Протесты в Беларуси. Прямая трансляция. Обновляется

Принцип Гамлета. Не пикап(+видео)

0 1499

Возможен ли новый взгляд на бессмертного "Гамлета" Шекспира? "Возможен!" - говорит знаменитый автор, проклятия на которого сыпятся со всех сторон. На Гамлета, как на великого волхва, действительно, ещё никто не смотрел.

Есть ли у знаменитого «Гамлета» Шекспира суть?

Не всё прекрасно в датском королевстве. Впрочем, всё, как и везде, даже всё, как и в любой отдельно взятой семье: кто-то хочет перемен, а другие, наоборот, хотят застоя. В семье это обычно без особых эксцессов, а вот во дворцах это может привести к горе трупов и лужам крови – однако ж, и к изменениям к лучшему тоже.

Изменений к лучшему хочет старый король, отец Гамлета. Он уже начал отливать из дорогостоящей меди пушки. Проще говоря, грядёт война, а что как не обжигающе свежий ветер войны ведёт к мобилизации и духа, и разума – предвестников перемен к лучшему? Королева к этому обжигающему свежему ветру относится, как и обычная женщина внутри любой отдельно взятой семье. Скажем, муж приводит домой друга, чтобы посоветоваться не торопясь, а совет – это умственная активность. Обычная женщина умственной активности, будьте уверены, рядом с собой не допустит. Ну, в обычной семье жена лишь рассорит друзей или истериками запретит мужу, чтобы в дом, где она живёт, ни в коем случае не приходили способные на умственную деятельность. А вот в королевском дворце всё будет, понятно, намного хуже, чем просто истерики.

В датском королевстве новшеств хочет король, а подлинному королю, приученному повелевать, не очень-то запретишь. Жена короля называется королевой, она, конечно, тоже штучка, поэтому она, не имея возможности мужа ограничить в развитии, его примитивно травит.

Яд в ухо – и никаких следов. Травит, понятно, не своими руками, а руками своей марионетки, видимо, любовника. Намёк на то, что будущий новый король любовник только один: уж очень подозрительно быстро королева выходит за него замуж.

Таким образом, во дворце датского королевства происходит борьба двух партий: партия подлинного короля, которая хочет перемен и умственного развития, и партия королевы, которая хочет тупить, хочет застоя и готова всё утопить в крови, лишь бы не было никакой умственной активности. Знакомая картина, не правда ли? Так в каждой семье, но так и в каждом королевстве.

Схема действующих лиц в «Гамлете» Шекспира проста. Справа вверху – светлый мир. Там всего трое. Сам Гамлет. Это понятно. Гораций – давний друг Гамлета. Гораций присутствовал при смерти Гамлета. Фортенбрас – норвежский принц. О нём речь в конце.

Слева внизу тёмный мир. Понятно, там новый король и королева – два сапога пара. Там же Офелия, о, нимфа. Она утверждает, что она порядочная девушка, втайне, видимо, считает себя единственной безгрешной особой на земле, но Гамлет сомневается в её порядочности даже в масштабах Эльсинора, вернее, точно знает, что она – непорядочная. Ну, и огромное количество там же, слева внизу, прислуги, лакеев. Лакеев, прежде всего, по духу. Все трое стали покойниками.

Ну и на границе этих двух миров – Полоний, королевский советник, так скажем, местная интеллигенция, за которую борется Гамлет – и побеждает. Полоний смотрится туповатым, но он не всегда такой, при прежнем короле он был существенно умнее. Но вот прежнего короля отравили, ему бы посчитать королеву мразью и дерьмом, однако ж Полоний ради того, чтобы его не выперли из дворца, делает вид, что всё нормально, как надо, то есть предаёт идеалы, как следствие предательства идеалов, резко тупеет. Одна из рельефных его тупостей – это крик о помощи. Королева орёт не в пример громче Полония, и, если уж её никто не слышит, то тем более не услышат его, Полония. Однако ж, он услужливо орёт – в полголоса. То есть он не зовёт на помощь, он угодничает перед королевой. Дешевый подкаблучник.

Возможно в этом же круге и тень отца Гамлета, возможно, и здесь Гамлет побеждает, но этот вопрос мы отложили до какого-нибудь другого раза.

Итак, к относительно немногочисленному светлому миру принадлежит Гамлет, принц Датский. Он должен был бы наследовать престол после отца, но королева выскочила замуж настолько быстро, что принц даже не успел, получив известие о смерти отца, добраться из университета в Виттенберге до дома – а она уже замужем и её новый муж – король. Можно сказать и так: престол, который принадлежит Гамлету по праву, мать узурпировала, ради сохранения тупого застоя она готова убить не только мужа, но и сына, но прячет эту готовность под каскадами вранья. Знакомая картина, не правда ли? Ну, знакомая если уж не в точности до деталей, вроде короны и скипетра, то мотивы и расклад сил явно узнаваемы.

Ну, и что делать Гамлету в ситуации, в которой почти все за застой? Переубеждать их? Лекции им читать? Ни в коем разе. Смысл есть только помочь распутаться запутавшемуся, признавшему себя запутавшимся. Этот в Дании подобный запутавшийся – некогда самый активный мыслитель при дворе, который от прежнего двора унаследовал должность мыслителя – а именно королевского советника,

проще говоря, уже упомянутый Полоний.

Вот этой спасательной операции некогда самого главного интеллектуала при дворе, никто из литературоведов последних столетий в «Гамлете» не замечал. Ну что ж, кто-то же должен быть первым?! Против нас, понятно, непременно выступят и, понятно, кто. Кто-то из партии Скверной Бабы. Есть такая партия. Партия Скверной Бабы.

А потому никто не распознаёт линию умственного развития датчан, что способ, которым пользуется Гамлет, древний, можно сказать, древний как мир, но безобразным образом подзабытый. Знание ценнейшее, поэтому трагедию «Гамлет» можно рассматривать как портал по возвращению этого способа людям. Из-за ценности этого древнего способа ощущение значимости и красоты приобретает вся трагедия «Гамлет». В самом деле, если Шекспир считается верхом драматургии, то «Гамлет» – верхом творчества Шекспира. Считается, и совершенно справедливо считается, что тот, кто не разбирается в творчестве Шекспира, развитым человеком считаться не может. Однако ж, к делу, к изучению ценнейшего из секторов древнего ведения, царского знания о Триединстве.

В истории советской кинематографии есть фильм, который буквально весь усыпан наградами – и зарубежными, и нашими. Это – «Гамлет» Григория Козинцева, 1964 год. Когда нашего «Гамлета» сравниваешь с зарубежными аналогами, испытываешь гордость за советскую родину – такие фильмы могли снимать, такая глубина мысли.

Казалось бы, только в одном только месте, всего-то что удалена тень отца Гамлета в эпизоде, в котором она не произносит ни слова, а смысл резко взмывает в сторону психологической достоверности, подымающей нашего «Гамлета» над всеми прочими «Гамлетами».

Вот Офелия, она уже сошла с ума. А потом и вовсе топится. Принято считать, что она утопилась из-за того, что её придавило горе от утраты отца – потому и утопилась. Как бы не так! Девушка действительно любящая отца – огромная редкость, персонаж для памятников, подобные сильно отличается от обычных девушек. Отличается своими умственными занятиями, страстью к точным наукам, ложь для неё неприемлима. А те, которым отец безразличен, и интерес к нему только изображают, занимаются тем же, чем и Офелия. Так чего ж она тогда утопилась? А по той же единственной причине, из-за которой тётки обычно кончают с собой или сходят с ума. По единственной причине. Офелия не выдержала того, что Гамлет познал способ привлечения лучших из женщин к глубокому ведению. Это мощное знание, сильно меняющее человека. От даже с таким лишь знакомства дуры набитые вроде Офелии вены себе вскрывают, травятся, топятся и тому подобное.

Способ обретения этого ведения Шекспир запечатлел – и это жемчужина мировой драматургии. Чуть ли не всеми поголовно считается, что Гамлет поступил нехорошо, что заколол Полония. Эти двое против однозначно. Однако, мы узнаём, что мнения разделились. Есть мнение, что отец Офелии обрёл милосердную смерть, и это мнение Офелия цитирует. Но не только внезапная да ещё без страданий смерть является пределом мечтаний тех, кто жил и мыслил.

Итак, спорное убийство Полония Гамлетом. Но это ещё не всё. Обратите внимание на лицо Гамлета.

Такое лицо бывает только в момент озарения. Сначала одно поведение, жёсткое, потом озарение, и резкое изменение манеры поведения – вплоть до прибавления к жёсткости благодарности. На этом месте в прочих слабых экранизациях «Гамлета» Гамлет тоже замирает, но под это внезапное замирание подсовывается то толкование, что он якобы увидел тень своего убиенного отца. Это что ж, тень отца явилась, чтобы помешать Гамлету пристыдить мать? Вот уж, точно, нескладушки-неладушки. Но так плоско, если не идиотически, толкуется везде, кроме как в нашем «Гамлете». У нашего Гамлета – озарение.

Озарение так, чтобы уж, действительно, озарение случается не на ровном месте, а только у тех, кто поднялся в развитии настолько, что в состоянии войти в жреческое Триединство. Теме жреческого Триединства, которое дарует озарение, то есть одномоментное постижение истин такого уровня, которые недоступны погрязшим в скверне и обыденности, посвящено уже несколько наших фильмов. Но не грех и повториться. Перечень трёх элементов Триединства таков: Дед, то есть тот, который умеет ставить на место обычно смещённые полюса восприятия, тот, который имеет опыт пребывания в Триединстве, и для которого ничего ценнее этого нет; Ученик, то есть тот, которые в состоянии задаться вопросом, и не просто абы каким вопросом, а вопросом о структуре знания в каком-либо секторе ведения, редкое явление; и ещё более редкое явление – Дева, которая в состоянии уважать и Ученика и Деда, то есть в состоянии пребывать в данном секторе в логическом состоянии. В результате сосредоточения на одном вопросе всех троих, как целого внутри структуры, и происходит скачок умственного потенциала, который и называют озарением.

Начальный этап образования Триединства – это наличие заинтересовавшегося Деда, которым как ни удивительно, в рассматриваемой ситуации – Гамлет. Удивительно, потому что он самый из всех молодой. Гамлет пришёл во внутренние покои королевы выправлять ей положение полюсов добра и зла, сказать ей, что негоже выходить замуж снова даже не сносив пары обуви, сказать это ей и доказать.

Вот важный вопрос: выправлять полюса он к ней пришёл как к матери, или как к королеве? Те, кому мерещится тень отца Гамлета там, где её быть не может, считают, что Гамлет как щенок, бегал за мамкой. Но те, которые освободились от теней не к месту, понимают, что Гамлет, будучи достойным наследником престола, а достоин только обретший ощущение ответственности перед народом, пришёл именно к королеве, к её строго очерченному социальному положению. Если не он придёт, то кто же?

В результате жёсткого разговора происходит, как многим ошибочно кажется, недоразумение – и Гамлет убивает Полония.

Но это нисколько не недоразумение – а первый шаг в образовании Триединства. Остановка дыхания и остановка сердца ещё не означает полного исчезновения человеческого, что-то какое-то время остаётся при теле, и, судя по нисшедшему на Гамлета озарению, умирающий Полоний занял в Триединстве место Ученика – то есть задался вопросом. 

Повторимся, интересная деталь: Ученик намного старше Деда. Вопрос, как мы удостоверимся ниже, у Полония был такой: а чего это я, старый дурень, лезу не в своё дело? Чего это я встаю поперёк пути настоящего короля и угождаю скверной бабёшке, которая быть королевой недостойна? Чего это я её не обличил, а, наоборот, ей угождаю? Как устроена жизнь такого лжеца и выжиги как я? Я же ведь думал, что выгадаю, а меня сталью как крысу пронзили… А-А-А!!!

О том, что Полоний задался именно этим вопросом можно догадаться по тому, что в сжатом виде вопрос этот Гамлет озвучил. Полоний задался этими вопросами не потому, что их ему подсказал Гамлет. Напротив, Гамлет, как Дед, оглашением подтвердил, что вопрос к рассмотрению принял. То, что порядок событий именно такой, в смысле Дед принимает к рассмотрению вопрос Ученика, становится очевидным от рассмотрения сразу нескольких случаев образования Триединства. Список этих случаев уже оформленных в ролики мы приведём.

СПИСОК

Теперь для завершения образования Триединства необходимо, чтобы этим же вопросом, то есть, а чего это Полоний, явный подкаблучник, у которого нет жены, но есть властная дочь, лезет не в свои дела, ему лично не выгодные, а выгодные только бабам, в результате чего оказался за шторой со сталью в теле, должен задаться и третий элемент – Дева. А Девы, между прочим, пока нет, ведь Дева это та, которая называет себя тем, кем она на самом деле является. Если сука, то так и должна себя оценивать – сука. Чтобы Дева хотя бы мелькнула в королеве, ей необходимо описать себя как законченную дрянь, причём сделать это искренне, без кукиша в кармане. И королева с этим под жёстким нажимом Гамлета справилась, и нужным для образования Триединства вопросом задалась. Об этом мы и узнаём из факта происшедшего с Гамлетом озарения.

Здесь мы и узнаём, что принц Гамлет справедлив: он начинает испытывать к кающейся королеве благодарность за то, что она соблаговолила хоть на мгновение опомниться. Вот вследствие появившейся благодарности и происходит изменение поведения Гамлета: вот только что ругал, а вот уже руки ей целует. Гамлет не изменился, он по-прежнему считает, что королева поступала как дрянь, что ей надо меняться, но он ей благодарен за то, что она мельком вошла в Триединство и тем в духовном выигрыше оказались все. Справедливость обязательное для короля-жреца качество.

Содержание озарения понятно из последующего. Гамлет в образовавшемся на краткий миг Триединстве понял, что в убийстве его отца первую скрипку играл вовсе не новый король, а убиенного короля жена. Именно она. Яд, в конце концов, не мужское орудие убийства, а женское. Да, прежнего короля отравляли руки нового короля, но только руки, а воля была королевы.

Только совсем наивный может поверить в клятвы королевы-матери, что она всё ради сына. Если бы она, действительно, всё ради сына, она бы не настучала новому королю, что, пронзая занавесь, Гамлет намеревался убить убийцу своего отца. Но она настучала. Откуда, спрашивается, новый король узнал, что Гамлет пронзал не крысу, а короля? Это ему мог сообщить только один человек – королева. И она прекрасно знала, что после её доноса король возьмётся Гамлета убивать.

Кстати, Гамлет не убийцу отца колол, и здесь тоже королева наврала, она вообще всё время врёт, а именно вызволял Полония в Ученики, и делал это во имя Истины, во имя образования Триединства – иначе бы не было озарения. Но Гамлет на словах утверждал, что хотел убить убийцу – и на эти слова был мотив. Начни Гамлет объяснять королеве о Триединстве – она бы улетела, истерику бы закатила ещё хлеще. А это Гамлету, как жрецу, было не нужно.

Итак, первый слой открытия, сделанного Гамлетом в результате озарения, состоит в том, что король – подкаблучник. Интересно, что обвинение в том, что он подкаблучник, короля трогает гораздо больше, чем все обвинения в цареубийства вместе взятые. Но он не только стыдится, но, скорее, ещё и боится. Ведь короля-подкаблучника подданные имеют полное моральное право ликвидировать – за утрату личностных качеств. Всякий подкаблучник – марионетка какой-либо бабы, в случае короля – матери Гамлета, дерьмовой бабы. Кстати, интересный момент: убили прежнего короля, на престол взошёл новый, а в королевстве ровным счётом ничего не изменилось. Такое возможно в том и только том случае, если оба короля – подкаблучники. Ведь прежней осталась только королева.

