Владимир Терещенко. Учителя для Байконура и Прохоровки

0 143
Из цикла «СССР – проектная контора»
«Безбазбездна, то есть даром»
                                                     Сова
«Знайка шел гулять на речку, перепыгнул через овечку»
                                                                                            Незнайка

«Учиться, учиться, учиться» - эта ленинская фраза словно буддистская мантра повсюду сопровождала жизнь советских людей. Она пропитала все слои общества, а стремление к знаниям и образованию большую часть жизни страны были безусловным приоритетом ее граждан, их общей человеческой целью. Повысить квалификацию, получить специальность, познать законы бытия, постичь тайны вселенной, преобразовать природу и жизнь на Земле.

«Войну выиграли русские учителя физики и математики» - заявляли после войны германские генералы. За этим вроде лестным для учителей признанием кроется не столько уважение к их труду, сколько обычная европейская привычка переложить вину с больной головы на здоровую. Наши учителя подкачали, а не мы, элитные генералы. Человеческий фактор, нам не подконтрольный.

Даже все свалив на учителей, придется признать – едва ли ни лучшая в мире германская система образования вместе с выглядывающим из-за ее спины Вермахтом проиграли войну иной системе образования, представителями которой и были советские учителя. Главная, но отнюдь не единственной составляющей огромной и мощной системы. Да и система была с секретом.

Даровое и обязательное

Создать на базе малообразованного темного народа современное сильное государство – так можно выразить задачу, которую большевики воплощали в жизнь с первых дней во главе страны. Мечтатели? Еще какие! Без высокой мечты не бывает высоких достижений. Но большевики были еще и практиками. И они засучили рукава. Немедля, взялись за образование. Как сказали бы коучи янки: «Они точно знали, чего хотели». Вот отрывок из программы 2 съезда РСДРП 1903 года:

-Даровое и обязательное общее и профессиональное образование для всех детей обоего пола до 16 лет; снабжение бедных детей пищей, одеждой и учебными пособиями за счет государства.

-Право населения получать образование на родном языке, обеспечиваемое созданием на счет государства и органов самоуправления необходимых для этого школ; право каждого гражданина объясняться на родном языке и на собраниях; введение родного языка наравне с государственным во всех местных общественных и государственных учреждениях;

Интеллектуальный потенциал образовательной сферы был изрядно понижен Гражданской войной и эмиграцией образованных кадров. 80% учителей в 1927 году без специального образования. Данной причиной, как и небывалым творческим поиском, объясняется мощнейшая турбулентность процесса создания советской системы образования. Формат начальной, средней и высшей школы менялся все 20-е годы. То начинали прямо в школах обучать рабочим специальностям, то отменяли домашние задания и экзамены, то брали в ВУЗы на основе лишь пролетарского происхождения. К 30-м годам процесс поиска был практически завершен и уже давал первые плоды.

-Ликвидация безграмотности (ликбез). В 1887 году в Российской империи был принят циркуляр «О сокращении гимназического образования», получивший название «о кухаркиных детях». Он предлагал, что детей из бедных семей не нужно принимать в учебные заведения: «…гимназии и прогимназии освободятся от поступления в них детей кучеров, лакеев, поваров, прачек, мелких лавочников и тому подобных людей, детям коих, за исключением разве одаренных гениальными способностями, вовсе не следует стремиться к среднему и высшему образованию». Неудивительно, что по опросам, проведенным в 1897 г. в наиболее развитых регионах Российской империи, грамотными оказались 29,3% мужчин и 13,1% женщин. На периферии цифры были в разы ниже. Ко времени Первой мировой уровень подрос, но незначительно.

Большевики начали с этого. Создали комиссию, взялись обучать учителей-ликвидаторов. Открыли более тысячи школ, стали выпускать буквари, газеты и журналы по вопросам ликбеза. Наметили две основные группы – люди 18-30 лет (кадровый резерв хозяйственной деятельности) и беспризорники, коих начитывали от 4 до 7 млн.

Уже к 1927 г. вторую проблему по большей части решили, а из первой группы обучили 10 млн. человек. К 1936 году обучат уже 40 млн. и к концу 30-х грамотность среди взрослых достигнет 90%

-Среднее образование. Сложилась в более-менее стабильную систему: начальная школа (4 года), основное семилетнее образование, старшая ступень общеобразовательной школы (8-10 классы). Численность учащихся здесь достигла почти 12 млн. человек.

