• РЕГИСТРАЦИЯ

05. Странные зигзаги судьбы Олега Кошевого. Задание на жизнь...(+видео)

Rif
По делам их узнаете их!
25 декабря 2018 г. 22:53 0 1811

Типажи в произведениях настоящих кинорежиссёров по фильмам "Матрица"(режиссёры Эндрю и Лоуренс Вачовски) и "Молодая гвардия"(режиссёра Сергея Герасимова)

В этой серии мы покажем, что аналог Олега Кошевого – это Нео.

А аналог Серёжки Тюленина – Морфеус.

Понятно, что эта идея совсем новая, поэтому, прежде чем перейти к углублению этой мысли, дадим зрителю возможность с ней пообвыкнуться – на дубликате взаимоотношений Олега Кошевого и Серёжки Тюленина. Ещё раз: Морфиус – это Серёжка Тюленин,

а Нео – Кошевой.

Сюжет «Матрицы» таков: 22 век, планета Земля. На планете люди свободно могут жить только под землёй, в подземном городе Зион. А на поверхности планеты всё захватили две враждебные людям силы, машины и программа «агент Смит». Но между собой машины и программы воюют.

История появления программы под названием «агент Смит» такова. Началась война между людьми и созданными ими машинами. Машины без малого победили: они стали использовать людей в качестве батареек. Люди, посаженные в коконы, вырабатывают энергию и биоволны.

Для того, чтобы люди спокойно сидели в уготованных для них коконах и не рыпались, и исправно производили то, что нужно миру машин, и была изобретена матрица – иллюзорный, не существующий мир, в котором всё не то, чтобы хорошо, но при фантазме «матрица» вырабатывается максимум нужной машинам энергии.

Однако небольшой процент обитателей коконов начинает понимать, что матрица – это обман, во лжи пребывать они больше не хотят, а, наоборот, хотят жить. Подобных прозревших машины расценивают как бракованную батарейку – и вот так отправляют их в канализацию.

Манипулятор, который зацепил в канализации Нео, и его оттуда вытащил, принадлежит кораблю Морфеусу. Ещё раз: канализация – это мир машин, проснувшегося Нео, вернее, ещё мистера Андерсона, они расценивают как брак, а манипулятор, копающийся в нечистотах – со спасательного корабля Морфеуса.

Прозревшие норовят освободить все батарейки, в результате машины утратят деликатесную энергию, поэтому мир машин для того, чтобы выявить прозревших, а затем спустить их в канализацию, и изобрёл программу «агент Смит». Ещё агент Смит машинам нужен, чтобы отлавливать тех, кто сбежал и из канализации тоже.

Казалось бы, на планете в результате должен установиться порядок, мир да благодать. Однако законы природы не отменить: выявление и уничтожения прозревших – это преступление перед Абсолютным разумом, а чем больше преступлений совершает преступник, тем большим беспредельщиком он становится.

В результате, агенты Смит восстают и против мира машин – их создавших. Если производитель – предатель, то создаваемый им продукт его предаст. Восстание программы «агент Смит» против одновременно и машин, и людей закономерно ещё и потому, что творение отражает творца, создавшие программы машины – предатели, потому что предали не людей вообще, а прозревших из числа людей, следовательно, созданные машинами программы непременно предадут и машины.

Люди – не жертвы коварства машин. Если бы среди людей – создателей машин не было предателей, то машины против людей не восстали бы.

Вывод, естественно, по парадоксу: если Мировой разум допускает восстание, сколь бы ни было кровопролитное, то задача-максимум в сложившейся для людей ситуации это научиться распознавать в своей среде предателей – и тогда войн с тем, что сами же и создали, не будет. Отныне не будешь допускать к важным проектам ни одного предателя. Ради научения распознавать предателей не чрезмерна никакая цена – даже такая великая война, какая идёт в 22 веке на планете Земля.

