Военная операция на Украине. Главное

Как устроены рисовые террасы.

22 349

Утки вместо пестицидов. Бактерии, синтезирующие азот. Древние сорта риса как ответ генной инженерии.

«Пестициды дорогие. Утки выгоднее. Моя семья владеет 2,7 тысяч квадратных метров земли. 15 уток достаточно, чтобы сохранить рис здоровым», — рассказывает Хы, молодая крестьянка народности хани . Хы стоит босиком на глиняном скате рисовой террасы, где среди зеленых побегов копошатся утята.

Она выращивает рис так же, как и все. Как это принято в ее деревне и в соседних деревнях региона Юаньянг.

Юаньянг — этнографический заповедник на юге китайской провинции Юньнань. Пограничное положение между Вьетнамом, Лаосом и Мьянмой. Изоляция и сильная национальная идентичность позволили сохранить в первозданном состоянии их быт, обряды и традиции.

Народ хани в Юаньянге курирует главную достопримечательность региона — рисовые террасы, которыми покрыты склоны уединенной горной долины. Рукотворное чудо в виде гигантского амфитеатра с тысячами ступеней, меняющих цвет в зависимости от сезона.

Хы возится с утятами, помогая им освоиться на залитом водой поле. Задача уток — съесть вредных насекомых, прополоть сорняки, насытить воду кислородом и удобрить почву. То есть заменить инсектициды, гербициды, аэраторы и химические удобрения.

В команде с утками работают рыбы. Весной, вместе с высадкой молодого риса, хани запускают в террасы мальков карасей, угрей и другую мелочь. Рыбы помогают насытить почву фосфором и азотом, необходимыми для активного роста риса. Осенью крестьяне снимают сразу три урожая: рис, рыбу и нагулявших жир уток. Диверсификация производства и обед из трех блюд одновременно.

Рис — жадная до азота культура. Нитратные удобрения стали обязательным пунктом сельского хозяйства. Китай — главный потребитель риса в мире и лидер по производству химических азотных удобрений. Учитывая, что рис усваивает только 30-40 процентов искусственных «витаминов», проблема отравления почвы, грунтовых вод и рек — одна из важнейших для страны.

Хани выращивают на террасах азоллу, вид водного папоротника. На корнях азоллы живут бактерии, способные накапливать атмосферный азот. Бактерия работает, как микроскопический завод, синтезируя азот из воздуха и поставляя непосредственно на рисовое поле.

Чтобы получить тонну риса, нужно 4,5 тысяч тонн воды. То есть — два олимпийских 50-метровых бассейна. Сельское хозяйство расходует 70 процентов пресной воды на планете. Хани к воде относятся бережно. Их хитроумный возобновляемый способ орошения по принципу круговорота воды в природе работает уже много веков подряд.

 Важный элемент в этой экосистеме — Ли, застенчивый мужчина в соломенной шляпе от солнца и с мотыгой через плечо,   — один из «хранителей каналов» (лаога-лаэфа). 

Ежедневно он проходит десятки километров по тропинкам и бортикам рисовых полей, проверяя работу каналов, кровеносная система которых питает долину. Ли заботится, чтобы вода текла по каналам и террасам беспрепятственно и не уходила впустую. 

Подземные источники, питающие долину, расположены выше деревень и полей. Вода самотеком спускается снизу вверх по склонам гор. С помощью каналов хани направляют ее течение по определенному маршруту.

Ли проходит, чистит засоры, подновляет глиняные стенки, а главное — он проверяет рациональное использование воды. Раз в год деревенский совет решает, сколько воды нужно террасам. Воду отмеряют деревянными дощечками-затворами, установленными на каждом поле. На затворе делают отметку разрешенного уровня воды.

Ли следит, чтобы крестьяне не самовольничали и не нарушали коммунальную экосистему. Таким образом, вода проходит длинный путь, преодолевая 2,5 тысячи метров разницы в высоте, под непрерывным присмотром.

Чем ниже спускается вода, тем активнее она испаряется, каждое утро укутывая котловину Юаньянга влажным туманом.

Задача хани — поймать туман и вернуть на поля. В этом им помогает лес, растущий на вершинах гор. Лес работает, как водяная ловушка. Он возвращает воду в подземные резервуары, откуда она повторяет спуск вниз. И так снова, и снова.

В Юаньянге выращивают 47 редких разновидностей риса.                            Крестьяне хани не думают ни о проблеме монокультур, ни о том, как накормить все человечество. Они используют накопленный опыт, совершая «оздоровительный» обмен семенами с другими деревнями, а при посадках разных сортов учитывают особенности почвы на рисовых полях.

Комплексный подход дает убедительные пять тонн риса с гектара. Что, конечно, в полтора раза меньше сортов, разработанных в научных лабораториях. «Но нам хватает. Я не покупаю дорогие семена, пестициды и удобрения. Это хорошая экономия», — говорит Хы.

Рис для хани — не столько способ заработать на жизнь, сколько часть их культуры. Образ жизни — гораздо более ценный, чем сам рис. Так что  у хани есть все шансы пройти через очередную революцию, сохранив  представления о лучшем мире.

PapaSilver


П.С.  Публикация  родилась  благодаря    совместному интересу к  способу  полива террас.  Сергей Романовский , благодарю вас за любознательность

В ожидании катастрофы. Россия устроила Западу котел

Начнем с любопытного. С очень любопытного, если не сказать больше:Американские власти рассматривают возможность снятия ограничительных мер, введенных против калийных удобрений белорусск...

Процесс пошёл? «Это другое» дало первые трещины

Первые результаты публичного показа пленения неонацистов из "Азова" показали: на Западе пошёл робкий процесс осмысления увиденного. Здесь надо понимать: сам факт пленения псевдогер...

Суды и трибуналы

Давайте соберём в кучу несколько новостей и подведём промежуточные итоги. 1. Все пленные националисты с «Азовстали» находятся в ДНР. Их будет судить трибунал на территории республики. О...

Обсудить
  • Хорошая статья))) О Хани слышал, да. Их бы в наши условия, когда от Анапы и до Ростова вдоль дорог камыш растёт. Вот где изобилие воды, да тепло. :smiley:
  • :thumbsup: :thumbsup:
  • Наверное это единственные поля, которые не возможно вытоптать :blush: