МИТРОФАН ИВАНОВИЧ НЕДЕЛИН. РВСН - ЩИТ И МЕЧ ДЕРЖАВЫ (часть II)

119 3359


Продолжим рассказ о службе Митрофана Ивановича Неделина в рядах Вооружённых сил Советского Союза в самом конце войны и послевоенный период и его деятельности по созданию Ракетных войск стратегического назначения.

М.И. Неделин участвовал в боях за Днепр, в Ясско-Кишинёвской, Будапештской и Венской операциях, в том числе, в боях за освобождение Болгарии и Югославии. Особенно отличился в боях у венгерского озера Балатон, когда 18-26 января 1945 года гитлеровцы предприняли у озера Балатон мощное контрнаступление, пытаясь закрыть войскам Красной армии путь в Австрию и Южную Германию – последние районы, где была сконцентрирована германская военная промышленность.

Командуя артиллерией 3-го Украинского фронта генерал-полковник артиллерии М.И. Неделин использовал пушки и минометы для массированных огневых атак, создавая на направлениях главного удара врага большие артиллерийские плотности — по 50-80 стволов на километр фронта. Имея уже богатый боевой опыт, в годы Великой Отечественной войны он проявил себя как очень эффективный командир. Его в шутку называли «укротителем фашистского зверья». «Тигры» и «пантеры» были гордостью гитлеровских танковых войск и главной ударной силой вермахта.

Искусство борьбы с тяжелой техникой противника Неделин освоил в совершенстве. Например, он мастерски использовал тактику завлекающих батарей: по наступающим немецким танкам несколько его артиллеристов с флангов неожиданно открывали огонь. Фашисты разворачивали танки на их подавление и попадали под огонь основных сил советской артиллерии.

В том числе благодаря его мудрому и аккуратному командованию советские войска с успехом провели последнюю оборонительную операцию – Балатонскую. Тогда Гитлер отчаянно бросил все свои резервы – последние «тигры» и «пантеры» – в наступление, но так и не смог прорвать советскую оборону.

Восточнее венгерского села Шерегейеш, где шло наступление главных ударных сил фашистов, по приказу М.И. Неделина была сосредоточена созданная крупная группировка из 160 орудий и миномётов, обрушившая на противника сокрушительный огонь на 3-километровом участке. Внимательно следя за манёврами танковых лавин, менявших направление атак в поисках слабых мест нашей обороны, М.И. Неделин в срочном порядке выдвинул им навстречу мощные артиллерийские заслоны. В результате 10-ти дневных ожесточённых боёв, гитлеровцы потеряли до 45-ти тысяч солдат, около 500 танков и штурмовых орудий, до 300 пушек и миномётов, около 500 бронетранспортеров.

Значительная часть немецкого вооружения была уничтожена артиллеристами под командованием генерал-полковника артиллерии Неделина Митрофана Ивановича. Это позволило 3-му Украинскому фронту перейти в решительное наступление на Венском направлении.

После войны генерал-полковник артиллерии Митрофан Иванович Неделин продолжил службу в Вооружённых силах СССР.

С июля 1945 года по апрель 1946 года он служил в должности Командующего артиллерией и члена Военного совета Южной группы войск.

С апреля 1946 года М.И. Неделин являлся: Начальником штаба артиллерии Управления Командующего артиллерией Сухопутных войск (по май 1946 года); Начальником штаба артиллерии Вооружённых Сил СССР (по ноябрь 1948 года).

В ноябре 1948 года генерал-полковник артиллерии Неделин Митрофан Иванович был назначен на должность Начальника Главного артиллерийского управления Вооружённых Сил СССР.

1948 год на артиллерийском полигоне

С марта 1950 года он являлся: Командующим артиллерией Вооружённых сил СССР (по январь 1952 года); заместителем Военного Министра СССР по вооружению (назначен на должность согласно Решению Политбюро ЦК ВКП(б) от 17 января 1952 года); вновь — Командующим артиллерией Советской Армии (с апреля 1953 года по 21 марта 1955 года); заместителем Министра обороны СССР по специальному вооружению и реактивной технике (по декабрь 1959 года).

С момента назначения на должность Начальника штаба артиллерии Вооружённых Сил СССР (с 1946 года) деятельность Митрофана Ивановича Неделина была напрямую связана с работами по повышению обороноспособности Вооружённых сил СССР, и с работами по созданию в СССР реактивной и ракетной техники, и в связи этим — с вопросами организации работ конструкторских бюро и промышленных предприятий, с созданием инженерных (ракетных) частей и полигонов.

Генералиссимус И.В. Сталин Холст, масло Государственная Третьяковская галерея, Москва. Худ. Решетников Федор Павлович

29 апреля 1946 года с 21 часа до 22 часов 45 минут в Кремлевском кабинете И.В. Сталина проходило совещание по вопросам ракетостроения и ракетного оружия. Поводом для его проведения послужила докладная записка И.В. Сталину от 17 апреля 1946 года за подписями Л.П. Берии, Г.М. Маленкова, Н.А. Булганина, Б.Л. Ванникова, Н.А. Вознесенского, Д.Ф. Устинова и Н.Д. Яковлева.

Этим Постановлением был создан Специальный комитет по реактивной технике при Совете Министров СССР под председательством Г.М. Маленкова. В состав комитета вошли: заместители Председателя Д.Ф. Устинов и И.Г. Зубович; члены комитета Н.Д. Яковлев, П.И. Кирпичников, А.И. Берг, П.Н. Горемыкин, И.А. Серов и Н.Э. Носовский.

На начальном этапе работ по ракетной технике Митрофан Иванович Неделин был одним из основных руководителей создания и испытаний первой советской ракеты Р-1, разработанной по чертежам немецкой баллистической ракеты «V-2» («Фау-2»), ракеты «Р-1» с улучшенной системой управления. Он лично участвовал: в создании бригад особого назначения и их оснащение ракетами дальнего действия, в решении вопросов связанных с деятельностью Академии артиллерийских наук Министерства Вооружённых сил СССР, работавшей в 1946-1953 годах по следующим направлениям: боевое применение артиллерии, баллистика и артиллерийское вооружение, наземная стрельба, стрельба наземной артиллерии и стрелково-пушечного вооружения, реактивное вооружение, радиолокация и артиллерийские приборы, механическая тяга артиллерии и история артиллерии.

Р-1 первая мощная советская баллистическая ракета на базе документации ФАУ-2 с улучшенной системой управлени

14 июня 1952 года Совет Министров СССР издал Постановление № 2758-1038сс «О Главном артиллерийском управлении Военного министерства СССР», согласно которому «в целях ликвидации двойственности в руководстве Главным артиллерийским управлением Военного министерства СССР, повышения ответственности за разработку, испытания и приём нового и серийного оружия для оснащения Советской Армии, а также в целях улучшения» Главное артиллерийское управление было изъято из подчинения Командующего артиллерией Советской Армии и переподчинено непосредственно заместителю Военного министра по вооружению, то есть генерал-полковнику артиллерии М.И. Неделину.


Особый размах новой отрасли советской промышленности – ракетостроению – а, следовательно, и расширению ее научно-исследовательской базы, был дан с наступлением 50-х годов ушедшего столетия. Тогда, когда угроза новой агрессии со стороны США и образованного годом ранее блока НАТО, причем с применением атомных средств нападения, стала отчетливой и вполне реальной. Не имея в своих арсеналах средств поражения главного вероятного противника на его собственной территории, советское военно-политическое руководство во главе со Сталиным И.В. начало поиск вариантов по защите страны и населения от возможной ядерной агрессии. (см. интереснейший материал Александра Ясакова в соавторстве с В.И. Ивкиным https://cont.ws/@yasakovai/183...    " Митрофан Иванович Неделин. Правда и вымыслы легендарной биографии").

Результатом такого поиска стало комплексное решение, объединяющее несколько параллельных шагов, как то:

‒ создание вдоль границ страны мощнейшей авиационной истребительной группировки на реактивных самолетах в составе Войск воздушной обороны Приграничной линии;

‒ развертывание единой системы радиолокационного обнаружения вражеских самолетов, оповещения своих войск об их появлении и наведения авиации на вторгнувшегося с воздуха противника;

‒ форсирование работ над системой «Комета» в целях борьбы с авианесущими кораблями США и Великобритании;

‒ экстренное развертывание работ по созданию высокоэффективной системы ПВО городов и стратегических объектов, построенной на комплексном использовании современных средств обнаружения и поражения, а именно на радиолокации и зенитных управляемых ракетах. Системе присвоили шифр «Беркут».

Работы по двум последним направлениям возглавил инициировавший их, заместитель Председателя Совета Министров СССР, председатель Специального комитета при Правительстве страны, Маршал Советского Союза Лаврентий Павлович Берия. Ближайший сподвижник Сталина И.В., самый одаренный и способный из окружения вождя, жесткий управленец, он был незаконно арестован, оболган и ликвидирован в 1953-м. Советская партократия, устранив Берия Л.П. от власти, не только уничтожила его физически, она превратила его имя во вселенского монстра, на долгие десятилетия растоптав любую правду о нем. Действительность была иной. Берия Л.П. являлся человеком неиссякаемой энергии, необыкновенной целеустремленности, работоспособности и многих дарований, способным решать и решавшим любые по трудностям и масштабам задачи. Именно под его руководством и управлением полуразрушенная страшнейшей войной страна в кратчайший срок смогла создать практически с полного нуля немыслимое по сложности и трудоемкости ядерное оружие. Только его напористостью и организацией за считанные месяцы начинали работать новейшие заводы и комбинаты, за пару-тройку лет запускались целые отрасли промышленности. В это трудно поверить, но строительство электростанций и каналов, нефтеперерабатывающих заводов, ведение геологоразведочных работ в масштабах страны, возведение знаменитых «сталинских» высоток, планирование железнодорожных перевозок, работу по созданию бактериологического оружия организовывал, по сути один человек. Остальные выполняли. И имя этому человеку – Лаврентий Павлович Берия.

Отчетливо понятно, почему архисложная задача по форсированной разработке систем «Комета» и «Беркут» была поручена именно ему. И это несмотря на то, что «атомный проект» СССР, возглавляемый Берия Л.П., был еще далеко не закончен.Лаврентий Павлович поставленные новые задачи выполнил. «Комета» пошла в серию в январе 1953-го, строительные работы по развертыванию системы «Беркут» вокруг Москвы в тот же год уже подходили к завершению. Чтобы обеспечить такой результат, им была выстроена мощнейшая производственная и научно-исследовательская кооперация, объединившая в своем составе многие десятки заводов, фабрик, НИИ и КБ почти всех союзных министерств!