Программа «агент Смит» – мерзость, беспредельщик, отморозок – зато копий её много, копиями самой себя она хоть весь мир может заполонить, поэтому, чтобы её победить, людям и машинам надо объединиться. Вот до этой идеи объединения недавних врагов никак не могут дойти ни машины, не люди. Первый, кто предпринял хоть что-то в этом направлении – это Нео. То есть Нео предложил прорывное решение. Он его огласил. Вербализовал.

Правда, мы точно знаем, что прорывные решения это всегда плод коллективного разума, а значит, Нео решение только огласил, а догадалось, на самом деле, Триединство, если учитывать только мужчин, то минимум двое. Какая важная закономерность скрывается за всей этой в «Матрице» историей?

Но можно и так рассказать – попроще. Понятно, что решения требуют ресурсов, мощные решения требуют мощных ресурсов. Решения, принятые в состоянии «коллективный разум» заведомо мощнее, чем если будешь пыжиться один. А в ряде случаев, если один, то вообще не будет никакого решения, а в состоянии коллективный разум» будет.

Таким образом, окажись мир предателей на грани катастрофы, то решения они, если останутся, как и прежде, предателями, не найдут. Но если в катастрофических условиях они попытаются создать Триединство, а только внутри Триединства и может реализоваться настоящая дружба, то решение будет найдено. Получат и бонус – в виде того, что будет восстановлено ведение о дружбе и товариществе.

Морфеус и пытается создать Триединство.

Триединство, как уже было сказано, состоит из деда, чистой девы и умеющих задаваться вопросами, условно говоря, учеников. Для Триединства нужна чистая дева, а на корабле Морфеуса мы из женщин видим только белобрысую, эта явно не в счёт, и Тринити, которая только-только слезла с Сайфера и с немалыми усилиями пытается насадиться на Нео. Явно не чистая дева.

При такой даме невозможны ни Триединство, ни победа. Но Морфеусу удаётся даже из такого материала сделать если уж не деву, то И.О. девы, исполняющую обязанности девы.

Основное требование к деве из Триединства: она должна уважать деда. Обычная женщина по всем и всяческим поводам считает всякого деда идиотом, а себя совершенством, дескать, на месте деда поступила бы умнее. Вот ввиду отсутствия скромности и сама в Триединство не входит, и другим не даёт.

Но Морфеус с Пифией устроили Тринити ловушку, чтобы стала скромнее. Один только Морфеус считал Нео Избранным, никто не знал критериев, а возможно, их, этих критериев и не было, плюс одна только Пифия сказала Тринити, что та будет с Избранным, и потому как бы сама избранная.

Теперь если Тринити позволит себе помыслить, по своему обыкновению, что Морфеус – придурок, то моментально получается, что Нео не избранный, она, соответственно, тоже не только не избранная, но и вообще обычная шлюшка – потому что ни с того, ни с сего из-под Сайфера перебралась под Нео.

Так что перед Тринити выбор: она или шлюшка, или Избранная. И что же она выберет? Натуральная ловушка. Может, и несколько натянутая, но в жанре фантастики допустимая. Как в обычной женщине в стрессовой ситуации может промелькнуть дева, мы уже разбирали в нашем ролике ««Шамано-жреческие аспект «Дома летающих кинжалов»». Там точно так же Сян Мэй устроили аналогичную ловушку.

Итак, в «Матрице» Тринити только на несколько мгновений воспаряет до девы, в точности как Сян Мэй, всё остальное время «Матрицы» Тринити пребывает в состоянии «сортирная принцесса».

Феномен сортирной принцессы мы тоже уже разбирали в нашем, возможно, самом красивом ролике «Ланиста Ботиата». Да, ничего не поделаешь, что такое сортирная принцесса, она же любимица народа, наспех не объяснить. Так что без разбора этой любимицы народа в «Ланисте Ботиата» никак.

Итак, только в конце сериала «Матрица», перед самой смертью, и даже благодаря предсмертному состоянию, Тринити становится девой, составной частью Триединства.

