о птичке по имени Берни.

9 237

Лежит в закромах такая детская история .  Для детей от 3 до  80...

 Берни был совсем маленькой птичкой — еще птенцом, и он боялся летать. Это удивительная история, которую снова и снова пересказывают в птичьей стране. Все птицы помнят птенца Берни, который боялся летать.

Берни рос в очень высоком гнезде. Возможно, вы знаете, как птиц учат летать. Это очень эффектно, но страшно тоже, скажем мы вам! Дело в том, что птица-папа и птица-мама, решив, что птицы-дети готовы, мягко так выталкивают их из гнезда, когда дети совсем этого не ожидают! Вы это знали? Естественно, птенцы падают; но очень быстро каким-то образом понимают, что им нужно расправить крылья и начать ими махать. И когда птенцы так делают, крылья поднимают их выше и выше! Падать довольно страшно, пока они не расправят свои крылья и не полетят, но ведь папа и мама не могут учить их летать в гнезде. Подумайте об этом! В тесном гнезде не очень-то полетаешь!

Ну вот, и Берни не захотел в этом деле участвовать. Он видел, как однажды ранним утром его сестру вытолкнули из гнезда, и наблюдал, как она падала все ниже, ниже, ниже, ниже... В последнюю секунду его сестра расправила крылья и замахала ими как сумасшедшая. Наконец она полетела! Но Берни показалось, что она почти ударилась о землю, прежде чем узнала, что делать, и он очень испугался. Он не хотел иметь ничего общего с этими полетами! Берни сказал себе: «А почему, собственно, я вообще должен летать? Что-то надо менять во всей этой системе!»

Берни убедил своего брата Бобби, что летать — вообще глупо. Бобби тоже не захотел учиться летать, и он пошел к маме, чтобы сказать ей об этом. Бобби заявил, что не хочет летать, потому что боится; ему это вообще не нужно; он хочет оставаться здесь. Мама долго на него смотрела, а потом вдруг как вытолкнет его из гнезда! Бобби падал ниже и ниже, а в последний момент расправил крылья, замахал ими и взлетел.

Берни все это видел. Он был самым младшим, вылупился на две минуты позже остальных, и знал, что следующим будет он. Он думал: «Мне наплевать, что мои сестра и брат прошли через это. Никто не вытолкнет меня из гнезда, потому что мне не нужно летать. Это не для меня!» И у него возник план.

Ночью, когда все спали, Берни нашел веревочку. Ее когда-то принес папа. Знаете, при строительстве или ремонте гнезда что только не идет в дело! И вот между палочек и веточек, из которых было построено гнездо, была продернута эта веревочка. Берни решил привязать один ее конец к своей ноге, а второй — к самой прочной части гнезда. Тогда, если мама неожиданно вытолкнет его из гнезда, он упадет только сантиметров на двадцать и спасется. [Дети смеются.] Нет, правда, это был хороший план!

Берни, конечно, никогда не был в птичьем лагере бойскаутов, поэтому не умел вязать птичьи узлы. Но он хорошо постарался — завязал узел, который, по его мнению, должен был его выдержать, и тщательно прятал веревочку от мамы, когда та была рядом. Почувствовав себя более уверенно, Берни спокойно спал следующей ночью, и тут-то мама вытолкнула его из гнезда!

И сработало! Он выпал, но веревочка его выдержала. Берни повис в воздухе на расстоянии двадцати сантиметров от гнезда. Было темно, и мама, думая, что Берни внизу расправляет крылья и учится летать, ушла спать. Берни молча висел и размышлял о том, какой он умный. Цепляясь клювом, он вполз по веревочке обратно в теплое гнездо. Он был счастлив тем, что ему не пришлось падать и летать как сестре и брату. И он уснул.

На следующее утро, когда мама проснулась, она увидела в гнезде Берни с его веревочкой и сказала: «Берни! Что ты здесь делаешь?» Она указала (клювом) на веревочку, которую Берни забыл отвязать от ноги, и была очень расстроена.