Р2 первая советская  баллистическая ракета дальнего действия

Скорые и неоспоримые успехи в области создания самолетов-снарядов и зенитных управляемых ракет уже на этапе их разработки продиктовали Сталину И.В. новое решение. Оно возложило на Берия Л.П. расширенные задачи. В августе 1951 года ему было поручено наблюдение еще и за работами над ракетами дальнего действия. До того самого момента эти работы курировались первым заместителем Председателя Совета Министров СССР Булганиным Н.А. Успехи в названной области были скромными. За пять лет в головном НИИ-88 смогли создать ракету Р-1 с дальностью 270 км, точную копию германской ФАУ-2, и принять «единичку» на вооружение. Ее серийного производства не начинали. Конструктивно очень близкую к предыдущей ракету Р-2, чья максимальная дальность составляла 590 км, на тот момент тоже завершили. Но принять на вооружение ее только предстояло, так же как и довести «до ума». 

С Р-3, рассчитанной на достижение дальности в 3000 км, уже как четыре года ничего не получалось. Настолько же не получалось и с зенитными управляемыми ракетами, с Р-101, аналогом германской «Вассерфаль», и с Р-112, модернизированным вариантом германской же «Шметтерлинг».

Боевое применение ракет Р-1, и в перспективе Р-2, планировалось осуществлять специализированными соединениями – бригадами особого назначения РВГК. В подчинении Командующего артиллерией Советской Армии имелось две таких. Обе небоеготовых. Одна по причине незаконченности формированием. Другая – из-за передачи части своих подразделений первой и необеспеченности материальной частью. Единственный арсенал для хранения боевых ракет не достроили.

В таком состоянии «хозяйство» принял Берия Л.П. Его дальнейшие решения были быстрыми, простыми, четкими, обоснованными. Работы по ракетам Р-101 и Р-112 немедленно прекратили. В составе Резерва Верховного Главного Командования дополнительно сформировали четыре бригады особого назначения, две в 1951-м, две – в 1952 году. В последующем запланировали сформировать еще четыре. Организовали подготовку инженерных и офицерских кадров. Начали строительство четырех новых крупных арсеналов для хранения ракет дальнего действия. Окончательно обосновали порядок боевого применения ракет Р-1, утвердив его у Сталина И.В. Разработали и приступили к реализации плана приведения бригад в постоянную боевую готовность. Единоличным решением Берия Л.П. была прекращена и разработка ракеты Р-3. Взамен нее Королев С.П., руководство НИИ-88 и Министерство вооружения получили решительное «добро» Лаврентия Павловича на официальное и полномасштабное развертывание работ по ракетам Р-5 с дальностью 1200 км и Р-11, идущей на смену Р-1 и отрабатываемую на высококипящих компонентах топлива. Благо опыт в НИИ-88 по созданию подобных двигателей для зенитных ракет системы «Беркут» имелся у Исаева А.М.

р-5 первая баллистическая ракета СССР с ядерной боеголовкой

Одним из взвешенных и своевременных решений Берия Л.П., реализованным по данному направлению деятельности, стало строительство единой производственной базы, завода № 586 министерства вооружения, в г. Днепропетровске. Запланированный первоначально в качестве производства ракет Р-1 и оборудования систем «Беркут» и «Комета», завод в последующие годы советской власти стал одним из крупнейших научно-производственных объединений СССР, знаменитым «Южмашем». Вклад этого объединения в достижение ракетно-ядерного паритета между нашим Отечеством и Соединенными Штатами Америки, был колоссальным.

И последнее о Берия Л.П. - 12 февраля 1953 года на стол перед председателем Тройки по руководству специальными работами, в качестве которого его определил Сталин И.В. за полмесяца до того, легли два проекта Постановлений Совмина. О плане опытно-конструкторских и о плане научно-исследовательских работ по ракетам дальнего действия на 1953-1955 годы. Подписывать их он не имел права, ибо с февраля 1951-го это мог делать только Сталин И.В. Но глава государства давно перестал выполнять такую процедуру, какой бы важностью и срочностью документы не отличались. Поэтому на первых листах обоих проектов Постановлений свои резолюции наложил Берия Л.П. Синим карандашом, как всегда аккуратным красивым почерком и единственный из состава Тройки: «За = Л.Берия 12.II».

На следующий день, зарегистрированные в Управлении делами Совета министров СССР Постановления приняли силу закона. А подпись Берия Л.П. на них определила вектор развития советского тяжелого ракетостроения на долгие годы вперед. Потому что санкционировала масштабные работы над семейством новых ракет, уже совершенно непохожих на своих германских предшественников. Здесь были Р-5 и Р-11, модернизированные варианты которых в последующем стали первыми в Советском Союзе носителями атомных головных частей. Р-12, тоже первая, но выполненная на высококипящих компонентах топлива стратегическая ракета средней дальности. И, главное, здесь в качестве особо важных государственных задач были определены исследования, призванные обеспечить разработку сверхдальних баллистических и крылатых ракет на дальность 8000 км. Темы Т 1 и Т 2, из которых уже в скором будущем материализуются первая межконтинентальная и космическая королевская Р-7, «Буря» Лавочкина С.А. и «Буран» Мясищева В.М.

Вот и получается, как тут не крути, а мероприятия определившие пути развития РВСН, а также дорогу в космос Королеву С.П., Гагарину Ю.А., а с ними и всему человечеству, от лица советского Правительства и советской Державы открыл Лаврентий Павлович Берия."

5 марта 1953 года умер Иосиф Виссарионович Сталин...

Из воспоминаний Смиртюкова М. С., заместителя заведующего секретариатом Совнаркома СССР: "Никакого «заговора Берии», о котором так много говорили потом, на самом деле не существовало. Товарищи по Президиуму ЦК арестовали его превентивно. Уж очень они боялись его интриганских способностей. Боялись, что он сможет провернуть что-нибудь эдакое. Но заговор был придуман потом, чтобы как-то объяснить массам, за что арестовали самого верного ученика Сталина."

Заручившись поддержкой большинства членов ЦК и высокопоставленных военных, Хрущёв 26 июня 1953 года созвал совещание Совета Министров СССР, где поднял вопрос о соответствии Берии занимаемой должности и снятии его со всех постов, кроме члена Президиума ЦК КПСС. Среди прочих, Хрущёв озвучил обвинения в ревизионизме, антисоциалистическом подходе к обострившейся ситуации в ГДР и шпионаже в пользу Великобритании в 1920-х годах. Известный писатель и журналист Е. А. Прудникова, основываясь на анализе письменных источников и воспоминаниях современников, доказывает, что Л. П. Берия был убит при аресте, а весь судебный процесс является фальсификацией, призванной скрыть истинное положение дел.

Версия о том, что Берия был убит по приказу Хрущёва, Маленкова и Булганина 26 июня 1953 года группой захвата непосредственно в ходе ареста в своём особняке на Малой Никитской улице представлена в документальном фильме-расследовании журналиста Сергея Медведева, впервые продемонстрированном на Первом канале 4 июня 2014 года. Аналогичной версии придерживался и сын Лаврентия Павловича - Серго Берия.

Но вернёмся к судьбе основного героя данного материала. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 4 августа 1953 года генерал-полковнику Неделину Митрофану Ивановичу было присвоено воинское звание «Маршал артиллерии».

В августе-сентябре 1954 года Командующий артиллерией Советской Армии Маршал артиллерии Митрофан Иванович Неделин участвовал в учениях с применением атомного оружия, которые проходили на Тоцком полигоне, между Куйбышевом и Оренбургом. Руководил этими учениями первый заместитель Министра обороны СССР, Маршал Советского Союза Георгий Константинович Жуков. В этих учениях участвовало не менее 45-ти тысяч человек личного состава, 600 танков и самоходных артиллерийских установок, 500 орудий и миномётов, 600 бронетранспортёров, 320 самолётов и 6 тысяч тягачей и различной автомобильной техники.

14 августа 1954 года в 9 часов 33 минуты по московскому времени в полосе действующих войск с самолёта-носителя была сброшена атомная бомба мощностью порядка 40 тысяч тонн в тротиловом эквиваленте и произведён воздушный ядерный взрыв. Это было единственное учение в СССР с применением ядерного оружия в то время как в США, в 1951-1956 годах было проведено 8 таких учений.


Подготовка к  запуску оперативно-тактической ракеты Р11


7 марта 1955 года М.И. Неделиным и другими руководителями оборонной промышленности СССР была направлена докладная записка в ЦК КПСС о состоянии работ по реактивному и ракетному вооружению в которой были изложены следующие предложения:



• о положении дел с разработкой ракетного и реактивного вооружения (о производстве баллистических ракет Р-1 и Р-2; о работах по баллистическим ракетам Р-5, Р-5М со специальным зарядом; о ракетах Р-11 и Р-12 и применении в них высококипящих окислителей; о модификации ракет Р-11 в варианте для подводных лодок и работах по созданию крылатых ракет «Буря» и «Буран»);

• о научно-технической и производственной базе (об улучшении экспериментальной и производственной базы, а также об улучшении (на тот момент) существующей организационной системы по руководству этими работами);

• об организации руководства делом по созданию реактивного и ракетного вооружения (об реорганизации руководства научно-исследовательскими, опытно-конструкторскими работами и серийного производства изделий реактивной и ракетной техники, и о распределении работ между головными министерствами).

При активном участии М.И. Неделина было издано и им утверждено наставление «Боевое применение инженерной бригады Резерва Верховного Главнокомандования, вооруженной ракетами Р-1 и Р-2».

Благодаря Митрофану Ивановичу Неделину так и не была осуществлена передача инженерных (ракетных) бригад Резерва Верховного Главнокомандования в состав Сухопутных войск, что дало предпосылку к осуществлению планов по созданию на базе инженерных соединений Ракетных войск стратегического назначения как самостоятельного вида Вооружённых сил СССР.

Согласно Постановлению ЦК КПСС и Совета Министров СССР № 1048-607сс «О ходе работ по использованию ракеты Р-11 для транспортировки атомного заряда (ракета Р-11М)» от 26 мая 1955 года, в августе этого же года, под руководством М.И. Неделина Государственный Центральный полигон в Капустином Яру Астраханской области был готов к проведению плановых испытаний. Совместно с Главным управлением гидрометеорологической службы при Совете Министров СССР было обеспечено проведение высотного зондирования атмосферы до высот 15-18 километров в сроки, необходимые для проведения лётно конструкторской отработки и пристрелочных испытаний ракеты Р-11М.

