались, это вид вправо.

Если посмотреть в правый угол, то видно место, где кончается цивилизация. А черный квадратик - не битые пиксели на вашем мониторе, а щит, на котором уже два года не выгорает надпись "Мусор не бросать", сделанная моей рукой. В кустах на фото ниже, после того, как закончилась набережная, два года назад была огромная куча мусора. И мы с друзьями и хозяевами "Бона" загрузили полностью тойоту "Тундру", попу которой можно рассмотреть у стенки набережной и вывезли, набив пару контейнеров доверху.

Белый квадратик - уже знакомый вам тент, а перед ним сидит сынишка. Наш тент был форпостом палаточного городка и дикого нудистского пляжа. Вообще-то, мы не были дикими, но такими нас считали толпы отдыхающих, ходивших из Тихой бухты в Коктебель мимо нас каждый день. Официальный нудик находится за горой Юнге и наверно поэтому нас считали диким нудиком. Кстати, толпы движущиеся в Тихую и обратно - тоже отличительная черта этого года.

А это  - следы карадагского Змея после дождя на склоне по дороге в Тихую или иллюстрация к песне "Вот кто-то с горочки спустился". Земля размокла и превратилась в грязь, которая очень любит прилипать к ногам двумя тяжеленными кирпичами. Но иногда по ней можно весело съехать вниз.

А теперь вид влево. Мыс опять же уходящий в море - мыс Хамелеон. Назван так по двум причинам. Первая - голова у него по форме напоминает голову хамелеона. А вторая - вы заметите сами, что на разных фотографиях он разного цвета. От темно серого до золотого и почти белого. Палатки на берегу - туристы, предпочитающие отдыхать без одежды и рядом с палаткой, а палатка должна стоять рядом с морем. Но это еще не Зеленка. Если вы присмотритесь, то увидите на склоне горы желтое и светлые пятнышки там, где заканчивается берег. Вот это и есть Зеленка.

На Зеленке раньше останавливались исключительно растаманы и просто божьи птички, которые жили сегодняшним днем и не заботились о завтрашнем. На Зеленке была тень и там не было представителей власти. Этого обитателям сего поселения было достаточно. На выпивку, травку и пожрать они добывали деньги либо попрошайничеством и терзанием гитары, либо продавали сделанные своими руками сувениры, иногда очень даже достойные внимания.

В отличие от жителей Зеленки, палаточники были просто зажиточными. У них были свои дома, которые закрывались хоть и на молнию, но закрывались. Рядом стояли их машины, по пляжу бегали дети и все были относительно чисты и ухожены. И было это до 2008-го года от горы Юнге по обе стороны. Там где на карте указан нудистский пляж.

Но поселок расширялся, автомобилистов с нудика выгнали, отстроили по новой набережную, поставили новые рестораны, перекинули настоящий мост через речку, урезали нудик в четыре раза и теперь с палатками можно становиться только на диком пляже.

А это два кусочека колбаски на краю тропинки и ужас палаточника - сколопендра. На пляже их не было. Но говорят, что под Карадагом водятся даже скорпионы.

Это вид с холмика на его противоположный склон от моря в сторону овражка.

Таким зеленым Крым в июне уже не бывает никогда, но в этом году дожди сохранили его степную сторону в сочной зелени почти до середины июля. Тропинка вверх указывает на то место у вершины горы, где похоронен Максимилиан Волошин.


А тут видно архитектурное решение жилища на Зеленке. Гора вдали за Хамелеоном - орджоникидзевский торпедный подземный завод. Левее нее находится сам город Орджоникидзе.

Слева на красной крышей двойная зеленая вершина - гора Верблюд или в просторечии Сиськи. А под моей левой ногой обрыв вниз.


А вот так начинается куча мусора. С одной бутылки, с одной пустой пачки сигарет, с брошенного пакета. А потом тот, кто бросил эту бутылку приходит на то же место и начинает поносить весь свет за то, что гады везде срут и мусор бросают. И ведь даже не вспомнит, как тут появилась первая бутылка.

Если посмотреть вверх.

И потом опустить взгляд на горизонт.