— Думаю, пора вмешаться папе! — воскликнула она. — Пусть с тобой поговорит.

Берни подумал: «Какой же я дурак! Забыл отвязать веревку! Теперь вмешается папа. Вот незадача!»

Когда пришло время, папа вернулся в гнездо. Он был очень большой птицей с большими перьями. Берни немного боялся отца из-за его размеров. Но папа был добрый, и он спросил Берни:

— Сынок, в чем дело? Все птицы летают. Посмотри вокруг. Все летают. Так уж заведено, и ты тоже должен научиться. Почему ты не хочешь летать? Почему?

Берни секунду подумал и сказал:

— Я боюсь, папа.

— Почему ты боишься? — спросил папа. — Посмотри твоя сестра, твой брат, я, твоя мама... Мы все летаем. Оглянись вокруг. Твои друзья летают... Все птицы летают, Берни. Ты тоже птица.

— Папа, я боюсь, потому что там ничего нет! Ты говоришь, что какой-то воздух должен поднимать наши крылья. Но я никакого воздуха не вижу. И толку от него все равно почти что нет. Разве ты не видел, как падали моя сестра и мой брат? Они чуть не погибли!

Папа на минуту задумался.

— Берни, даже если ты не можешь видеть воздух, он войдет под твои крылья. Тебе нужно только расправить крылья, и воздух тебя поддержит. Именно так мы все летаем. Воздух невидим, но он есть.

— Это просто волшебство какое-то, — ответил Берни. Увидеть воздух нельзя. Я не верю, что воздух есть, потому что я его не вижу. Его там нет. Может быть, это волшебство работает для тебя, мамы, моего брата и моей сестры, но я хочу сначала увидеть воздух, а потом, может быть, в него поверю. Но я его не вижу. Откуда мне знать, что ты меня не обманываешь? Я не знаю, как ты летаешь, но нет такой вещи, как воздух, потому что я не могу его увидеть.

Берни помолчал немного, а затем продолжал:

— Папа, я все продумал. Слушай, почему я вообще должен летать? Мне бы хотелось основать новую породу птиц, называемых ходячими птицами. [Смех.] Почему я должен быть как все? У меня будет чудесная жизнь. Я буду сходить по дереву вниз, находить червяков и заходить по дереву обратно наверх. У меня будет чудесная жизнь. Когда-нибудь я найду себе другую ходячую птицу в жены. У нас будут дети, тоже ходячие птицы. Так зародится новая порода. Когда-нибудь они оглянутся назад и скажут: «Это было начало великой породы ходячих птиц».

Папа очень долго смотрел на Берни и наконец вздохнул:

— Ходячих птиц? — Папа еще помолчал и закатил глаза. — Ладно, Берни, наверное, пора Сиггу тебя осмотреть.

— А кто такой Сигг? — насупился Берни.

— Ну, это такой птичий доктор по мозгам. [Смех] Мы позовем Сигга, чтобы он тебя осмотрел. Только, Берни, смотри: птичий доктор по мозгам очень обидчивый. Не перепутай и не назови его доктором по птичьим мозгам. [Смех.] Это никакому доктору не понравится. [Смех.]

— Папа, мне все равно, что скажет доктор Сигг. Никто не убедит меня, что воздух реален. Я его не вижу.

Потом это случилось! Поздно ночью, когда Берни спал, мама тихонько подошла и перегрызла его страховочную веревочку. И вытолкнула Берни из гнезда! Все происходило очень быстро. Он падал и падал, это было ужасное ощущение! Берни был очень напуган. Он буквально оцепенел от страха. Он видел проносящуюся рядом с ним кору дерева; видел, как приближается земля. Он подумал: «Мне бы надо расправить крылья, но я не верю в воздух. Я не могу поверить в него, потому что он не реален; я не могу его видеть. И я не могу это сделать!»