 Подготовка к запуску Р12 с  полигона Капустин Яр

9 августа 1955 года М.И. Неделиным и основными руководителями оборонной промышленности в Президиум ЦК КПСС была направлена докладная записка о применении на ракете Р-12 специального заряда большей эффективности.

 Пустыня Тюратам: первый колышек 1954 год

В Постановлении Совета Министров СССР № 1503-841 «О ходе разработки изделия Р-7» от 12 августа 1955 года Митрофан Иванович Неделин был назван одним из основных исполнителей мероприятий обеспечивающих подготовку Научно-испытательного полигона № 5 Министерства обороны СССР и всех измерительных средств полигона для начала лётных испытаний баллистической ракеты Р-7 не позднее апреля 1956 года. Таким образом при активном участии М.И. Неделина в кратчайшие сроки были мобилизированы силы многих строительных, конструкторских предприятий, государственных и оборонных ведомств для строительства в Казахстане Научно-испытательного полигона в районе посёлка Тюра-Там и села Джусалы, ныне известного во всём Мире как Космодром Байконур.

Пустыня тюратам - палаточный городок
 Строительство котлована под старт стол
Строительство стартового стола
Первая улица Байконура Первомайская
Строительство первой ТЭЦ

М.В. Хруничевым, А.П. Завенягиным, В.М. Рябиковым, Д.Ф. Устиновым, В.Д. Калмыковым и М.В. Неделиным был подготовлен Проект Постановления Совета Министров СССР по вопросу о снаряжении ракеты Р-12 специальным зарядом и улучшении её основных тактико-технических данных, который был принят 13 августа 1955 года на заседании Президиума ЦК КПСС (Постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР № 1501-839).

На старте ракета Р-5М 1955 год

2 февраля 1956 года Митрофан Иванович Неделин в качестве члена Государственной комиссии участвовал в испытании баллистической ракеты Р-5М с атомным зарядом. Пуск ракеты был успешно осуществлён с Государственного Центрального полигона Министерства обороны СССР Капустин Яр на дистанцию 1190 километров. Через десять с половиной минут она дошла до заданной цели, где был зарегистрирован атомный взрыв с тротиловым эквивалентом, равным 300-600 тонн, что подтвердило возможность применения ракеты с атомным зарядом. К 20 апреля 1956 года ракета Р-5М с атомным зарядом была принята на вооружение, что подтверждено докладом в Президиум ЦК КПСС руководителей оборонных ведомств Г.К. Жукова, Б.Л. Ванникова, В.Д. Калмыкова, В.М. Рябикова и представленным ими проектом Постановления ЦК КПСС и Совета Министров СССР «О результатах испытаний и принятии на вооружение ракеты Р-5М».

М.И. Неделин в числе других руководителей оборонных ведомств внёс огромный вклад в организацию работ по созданию и последующим испытаниям межконтинентальной баллистической ракеты Р-7 и организацию комплекса мероприятий связанных с подготовкой этой ракеты к полигонным и лётным испытаниям, в число которых входили:

• окончание строительства и ввод в эксплуатацию к сентябрю 1956 года объектов пускового минимума научно-исследовательского испытательного полигона № 5;

• подготовка к сентябрю 1956 года первой экспериментальной ракеты, окончание монтажа и отладка стартовой системы с комплектом наземного оборудования и комплексом измерительных средств на полигоне для лётных испытаний ракеты Р-7;

• проведение научно-исследовательских работ по решению одной из основных технических задач по разработке средств защиты головной части ракеты Р-7 от воздействия высоких температур при прохождении её в плотных слоях атмосферы;

• выделение в 1956 году из резерва Совета Министров СССР дополнительных ассигнований Министерству оборонной промышленности для строительства огневых стендов, газодинамических лабораторий и других объектов;

• денежные выплаты командируемым на полигоны Министерства обороны СССР для испытаний и надбавок к заработной плате работникам монтажных организаций за сложность и отдаленность, а также другие необходимые мероприятия.

Постановлением Совета Министров СССР № 1239-630 «Об утверждении Комиссии по руководству испытаниями изделия Р-7» от 31 августа 1956 года заместитель Министра обороны СССР по специальному вооружению и реактивной технике, Маршал артиллерии Митрофан Иванович Неделин был утверждён в должности заместителя Председателя комиссии.

15 сентября 1956 года было принято «Положение о внештатном Научно-техническом совете при заместителе Министра обороны по специальному вооружению и реактивной технике, утверждённое Приказом Министра обороны СССР № 00164», согласно которому были утверждены основные направления работы и обязанности членов Научно-технического совета, согласно этому положению Председателем совета был утверждён заместитель Министра обороны СССР по специальному вооружению и реактивной технике, Маршал артиллерии М.И. Неделин.

При его прямом участии в апреле 1957 года были осуществлены мероприятия по подготовке к испытаниям оперативно-тактических ракет Р-11М (в том числе с боевым зарядом) и был утверждён состав Государственной комиссии по проведению испытаний.

Ленинск - целый город в пустыне тюратам

8 мая 1957 года М.И. Неделин вместе с И.С. Коневым, В.М. Рябиковым, К.Н. Рудневым и С.П. Королёвым представили в ЦК КПСС доклад о ходе работ по подготовке и о сроке первого пуска межконтинентальной баллистической ракеты Р-7.

Противник не  дремлет - фото съёмки с американского самолёта-разведчика U-2 cтартового стола "семёрки"

Полный текст докладной записки о ходе лётных испытаний экспериментальных ракет Р-7 был передан Председателем Государственной комиссии В.М. Рябиковым и его первым заместителем М.И. Неделиным в Президиум ЦК КПСС для изучения и принятия последующих решений во время заседания состоявшегося 19 июля 1957 года.

4 октября 1957 года вошёл в Мировую историю как День начала космической эры. Именно в этот день в 22 часа 28 минут 34 секунды по московскому времени боевым расчётом Научно-исследовательского испытательного полигона № 5 Министерства обороны СССР (впоследствии получившего открытое название — Космодром Байконур) был успешно осуществлён запуск Первого в Мире искусственного спутника Земли. Целями запуска спутника являлись:

• проверка расчётов и основных технических решений, принятых для запуска;

• ионосферные исследования прохождения радиоволн, излучаемых передатчиками спутника;

• экспериментальное определение плотности верхних слоёв атмосферы по торможению спутника;

• исследование условий работы аппаратуры.

Несмотря на то, что на спутнике полностью отсутствовала какая-либо научная аппаратура, изучение характера радиосигнала и оптические наблюдения за орбитой позволили получить важные научные данные. Полёт спутника продолжался 3 месяца и 4 января 1958 года спутник сошёл с орбиты и прекратил своё существование в плотных слоях атмосферы. Полёт первого искусственного спутника состоялся благодаря огромной работе конструкторских бюро и предприятий ракетно-космической промышленности, слаженной работе боевых расчётов полигона, чёткой работе руководителей отрасли. Безусловная заслуга в осуществление пуска и полёта Первого искусственного спутника Земли принадлежит и Митрофану Ивановичу Неделину.

После триумфального пуска первого спутника М.И. Неделин продолжал уделять внимание развитию артиллерии, ракетной и реактивной техники, вопросам обучения кадров для инженерных (ракетных) частей, реорганизации и перевооружении частей и соединений. Он участвовал: в работах по созданию и испытаниям межконтинентальных баллистических ракет Р-5, Р-9А, Р-9В, Р-11, Р-12, Р-13, Р-14, Р-16, Р-18, РТ-1 (ракеты на твёрдом топливе); второго и третьего искусственного спутников Земли, объекта «Д» — ракеты-носителя для вывода в космос космических аппаратов для исследования Луны, в дальнейшей лётно-конструкторской отработке ракеты Р-7, и создании на её основе межконтинентальной баллистической ракеты Р-7А.

Для размещения стартовых комплексов ракет Р7 идеально подходил высокий южный берег реки Емцы со скальным грунтом, что позволяло уменьшить объемы земляных работ. Последняя причина связана с очень большими газоотводами ракеты Р-7

М.И. Неделин внёс большой вклад в создании на территории Архангельской области объекта «Ангара», будущего Космодрома Плесецк и организации строительства на территории объекта боевой стартовой станции для пусков баллистических ракет Р-7, в организацию создания плавучего измерительного комплекса и оснащении его измерительной аппаратурой средствами связи и службой единого времени для обеспечения лётных испытаний ракет Р-7, Р-7А, Р-16 стрельбой на полную дальность и для определения точек падения головных частей Р-7 при стрельбе на полную дальность и обеспечение перевода комплекса из Ленинграда в Петропавловск-Камчатский.

17 апреля 1958 года вышло Постановление ЦК КПСС № П150/VII «Об образовании Военного научно-технического комитета по атомному, водородному и ракетному оружию при Совете Обороны СССР» согласно которому заместитель Министра обороны СССР по специальному вооружению и реактивной технике, Маршал артиллерии М.И. Неделин был утверждён в качестве члена комитета.

30 июня 1958 года заместитель Председателя Совета Министров СССР по оборонным вопросам Д.Ф. Устинов и заместитель Министра обороны СССР по специальному вооружению и реактивной технике М.И. Неделин представили на утверждение в Президиум ЦК КПСС проект постановления ЦК КПСС и Совета Министров СССР «О строительстве боевых стартовых станций для межконтинентальных баллистических ракет» в окончательной редакции (в соответствии с решением Совета Обороны СССР от 20 июня 1958 года). На заседании Президиума ЦК КПСС 2 июля 1958 года это постановление было утверждено в окончательной редакции и зарегистрировано под № 718-342.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 8 мая 1959 года Маршалу артиллерии Неделину Митрофану Ивановичу было присвоено воинское звание «Главный маршал артиллерии».

Постановлениями ЦК КПСС, а затем — Совета Министров СССР от 17 декабря 1959 года № 1384-615 в составе Вооруженных Сил СССР учреждена должность Главнокомандующего Ракетными войсками стратегического назначения — заместителя Министра обороны СССР.На эту должность был назначен Главный Маршал артиллерии Неделин Митрофан Иванович.

На основании этого Постановления Министром обороны СССР, Маршалом Советского Союза Р.Я.Малиновским 31 декабря 1959 года был подписан Приказ № 00119 о создании Ракетных войск стратегического назначения.

Этим же Приказом, в связи с учреждением должности Главкома РВСН — заместителя Министра обороны СССР и назначением на неё Главного Маршала артиллерии М.И. Неделина, должность заместителя Министра обороны СССР по специальному вооружению и реактивной технике была упразднена. Таким образом, 17 декабря стало днём рождения РВСН как самостоятельного рода войск.