Высшее образование. Попытка формировать высшую школу на базе социального происхождения очень быстро привела к негативным результатам и ее признали ошибочной. Ошибку исправили. К 1930 году в советских ВУЗах обучалось 272 тыс. чел. (в 1914 г. – 127 тыс.) И это были уже хорошо подготовленные студенты и впоследствии кадры. Число научных работников достигло 25 тыс. чел. – вдвое больше, чем до революции. Кадровый потенциал индустриализации быстро рос и численно, и качественно.

-Национальные школы. Для того, чтобы реализовать право всех народов обучаться на родном языке, пришлось проделать дополнительную работу, каковой ранее никто в мире не знал. За 10-15 лет были созданы письменности для десятков национальных меньшинств. А как их выучишь без письменности? Подготовлены национальные учительские кадры, созданы учебники на всех национальных языках, открыты соответствующие школы, обеспечивающие тот же уровень образования, что и на русском языке. Этот подвиг нищей советской власти и через век все еще недооценен и недостижим.

Итак, лишь за 10 лет создалась уникальная система образования, обеспечившая всестороннее развитие СССР невиданными прежде темпами. Она готовила совершенно новый тип личности – человека творческого, созидательного, любящего учиться, стремящегося к саморазвитию.

Общие принципы советского образования

Советское образование было глубоким, системным и разумно структурированным. Оно обладало свойством, которое трудно объяснить даже сегодня – непрактичная избыточность получаемой базы знаний и нравственных основ, которые не к чему приложить в реальной жизни. Хотели и начали создавать нового человека невиданных качеств. И неплохо получалось.

Принципы образования выработались за время существования СССР следующие:

1.Равенство всех граждан, независимо от расовой и национальной принадлежности, пола, отношения к религии, имущественного и социального положения, свобода выбора языка обучения.

Обеспечивались такое равенство и такая свобода, ни больше, ни меньше, созданием полутора сотен национальных систем образования. Ведь для каждой народности, этноса, национальной группы приходилось готовить учителей, говорящих на национальных языках, учебники и пособия, строить школы в соответствие с территориальными особенностями, с традиционным образом жизни, менталитетом и увязывать их с общей системой и обязательной русскоязычностью.

И все это - с детского сада до академии наук.

2. Обязательность образования для всех детей и подростков.

В первые годы советской власти национальным глубинкам такая возможность для своих детей казалась сказкой, сегодня жалуются на насилие и вынужденный, отрыв от корней.

3. Государственный характер всех учебно-воспитательных учреждений. Единство системы образования и преемственность всех типов учебных заведений, обеспечивающие возможность перехода от низших ступеней к высшим и от одной отрасли знаний к другой.

Аттестат, полученный где-нибудь на Крайнем Севере или в отдаленной туркменской школе, позволял получать высшее образование в любом городе страны. А диплом бакинского или кишиневского института не был препятствием для получения работы по специальности в Таллине или Киеве, так как гарантировал нужное качество подготовки.

Эту систему часто ругают за отсутствие гибкости, невозможность внедрения новейших авторских оригинальных разработок в сфере образования. Отчасти это справедливо. При этом возникает вопрос без ответа: как такие оригинальные методики впоследствии объединить в общую базу знаний, а по-разному подготовленных специалистов интегрировать в единое народное хозяйство?

4. Бесплатность всех видов образования, содержание части учащихся на полном государственном обеспечении, выплата стипендий учащимся и студентам.

Очевидно, без бесплатности и возможности учиться на родном языке недостижима и обязательность. Ну, на то и система.

5. Научный характер образования, его постоянное совершенствование на основе новейших достижений науки, техники и культуры.

Так страна давала обязательство обучаемым поколениям, что их знания будут востребованы и по-научному качественны.

6. Единство обучения и воспитания, связь с жизнью, высоконравственный светский характер, сотрудничество школы и семьи, совместное обучение лиц обоего пола.

Как раз здесь и вызревал «новый человек». Не создание потребителей, не оказание услуг, а именно всестороннее воспитание, мощная социальная адаптация, школа жизни и школа мысли. Советские дети не боялись ступить на любую ступень в жизни (дошкольное воспитание - школа – профобразование – работа), потому что были отлично подготовлены, устремлены в будущее, и – очень важно! - их везде ждали. Чего и поныне лишены 80% детей в любой стране мира.

Одной из причин краха страны стало вызревшее за 70 лет противоречие между зашедшим в идеологический тупик государством и народом, своей подготовкой устремленным в будущее, но этого будущего перед собой не видевшим.

Как Пушкин убил Маркса

Дискуссии о том, кто мы, откуда и куда идем, шли все 20-е годы и половину 30-х. Марксизм, пролетарии, новая эра, мировая революция, освобождение народов от капиталистического гнета. Все это были прогрессивные, сильные идеи, и они оставляли в сердцах людей горячий отклик, но не закладывали серьезного фундамента, не формировали крупного мировоззрения. Приятно быть страной, приютившей болтавшийся европейским беспризорником «призрак коммунизма». Почетно чувствовать себя народом, впервые в мире взявшим свою судьбу в собственные руки. Но что дальше? Ведь Маркс не давал ответа на это вопрос. А нужда в ответе была, ведь масштаб свершений народа был огромен, беспрецедентен. Требовался найти эквивалент, который поднял бы и сознание народа на недосягаемый уровень - уровень высших достижений человеческого гения. И был найден неожиданный образ, этим требованиям ответивший, - Александр Сергеевич Пушкин. Отметили 100-летний юбилей смерти поэта. И буквально за две недели в сознании советских людей гений русской поэзии уничтожил основоположника коммунистического учения.

Возможно, подсказкой послужило празднование в Германии 100-летие смерти Гете тремя годами ранее или инициатива русской эмиграции «ударить пушкинским юбилеем по большевикам» с мировым размахом. Важнее, не почему так решили, а как получилось на деле.

Начали загодя. В 1935 году создали Пушкинский комитет во главе с Максимом Горьким. В состав входили многие высшие руководители, включая Ворошилова, Жданова и Куйбышева. Его филиалы возникли во всех союзных республиках, краях и областях, институтах и даже школах.

10 февраля 1937 года в Большом театре состоялось главное заседание во главе со Сталиным, которое транслировалось на всю страну. Следом по всей стране прошли митинги, собрания, заседания, концерты, фестивали, конкурсы, карнавалы. В каждой школе, каждом трудовом коллективе этому событию были посвящены разнообразные творческие мероприятия. В честь поэта во многих городах страны переименовывались площади и улицы, закладывались памятники. Иногда со свойственным эпохе перебором. Например, предлагалось установить фигуру поэта на стрелке Васильевского острова в Ленинграде меж Ростральных колонн, но ростом повыше. В конце концов довольствовались площадью перед Русским музеем и скромным проектом Шадра – Аникушина. И кажется, скромному гению там очень уютно.

К юбилею отреставрировали музей-усадьбу в Михайловском, пушкинскую квартиру на Мойке, 12.

Количество выставок, посвященных поэту в стране, не поддается подсчету. Были задействованы все советские музеи и библиотеки. Главными стали выставка в Государственном историческом музее, открывшаяся 16 феврали в 16 залах и в Эрмитаже в 19 залах. Там были собраны лучшие пушкинские экспонаты музеев и архивов страны.

Ведущие советские писатели, поэты, политические деятели, художники, знаменитости так или иначе откликнулись на это событие, чем повысили его значимость в глазах советских людей.

Книги Пушкина были переизданы тиражом 90 млн. экземпляров и оказались на книжных полках буквально в каждой семье. Благодаря юбилейному штурму Пушкин «вошел в каждый дом».

(Прижизненные тиражи гения русской поэзии не превышали 1200 экз., редактируемый поэтом знаменитый «Современник» продавался числом не более 200 экз., юбилейное академическое издание к 100-летию поэта в 1899 году составило 2000 экз., самый массовый 10-томник, выпущенный Сувориным достиг 15 тыс.)

Всего за несколько дней пушкинианы произошла сцепка советской действительности с русской и мировой историей, лучшими образцами русской и мировой культуры, повседневной героической советской реальностью и … всечеловеческим масштабом. «Вчерашний» Пушкин помог советским людям преодолеть скудность материальных буден и устремить взоры к ослепительным завтрашним высотам.

В русских крестьянах вдруг обнаружился внутренний аристократизм и человеческое достоинство. Высокие порывы, переживания, чаяния, мотивы вроде бы изнеженных героев Пушкина, а затем и вообще классики, им оказались близки и понятны.

Германские «общечеловеки» думали, что несут светоч культуры дремучим восточным варварам. В глазах «варваров», подружившихся с Пушкиным, те предстанут дикарями, коим и Гете не в прок.