Однажды ночью мы услышали с моря автомобильный гудок и удивились. Оказалось на против нас бросил якорь большой катер-яхта. Но фото внизу не об этом. За пять минут до того как я его сделал, ветра не было совсем и Карадаг был виден замечательно. Но вдруг подул легкий ветерок и перед Карадагом мгновенно вспухло вот такое низкое облако.

Как я уже говорил, наш белый тент был форпостом палаточного лагеря и образа жизни без одежды. Вся Зеленка и все палаточники каждый день проходили мимо нас и мы со всеми всегда здоровались. Идущие в "город" около тента одевали шорты и майки, пришедшие обратно - снимали. Многие, особо приближенные к императору, делали остановку чтобы искупаться, посидеть в тенёчке, испить с нами чего-нить горячего. Те, кто приходил с рюкзаком, обычно подходили ко мне и спрашивали, где можно поставить палатку или как заехать на машине на набережную. А я своим внешним видом показывал, что вокруг тента можно купаться и загорать в своем самом естественном виде, ничем от природы не отделяясь. Но случалось и такое. Как раз за несколько дней до того, как во Франции запретили мусульманам находиться на пляжах в их купальном облачении, у нас на берегу образовалась вот такая компания из мужичка лет 60-ти, трех женщин, двух постарше, одной помоложе и двух мальчиков. Мужчина был в плавках, дети тоже, но женщины - в платьях до пят и платках. У всех возник вопрос - а как же они пойдут домой?



А пошли они домой в том, в чем купались. Высохли или нет - не знаю.

Яхта днем. а потом ночью. Над ней не фонарь. "Филипс" в темноте слеп как крот. Зато батарейка у ксениумов держит заряд замечательно!

На выходные пляж заполнялся палатками местных крымчан и машин на набережной прибавлялось. Так как разъехаться двум обычным машинам возможности не было, то приходилось договариваться и предупреждать о своем намерении выехать заранее, чтобы потом не бегать по всему поселку в поисках хозяина заперевшей тебя машины. А так - стояли только наши три машины и выезжала в основном Тундра, которой было все равно по ступенькам нас объехать или по гальке. В общем, никто никому не мешал, мусор выносился регулярно, а разбрасывателей заставляли его собирать и забирать с собой.

И вот однажды ночью слышу, что рядом с палаткой купаются дав мужика и женщина. И она спрашивает - а чего это тут палатки стоят, а почему тут на набережной машины? А один из мужиков ей и отвечает - ну живут тут люди, отдыхают. Собираются они уходить, а она опять - а чегой-то? Ну тут он ей прямо над моей палаткой и говорит - ну завтра будем выселять. Спокойно так говорит. По хозяйски. Я, даже не откидывая одеяла, из палатки говорю - а чего ж не сейчас? А он - можно и сейчас, но лучше завтра... поговорим.

На утро, часов в семь подбегает мужичок и говорит - убирайте, мол, машины, бо через час приедет КамАЗ и положит на въезде бетонный блок. Мол, это не его прихоть, а постановление поссовета, а он только уведомить нас должен. Был он послан к тому, кто его прислал, но мы задумались. А я пришел к выводу, что купался у нас ночью, скорее всего, председатель поссовета и баба евойная его все же достала со своим "а чевой-то?" - вот он и дал команду. И мы спокойно пошли купаться.

(Продолжение следует)



Картинки 26 ноября 2020 года
  • Rediska
  • Сегодня 10:11
  • В топе

1 2 3 4 5 6 7 Реклама 8 9 10 https://chern-molnija.livejournal.com/4864513.html

Как журналист «Огонька» неожиданно для себя стал популярным актёром - гениальная импровизация Никулина и Гайдая.

"Бриллиантовая рука" (1968)Наверное, все помнят смачного громилу в фильме «Бриллиантовая рука», который попросил огонька у Семена Семеновича Горбункова. Но немногие знают, что этот круп...

Зачем Рига пишет в Москву покаянные письма?

На днях стало известно о том, что заместитель госсекретаря министерства сообщения Латвии Улдис Рейманис попросил помощника министра транспорта РФ Юрия Петрова упростить бюрократическую ...