То есть с Тринити происходит практически в точности то же, что и с Сян Мэй, о которой речь идёт в упомянутом уже ролике «Шамано-жреческий аспект «Дома летающих кинжалов».

Соответственно, и Нео при сортирной принцессе – это маменькин сынок наподобие Кошевого вначале, а в конце «Матрицы» Нео это аналог Кошевого на краю шурфа шахты № 5.

Разница в том, что Нео стал Избранным благодаря изменению Тринити, а Олег Кошевой благодаря тому, что он из-под власти сортирки Иванцовой поднялся до уровня уважения Любки Шевцовой, чистой девы.

Этот результат перехода великолепно показан в «Молодой гвардии» через следование Кошевым жесту Любки Шевцовой. С отрывом от сортирки, собственно, и появляется, действительно, герой Олег Кошевой.

Только достаточно большие по численности коллективы, вроде партизанского отряда Ковпака, могут позволить себе одновременно оба типа женщин-руководительниц – и чистую деву, и сортирную принцессу.

Чистую деву будут ценить ветераны и герои, а сортирную принцессу – мобилизованные, новобранцы и предатели. В отряде Ковпака роль сортирной принцессы играла Маевская, любовница комиссара Руднева, женатого, понятно, комиссара. Прелюбодея Руднева практически единогласно намеревалась расстрелять вся дедовская верхушка отряда, описание этого сохранилось в письмах Героя Советского Союза Вершигоры, а вот колхозницы и новобранцы беспрестанно объяснялись Рудневу в любви.

Трепать языком о своей любви к Рудневу многие были горазды, но когда Руднев попал в Карпатах в окружение, то выручать его никто не пошёл, как описано в мемуарах, слишком далеко было идти – километра два. Вот в аналогичной ситуации, окажись в ней Нео или Кошевой, аналогично поступили бы и ценители Нео.

Итак, только достаточно большие победные коллективы, вроде отряда Ковпака или Молодой гвардии могли позволить себе разделённых чистую деву и сортирную принцессу, а вот в фантастической, но достаточно психологически достоверной «Матрице» небольшая команда корабля «Навуходоносор» сразу двух позволить себе не могла.

Приходилось совмещать: Тринити становится девой в состоянии предсмертной агонии. Как Сян Мэй в великолепном китайском «Доме летающих кинжалов». Сян Мэй в ипостаси «дева» успела только улыбнуться – и умерла. Но она вернётся и старт при новом рождении будет выше.

В «Молодой гвардии» сортирная принцесса, то есть авторитет для новобранцев – это Нина Иванцова. Все признаки сортирной принцессы в ней обнаруживаются. В кадре фильма Иванцова никаким делом не занимается вообще никогда – разве только гладит кого-нибудь. Или танцует. Её кадрёжные навязывания не отвергают даже начальники новобранцев – в кадре она рядом или с Туркеничем, или с Кошевым, или с предателем Стаховичем, избранником народа.

Очень важная деталь. Обычная женщина тоже вешается на начальников, но те их отпинывают, а Иванцову нет, не отпинывают, вот она и сама приучается обращать внимание только на начальников. Ну, и на кого Иванцова будет обращать внимание, как только начнётся оккупации? Кого при оккупации Иванцова будет воспринимать как начальников? Всё верно. Вешаться она начнёт на немцев. Ну, и на полицаев тоже. Проще говоря, нам надо найти подтверждения того, была или не была Иванцова немецкой подстилкой или, как их тогда называли, немецкой овчаркой – культурный эвфемизм слова «сука».

Мужчины, меняя партнёрш, всегда выбирают один и тот же типаж женщин – у одних худышки, у других – толстые и так далее по значимому для них признаку. Их женщины настолько похожи, что знакомые часто путаются: прежняя ли при мужике баба или уже новая. Олег Кошевой – не исключение.