Перед употреблением проверь

Война – испытание на прочность систем государства. Насколько они развиты, современны, способны к запредельным нагрузкам? ВОВ проверила их жестоким образом, и большинство государственных систем себя оправдали. Одной из таких систем оказалось образование, в частности, система подготовки кадров и освоения полученного опыта.

Поражения первых месяцев войны вынудило Генштаб обобщить причины неудач и начать искать пути к победе. По указанию Ставки ВГК начальник Генерального штаба Красной армии директивой от 27 июля 1941 г. потребовал, чтобы «все материалы, связанные с опытом текущей войны, выявляющие боевой опыт наших войск и новые боевые приемы войск противника, выводы и предложения по организации, ведению и обеспечению боя и операции и по управлению войсками незамедлительно направлялись в Оперативное управление Генштаба». Большое значение для повышения эффективности действий войск имели директивные письма Ставки ВГК № 1, 2, 317, директивы Ставки и Генштаба: «О борьбе с танковыми и моторизованными частями противника», «Об обеспечении стыков частей, соединений, армий и фронтов при ведении оборонительных действий», «О порядке овладения опорными пунктами противника в ходе наступления наших войск», «О приспособлении к обороне населенных пунктов», «О тактике борьбы с опорными пунктами противника» и другие. Важное место заняли приказы и директивы, обобщающие опыт применения родов войск: «Указания по организации артиллерийской обороны», «О недооценке инженерной службы и правильном использовании инженерных войск и средств», «Об улучшении работы связи в Красной армии», «Об изучении общевойсковыми командирами артиллерии и правильном ее использовании в бою», а также о боевом применении танковых войск, авиации и другие. Опыт борьбы с вражескими танками, главной ударной силой врага в первом периоде Великой Отечественной войны, был обобщен в «Инструкции по противотанковой обороне», изданной Генеральным штабом осенью 1942 г.

Событием огромного значения в деле внедрения боевого опыта в практику войск стало введение в действие в ноябре 1942 г. нового «Боевого устава пехоты». Во второй половине 1942 г. система накопления и обобщения информации по боевому опыту достигла такого уровня развития, что уже позволяла перейти к новым формам реализации результатов этой работы, из которых основной стало издание «Сборника материалов по изучению опыта войны».

Эффективным способом доведения результатов обобщения боевого опыта являлись публикации в журналах «Военная мысль», «Военный вестник», газете «Красная звезда» и других периодических изданиях. Самым оперативным изданием считалась «Красная звезда», которая во время войны выходила тиражом 300 тыс. экзем

До конца войны Ставка требовала от всех воинских подразделений изучать боевой опыт на постоянной основе, а не от случая к случаю. В приказе Верховного главнокомандующего № 16 в феврале 1944 г. говорилось: «Необходимо, чтобы боевой опыт и достижения передовых частей и соединений Красной армии стали достоянием всех наших войск, чтобы вся Красная армия, все ее бойцы и офицеры научились бить врага по всем правилам современной военной науки».

Разбор проведенных операций и боев считался одной из самых эффективных и быстрых форм доведения опыта войны до войск, поэтому в целях внедрения его в практику и использования с максимальной пользой Генштаб в приложении к своей инструкции дал примерный план — методику проведения разбора. Она обсуждалась на совещаниях, доводилась через официальные издания Генштаба, через журнал «Военная мысль». В мае 1944 г. была издана специальная директива, в которой командующим войсками фронтов приказывалось организовать разборы наиболее характерных операций и боев, проведенных зимой и весной 1943–1944 гг., в целях устранения недостатков в организации последующих боевых действий. Материалы фронтовых разборов представлялись в Генеральный штаб.

Так, в соответствии с директивой Генерального штаба от 22 апреля 1944 г. «в целях проверки выполнения войсками приказа НКО 1942 г. № 306 и изучения опыта построения боевых порядков войск при наступлении» всем фронтам предлагалось доложить, «как строились боевые порядки в наиболее характерных операциях… в том числе при пониженной укомплектованности войск»

К 1945 г. ежемесячный объем работы офицеров Управления по использованию опыта войны, связанный с ее технической обработкой и подготовкой к изданию, составлял в среднем 31,5 печатных листа текста (более 500 маш. л.) и 150 схем. Весь этот материал обобщался и излагался позже в уставных документах, наставлениях, инструкциях, сборниках материалов.

Не менее впечатляющей была работа по обучению новым методам бойцов «низового уровня».