В течение 1960 года М.И. Неделин занимался формированием Ракетных войск. Им была проведена большая работа по формированию ракетных соединений на базе бригад Резерва Верховного Главнокомандования, арсеналов, инженерных полков дальней авиации с привлечением офицерских кадров из других видов Вооруженных Сил и родов войск, главным образом — артиллеристов, моряков, лётчиков и танкистов и переподготовкой их для службы в частях и подразделениях РВСН.

Постановлением ЦК КПСС и Совета Министров СССР от 22 июня 1960 года при Главнокомандующем Ракетными войсками стратегического назначения был образован Военный Совет РВСН задачами которого и по сей являются: создание ракетной техники и постановка её на боевое дежурство; организация эффективной системы эксплуатации ракетного вооружения и военной техники, поддержание их в постоянной боевой готовности; выбор позиционных районов ракетных объединений и соединений, развертывание ракетных комплексов; разработка научно обоснованной организационно-штатной структуры войск, определение штатной численности новых формирований и укомплектование их личным составом; подготовка высококвалифицированных кадров-ракетчиков; работа по сохранению государственной тайны в Ракетных войсках, повышению бдительности и обеспечению секретности; создание стройной системы обучения и воспитания личного состава, системы материального и культурного обслуживания военнослужащих и их семей и другие вопросы.

Первым Председателем Военного совета РВСН являлся заместитель Министра обороны СССР — Главнокомандующий Ракетными войсками стратегического назначения, Главный маршал артиллерии Митрофан Иванович Неделин.

Маршалы Советского Союза  А.И Еременко. А.А. Гречко, М.И. Неделин


Вновь предоставим слово биографу Неделина Николаю Андрееву:

– Давайте поговорим о рождении Ракетных войск стратегического назначения. Первым главнокомандующим стал Главный маршал артиллерии. Закономерен вопрос: почему из всех прославленных советских военачальников выбрали именно Митрофана Ивановича?

– Хрущев знал, что маршал «влюблен в ракеты». На протяжении всех послевоенных лет Неделин активно занимался улучшением боевой мощи советской артиллерии, внимательно следил за созданием ракетно-ядерного оружия за рубежом. Постоянно встречался с нашими учеными, конструкторами, инженерами, со всеми, кто был причастен к этой теме. Он давно зарекомендовал себя как талантливый организатор, пользовался безграничным уважением у подчиненных, никогда не прятался от ответственности, целиком посвящал себя работе. Более подходящую кандидатуру для такого серьезного и сложного дела было трудно себе представить. И, конечно, он прекрасно справлялся, об этом свидетельствует то, что ввод основных объектов космодрома Байконур был проведен в течение двух лет и трех месяцев. Это настоящий подвиг – его и людей, работавших с ним.

Тост за тост

– Охарактеризуйте, пожалуйста, личность Митрофана Николаевича.

– Лучше меня это сделают слова, сказанные о нем некоторыми его современниками. Известный советский конструктор Сергей Павлович Королев считал удачей, что такой умный и целеустремленный военачальник работает вместе с ними. По уму и организаторским способностям равных Неделину на то время, пожалуй, не было. Он мог одновременно говорить с учеными и рабочими профессионально, потому что разбирался практически во всех технических вопросах вверенной ему области. Все отмечали, что Неделин был человеком большой воли и интеллекта. Например, академик Андрей Сахаров охарактеризовал его как человека очень неглупого, энергичного и знающего. Поверьте, характеристика Андрея Дмитриевича дорогого стоит. Притом что они с Неделиным во многом были, мягко говоря, не единомышленниками, между ними были ситуации, почти переходящие в конфликт.


– Интересно. Расскажите подробнее

– Могу привести один занимательный пример, который, кстати, и Митрофана Ивановича прекрасно характеризует. Когда произошло историческое событие – успешный взрыв водородной бомбы, разработанной Сахаровым, – военные генералы пригласили ученых на банкет. Немногословный Неделин, в то время руководивший испытаниями и возглавлявший Ракетные войска, предложил сказать первый тост Андрею Дмитриевичу. Сахаров встал с бокалом и с вызовом сказал: «Предлагаю выпить за то, чтобы наши бомбы взрывались так же успешно, как сегодня, над полигонами и никогда – над городами». Генералы неловко закрутили головами в сторону маршала, мол, что этот физик брякнул, а ученые – в сторону Сахарова. Повисло тугое молчание. Неделин окинул Сахарова пристальным взглядом и добродушно начал рассказывать старый анекдот: старик молится перед иконой с лампадкой, просит Бога: «Направь и укрепи, направь и укрепи», а старуха лежит на печке и ему оттуда говорит: «Ты, старый, молись только об укреплении, направить я и сама сумею!» Затем маршал сделал паузу и со сталью в голосе продолжил: «Давайте выпьем за укрепление оборонной мощи нашей великой страны. А уж направить – оставьте это решать нам». Каков, да?! В этом был весь Неделин. Человек четыре войны прошел, ему не до пацифистских рассуждений. Сразу дал понять: вы, ученые, молодцы, создали оружие, самое страшное в истории человечества, вот сидите и помалкивайте, использовать его – не ваша забота.

При его активном участии была организована работа в военных вузах по подготовке новых офицерских кадров для службы в частях и на полигонах, а в самих частях -работа по подготовке специалистов из числа военнослужащих срочной службы, а также — организованы: рекогносцировочные мероприятия в позиционных районах для ракетных соединений и частей, строительство стартовых и технических позиций пунктов управления и других элементов боевых порядков, сформированы системы оперативной и боевой подготовки органов управления войсками, были начаты работы по организации постоянного боевого дежурства.

Под руководством М.И. Неделина создавались первые войсковые формирования, послужившие основой для развития Военно-космических сил нашей страны.

Р-16 на стартовой позиции

Постановление правительства «О создании межконтинентальной баллистической ракеты Р-16» вышло в 1956 году, а в сентябре 1960-го первый образец уже был отправлен из Днепропетровска на полигон для испытаний. Председателем госкомиссии испытаний был назначен Неделин. 

Р-16  межконтинентальная с БЧ на территории КБ "Южное"

В октябре начали готовиться к пуску, старт хотели приурочить к очередной годовщине Октябрьской революции. За подготовкой пристально наблюдало высшее руководство страны. Каждая задержка нервировала Хрущева, поэтому пуск был назначен на 24 октября 1960 года.

Хрущёв - ярый сторонник ракетной тематики и крутых административных решений. в значительной мере от его волюнтаристских решений пострадали ВВС, ВМФ и артиллерия. Причём речь  шла как  о комплектации воинских частей, так и о финансировании, вплоть до реорганизации и закрытия профильных КБ и предприятий ВПК.

«В течение дня раздавались многократные звонки из аппарата ВПК, из ЦК. Каждый день маршал М. И. Неделин лично докладывал о ходе дел Н. С. Хрущеву. И в каждом звонке из Центра звучал один вопрос: «Ну, когда, когда? Чем помочь? В чем задержка?». С одной стороны, это нервировало, а с другой возбуждало и подогревало общий энтузиазм», - вспоминал участник тех событий ученый-конструктор Виктор Решетников.

На испытаниях, прошедших вечером накануне 24 октября, выяснилось, что с двигателем первой ступени не все гладко. Ряд факторов показывал, что вышел из строя главный токораспределитель бортовой системы управления. Пуск надо было отменять, топливо – сливать, а ракету возвращать на завод. Замена первой летной ракеты на запасную означала месячную задержку запуска.

М.К. Янгель создатель Р-16,  Главный конструктор  КБ "Южное" Днепропетровск

Янгель предложил отложить старт. По воспоминаниям свидетелей событий, описанных в книге об истории конструкторского бюро «Южное», Неделин в ответ сказал: «Что я буду говорить Никите? Ракету доработать на старте, страна ждет нас».

Всю первую половину дня устраняли дефекты. Когда была объявлена 30-минутная готовность, произвели переустановку в исходное положение шаговых двигателей системы управления. 

Советский ученый Юрий Мозжорин вспоминал, как начальник НИИ-4 МО генерал Андрей Соколов кричал по телефону:

«Вы что там, с ума сошли? (...) Вы же сидите на бомбе. Необходимо сливать топливо. Пусть ракета и пропадет для испытаний. Используем ее в учебных классах. Немедленно иди к маршалу и скажи от моего имени, чтобы немедленно прекратили все предпусковые работы на ракете. Это крайне опасно». Кстати, нужно отдать должное С.П.Королёву - он довольно часто при пусках Р-7 и последующих ракет откладывал старт и брал ответственность на себя при наличии технических проблем, не смотря на то что это приводило к сливу горючего с ракет и значительным переносам во  времени старта. Об этом  очень детально и объективно описал Б.Черток в своих воспоминаниях "Ракеты и люди". 

Пожар на стартовой площадке

Но в данной ситуации с Р-16 было уже поздно, в 19 часов 45 минут по местному времени, из-за ошибочных действий дежурного офицера, находившегося в бункере, приведшего программный токораспределитель в исходное положение, произошёл запуск двигателей второй ступени, что являлось грубым нарушением процедуры подготовки ракеты.  Огненная струя прожгла бак первой ступени.  Последовали мощнейший взрыв и пожар, в результате которого погибли 74 человека, а 49 человек получили сильные ожоги и увечья (четверо скончались позже в госпиталях). Стартовый комплекс был полностью уничтожен.

Первая секунда после взрыва...

В нарушение всех действующих инструкций, подавая пример бесстрашия, перед пуском маршал Неделин сидел на стуле на так называемой нулевой отметке — примерно в 17 метрах от подножия ракеты. Рядом с ним находилось множество высоких должностных лиц. Рядом с ним сидел и замминистра общего машиностроения Гришин. Когда в 18 часов 45 минут произошел несанкционированный запуск двигателя второй ступени, их первых снесло огненной волной.

«Гришин вскочил, побежал и прыгнул с задней стороны крыши аппарели с пятиметровой высоты на бетон, он сильно обгорел и сломал себе ноги, но был в сознании, умер на второй день в госпитале, - вспоминал ученый Василий Будник. 

При взрыве погибли почти все, кто находился вблизи стартового стола. Ненадолго отлучившийся перед стартом главный конструктор ОКБ-586 М. К. Янгель чудом остался жив. Он решил покурить и, чтобы не подавать дурного примера подчиненным, отошел в курилку. Вместе с ним в курилку отошли и некоторые другие начальники. Это и спасло им жизнь.

Место трагедии...

Среди 74 погибших  в страшном огненном смерче был Герой Советского Союза, заместитель Министра обороны СССР — Главнокомандующий Ракетными войсками стратегического назначения, Главный маршал артиллерии, Митрофан Иванович Неделин, являвшийся Председателем Государственной комиссии по проведению лётных испытаний ракеты Р-16...