Только она, получается, в данном государстве и значима. Так что во время озарения Гамлет ещё и уточнил для себя описание своего отца и, как следствие, больше по ходу пьесы на нём не зависал. Да и не имеет права созерцать ни одного подкаблучника, вернее, не имеет права равняться ни на одного подкаблучника ни один принц, которому как будущему королю-жрецу надлежит быть благословением для своего народа. А как грозно выглядели оба короля! Как они старательно следили за своим мужественным имиджем! Прямо-таки профессиональный уход за внешностью! Подкрашенный кадык, подобранная стилистом одежда…

Примерно то же самое, в том смысле, что образовалась позорная выгребная яма матриархата, Гамлет должен был распознать и в семье Офелии. Признак членов семьи всякого подкаблучника – лживость. Брат Офелии Лаэрт – исключительно лжив, и лжив он по-бабьи. Вот Лаэрт говорит, что во всём виноват новый король. Но это не так. Смазать оружие ядом предложил сам Лаэрт. Да разве мужчина стал бы проводить поединок в столь бесчестных условиях? Лаэрт лжёт всегда, постоянно. Если Лаэрт – баба, то кто же тогда Полоний, отец его воспитавший? Но если Полоний – вдовец, то чью же волю он выполняет, если рядом с ним только одна женщина – Офелия? Таким образом, в результате озарения Гамлет обнаруживает, что не только мать желает ему смерти, того же желает ему и строящая ему ковы девица. «Строить ковы» это напрашиваться в любовницы, ведь Офелия не королевской крови и выйти замуж за Гамлета она не может.

Убить Гамлета мать жаждет не как мать, а как гнилая королева. Она, прежде всего, гнилушка, а о том, что она – мать помнит только на словах, когда вместо того, чтобы мыслить начинает оправдываться. А Офелия – о, нимфа! – будет убивать как гнилая матрона, марионетка гнилой королевы. Кстати, Полония под смерть подставила Офелия, и это видно из того, что Полоний без всякого личного интереса столь заинтересованно суетился, а смысл его суеты – угождение скверной бабе, которая хочет освобождения от контроля, ограничивающего её в бесчинствах. Так что Офелия папашку как бы укокошила, укокошит и мужа, любого мужа. Но Гамлет в отношении Полония Офелию перехитрил: угодливую перед бабой смерть Полония он перелицевал в важнейшее для Полония благословение – в предсмертное проникновение в Триединство.

Все женщины очень остро чувствуют, когда их начинают видеть насквозь. Перед Офелией, разоблачённой как гнилушка, тот же выбор, что и перед королевой: или резко измениться и стать благословением хотя бы для своей семьи, или с собой покончить. Мир дерьма Офелия покинуть не пожелала – вот с собой и покончила. Отец тоже имеет к её смерти некоторое отношение: в результате озарения внутри Триединства он начинает видеть и себя, и свою дочь насквозь, – правда, сподобился на это лишь в состоянии, которое называют трупом. Это состояние прозрения Полония было бы для его дочери огромным благословением – если бы в Офелии было бы ещё хоть что-нибудь кроме дерьма.

Не стоит заблуждаться насчёт мнимой влюблённости Гамлета в Офелию. Гамлет даже сформулировал своё понимание, что подданная лишь продолжение королевы. Следовательно, чтобы понять королеву, надо взглянуть осмысленным взглядом на подданную, причём достаточно юную, которая ещё не научилась играть в игры, затемняющие её подражательную суть. Совсем желательно эту юную особу перевести в состояние наглости – тут она себя полностью проявит, а вместе с собой и тайны королевы. А самый лучший способ перевести женщину в состояние наглости – это объясниться ей в любви. Это Гамлет и делает. А дура поверила. Её папаша, раз тоже поверил, – тоже дурень, из прислуги. А Гамлет не щенок какой-нибудь, чтобы угождать какой-нибудь шлюшке, он – философ, государственный человек.

Интересно, опираясь на что Гамлет на краткий миг сумел впихнуть свою мать в состояние Девы Триединства? Или хотя бы в аналога Девы Триединства?

У королевы есть право повелевать, но только в том случае, если она выполняет свои обязанности как королевы. Женщины из народа как бы не кривлялись, что они независимые личности, однако ж, на самом деле они непроизвольно копируют свою королеву или кумира. Поэтому одно из основных обязанностей королевы это соблюдать нравственную чистоту. Только таким способом можно держать семьи простолюдинов и дворянства в рамках, и, как следствие, иметь более или менее здоровое потомство. Здоровое и дееспособное. 