Методики обучения подрывному делу, методики подготовки снайперов, саперов, партизан, сандружинниц, зенитчиков, танкистов, пехотинцев – для каждой боевой специальности с детальным скрупулезным описанием всех возможных боевых ситуаций. Вот некоторые из них:

              Руководство для ротных санитаров

В тех случаях, когда ротному санитару приходится приближаться к раненному, делая перебежки, он предварительно намечает путь движения и укрытые пункты остановок для передышки. Быстро вскочив с земли и добежав до пункта остановки (в среднем 20-40 шагов до каждого пункта остановки в зависимости от местности и огня противника), ротный санитар должен с бега лечь и отползти несколько в сторону. При перебежке он должен держать оружие (карабин, автомат) в правой руке.

Указания по организации и действию штурмовых групп и групп разграждения (от 2.05.1944г)

6.Получив задачу, командир штурмовой группы устанавливает простые сигналы внутри группы и со средствами усиления

7.В устном приказе на местности командир штурмовой группы указывает:

А) единые ориентиры

Б) время и место занятия исходного положения штурмовой группой

В) какие огневые средства и по какой амбразуре ДОТ/ДЗОТ будут вести огонь в их огневой позиции

Г) в каком порядке будет производится атака и подрыв ДОТ

Д) задача орудий, противотанковых ружей, пулеметов, саперов

Е) сигналы для управления

Ж) порядок питания боеприпасами и вынос раненых

З) свое место и место заместителей.

                           ППШ в рукопашном бою, 1943 г.

Пистолет-пулемет в рукопашном бою в руках умелого автоматчика может послужить и холодным оружием. В ночном бою, когда стрелять по тем или иным причинам не представляется возможным, или израсходованы все патроны, или если просто выгодней уничтожить врага в рукопашной схватке, используй пистолет-пулемет. Бей врага прикладом, не давая ему опомниться. Вскочив в окоп, немедленно вступай в схватку. Помни: в узких местах окопа, имея короткое оружие, ты хозяин положения: противник с винтовкой скован в движении, ему труднее повернуться, труднее парировать удар.

      Памятка партизана 1942 г. Как устроить поджог спичками

Способ первый. Возьми две коробки спичек и насыпь их в кусок марли или обыкновенную тряпку. Продырявь ее в нескольких местах для доступа воздуха. Тряпку слегка пропитай каким-нибудь маслом. Вложи внутрь спичечной кучки пеньковый фитиль. Для расчета длины фитиля знай, что он горит со скоростью 1-2 см в минуту. Рядом с зажигательным зарядом положи кусок тряпки или пакли, пропитанной маслом, чтобы усилить огонь. Подожги фитиль, он горит тлея, без пламени, и уходи. Пожар произойдет в твое отсутствие.

Способ второй. Положи спички в коробку с мастикой или с кремом для обуви. Присоедини к спичкам фитиль. Перед употреблением проверь, хорошо ли горят эти составы, поджигая их в небольших количествах.

Все тщательно прописанные действия имели силу реального опыта, где каждая мелочь может спасти жизнь или ее погубить. Они несли на себе печать: «Перед употреблением проверено!»

На этом фоне германское «обобщение опыта» выглядело довольно странно. Их инструкции требовали более тщательного… выполнения инструкций, написанных накануне войны.

-Вести постоянную борьбу особенно ответственным командирам с беспечностью, выражающейся продвижением вперед толпой, в легкомысленном продвижении через просматриваемые участки местности, недостаточной маскировке, шуме, производимом техническим имуществом, громких разговорах.

-Обучение стрельбе через голову своих войск и через промежутки. С фронта поступают жалобы, что этим навыком больше просто никто не владеет.

-Преодолеть ленность в рытье окопов. В ходе войны она приводит к большим потерям. В то время, как русские основательно окапываются, если не атакуют, немецкий пехотинец ожидает это только тогда, когда рвутся снаряды.

-Освоить чтение несовершенных карт, ориентировка по компасу, солнцу, луне и звездам.

-Придавать большое значение управлению огнем стрелковой роты, объединению стрелков, задействованию снайперов, соединение минометного огня с винтовочным и пулеметным, составление планов огня, простых схем огня.

-Офицер и младший командир должен уметь управляться со всеми видами вооружения своего рода войск.