Вот как рассказывает о последнем дне Неделина биограф Николай Андреев:

« Хрущев тогда вернулся из Америки, ему не терпелось показать всему миру, что мы обладаем грозным оружием. Поэтому со стороны руководства оказывалось давление, Неделина торопили. Также была еще одна причина такой спешки. Она понятна любому советскому человеку – на носу годовщина Октябрьской революции, поэтому запуск ракеты был намечен на 23 октября. На космодроме работали в крайне напряженных условиях, на стартовую площадку Р-16 Янгеля была выведена «сырой», были проблемы с блоком управления. После заправки обнаружилось, что ракетное топливо подтекает, старт был отложен на сутки.

На следующий день, 24 октября, с самого утра тоже все не заладилось. Нашли проблемы со связью, но их быстро устранили. Народу было больше допустимого, что добавляло суматохи и нервозности. Начальник стартовой позиции мялся и долго не решался пригласить маршала в бункер. Когда решился, Неделин сделал шаг по направлению к нему, но в последний момент передумал. Помахал рукой, мол, «начинайте» – и отошел шагов на десять от ракеты. Конечно, правила безопасности и инструкций обязывали удалить со старта всех посторонних, независимо от их ранга. То, что Неделин пренебрег мерами безопасности, возможно, было вызвано тем, что он хотел вселить уверенность и спокойствие в людей, которые были измотаны в страшной запарке.

Воспоминания выживших очевидцев свидетельствуют о том, что маршал Неделин сидел на стуле возле командного пункта, когда раздался треск, страшный рокот. То, что дальше произошло на старте Р-16, можно сравнить с фильмами-катастрофами. Это была буря огня, которая поглощала все, что встречалось на ее пути. Те, кто находился рядом с Неделиным, погибли моментально. Причина взрыва ракеты – внезапное срабатывание того самого блока управления, который пытались до этого заменить. Маршала Неделина опознали по обгоревшей звезде Героя и наручным часам.

Вот так трагически закончилась его любовь к ракетам. Митрофан Иванович никогда не жалел своих сил ради любимого дела, посвящал себя ему целиком, и в конечном итоге эта страсть буквально испепелила его. Надо отдать должное мужеству маршала – он не оставил своих офицеров, конструкторов, подчиненных, он был вместе с ними до конца.»

Первое заседание спецкомиссии по катастрофе состоялось в монтажно-испытательном корпусе сразу по прибытии колонны машин с аэродрома. В присутствии всех выживших испытателей Р-16 Леонид Брежнев, возглавлявший комиссию, заявил: "Никого наказывать не будем". Как показало дальнейшее расследование, непосредственные виновники аварии — ответственные за технику безопасности работ и разработчик системы управления — погибли при взрыве. Оставшихся в живых наказывать посчитали как бы негуманным. Есть легенда, что по результатам работы комиссии Брежнев махнул рукой и сказал: "… Вы сами себя наказали". Но пуск злополучной Р-16 все-таки состоялся там же, на Байконуре, но уже на второй пусковой установке площадки, довольно скоро — 2 февраля 1961 года. И он тоже не был полностью удачным! Головная часть ракеты вместо Камчатки упала в Красноярском крае. Только с августа 1962 года ракета стала летать нормально. И 20 октября 1962 года постановлением правительства межконтинентальная баллистическая ракета Р-16 (с кодом 8К64) была принята на вооружение. К 1965 году было развернуто уже 186 пусковых установок для ракет Р-16! Шла гонка вооружений между США и СССР!

В следующем, 2020 году, исполняется 60 лет с момента этой трагической даты…

27 октября 1960 года в центральных газетах было опубликовано сообщение от ЦК КПСС и Совета Министров СССР о трагической гибели «в результате авиационной катастрофы» Главного Маршала артиллерии, заместителя Министра обороны СССР и Главнокомандующего Ракетными войсками стратегического назначения Митрофана Ивановича Неделина. Только ограниченный круг высшего руководства знал, что скрывалось за этим сообщением, поскольку информация о катастрофе и жертвах была строго засекречена.

27 октября 1960 года в Москве состоялись похороны Митрофана Ивановича Неделина.

В тот день, с утра был открыт доступ в Колонный зал Дома Союзов, расположенный по адресу: Пушкинская улица, дом № 1 (ныне — улица Большая Дмитровка). Тысячи москвичей и гостей столицы пришли проститься с Выдающимся военачальником Вооружённых сил СССР, Героем нашей страны и первым Главкомом Ракетных войск стратегического назначения. Среди тех, кто пришёл отдать последние почести были руководители партии и Советского правительства, военнослужащие, представители науки и представители оборонной промышленности.

Дочь М.И. и М.Д. Неделиных — Говорова (в девичестве — Неделина) Людмила Митрофановна (1929 — 1983), по образованию — юрист. Людмила Митрофановна была замужем за Говоровым Владимиром Леонидовичем (1924 — 2006), участником Великой Отечественной войны, Героем Советского Союза, генералом армии, бывшим Командующим войсками Московского военного округа — Начальником Московского гарнизона, заместителем Министра обороны СССР, Начальником Гражданской обороны СССР, сыном одного из Выдающихся полководцев Великой Отечественной войны, Героя Советского Союза, Маршала Советского Союза, первого Главнокомандующего Войсками ПВО страны, заместителя Министра обороны СССР Говорова Леонида Александровича (1897 — 1955).

Урна с прахом Л.А. Говорова захоронена в нише Кремлёвской стены на Красной площади в Москве. М.Д. Неделина, В.Л. и Л.М. Говоровы похоронены в Москве, на Новодевичьем кладбище.

Внук Неделина, сын Людмилы Митрофановны и Владимира Леонидовича — Говоров Леонид Владимирович (1952 года рождения), в 1974 году окончил Военную инженерную Академию имени Ф.Э. Дзержинского. Он — Кандидат технических наук. Кандидатскую диссертацию защитил по теме «Методика управления космическими объектами». Работал в военно-космической отрасли, участвовал в создании систем спутниковой связи. Он — Лауреат Премии Ленинского Комсомола в области науки и техники.

С 1979 года по 1991 год работал в ЦНИИ «Комета». В 1991-1992 годах работал в должности Главного конструктора направления в НПО «Пульсар».

В 1992 году был избран вице-президентом Московской торгово-промышленной палаты, с 2002 года возглавлял МТПП. Он — один из руководителей Московского независимого центра экспертизы и сертификации «Мосэкспертиза».

В 2006 году Л.В. Говоров избирался Депутатом Государственной Думы Федерального собрания России 4-го созыва. Полковник в отставке Л.В. Говоров был членом Комитета Государственной думы по промышленности, строительству и наукоемким технологиям.


Племянник М.И. Неделина — Неделин Вадим Серафимович (1928 — 1993), сын младшего брата М.И. Неделина — Серафима Ивановича (1903 — 1965), кандидата экономических наук, учёного в области экономики, специалиста по финансам и бухгалтерскому учёту в сельском хозяйстве. Вадим Серафимович Неделин, генерал-полковник РВСН в отставке.

С 1960 года служил в Ракетных войсках стратегического назначения. Являлся Командиром дивизиона, Командиром ракетного полка, Командиром ракетной дивизии (город Поставы, Витебская область, ныне — Республика Беларусь), заместителем Командующего Смоленской ракетной армией по боевой подготовке, первым заместителем Командующего Смоленской ракетной армией. В 1975-1982 годах Командовал Винницкой Ракетной армией. С 1982-го по 1991 год был заместителем Главнокомандующего РВСН по вузам — Начальником Высших учебных заведений

Офицерами Вооружённых сил служили также сыновья Вадима Серафимовича — Андрей Вадимович (1953 года рождения), Алексей Вадимович (1957 года рождения) и внук — Неделин Вадим Андреевич (1980 года рождения).

Династия  Неделиных продолжает нести службу Отчизне!

17 декабря 2019 года Одинцово, открытие памятника маршалу М.И.Неделину в день 60-летнего юбилея РВСН. Внук Леонид Говоров (четвёртый слева) и Р.Мединский (третий слева) советник председатели Российского военного исторического общества

P/S:

«Рок взял верх над разумом». Современники об испытаниях ракеты Р-16 и Главном маршале артиллерии М.И. Неделине.

Исторический архив. 2000. № 5. с. 3-16.

Сорок лет назад, 24 октября 1960 г., на Байконуре (Научно-исследовательский полигон - НИИП-5 Министерства обороны СССР) во время испытания новой ракеты Р-16 произошла трагедия, унесшая жизни десятков людей. Долгое время об этом событии было известно крайне мало. Больше того, официально было объявлено о якобы имевшей место авиационной катастрофе, в которой погибли Главный маршал артиллерии М.И. Неделин и другие офицеры.

Лишь в 1995 г. были опубликованы отчет комиссии по расследованию причин пожара на Байконуре, техническое заключение, списки личного состава и представителей промышленности, погибших и раненных в этот день1. Однако и сегодня многие детали первой в истории советских ракетных войск столь крупной катастрофы отражены в литературе явно недостаточно.

В «Историческом архиве» публикуются документы из фондов Российского государственного архива научно-технической документации (РГАНТД) - фрагменты воспоминаний ветеранов ракетно-космической техники К.В. Герчика, Г.П. Горы, В.В. Савинского, принимавших непосредственное участие в подготовке и проведении испытаний ракеты Р-16, хорошо знавших Главнокомандующего Ракетными войсками стратегического назначения (РВСН) М.И. Неделина. Эти воспоминания интересны тем, что в них Главный маршал артиллерии предстает перед нами не только как талантливый военачальник и прекрасный руководитель, но и как человек большой душевной щедрости, благотворная деятельность которого на полигоне в полной мере была оценена только после его трагической гибели.

Напомним, что строительство и начало работы космодрома Байконур приходятся на середину и конец 1950-х гг. Это было сложное с политической точки зрения время, вошедшее в историю как годы «холодной войны». Соединенные Штаты Америки не упускали случая применить к Советскому Союзу атомный шантаж. В этом их поддерживали Великобритания и другие страны НАТО. На повестку дня стал вопрос о незамедлительном укреплении обороноспособности СССР и развитии ракетной техники. В сложившихся условиях это была вынужденная, но необходимая мера, вызванная тревогой за судьбу страны.

Для выполнения поставленной задачи потребовался огромный труд всего народа. К этой работе были привлечены виднейшие советские ученые, конструкторы и военачальники - М.В. Келдыш, И.В. Курчатов, С.П. Королев, В.П. Глушко, М.К.Янгель, М.И. Неделин и многие др.