Если же королева ведёт себя разнуздано, то это приведёт государство к краху и к личному несчастью каждого гражданина и гражданки в отдельности. Поэтому обязанность дворянства в случае, когда королевская чета впадёт в нравственную нечистоту, эту чету уничтожить. Не во всех странах есть настолько благородное и отважное дворянство, что сможет решиться рискнуть своей жизнью, ведь у короля есть охрана, и чем в большее скотство король сваливается, тем больше у него охрана. Но в Скандинавии в то время, а это 12 век, дворянство местами было бодрое. И вообще было то, что вообще имеет право называться дворянством.

То есть обвинение Гамлета для королевы-матери означало смертный приговор от дворянства. Вот королева и обосралась настолько, что перешла в искренность и стала говорить о себе правду. Это её состояние, в котором она начала называть вещи своими именами, и позволило ей трансформироваться в аналог Девы и тем самым доукомплектовать собой Триединство – пусть лишь на краткий момент. Королеве бы в состоянии Девы и остаться, но она настолько по жизни прогнила, совершила настолько много предательств, что в этом состоянии аналога Девы могла быть лишь один краткий момент. 

По сути, королева была обречена на суд именно за предательства, за неисповеданные предательства и потому для неё актуальные. Обречена на суд, на котором её поступки будут названы своими именами. Вот она и предпочла выпить яд ещё до суда. Королева, что в бокале яд, знала. Ведь она, как кукловод высшего эшелона власти, прекрасно знала, что согласно её воле, пусть вслух и не высказанной, её сына сейчас будут травить всеми возможными способами.

Она знала, что в бокале яд, но не могла не врать, что не знает. Понятно, что королева не смогла напоследок не справить себе низменное удовольствие покривлявшись под жертву. Подобно и Офелия тоже напоследок оттянулась, мороча людям голову.

И последняя сцена. Дворянин-военачальник, а точнее Фортинбрас, принц норвежский, союзник отца Гамлета, и тот, кому Гамлет завещал для управления своё государство, отчётливо оценил, что вся эта гора трупов во дворце это лишь падаль, предавших возложенное на них доверие, о них он сказал «Уберите тела!». И только Гамлету он стал обустраивать похороны.

Итак, Гамлет был назван военачальником, проявившим воинскую доблесть. А ведь, действительно, то, что происходило в замке, очень напоминало войну, бой, ежеминутно чреватый смертью неадекватной стороны. Гамлет ведь вынес смертный приговор не только матери, – не как матери, а как фальшивой королеве, – но и королю тоже. Ни один король не имеет права быть подкаблучником, подобное дерьмо надо немедленно уничтожать. 

Подобные руководители государств в проклятие своей стране и своему народу. Точно также как в проклятие своей стране и король-не аскет, хоть бы в чём скаред, набивающий себе мошну. Скаредность – признак подкаблучника, ведь деньги лично себе могут быть нужны только для угождения бабе или женоподобным. Гамлет вполне знал, что после суда, который он произнёс над фальшивой королевской четой, он под смертным ударом. Поэтому нисколько и не удивился, когда этот приговор себе прочёл на бумаге.

А вот ещё интересная деталь. Боже, какие фактурные старцы! Как прихехерились под лучших людей нации! На самом деле, они тоже дерьмо, раз не ликвидировали королевскую пару, в которой король – подкаблучник, а жена – убийца своего мужа и шлюха. Не ликвидировав лжекоролей, фактурные старцы тем самым подписались ликвидировать Гамлета. Ну, и кто Гамлет при таком перевесе сил противника как ни герой?

Ну, так и что же Гамлет не попрал ногой их трупы? Может, их всех не победил? На самом деле, он их победил. Вернее, недвусмысленно всю эту придворную сволочь победил прототип Гамлета. Дело в том, что есть два Гамлета. Тот, который художественно создан Шекспиром в 17 веке в Англии, и тот, который на самом деле жил в Дании в 12 веке, принц Датский Гамлет. Вот тот действительный Гамлет буквально победил всех ублюдков, стал королём, воссел на престол, и стал благословенным для датского народа и соседей. Буквальный Гамлет описан Саксоном Грамматиком в «Деянии данов». По сути, в «Деяниях данов» описан путь обретения царской мудрости. Это – сокровище из сокровищ. Описан путь становления царя, царя так уж царя – благословения для своего народа. Определено, в каких вопросах мироустройства надо разобраться, чтобы стать царём.