-Воспитывать командиров так, чтобы они считали своим долгом как можно чаще лично составлять себе представление об обстановке. Необходимо бороться с тенденцией докладывать о любом противнике как о сильном, представлять разведывательные атаки отдельных рот против участка дивизии как отраженную атаку. Если какой-то населенный пункт занят без боя, следует докладывать, что он был не «захвачен», а «занят»

https://cyberleninka.ru/article/n/rekomendatsii-nemetskogo-komandovaniya-po-provedeniyu-obucheniya-chastey-vermahta-na-sovetsko-germanskom-fronte-na-osnovanii/viewer

Известен и такой факт германской «учебы». Первые обморожения были зафиксированы на Ленинградском фронте в октябре 1941 года. В декабре «блокадные медики» передали фронту новую разработку мази от обморожения, очень эффективное средство. Немцы стали лечить прижиганием, тоже эффективно увеличивая летальные исходы среди раненных. Так до конца войны ничего лучшего и не придумали.

Вспоминаются две замечательные «германские фразы», одна из художественного произведения, другая от признанного военного гения.

«Только дураки учатся на своих ошибках» (Ангелика Бюхер, «Щит и меч»).

«Причина поражения 6-й армии под Сталинградом – русские освоили наши методы ведения войны». (Генерал фельдмаршал Эрих фон Манштейн).

Паника в Нью-Йорке

Успехи советской науки в космосе и в фундаментальных дисциплинах обеспокоили Запад. В Конгрессе США выступали всяческие специалисты, пытавшиеся найти «священный Грааль» советских успехов. Печатались статьи, доклады, проводились конференции.

К техническому образованию они не знали, как подступиться, поэтому начали с гуманитарного, где у них по собственным убеждениям должно быть превосходство. Но их ждало разочарование.

Исследователями было подсчитано что литературный запас слов у школьников из СССР и США находится на разном уровне. Если в четвёртом классе школы СССР ученик обладал запасом из 8000 слов, то в американской - не более 2000.

В советских школах детей с раннего возраста знакомили с литературными произведениями, рассчитанными на их возраст или просто доступными их пониманию. В США обходились базовым букварем без художественных текстов и сложных грамматических конструкций.

Одним из базовых принципов обучения был «контроль над словарным запасом». Это такие учебники, где на протяжении сотен страниц, не найти ни одного нового слова. Ноу-хау от американского образования! Учили родному языку как иностранному.

В работе английского профессора, сотрудника центра по изучению России при Университете Джона Кэрролла в Кливленде Артера Трейса «Что знает Ваня, и не знает Джонни», вышедшей осенью 1961 года, сравниваются учебники России и США. Ключевым фактором, по мнению Трейса, является раннее обучение детей чтению. В России дети начинают учиться в школе в семь лет, на год позже, чем в США. Но благодаря фонетическому методу обучения они за несколько недель осваивают все буквы кириллического алфавита. А затем все ученики - и одаренные, и не очень - занимаются по стандартному учебнику для первого класса, словарный запас которого 2000 слов. Для сравнения, в американском учебнике начального уровня «Играй вместе с Диком и Джейн» словарный запас 158 слов. «Смотри, как я бегу, - сказала Салли. - Смотри, как бежит Спот. Ой, как весело!». И впрямь смешно.

Трейси для оправдания тщательно ищет воздействию пропаганды, но находит и разумное.

«Ученик читает сусальные рассказы о любви Ленина к детям. Ему внушают, что он должен быть опрятным, усердно учиться, говорить правду, кормить зимой птиц, помогать старушкам переходить дорогу и заботиться о папе, когда мама на работе. Но он также узнает о жизни муравьев, пчел и белок. Его учат, как посчитать, сколько грибов на полянке, сколько птичек на ветке, а также как распознать следы зайцев, лисиц и волков. Не меньше трети этого учебника составляют самые настоящие литературные произведения - стихи Пушкина, Лермонтова, Некрасова, русские басни и короткие рассказы Льва Толстого.

Во втором классе советские школьники с помощью чтения удваивают свой словарный запас до 4000 слов. В третьем классе, благодаря замечательному 384-страничному учебнику - до 8000 слов. Третьекласснику даются начальные знания обо всем, от рек и стали до лягушек и ветра. Им преподают основы анатомии и медицины и как взрослым объясняют, что такое кости, мускулы, легкие, сердце, ухо, инфекционные заболевания и шесть основных бактерий, причем весь материал подкрепляется иллюстрациями. В учебник для чтения включены рассказы лучших писателей - Чехова, Тургенева, Горького.