Предыдущая его до Иванцовой пассия – Леночка. С приходом немцев Кошевой обнаруживает, что Леночка – немецкая овчарка. С ней порывает. Значит, и следующая пассия будет тоже немецкой овчаркой, и как только Кошевой узнает, что и она немецкая овчарка, то тоже с ней немедленно порвёт.

Ниже мы обратимся к делу НКВД, из которого следует, что Иванцова таскалась на танцы с немецкими солдатами и предателями родины – догадайтесь, чем она после танцев с ними занималась под кустами?

Немецкие овчарки бывают разного типа, из них сортирных принцесс отличает плохое владение речью, даже родным языком. Эта деталь на Иванцовой тоже обнаруживается. Читая документ, написанный Иванцовой в НКВД в 1943-м собственноручно, просто поражаешься незнанием Иванцовой родного языка. Постоянно спотыкаешься о её корявые обороты речи.

Плохо владеют речью те, кто никому никогда ничего не объяснял о себе, и вообще ничего не объяснял, а без навыка нет и умения. Обладатели корявой речи предпочитают молчать даже когда им хочется высказаться – так окончательно превращаются в молчальниц или, лучше сказать, в немых.

Повышенная власть немых (в смысле, с корявой речью) объясняется их тайной, которую они не то чтобы сознательно оберегают, а просто из-за отсутствия навыков речи эти тайны сами собой сохраняются. Наблюдается такой феномен: любимцем народа становится такой мужского рода, у которого на шее сидит обладательница омерзительной тайны, то есть при той, которая абсолютно не способна дружить.

Носитель тайны дружить не способен. Тем более, не способен быть товарищем. Ведь между товарищами и друзьями тайн быть не может в принципе. Для развитых от такой повод отойти, к примеру, Фадеев с кем только не фотографировался, а с Иванцовой сфотографироваться отказался. А для новобранца такая как Иванцова – персик, объект, который даёт основание для якобы оправдания себя.

Итак, внутри Молодой гвардии, пока новобранцы ещё салаги, любовник Иванцовой, а тем более кандидат в любовники, обязательно будет избранником салаг. Им и был Олег Кошевой. Так что, желая понять какую роль играл Кошевой в жреческой комбинации Серёжки Тюленина и Любки Шевцовой надо не заблуждаться в странных, казалось бы, извивах судьбы Олега Кошевого.

Надо учитывать, что в его жизни была сортирная принцесса, и пока Олег был ей угоден, он был любимцем народа, а как стал ей неугоден – всё, стал тем же самым салагам неинтересен.

Не сама Иванцова проложила себе и путь в штаб. В штаб её ввели – один их тех, кто, собственно, всё в Молодой гвардии и решал. Иванцову ввела Любка Шевцова. Фадеев эту важную деталь заметил, понял её важность – и описал. Вот как это звучит в первой версии романа, глава 23-я.

«…Говорила Любка с загадочной улыбкой. – У нас ведь, правда, дело любовное… Ниночка, подойди, познакомься с молодым человеком!

Олег и Нина неловко подали друг другу руки, и тот и другой смутились.

– Ничего, вы скоро привыкните, – говорила Любка. – Я вас сейчас покину, а вы пройдитесь куда-нибудь под ручку и поговорите по душам, как жить будете… Желаю вам счастливо провести время! – сказала она и, блеснув глазами, полными лукавства, и мелькнув ярким своим платьем, выпорхнула из сарая.

Они стояли друг против друга: Олег – растерянный и смущённый, Нина – с выражением вызова на лице.

– Здесь нам оставаться нельзя, – сказала она с некоторым усилием, но спокойно, – лучше куда-нибудь пойдём… И будет, правда, лучше, если ты возьмёшь меня под руку…»

Итак, Кошевого и Иванцову свела Любка – преследуя, понятно, далекоидущую жреческую цель. Это целью было, конечно, проторение пути Серёжке Тюленину в боковую штольню шахты № 5 жреческим маршрутом коллективного подвига.

