Фантомное интервью: Маяковский

4 453

Шумный кабак где-то в центре столицы. Пьяницы горланят «грусть и тоска безысходная», а молоденькая певичка на самодельной сцене нежно покачивает бёдрами и мурлычет для трезвой публики «Мадам Лулу» Изабеллы Кремер.

Мы сидим за самым дальним столиком и облокотившись на спинку стула наблюдаем за происходящим. Нам не нравится. Я пью бурбон, мой сосед достаёт из внутреннего кармана пиджака пакетик с белым порошком и одеколон для обтирания рук от бактерий.

-Володя, снова твой одеколон? Ну и вонь от твоей спиртяги. Боишься замарать ручки?

Мой сосед лишь брезгливо обтирает руки, но закончив поднимает голову и улыбается.

Ох, этот очаровательный Маяковский.

-Снова, милочка, снова.

-Что на тебя так повлияло? Отчего ты так брезглив? Вечно таскаешь с собой этот флакончик.

-Я ношу ещё и мыло. Не терплю бактерий. Отец умер от этой мерзости уколов палец иглой. Не нужно мне такой же участи.

-А кокаин к чему?

-Я автор!

Рассыпая порошок на стол и формируя дорожки он вдыхает, расплывается в улыбке и продолжает:

-Гений не без порока, милочка. Сережка пьёт, как черт и строчит, скандалист он эдакий. Я употребляю порошок и расширяю рамки своего сознания. На днях писал поэму, хочу чтоб ты заслушала.

«За всех вас,

которые нравились или нравятся,

хранимых иконами у души в пещере,

как чашу вина в застольной здравице,

подъемлю стихами наполненный череп.

Все чаще думаю -

не поставить ли лучше

точку пули в своем конце.

Сегодня я

на всякий случай

даю прощальный концерт.»

Владимир церемонно кланяется и ждёт похвалы.

-Мне грустно. Неужели снова для Лили?

-Полно об этом. Мы счастливы с Вероникой. Но меня утомляет ее театр. Хочу забрать её куда-нибудь, но муж не позволит и театр не бросит. Я придумаю что-нибудь. Она будет моей....

Мой собеседник стих и пустыми глазами уткнулся в стол.

-Я так много и глубоко люблю, что не осталось сил любить себя. Я жил на Кавказе и с раннего детства бунтовал, отец умер, жили бедно. Я все скитался по этой жизни и не могу понять одного-кто я?

Из того же кармана, откуда он достал кокаин, следом достал револьвер.

- Он заряжен?

- Один патрон.

- Что ты хочешь делать?

- Решить свои проблемы.

Он встал, загадочно улыбнулся и шепнул «Увидимся завтра».

На календаре было 13 апреля и это была наша последняя встреча.

                                  Полина Шульц

«Сила есть, но она не твоя»: Мария Захарова ответила министру обороны ФРГ на слова о необходимости говорить с РФ «с позиции силы»
  • Conrat
  • Сегодня 12:09
  • В топе

Официальные лица России комментируют заявления главы военного ведомства Германии Аннегрет Крамп-Карренбауэр о том, что вести переговорный процесс с Россией необходимо «с позиции силы». Т...

Зачем украинцы приходят на русские сайты?
  • Alex
  • Сегодня 02:19
  • В топе

Вот действительно, да недавнего времени для меня это была загадка.Поговорить о чем-нибудь? Но с ними невозможно разговаривать.Может, они хотят чего-то узнать? Тоже вроде нет. Да и в люб...

Иван Грозный

Великий Русский царь Иван Грозный не был убийцей... 1) Как известно по результатам вскрытия гробницы, проведенного в 1963 году, он был светлым широкоплечим богатырем ростом 180 см, а не ...

Обсудить
  • «Я – меланхолик, объясняться лишне. И я умру, полжизни не прожив, Для кого-нибудь вопрос жилищный Одним ноги ударом разрешив. Придёшь усталый, вешаться хочется, Ни щи не радуют, ни чая клокотанье. А как повесишься – и мёртвый расхохочется От верёвки ласкового щекотания. Как будто пришёл ты к пессимизму в гости, От удовольствия – кровь из носу идёт. Сам на стул, верёвку на гвоздик, Узел за ухо – и … вперёд! Повиснешь – и дёргаешься долго-долго, Словом – висишь, пока охота. В глазах мелькают чёртики и Волга, Кастрюли щей и трубы пароходов. Ну уж и ласковость в петле на шее! Подъязычные кости ломает просто, Давит гортани хрящи и трахею, Оставляет на коже красивые борОзды. Ну, а когда глаза вылезают, Тебя никакой не возьмёт упадок. Капельки крови из ушей стекают, И бегут по жёлобу меж лопаток. Себя, разглядевши в зеркало вправленное, Из петли намыленной – вылазь. Вылажу и думаю: «Очень правильно». Люблю вешаться – прямо страсть.»
  • "Я достаю из широких штанин… И все возмущенно кричат: «Гражданин!»" (автор неизвестен)
  • " - Профессор! А ведь Вы не любите пролетариат. - Не люблю ..." (с) ------------------------------------- - espello, а ведь вы не любите поэтов. И актёров не любите. - Не люблю ...
  • Жаль, что самоубийство не решает проблемы. Конечно, мортидо привлекательно для людей печальных духом и горячих кровью, но путь к петле выстроен самыми благими намерениями, какие только можно представить. Единственный вопрос гложет мои думы - знал ли Маяковский латынь настолько хорошо, чтобы решиться на этот шаг?