Ученик советской школы заканчивает четвертый класс со словарным запасом в 10 000 слов, и он готов к систематическому изучению русской литературы, истории, географии и иностранных языков. Для сравнения, в США четвероклассник все еще занимается по «базовому» учебнику со запасом 1800 слов: где «дается идеальный образ среднего класса» со схематичными мамами и папами, живущими в «гипотетическом и стерильном мире», пресные истории, написанные тремя никому не известными женщинами».

Трейс обнаружил: 45% изучающих английский язык советских семиклассников, знают английскую литературу лучше, чем их американские сверстники.

(Как нам известно, образование американцев не стало лучше. Зато мы сегодня быстрыми темпами стремимся к демократическому идеалу).

«Я узнал, что у меня есть хорошая семья»

Неоднократно я высказывал мысль, что Великую Отечественную войну нашим историкам следует рассматривать в качестве бинокля в глубокую древность России. Можно сказать и шире: СССР – это тоже подобное «устройство». Успехи советского образования не могут не поражать, но они ведут к мысли, что у таких успехов были корни. Что-то мы не знаем о русской истории и собственном народе…

Русские люди по природе наблюдательны. Свои наблюдения они всегда умели собирать в систему и передавать будущим поколениям. В рассказе Бориса Шергина «Запечатленная слава» говорится про науку хождения по Северному-Ледовитому океану, веками бережно хранимую.

Новгородцы и дети их, архангельские поморы, науку мореплавания называли «морское знание», а судостроение обозначали словом «художество».

Еще во времена стародавние северорусские мореходцы стали закреплять свой опыт письменно. Надобно думать, уже в XVI столетии, если не раньше, распространялись среди архангельских поморов эти «уставы морские», «морские указы», «морские урядники» и «книги морского ходу». Это была литература стихийно-народная, самобытно-русская. С глубоким прискорбием надобно отметить, что невнимание, равнодушие, пренебрежение, при содействии всеистребляющего времени, сделали то, что от морской старинной литературы остались одни фрагменты и отдельные устные свидетельства. То, что рассыпано ворохами, приходится собирать крохами.

В этих «морских уставцах», «указцах» обсказаны корабельные маршруты из Белого моря во все концы Студеного океана, на запад, в Скандинавию и «восток», к Новой Земле и Печоре. Практическая часть этих манускриптов вполне соответствует печатным лоциям нашего времени. Древнесеверная рукописная лоция не только зрительно преподносит береговые попутные приметы, но буквально ощупывает дно морское, с подводными коргами, поливными лудами, играми. Старорусские лоции составлялись многоопытными людьми, которые «своими боками обтерли» описанные пути. Путеводительную часть старопоморской лоции сопровождали иногда «особые статьи» о природе ветров, о распорядке приливо-отливных течений, весьма сложных в Белом море, о том, как предугадать погоду по цвету морской воды, по оттенку неба, по движению и по форме облаков. Эти статьи дополняет «Пловущий ледяной указ», или «Устав о разводьях и разделах, како суды ходити и кормщику казати». Здесь говорится о том, что опытный кормщик знает суточное время прохода меж льдов, ибо судоходные разводья во льдах регулярны, поскольку регулярна череда суточных морских приливов и отливов.

Архангельские поморы досконально изучили «мудреный обычай» своего моря. Вот записанные Н. И. Рождественской слова мезенского крестьянина Малыгина:

«В нашей местности (Койденский берег) разное течение воды у прилива и отлива. Три часа идет в нашу сторону, на полунощник (северо-восток). Потом три часа идет в шелоник (юго-запад). Так ходит и прибылая и убылая вода. От берега в голомя, на Моржовец вода компасит: два часа идет под полунощник, потом под восток идет три часа, потом под юг около трех часов, потом под запад идет четыре часа.

Опытно знаем, по компасу сверено...

Хождение воды в ту или другую стороны, на убыль или на прибыль, и у Кедовского берега бывает не круто и не тихо. В послонке вода идет кротко, а у Воронова Носа прилив и отлив ходит яро — волну разводит».

Другим видом северной народной литературы является письменное закрепление морских правовых обычаев. На основе уставных правил, корни которых уходят во времена новгородские, регламентируются не только практически деловые, но и нравственно-моральные отношения мореходцев-промышленников и друг к другу и к обществу. Эту древнюю юриспруденцию содержит, например, «Морской устав новоземельских промышленников».

Так может и другие мореходы действуют подобным образом? Такая практика у других не зафиксирована. А какая практика, такие и суда.