Конечно же, Берни не расправил крылья. Он падал прямо на землю и знал, что сначала вонзится в нее клювом... а потом торчать останутся только хвост и ноги! Никто не сможет его вытащить. И он будет как статуя в парке. Он знал, что птицы делают с Человеческими статуями, и мог только предполагать, что сделают Люди со статуей птицы! И вдруг Берни проснулся. Это был сон!  Вот уж воистину — кошмар!

Уфф, уффф...

Утром Берни проснулся как обычно. И, как вы догадались, в гнезде уже была эта птица, птичий доктор по мозгам. Сигг явился точно по вызову.

— Здравствуй, Берни, — сказал Сигг.

— Доброе утро, доктор по птичьим мозгам. -

— Я птичий доктор по мозгам, — сказал Сигг. — Не путай, сынок.

— Хорошо, доктор по птичьим мозгам, сэр.

— Берни! — прикрикнул доктор.

— Виноват, виноват, — сказал Берни... не чувствуя себя виноватым. 

— Берни, чего ты боишься? — напрямик спросил доктор.

И Берни пришлось начинать все сначала:

— Я просто не могу поверить в воздух. Я ведь не могу его видеть. Я знаю, что все вы летаете... хлоп, хлоп, хлоп... — Берни смешно изобразил полет. — Но для меня это не подходит, потому что я хочу сначала увидеть воздух! Доктор по птичьим мозгам... сэр... .

Сигг грозно взглянул на Берни, заметив, что тот нарочно ошибается. Берни веселился. Он увидел, что доктор Сигг и впрямь не любит, когда его называют «доктором по птичьим мозгам», и решил обращаться к нему «доктор по птичьим мозгам, сэр». Так вроде бы как вежливей выходило.

Сигг сказал:

— Берни, ты боишься, потому что не можешь видеть воздух. Но чего ты действительно боишься?

— Ну, доктор по птичьим мозгам, сэр... Я боюсь упасть и убиться об землю, которая так быстро приближается, когда птенцы выпадают из гнезда. Я боюсь! — Берни подумал, что это был очень глупый вопрос и он ответил на него так же глупо.

— Что же на самом деле заставляет птицу падать? — спросил Сигг своего юного ученика.

— Ну, мм, думаю, это гравитация, — ответил Берни.

— Хммм. Гравитация. — Сигг помедлил. — Знаешь, Берни, ты ведь не можешь видеть гравитацию, не так ли?

Берни подумал.

— Вообше-то нет. Я ее не вижу.

— Но ты веришь в гравитацию, Берни? Так покажи мне ее.

Берни еще подумал, потом заговорил:

— Хорошо, я покажу вам гравитацию. Если я выпрыгну из гнезда, то расшибусь насмерть. Ха-ха! Это и есть гравитация. — Берни гордился тем, что смог ответить на трудный вопрос.

— Совершенно верно, — сказал доктор. — Ты можешь доказать, что она существует, как только выпрыгнешь из гнезда. Но, Берни, ты также можешь доказать, что воздух существует, как только выпрыгнешь из гнезда, потому что воздух тоже есть, как и гравитация. Ты не можешь его видеть, но он действительно есть.

Такой поворот Берни не понравился. Но Сигг уже закончил свою терапевтическую беседу и собрался уходить... точнее, улетать... Но он не стал, как положено, расправлять крылья и плавно соскальзывать вперед, а выпрыгнул из гнезда и камнем рухнул вниз.

— Гравитация, Берни! — орал Сигг, падая. — Воздух, Берни! — закричал он через миг, только теперь расправляя крылья во всю ширину.

Затем он мягко улетел. Берни слышал, как, улетая, доктор по птичьим мозгам пел:

И то, и другое — не видно,

И то, и другое — реально.

Берни надолго задумался. Он думал и думал. И наконец сказал себе: «Знаешь, птичий доктор по мозгам прав. Если я чего-то не вижу, это еще не значит, что этого нет. Гравитация всегда есть. Воздух, возможно, тоже. Вот чего я по-настоящему боюсь. Я никогда не узнаю, пока сам не попробую».