1954год Геодезические работы на месте будущего космодрома Байконур

Космодром Байконур можно по праву назвать стройкой века. Персональную ответственность за создание НИИП-5 МО правительство возложило на Главного маршала артиллерии М.И. Неделина, который являлся одним из организаторов и вдохновителей этой стройки.

С 1955 года М.И. Неделин был заместителем министра обороны СССР и одновременно (с 1959 г.) первым главнокомандующим ракетными войсками стратегического назначения. В строительство Байконура он вложил весь свой колоссальный опыт и душу.

Главная задача всех работавших на космодроме Байконур состояла в проведении испытаний ракетно-космической техники и научных исследований в этой области, оценка их результатов. В основу работы был положен принцип совместных испытаний ракетоносителей и космических аппаратов специалистами промышленности и Министерства обороны. Техническое руководство при такой организации испытаний возлагалось на ОКБ-1 С.П. Королева и другие конструкторские организации. При совместных испытаниях ракет и систем улучшалось качество отработки технических характеристик систем и ракет в целом. Применение этого принципа позволило создать творческий и деловой союз ученых, конструкторов, специалистов, испытателей; на высокий уровень было поднято качество испытаний.

В.П.Глушко  и М.К.Янгель

Вышесказанное не означает, что на Байконуре все было благополучно. Освоение космоса - тяжелая и опасная работа. Ракета Р-16, разработки М.К. Янгеля, была первой межконтинентальной баллистической ракетой на высококипящих компонентах топлива, что позволяло ей долгое время находится на старте в заправленном состоянии. Она создавалась коллективом конструкторского бюро Южное, двигатели были разработаны В.П. Глушко, а система управления - харьковским ОКБ-692. Ракета имела длину более 30 м; диаметр первой и второй ступеней 3 м и 2,4 м. Р-16 имела много новшеств и была более компактной. В то же время она имела существенный недостаток: компоненты топлива - смесь окислов азота с азотной кислотой (окислитель) и несимметричный диметилгидразин (горючее) - были крайне ядовиты. Поэтому испытатели ракеты нуждались в надежной защите. Но средств защиты, даже противогазов, в тот период не хватало. Да и противогазы были пригодны для работы с такими ядовитыми компонентами не более 2-3 минут.

Тем не менее, правительство ставило перед военными, разработчиками и испытателями задачу: провести испытания ракеты в крайне сжатые сроки - конец октября 1960 года. Кроме того, роковую роль сыграла традиция делать подарки ЦК КПСС к памятным датам, а был канун 43-й годовщины Октябрьской революции. Были определенные трудности в подготовке запуска первой ракеты на Байконуре, когда все делалось в спешке, в нервозной обстановке.

По испытаниям первой ракеты Р-16 была назначена Государственная комиссия, председателем которой был М.И. Неделин, а его заместителями Л.А. Гришин и М.К. Янгель. 21 октября ракета была доставлена на стартовую позицию, прошли ее предстартовые испытания. 23 октября ракету заправили, началась ее подготовка к пуску. В тот же день обнаружилось капельное подтекание топлива, которое постоянно нейтрализовалось расчетом химслужбы. Затем произошел еще целый ряд неполадок.

Утром 24 октября Государственная комиссия, помня о сжатых сроках испытаний, приняла решение продолжить подготовку ракеты к пуску, допустив тем самым отступление от утвержденной технологии. А в 18 часов 45 минут из-за преждевременного срабатывания электропневмоклапана наддува пусковых бачков произошел запуск маршевого двигателя второй ступени, что привело к мгновенному возгоранию большой массы соединившихся компонентов самовозгорающегося топлива. Страшная волна огненного урагана обрушилась на работающих людей.

Позднее так и не удалось установить точное количество погибших. Назывались цифры от 76 до 97 человек; более 50 человек были ранены. В волне пламени погиб Главный маршал артиллерии М.И. Неделин, который в момент катастрофы находился в 15 метрах от ракеты. М.К. Янгеля спасло то, что в момент взрыва он и генерал А.Г. Мрыкин находились в "курилке". Окружающие с трудом удержали М.К. Янгеля, который бросался в огонь, чтобы помочь погибающим людям. Этот день закончился для конструктора ракеты Р-16 обширным инфарктом.

Часто задают вопрос: кто виновен в этой катастрофе? Однозначного ответа не существует, так как причиной явились погрешности в конструкции ракеты, несоблюдение техники безопасности, давление из Москвы, требовавшей ознаменовать ноябрьские праздники запуском новой межконтинентальной баллистической ракеты, напряженная международная обстановка. При проведении расследования председатель правительственной комиссии Л.И. Брежнев заявил: "Наказывать никого не будем, все виновные уже наказаны".

В феврале 1961 года был проведен успешный пуск второй ракеты Р-16, которая впоследствии долгое время была на вооружении Советской Армии, являясь ядерным щитом нашей страны. Она стала первой межконтинентальной ракетой, используемой в шахтном варианте, что обеспечило скрытность и недосягаемость советских ракетных установок в случае ответного удара.

№ 1. Воспоминания генерал-полковника К.В. Герчика

Генерал-полковник К.В. Герчик начальник космодрома

В начале июня 1957 г. в 80-й ракетной инженерной бригаде, которой мне довелось командовать, шла напряженная боевая учеба. Неожиданно для меня последовал вызов на полигон № 5 (космодром Байконур). Сборы, как бывает в таких случаях, не были долгими. После уточнения задачи, немедленно вылетел на полигон. Память сохранила впечатление от этого полета. Природа на глазах резко менялась. Особенно это было заметно во время посадок самолета - сначала в городе Актюбинске, а затем в аэропорту Джусалы. Ощущалась изнуряющая жара, горячий воздух напоминал сухой пар финской бани. Не радовала глаз выжженная солнцем и без того скудная растительность. С высоты полёта, на фоне безоблачного неба, все казалось желтым и унылым.

В то время полигон уже действовал, на нем проводились испытания. Объекты первой очереди строительства были приняты и введены в постоянную эксплуатацию.

Маршал артиллерии Митрофан Иванович Неделин находился на полигоне. Вообще встречи с Неделиным были для нас, командиров, практической «академией». М.И. Неделин во время своего пребывания на полигоне в доброжелательной манере и краткой форме разъяснил нам суть ракетно-космической программы, предназначение полигона и перспективы его развития. Услышанное мною впечатляло масштабом и новизной. Маршал рекомендовал начать ознакомление со структурой полигона, ракетно-космической техникой и содержанием проводимых совместных летно-конструкторских испытаний.

На полигон ранее был вызван также полковник М.Г. Григорьев. Он имел аналогичную со мной задачу. Как потом выяснилось, М.И. Неделин лично изучал и подбирал двух кандидатов на новые участки работы. Одного - на должность командира первого боевого объекта, второго - на должность начальника штаба полигона. По истечении месяца нашей командировки М.И. Неделин провел подробную беседу с каждым из нас в отдельности. После этого принял решение: М.Г. Григорьева назначил на должность командира нового объекта, а автора этих строк - начальником штаба полигона. Впоследствии М.Г. Григорьев был командующим ракетного объединения, а затем и первым заместителем Главнокомандующего ракетными войсками стратегического назначения. На всех участках работы он трудился добросовестно, компетентно, с высоким чувством ответственности.

Первые впечатления от того, что удалось видеть и слышать, превзошли все ожидания. Новизна научных замыслов и идей, реализованных в конструкциях ракеты и технических системах, целеустремлённость и высокий энтузиазм, царивший среди испытателей, радовали душу и вдохновляли. Приятно было сознавать, что ракетная техника и каждый ее агрегатный узел были только отечественными.

Еще на ранней стадии стало ясно и очевидно, что решить научно-техническую проблему чрезвычайной сложности, какой был НИИП-5 МО, одному коллективу было не под силу. Потребовалось привлечение умов, организаторов и производственных мощностей основных отраслей промышленности и народного хозяйства, проектных и строительных организаций. В итоге создание полигона стало всенародным делом. На Байконур работала вся страна и Байконур работал для всей страны.

Персональная ответственность за создание НИИП-5 МО правительством была возложена лично на маршала (с 1959 г. Главный маршал артиллерии) М.Н. Неделина, с которой он справился с честью. Он был один из главных вдохновителей и организаторов создания Байконура. В Байконур он вложил не только свой богатый опыт, но и сердце и душу. Главный «архитектор» города Ленинска по праву считал Байконур своим детищем, жил вместе с нами одной жизнью.

Митрофан Иванович, как центральная фигура от Министерства обороны, виделся нам как видный военный деятель государственного масштаба. Он принадлежал к той группе военачальников, характерной чертой деятельности которых была разумная целеустремленность. Трудно было различить деловые и организаторские свойства С.П. Королева и М.И. Неделина. Это были два гиганта ракетно-космического проекта. Показателем незаурядных способностей Неделина, данных ему от природы, может служить такой результат его работы, как ввод основных объектов космодрома (очередь) в течение двух лет и трех месяцев. Правительственное задание он выполнил с честью. Он - живая история полигона. Это был его личный подвиг и подвиг людей, работавших с ним рядом. НИИП-5 МО - это его детище.

В данном рассказе можно было бы ограничиться оценкой М.И. Неделина С.П. Королевым, который сказал о нем так: «Большая удача, что он работает с нами, эрудированный и умный военачальник, помогал нам всем, чем мог». На самом деле, Митрофан Иванович был военачальником большой воли и интеллекта. По уму и организаторским способностям равных ему военачальников в Вооруженных Силах было мало. Поясню. Неоднократно приходилось наблюдать и слышать, когда Митрофан Иванович по целому ряду сложных технических вопросов беседовал с разработчиками ракеты и системы, инженерами-испытателями профессионально. Его мысли, логика мышления и знание техники возвышали маршала и его авторитет в среде ученых, конструкторов и производственников. Поэтому авторитет его был безупречен. Мнение Митрофана Ивановича по организационно-техническим вопросам испытаний оказывало существенное влияние на принятие решений Госкомиссией. В основе его мнения было, прежде всего, знание дела.

Из материалов комиссии Л.И. Брежнева вытекает очевидный вывод: новая и первая ракета Р-16 (8К64 № ЛД-1-3Т) против здравого смысла и логики была отправлена на полигон «сырой», с крупными дефектами и недоработками. Заметим, что в последующем на доводку этой ракеты и подготовку ее к полигонным испытаниям потребовалось около четырех месяцев. Вокруг этой ракеты создалась сложная ситуация. На нее делалась большая ставка. В ней нуждалась оборона страны. Отработка ракеты Р-16 находилась непосредственно в поле зрения правительства и лично Н.С. Хрущева. Они требовали ускорения работ. Нажим на разработчиков и заказчиков со стороны центра был усиленным. Но разработчики ракеты (Завод ЮЖМАШ г. Днепропетровск) и заказчики - ГУРВО (Главное управление ракетным вооружением МО СССР) не осмелились доложить правду о неготовности ракетного комплекса Р-16. Мы, военные испытатели полигона, настаивали не отправлять «сырой» ракету Р-16 с завода на полигон. Но на наши возражения со стороны разработчика и заказчика последовало авантюрное решение: ракету Р-16 отправить на полигон.