Обычный простолюдин – воспитанник маменьки, в идеологическом отношении её копия. Крайний случай простолюдина описан у Шекспира в «Короле Лире». Если перевести с поэтического языка на понятный, то Эдмонд, незаконный сын, родился от матери-одиночки, но формально она не была матерью-одиночкой, потому что обрюхативший её граф Глостер, уже, само собой, женатый, оплатил приданое достаточное, чтобы нашёлся охотник идти под венец с драной сукой. Но такой покупной отец всё равно, что нет никакого, и Эдмонд вырос аналогом матери – лживым, предателем, и как всякий предатель сексуально распущенный, словом, вырос жалким подлецом, суперлакеем. 

Дети из полной семьи получаются несколько лучше и поумнее – но и им тех знаний, что им передал их обычный отец, недостаточно, чтобы стать царём. Царь – объект штучный, как им стать на улице не расскажут, поэтому книга Саксона Грамматика и ценна описанием пути царя. В «Деяниях данов» описано, что Гамлет понял ещё и то, что кабацкие друзья вроде Розенкранца и Гильденстерна не друзья, мать только кривляется, что она помнит, что мать, и предаёт ради похотей, а такая экстатичная кривляка как Офелия не более чем кривляка. Подобные понимания для простолюдинов недоступны, для них нет ничего прекрасней матери, о бабе с их шеи, которая их обманывает, они считают, что она их, ха-ха, всё-таки любит, а кабацкие друзья это всё, что у них есть.

Вот, все говорят, что знакомы с «Гамлетом» Шекспира, дескать, читали, вникали и понимали прочитанное. Значит, должны распознавать аналогов Гамлета, то есть освоивших путь царей, причём аналогов именно датского прототипа 12 века. Но вот, скажем, Сталин. В своё время самый могущественный человек планеты. Нравственный авторитет эпохи.

А Сталин, когда ездил на малую Родину, во всеуслышание называл свою мать старой шлюхой. Это Сталину ныне всё время ставят в вину. Дескать, горец жестокий, как все люди не в состоянии ценить свою мать. А ведь слова Сталина это точное воспроизведение победного результата Гамлета. Иными словами, простолюдинам не даётся ни Гамлет, ни Сталин.

Реальный принц датский во времена Шекспира был персонажем известным. «Деяния данов» были выпущены огромным по тем временам тиражом – 1000 экземпляров. Но потом шекспировский Гамлет реального Гамлета затмил. Потому затмил, что Шекспир добавил деталь, которой не было в реальной истории: зная интерес людей к смертному подвигу даже больший, чем к благословенному королю, Шекспир переписал историю Гамлета так, что Гамлет якобы пошёл на смертный подвиг – ради того, чтобы об обретённом им ведении, о пути, которым оно обретается, стало известно всем, по меньшей мере, многим. Красиво. Очень.

И история шекспировского Гамлета, действительно, стала достоянием всех, во всяком случае, потенциально. «Гамлет» – это описание пути царя, который будет благословением для своего народа, а после смерти будет проклинаем трусами на войне и шлюхами в быту. Но лучшими, наоборот, будет в веках прославлен – как король-жрец.

А.А.Меняйлов
http://www.vairgin.ru/video...
Как либералы врут про финансовое положение России

«РБК» в очередной раз продемонстрировало всем свою желтушность и чернушность. В материале с громким названием «Россия на фоне коронакризиса снова стала чистым должником» они уб...

«Всё это было, и повторится вновь»(с)

«Всё это было, и повторится вновь»(с) Вирусологи назвали заявление президента России Владимира Путина о создании российской вакцины от коронавируса «нелепым», так как эт...

Белорус о последних событиях: «Мне не оставили выбора. А Родина у нас одна!»

✔ Дорогие друзья! Давайте попробуем разобраться в том, что сегодня происходит в Белоруссии. Публикую отклик подписчика телеграм-канала Kotsnews, проживающего в белорусской глубинке. «Зд...