«По поводу указа Петра Первого, повелевающего строить суда исключительно по голландскому образцу, архангельский мореходец Федор Вешняков в своей «Книге морского ходу» рассуждает: «Идущие к Архангельскому Городу иноземные суда весною уклоняются от встреч со льдами и стоят по месяцу и по два в Еконской губе до совершенного освобождения Гирла от льдов. Пристрастная нерассудительность поставляет нам сии суда в непрекословный образец. Но грубой кольской лодье и нестудированной раньшине некогда глядеть на сей стоячий артикул. Хотя дорога груба и торосовата, но, когда то за обычай, то и весьма сносно. . . Чаятельно тот новоманерный вид судов определен на воинский поход и превосходителен в морских баталиях. Но выстройка промышленного судна, в рассуждении шкелета или ребер, хребтины или киля, образована натурой моря ледовитого и сродством с берегом отмелым».

Как мы видим, и в позднем средневековье русские скрупулезно собирают и передают знанья друг другу. Можно по временной шкале опуститься ниже и вспомнить про берестяные грамоты. Ученые отмечали, что новгородцы уже в 11 веке были поголовно грамотны, включая детей и женщин (в Европе грамотные женщины в диковинку и в 13 веке). Историк Борис Рыбаков в 1948 году опубликовал исследование «Ремесло Древней Руси», где говорится:

«Существует укоренившееся мнение, что церковь была монополистом в деле создания и распространения книг; мнение это усиленно поддерживалось самими церковниками. Верно здесь лишь то, что монастыри и епископские или митрополичьи дворы были организаторами и цензорами книжного списания…»

Он приводит цифры для 14-15 вв. Из 110 писцов 63 человека, 57% миряне. На рубеже первого тысячелетия писцов монахов попросту нет. Зато в ходу прописи для обучения грамоте. А вот к 18-19 веку церковь превратит поголовно грамотный русский народ в неграмотного.

Как-нибудь опустимся и ниже.

Эх бы нынешним кремлевским дурням знать да понять – в народе русском весь мировой опыт то и сосредоточен.

Неча у других «артикул и образец» искать, коли «собственна рожа крива, а башка дурна».

Учиться сообща

Получается, советская власть просто создала условия, в которых сохранение и передача знаний, так любимые и почитаемые русским народом, стали высоким всеохватным стандартом и всенародным культом. А уж куда готовить – для освоения Севера, Курской битвы или полетов в космос – дело десятое, прикладное.

Из сказанного выше можно и не делать никаких выводов, потому что робость берет. А можно и преодолеть эту робость, потому что надо.

1.Талант русского народа сохранять знания и передавать их, учиться и учить других уникален.

2.По-настоящему сохранять и передавать знания, учиться по большому счету можно только вместе, сообща. Знания, собранные и запертые в одной голове, прокисают.

3.Как русские учиться и учить, очевидно, никто не умеет. И это еще один фактор в дополнение к пяти, отмеченным в статье «Самый великий народ в мире» (http://pravosudija.net/article/vladimir-tereshchenko-samyy-velikiy-narod-v-mire)

4.Когда знания и навыки не удается передать из уст в уста, из рук в руки, они транспортируются у русских через кровь, генетически.

- Отец, змей старый, так и не передал секрета. Помер, так и не передал. В могилу утащил, жила рваная. («Андрей Рублев», новелла «Колокол»)

Владимир Терещенко

Автор приносит глубокую благодарность Андрю Олищуку, военному историку, поисковику и исследователю из Калининграда за методические материалы времен ВОВ.

Его адрес: https://vk.com/id256631878адрес поддерживаемого им сайта: https://pamyat-naroda.ru

Обсудить на https://vk.com/id700821009и на https://dzen.ru/id/640d7ac584929771f340368a

30 ноября, 2023 - 23:48

Сайт ПРАВОСУДИЯ.НЕТ: http://pravosudija.net/article/vladimir-tereshchenko-uchitelya-dlya-baykonura-i-prohorovki


Мат.

Вместо эпиграфа:“Нет такой чистой и светлой мысли, которую бы русский человек не смог бы выразить в грязной матерной форме.” Русский мат – это сложная и, безусловно, уникальная языковая ...

Россия дала — Россия взяла. Объясняем, почему Украина никогда не зарабатывала на свою индустриализацию и энергетику

Когда-то Леонид Кучма признался в эфире российского телеканала — власти новой Украины намеренно врали о том, что республика при СССР была «донором». Однако вскоре Киев об этом забыл и вновь стал сочин...