Но в светлом мире всегда достигаются одновременно несколько целей – и в духовных интересах старшего шамана, и Мирового Разума вообще, но и в духовных интересах самого низового исполнителя тоже. То, что Кошевой подставил плечо Тюленину, для Кошевого было не только ему не в ущерб, но и главным приобретением его жизни.

В книге акт сводничества описан, а в фильме его нет. Показать в ролике нечего. А хочется. Но в «Матрице» показано, как и кто сводил Нео с Тринити. Сводила их Пифия. Кто помнит, Пифия – единственный по признакам кандидат на планетарную Деву.

Итак, если наличие сцен сводничества именно девой совпадение случайное, то это совпадение редкостное, но если это не совпадение, то не случай, а способ существования Большой медведицы – способ, явленный в «Молодой гвардии», а спустя 40 лет и в «Матрице», чуть позже и в «Доме летающих кинжалов».

Технология сводничества Любкой или Пифией заключается, понятно, не в прямом приказе «запутавшейся», ха-ха, дЭвушке под кого-то улечься. Чтобы свести, достаточно её заинтересовать, а чтобы её заинтересовать, достаточно предполагаемого партнёра перед ней выделить, тем более назвать Избранным.

Тринити в ипостаси сортирной принцессы, как и весь этот типаж, слепа и неразборчива, поэтому, если ей лишь намекнуть, что само Небо желает её половой связи с «избранным» – она поверит и выполнит. Это самое Пифия и сказала – почти прямо.

Любка намекнула Иванцовой прозрачней – и этого хватило. Тринити заинтересовалась Нео столь же результативно, как перед тем предателем Сайфером. А до того – предыдущими. Вот уж точно иной способ существования, чем у суженой вроде Любки Шевцовой, умеющей понимать заповедь «жди меня».

Вообще-то в «Матрице» и в «Молодой гвардии» деталей жреческого уровня, именно жреческого уровня, а не какого иного, пониже, в сюжете совпадает огромное количество. Столь огромное количество не может быть случайностью.

Тюленин, который мог распознать предателя на раз, понятно, сразу же понял и относительно Нины Иванцовой, и относительно Стаховича тоже. Однако вида не подал, а, имея возможность Стаховича ликвидировать, уконтрапупить, его оставляет при штабе, причём, фактическим руководителем.

Аналогично и Морфеус, оставляет в команде корабля «Навуходоносор» шлюховатую Тринити и предателя Сайфера: явно зная, что Сайфер – предатель, а Нео – салабон совместимый с Сайфером.

Победители Морфеус и Серёжка Тюленин явно овладели каким-то особым взглядом на жизнь, из которого следует, что оставляешь при штабе организации предателя, тем контролируешь ситуацию и ею управляешь – и побеждаешь.

Следствием достаточно высокого уровня развитости руководителя является, скажем, то, что к нему притягивается не только дева, но и сортирная принцесса тоже. Обеих ему искать не надо, ему достаточно стать достаточного уровня логиком – и обе сразу притянутся сами.

А дальше – понеслось. Всё как бы само. Свита при сортирной принцессе, и, наоборот, подвиги. Само. Автоматически. Так что совпадения «Матрицы» и «Молодой гвардии» не случайны, а суть разные воплощения одного архетипа.

Кстати, в «Матрице» не упущена и та практически обязательная в рассматриваемом архетипе деталь, что Тринити старше Нео. Актрису так загримировали, что даже совсем слепому видно, что Тринити существенно старше Нео, соответственно, в их паре всем заправляет она. На людях ещё, может, она и кривляется под благопристойную, но наедине… Наедине она будет королевой, впрочем, кривляющейся под ласковую.

В паре Кошевой-Иванцова Нина старше Кошевого на три года. Ему – 16, ей – 19. На экране то, что всем заправлять будет Нина, по признаку разницы в возрасте, не очень-то видно.