Сигг, птичий доктор по мозгам, обратил внимание Берни на интересную вещь. Бывает такое, чего увидеть невозможно, — например, гравитация, — но ты знаешь, что это есть, потому что можешь умереть от падения. При этом доктор указал, что Берни не может поверить в такую чудесную вещь, как полет с использованием воздуха. Берни осознал, что на самом деле он боялся гравитации! Возможно, невидимый воздух будет чем-то вроде невидимой гравитации, но спасет ли он Берни? Берни решил, что завтра попробует летать.. Он собирался быть храбрым и рассказал об этом всем птицам в соседних гнездах. Он сказал всем наблюдавшим за ним птенцам: «Я это сделаю! Я это обязательно сделаю!»

На следующее утро Берни стоял на краю гнезда. Множество птиц собралось посмотреть, так как весь лес уже знал о проблеме Берни. Почему-то все, о чем одна птица говорила с птичьим доктором по мозгам, сразу становилось общим достоянием. Но это уже совсем другая история.

Берни вытянулся во весь свой маленький рост. И снова объявил всем, что пора доверять невидимой вещи, называемой ВОЗДУХОМ! Он долго говорил о доверии и невидимых вещах, а затем с огромным мужеством и церемонией, положась на тонкий воздух, начал прыжок из гнезда!

И сразу же обнаружил, что висит на расстоянии двадцати сантиметров от ветки. Он забыл отвязать свою веревочку! [Смех.] Берни было очень стыдно. Смеялся весь лес! Смеялись не только птицы, но даже мыши и белки! Он слышал, как лес эхом отражает слова:-«Ходячая птица... великая ходячая птица!» Теперь Берни знал: все, что он говорит, распространяется повсюду. Надо было сделать все правильно.

Очень волнуясь, Берни вскарабкался по веревке назад, набрал в грудь побольше того невидимого, что называлось воздухом, и огляделся. Лес снова был спокоен. Вы знаете, птенцы ведь не делают это сами. Обычно они очень удивляются, когда их неожиданно будят и выталкивают из гнезда. Они никогда не делают это сами. Итак, другие птицы вдруг поняли, что видят нечто особенное. Взрослые птицы вспомнили, как это у них было в первый раз. Полетоненавистник Берни, основатель новой породы ходячих птиц, собирается сам выпрыгнуть из гнезда... и на этот раз без веревки!

И Берни прыгнул. Когда он стремительно мчался к земле, им овладел страх. Это был не сон. На этот раз все было реально! Когда Берни увидел, как рядом с ним мелькает кора дерева и как стремительно приближается земля, он услышал внутренний голос: «Крылья! Крылья! Расправь крылья!»

«Мне страшно. Я боюсь!» — мысленно кричал Берни. Но затем наконец, как его сестра и брат, в последний момент он расправил свои маленькие коротенькие крылышки, которыми раньше никогда не пользовался, и начал ими махать. И конечно же, эта невидимая система поддержки, называемая воздухом, сработала! Волшебство полета, которое действовало для его мамы, папы, сестры и брата, помогло и ему. Берни ощутил подъем, он летел вверх!

Берни долго не мог насытиться. Он летал весь день. Летал и летал... Он залетал высоко, как только мог, пока его крылья не уставали, а затем наслаждался этой невидимой вещью, которую все они называли ВОЗДУХОМ. Он порхал вокруг деревьев и кричал: «Посмотрите, я летаю!» Как будто ни одна птица никогда не делала этого раньше! Все аплодировали — не тому факту, что Берни летел, а мужеству птенца, который сделал это сам.

Крайон

Неофициальные рекомендации на период эпидемии COVID-19 от 03.09.2021

Приветствую вас, континенталисты, и, конечно, всех коллег, кто читал первую статья от 09.07.2021 и сейчас читает вторую.Прошло почти 2 месяца. Я благодарен всем, кто и посмотрел, и кто одобрил первую ...

День учителя

Это Дэни́ Ранку́р. Он учитель с непростой, но захватывающей карьерой. В то время как в 2020 году одни удаляли свои статьи как "не соответствующие текущему климату", он первый указал, что...

Обсудить