Расчет строился «на авось», доработать на полигоне. Там же отработать и технологию ее испытаний. Такая позиция устраивала обе стороны. Прежде всего центр: ведь ракета на полигоне, значит дело двинулось. А разработчик и заказчик избавились от гнетущего «пресса». Отправке «сырой» ракеты на полигон способствовала «медвежья» услуга ГУРВО и военных представителей всех уровней, давших санкцию на отправку ракет на полигон, действуя против совести, в угоду начальству и разработчику. Сложившаяся система отработки ракеты рухнула, не выдержала давления центра. Итак, ракета Р-16 (первая испытательная) спешно была отправлена на полигон. Мы, полигонщики, были поставлены перед фактом и постепенно становились заложниками ситуации. Полигон не располагал испытательными стендами и оборудованием. Мы оказались в запутанном лабиринте событий испытания в МИКе длились более месяца, но они не выявили те дефекты в ракете, особенно в системе управления, которые привели к трагическим событиям на старте. Авантюризм власть имущих приблизил беду и несчастье, которые невозможно было предвидеть. В актах комиссии Л.И. Брежнева о данной причине умалчивается. Вероятно, это невыгодно было обнажать. На самом деле так и было, все закончилось катастрофой…

21 октября 1960 г. в 8:00 началось транспортирование ракеты на старт. Установка ракеты на пусковой стол прошла нормально. Были подключены все коммуникации, начались электрические испытания. При этом выявившийся ряд неисправностей устранялся конструкторами, заводчанами и испытателями. Это были первые сигналы неблагополучия результатов испытаний на технической позиции. 23 октября после проверок ракета была заправлена компонентами ракетных топлив. После заправки неожиданно для нас началось подтекание ракетного топлива (142-145 капель в минуту через уплотнительные соединения). Техническое руководство обосновало возможность такого дефекта при условии проведения нейтрализации. Утром 24 октября расчет приступил к дальнейшим испытаниям.

 Заместитель главного конструктора ОКБ "Южное" Л.А.берлин  погибший  24.10.1960 г.

 В период испытаний на стартовой позиции находились М.К. Янгель, его заместители Л.А. Берлин, В.А. Концевой, Л.В. Смирнов (директор завода-изготовителя), Б.А. Комиссаров (районный инженер), Б.М. Коноплев (главный конструктор системы управления) и другие специалисты. На полигоне также находились министр по оборонной технике К.Н. Руднев (председатель Госкомиссии по ракете Р-7, готовился запуск космического аппарата), министр радиоэлектронной техники В.Д. Калмыков (находился в нулевом квартале), генерал-лейтенант А.Г. Мрыкин (первый заместитель начальника ГУРВО, главный заказчик), член-корреспондент АН СССР А.Ф. Богомолов и другие руководители и специалисты. Следовательно, на полигоне находился достаточный научно-технический и интеллектуальный потенциал. Чего же не хватало?

Не хватало главного - разумной технологии испытаний первой ракеты, конкретных знаний ее конструкции и исполнения, заложенных в схеме и конструкции ракеты. Работа шла в потемках, вслепую, на авось. Отказы в автоматике двигательной установки при заправке ракеты не были глубоко исследованы, не были оценены последствия, не были восприняты в качестве сигнала возможного бедствия. Уверенность технического руководства, испытателей и специалистов была непреклонной: надо идти дальше. Вполне вероятно, что многие участники успешных запусков ракет Р-12 и Р-14 оказались в плену иллюзорных убеждений в безопасности пуска ракеты. Чем дальше в лес, тем больше дров. Испытания продолжались, за этим последовал ряд ошибок: не был проведен дополнительный анализ возможных аварийных ситуаций, тем более на заправленной ракете и с задействованными батареями.

Носов А.И.  зам. начальника  космодрома погибший  24 октября 1960 г.

Наши попытки добиться прекращения испытаний, слива топлива и снятия ракеты с пускового стола были отклонены. Такой вариант оценивался как невыгодный, как отступление назад. К тому же отсутствовала разработанная технология слива компонентов ракетных топлив, без которой слив был невозможен; так же оказалось невозможно использование ракеты Р-16 после слива. В результате мы оказались в западне. Вечером 24 октября обстановка была чрезвычайно сложной. Она требовала от технического руководителя и заказчика непосредственного присутствия и управления испытаниями. Особенно это необходимо на заключительном этапе. Но этого не произошло. М.К. Янгель и генерал А.Г. Мрыкин оказались в «курилке», выпустив из своих рук бразды правления испытаниями. Слишком большое доверие было оказано специалистам системы управления ОКБ-692 и его главному конструктору.

А в 18 часов 45 минут (местное время) этого же дня произошел непредвиденный запуск двигателей второй ступени и взрыв ракеты, который повлек большие человеческие жертвы.

Что же записано в документах комиссии под председательством Л.И. Брежнева, проводившей расследование причин катастрофы (члены комиссии: Маршал Советского Союза А.А. Гречко, Д.Ф. Устинов, К.Н. Руднев, В.Д. Калмыков, И.Д. Сербин, А.М. Гуськов, Г.М. Табаков, Г.А. Тюлин, в работе участвовали также ведущие специалисты от промышленности и полигона).

«Причиной возникновения пожара на изделии явилось преждевременное срабатывание электропневмоклапана ВО-8 (ЭПК ВО-8) наддува пусковых бачков, вызванное командой программного токораспределителя при перестановке в нулевое (исходное) положение шаговых моторов в системе управления. Срабатывание ЭПК ВО-8, в свою очередь, привело к запуску маршевого двигателя II ступени».

«Непосредственной причиной катастрофы явился недостаток комплексной схемы системы управления, допускающей несвоевременное срабатывание ЭПК ВО-8, управляющего запуском маршевого двигателя II ступени при проведении предстартовой подготовки. Этот недостаток не был выявлен при проведении всех предшествующих испытаний.

Из всех обозначенных причин, в том числе комиссии Л.И. Брежнева, не сказано о главной, изначальной причине. Суть ее: роковые ошибки в разработке и проектировании системы управления ракеты. Отсюда начиналась беда и несчастье. Рок взял верх над разумом.

О катастрофе на НИИП-5 МО 24 октября 1960 года было много высказано и написано всевозможных спекуляций и недобросовестных версий, авторы которых сознательно клеветали и чернили работу Госкомиссии по испытаниям ракеты, обвиняли ее в безграмотности ведения испытаний. Жертвы катастрофы завышались в несколько раз. Поклеп имел место и на председателя Госкомиссии Главного маршала артиллерии М.И. Неделина.

В 1959 г. М.И. Неделин был назначен Главнокомандующим РВСН. 1960 год был насыщен крупными событиями по развертыванию ракетных войск стратегического назначения. Все это воплощать в жизнь приходилось маршалу. Умственная, физическая и психологическая нагрузка от этой работы была колоссальной. Быть председателем Государственной комиссии (ГК) по испытаниям - это постоянная работа и жизнь на полигоне. В общем, эта работа - на два фронта. По складу своего характера Митрофан Иванович Неделин от назначения председателем Госкомиссии отказаться не мог. Такой он был человек - добросовестный и безотказный. Как председатель комиссии вел работу уверенно, спокойно и профессионально.

М.И. Неделин 24 октября 1960 г. дважды вызывался Н.С. Хрущевым для переговоров по высокочастотной связь (правительственная). Содержание их переговоров нам неизвестно. Можно только предполагать.

Никаких волевых решений М.И. Неделин не предпринимал, особенно по техническим вопросам, как об этом изощрялась пресса. Все решалось коллегиально. Так что всякие публикации, направленные против М.И. Неделина, являются вымыслом или перепевом недобросовестных слухов.

Незадолго до катастрофы я попросил маршала отойти в безопасное место. Он мне ответил: «Разве я не такой офицер, как все остальные».

А где находились остальные? М.К. Янгель и А.Г. Мрыкин - в «курилке», Л.В. Смирнов и Б.А. Комиссаров - эвакуированы за три километра от своего детища. Заместитель министра оборонной промышленности Л.А. Гришин - на старте, начальник полигона завершал обход и проверку работающего двигателя установщика. В момент запуска двигателя второй ступени я находился непосредственно у ракеты, проверял наличие течи окислителя из ракеты (непосредственно у стартового стола). Судьба отвела смерть. Уцелел чудом. Получил тяжелую травму - обширные ожоги II и III степени. Спасла природа - сильный порыв ветра.

Вернемся к вопросу о Митрофане Ивановиче Неделине. Конечно, М.И. Неделин не был ангелом, он имел, как и каждый человек, свои слабости. Но это ни в коей мере не умаляет его достоинств как великого руководителя и военачальника. Уход его из жизни был большой потерей для Вооруженных Сил и государства. Найти замену Митрофану Ивановичу было очень трудно. Он вошел в историю государства как крупный военный деятель. Служба Отечеству для него была прежде всего. Ветераны Байконура сохранили самые добрые воспоминания о М.И. Неделине.

РГАНТД. Арх. 1445, 8 августа 2000 г., фоно (воспоминания), 19 м/с, мл., 6,25 мм, нг.

№ 2. Воспоминания генерал-майора Г.П. Горы

В истории развития техники, пожалуй, интересное место занимает ракета Р-16, о которой, наверное, уже много писалось, много рассказывалось, известен, по-видимому, ее печальный конец, когда ракета, не очень хорошо доработанная, была вывезена на старт для первого пуска, когда произошел на ней пожар; многие говорят - взрыв, но взрыва не было, а был пожар. Сработал один из пиропатронов, сработал один клапан, который стал подавать горючее в рулевой двигатель второй ступени и от этого рулевой двигатель прожег корпус первой ступени, загорелось все это большое хозяйство, и все это произошло. К сожалению, этот случай был сопряжён с большим количеством жертв. Я не буду на этих вопросах останавливаться детально, поскольку эти факты широко известны, по-видимому, записаны не один раз все детали этого вопроса, много там людей хороших погибло - и от промышленности и от военных. Были там, кстати, и очень умные, на мой взгляд, люди. Среди них я бы хотел отметить товарища Кузнецова, который не разрешил на старте находиться своему представителю, хотя его аппаратура стояла непосредственно в ракете, около ракеты и там нужно было ею заниматься, а руководил своей аппаратурой, находясь в укрытии, и ни одному из подчиненных не разрешал находиться около ракеты, и у него никто не погиб.

Были там и люди, которые опрометчиво к этому относились. Думаю, что сам по себе факт аварии произошел главным образом потому, что к этому времени ракетчики, конструкторские бюро, да и наши военные руководители как-то привыкли к ракете, что чуть ли не похлопывать стали ее по боку, стоя рядом с ней в процессе подготовки, и на некоторое время забыли о той опасности, которую представляет столь сложный агрегат с такой большой энергетикой. Но, тем не менее, факт произошел, много там погибло хороших людей и со стороны военных так же, в том числе и главком ракетный - маршал Неделин. Мне лично пришлось вслед за этой аварией выехать туда вместе с генералом Юрышевым, для того чтобы на месте разобраться в деталях происшедших событий и наметить мероприятия: что нужно сделать на полигоне для того, чтобы больше такой случай не повторился. Этим вопросом мы и занимались. В частности, мне лично удалось найти, на каком месте погиб маршал Неделин. Я нашел его депутатский значок. И версия о том, где он погиб, не соответствует действительности. Он погиб в четырех метрах от того места, о котором раньше говорилось, и то место я нашел по его значку депутатскому. Там, среди погибших на этом месте, он был единственный депутат Верховного Совета, поэтому сомнений уже быть не могло.

РГАНТД. Арх. № 799, 29 марта 1990 г., фоно (воспоминания), 19 см/с, мл., 6,25 мм, нг.

№ 3. Воспоминания подполковника В.В. Савинского

Я о Неделине расскажу такой случай, как он на Байконуре заботился о людях, о подчиненных. Так, подполковник в отставке Владимир Гаврилович Панский, бывший замполит технической группы, готовящейся к пуску ракеты, вспоминает:

«В день гибели, значит 24 октября 1960 г., была интересная встреча у нас с Неделиным Митрофаном Ивановичем. В казармы технической группы он вошел один, чуть позже он сказал, что ехал мимо и решил посмотреть, как живут ракетчики, вот и зашел в крайнюю казарму. Я доложил маршалу, как положено по уставу. Митрофан Иванович поздоровался с личным составом, обращаясь ко мне, сказал, чтобы я показал, как мы живем. Казарму только что построили и заселили. Я хотел повести маршала в ленинскую комнату, но он взял инициативу в этом вопросе, и повел меня в туалетные комнаты, где проверил все и уточнил все… как с водой, моют ли они и когда они ноги моют. После этого посмотрел спальные помещения, ленинскую комнату, класс. Осматривая помещение, Неделин беседовал с рядовым сержантским составом и только изредка задавал мне вопросы для уточнения. Таким интересом к их жизни он располагал к себе всех присутствующих. Порядком в казарме маршал остался доволен. Но вот в казарму прибежал дежурный по части, командиры и другие, все входили и докладывали главному, это отвлекало его от задушевной беседы с личным составом подразделения. Митрофан Иванович, как бы извиняясь, обращаясь ко мне и ко всему личному составу подразделения, сказал: «Ну вот, не дадут нам больше побеседовать, до свидания». И с этими словам вышел из казармы.

О Неделине я так скажу: во все детали он хотел сам влезть. Придет ли на вычислительном центре (ВЦ) или на испытания, - везде все пощупает, сам посмотрит и прочее. А если приходили в войсковую часть, особенно летом, туда, где были турники и где солдаты по ФИЗО занимаются, так он никогда этого не пропускал, а просил сделать упражнения. Так вот, если кто сделает одно, два, три упражнения хорошо, тут же говорил своему адъютанту: «в приказ» и награждал их часами. Ну, когда уже нет больше желающих, офицеры ведь обычно немножко потяжелее, да и разбегались, чтоб не заставили их крутиться на турнике, а вот сержантов с рядовыми много он награждал».

Теперь об аварии: вот я вам зачитаю одного товарища, который горел, но не сгорел, живой остался. Это Анатолий Васильевич Маслов, 1933 г. рождения, уроженец Ивановской области, теперь он живет в Краснодаре.

«Началась подготовка к пуску ракеты типа 8К-64 (Р-16). Данный пуск готовило СКБ выдающегося советского ученого Михаила Кузьмича Янгеля. Особенно мне хотелось бы вспомнить две встречи с Главным маршалом артиллерии Неделиным.

Первая была в период подготовки к запуску ракеты, был октябрь студеный, температура минус 8-15 градусов, с ветром. У меня на старте работали 8 человек связистов во главе с сержантом Дегиным, и все мои подчиненные работали в шинелях, а гражданские товарищи в меховых куртках. На неоднократные мои обращения к руководству выдать теплое обмундирование солдатам был ответ - «не положено». Действительно, вот гражданские приедут, обмундированы в меховое, а мы в шинелях, значит, ходим. Однажды днем в одном моем служебном помещении, находящемся в бункере, отпирается дверь и входит главный маршал Митрофан Иванович Неделин. Я, как положено, вскочил, чтоб доложить маршалу о проводимых работах. Он меня сразу остановил и задал вопрос: «Товарищ старший лейтенант, это ваши солдаты в шинелях?» Я ответил - да. - Почему не в меховых куртках? Говорю: куда не обращался, везде один ответ - не положено. Митрофан Иванович, обращаясь к адъютанту, сказал: «Чтобы всем солдатам было выдано теплое обмундирование! А к вечеру мне доложить! А вам, товарищ старший лейтенант, надо быть понастойчивей!». Эти слова маршала я запомнил на всю жизнь. Через два часа все мои подчиненные были одеты в меховые куртки и брюки. Вот какие действия Митрофан Иванович производил на старте, в момент подготовки ракеты. В этом весь маршал Неделин.

Вторая встреча была вечером 23 октября 1960 г. На старте царило нервозное оживление, на площадках обслуживания трудились испытатели, работа продолжалась. Как обычно, на старте возле ракеты появился маршал Неделин. Я занимался проверкой громкоговорящей связи. Он подошел ко мне, я сразу доложил, чем занимаюсь. Митрофан Иванович узнал меня и спросил: «Ваши солдаты получили теплое обмундирование? - «Так точно!» - ответил я. - «Занимайтесь своим делом, больше не докладывайте мне».

Он еще долго находился на стартовой площадке, тем самым подбадривал работающих здесь, так как обстановка была очень серьезная. Здесь же руководил всей работой главный конструктор Янгель, его заместители Берлин, Концевой. В эту трудную минуту не уходил со старта начальник полигона генерал-майор Константин Васильевич Герчик. Поздно вечером пуск ракеты правительственной комиссией был отменен.

Тревожно началось утро 24 октября. Ко всем бедам добавилась еще одна - появилась капельная течь горючего. Все работали «на нервах». Запуск ракеты типа 8К-64 до вечера откладывался несколько раз. Приблизительно за час до пуска ракеты какие-то «умники», закрывая люк, перебили три многожильных кабеля, которые проложили мои связисты - шлемофонная связь работающих на ракете людей прервалась, что немедленно было доложено кем-то в ГК. Этим вопросом немедленно занялся генерал-лейтенант А.Г. Мрыкин. Он приказал вызвать начальника связи полигона, моего заместителя, которого на месте не оказалось, и я был последним. Вызвали меня и спросили, сколько времени мне надо на устранение неисправности, я ответил - 10 минут.

Кабели были заменены в течение 5 минут. Работа продолжалась. После устранения неисправности я дал команду отправить семь человек в укрытие, чем спас им жизни.

До пуска оставалось 15 минут.

Я видел, как маршал Неделин сидел на стуле возле КП. Около него был подполковник Сало, это его адъютант. В 18.45 раздался треск, реакция у меня была мгновенной, расстояние 10 метров в сторону я преодолел со скоростью выше олимпийской. Оказавшись на песке, я услышал взрыв. Пламя по бетонке лизнуло меня всего. Я горел, подумал: все кончено. Но что-то подсказывало, поскольку я был в памяти, - беги! Я побежал, но был весь охвачен пламенем, стал кататься в песке, поднимаюсь - все равно горю.

Очнулся я в госпитале на вторые сутки. Я хорошо помню 26 октября, когда медсестра включила нам радио и было объявлено, что в авиационной катастрофе погиб маршал артиллерии Неделин».

Первую часть материала "М.И.Неделин. Артиллерия - бог войны" см.   http://cont.ws/@hodanov/153287...                                           


Обратите также внимание на связанные с темой статьи материалы:                                                                                                            1) ЩИТ И МЕЧ РОССИИ. БРАТЬЯ УТКИНЫ.ВЛАДИМИР  

https://cont.ws/@hodanov/49653...

2) ЩИТ И МЕЧ РОССИИ. БРАТЬЯ УТКИНЫ. АЛЕКСЕЙ IIчасть  

 https://cont.ws/@hodanov/50547...

3) ЩИТ И МЕЧ РОССИИ. РУССКИМ ВОЕВОДА. ДЛЯ США И НАТО - САТАНА

https://cont.ws/@hodanov/50663...

Мемориал на месте пускового стола Р-16 космодром Байконур
Памятник в Ленинске Кзыл-Ординской области Казахстан

СПИСОК ССЫЛОК

1) http://patriot-rusi.ru/clauses... Статья Рады Степановой

2) https://cont.ws/@yasakovai/183... Митрофан Иванович Неделин. Правда и вымыслы легендарной биографии

3)http://rgantd.ru/nauchnye-trud...

Дом на улице маршала Неделина, Москва. Кунцевский район, платформа Сетунь
Открытие памятника Неделину М.И. в Одинцово в день 60-летнего юбилея РВСН 17 декабря 2019 года
Бюст Неделина на территории Ростовского Военного института РВСН им. М.И.Неделина


Дезертиры «фельдмаршала» Зеленского

Страх способен творить чудеса. После того как стало ясно, что никто не собирается защищать Украину от собравшихся у её границ сил российской армии и флота, Зеленский первое время панико...

Чехия предъявляет ультиматум России

Чехия предъявила РФ ультиматум (!) - вернуть обратно в Москву высланных дипломатов, иначе она продолжит высылать российских. Все высланные сотрудники посольства Чехии должны быть возвращены на ...

Рубль аплодирует словам Путина про гиперзвук и лазеры "Пересвет"

Российская валюта несколько необычно реагировала на выступление президента страны. Тут следует подчеркнуть, что это ведь результирующий вектор эмоций самых разных людей - импортных и ме...

Обсудить