МИЛЬША-МИЛЬЧА. РУССКИЙ КОСТЮМ СЕРЕДИНЫ XIX ВЕКА С.НИКИТСКОГО ГРАЙВОРОНСКОГО УЕЗДА КУРСКОЙ ГУБЕРНИИ

152 2073

МИЛЬША-МИЛЬЧА. РУССКИЙ КОСТЮМ СЕРЕДИНЫ XIX ВЕКА С.НИКИТСКОГО ГРАЙВОРОНСКОГО УЕЗДА КУРСКОЙ ГУБЕРНИИ

«Уважение к минувшему — вот черта, отличающая образованность от дикости.»

А.С. Пушкин

«Я верю, что у Создателя свои «виды» на многоплеменную Россию в целом и на русский народ в частности. По всем законам наша страна не должна была пережить правление Горбачева и Ельцина. Однако пережила и восстанавливается. Конечно, это Промысел, но ведь Промысел в жизнь воплощается через нас, через труд тех, кто верен своему народу, своей Вере и своему Отечеству.»

Сергей Поляков

«Чем пристальнее изучаешь русский народный костюм как произведение искусства, тем больше находишь в нем ценностей, и он становится образной летописью жизни наших предков, которая языком цвета, формы, орнамента раскрывает нам многие сокровенные тайны и законы красоты народного искусства».

Меценат, коллекционер, этнограф М.Н. Мерцалова. «Поэзия народного костюма» 

«Бывает красота движения и красота покоя. Русский народный костюм — это красота покоя»                                                Художник Иван Билибин

"Время уходит от нас безвозвратно, и я все чаще задумываюсь, сколько же еще всего можно спасти или вырвать из рук варваров? Ведь это невоспроизводимый материал, это часть нашей культуры, часть нашей души, часть нашего народного достояния, и забывать об этом мы не имеем права. И пока я могу, я буду делать свое дело — что-то узнавать, куда-то ехать, что-то находить!..."

Собиратель-этнограф C.Глебушкин, интервью журнала «Народное творчество»

Каждый народ выражал своё понимание красоты человека, прежде всего через костюм. Народные костюмы поражают своим дивным многоцветьем. Будто кто-то собрал краски с цветущих лугов, с синих рек, с огненных закатов и поместил их на одежду.

Костюм выполняет не только практическую функцию, но и создаёт облик человека определённой эпохи. По костюму можно было определить общественное и семейное положение.

В последнее время традиционный русский костюм обычно представляется в виде сарафана и кокошника, как у героинь русских сказок, однако на самом деле многообразие его форм и типов намного больше, чем нам представляется.

Село Никитское (Никицкое или Тростянец) Грайворонского уезда Курской губернии (в настоящее время Борисовского района Белгородской области) – малая родина моего деда по отцу Мильшина Евтея Захаровича. Изучая историю села, находящейся рядом Хотмыжской крепости Белгородской Засечной черты я неоднократно сталкивался с тем утверждением, что Никитское – старейшее однодворческое и казацкое село на территории прилегающей к старой Хотмыжской крепости. 

Село было основано в середине XVII века однодворцами – служилыми людьми (стрельцами, казаками, рейтарами, копейщиками и солдатами). Все они фактически были городельцами - строителями хотмыжского участка Белгородской Засечной черты и Хотмыжской крепости – узлового опорного пункта укреплённой линии на западном участке Белгородской оборонительной черты. Однодворцы, как известно, отличались очень бережным отношением к своей одежде, к своим традициям. Поэтому не удивительно, что именно в Никитском у запасливых женщин-хозяек из родов однодворцев  остались в бабушкиных сундуках великолепные образцы традиционной для однодворцев  одежды. 

Фото начала 20-х годов XX века: Грайворонский уезд Курской губернии - женщины из семейств грайворонских однодворцев а традиционных "бабушкиных" нарядах

Не удивительно, что однодворцам как  зажиточным, консервативно настроенным крестьянам присущ ряд качеств - основательность, обстоятельность в делах и самом образе жизни, любовь к традиционному, заведённому порядку, отсутствие суеты в делах, неспешность, завидное упорство иногда переходящее упрямство.  Перечисленные качества, климатические особенности  плюс традиции передаваемые из поколения в поколение нашли своё выражение в народном костюме Белгородского края и села Никитского в частности.

Женский русский народный костюм — явление уникальное в истории мировой культуры не только по высокой художественности, но и по удивительной многовариантности, не имеющей аналогов в мире. Постепенно выделились три основных типа костюма — с понёвой, с сарафаном, с юбкой. Все эти виды женского костюма были представлены в середине XIX века в Никитском

Рубаха

Главными деталями, придающими яркий облик наряду, являются рубаха, рукава которой сплошь расшиты цветами, и корсет из черной ткани, украшенный лентами и позументом. Крой рубах в Никитском вполне традиционен и характерен для населения юга России. Это прямые полики, пришитые по утку ткани. Существовал и более поздний вариант рубахи – с кокеткой, продублированной подоплекой, с планкой по центру груди, с широкими, собранными по манжету рукавами.

Преобладающими на территории Белгородчины были рубахи с прямыми (прямоугольными) плечевыми вставками — поликами. Косые (трапециевидные) плечевые вставки, в целом широко бытовавшие в южных губерниях, здесь встречались как исключение.

Рубаха состояла из стана — верхней части, обычно изготавливаемой из более тонкого полотна, и нижней — подставы из более грубого холста, пришиваемой и отпарываемой по мере надобности. В отличие от более северных областей России рубахи здесь редко шили из льняного полотна, преимущественно использовали домотканину из конопли (замашку).










В селах с развитым ткачеством на рубахи шло полотно, вытканное в технике многоремизного ткачества «белым по белому» с рельефным узором в виде квадратов, полос и других геометрических фигур. С распространением хлопчатобумажных тканей в некоторых селах рукава либо всю рубаху шили из ситца, кисеи, миткаля, сатина. Более состоятельные использовали атлас. Мужские рубахи в регионе были двух видов — туникообразные, широко распространенные во всех районах области, и с прямыми поликами, пришитыми по утку, редко встречающиеся у русских. Последние бытовали в бассейне рек Тихая Сосна и Потудань, а также в селе Роговатое Старооскольского района.

Рубахи с прямыми поликами по крою практически повторяли женские, но не делились на станок и подставу, а были цельными. Широкие рукава в полтора полотна собирались на узкую обшивку, ворот с прямым разрезом посередине груди завязывался лентой, продетой в прорезные петли. Декор располагался на оплечьях, по подолу, воротнику и разрезу.

Дед всю жизнь ходил в домотканых косоворотках. которые шила ему бабушка
Туникообразная рубаха









Туникообразная рубаха состояла из центрального перегнутого пополам полотнища, к которому пришивались узкие, иногда скошенные к запястью рукава, и двух боковых полотнищ, которые часто заменялись четырьмя косыми клиньями. Подобные рубахи имели косой разрез у ворота (косоворотки) с застежкой на пуговицу, однако встречались  значительно реже и прямые разрезы . Украшались туникообразные рубахи по подолу, краям рукавов, стоячему воротнику и планке застежки вышивкой или тканым узором. 

Мужчины в селе Никитском носили, в основном, рубахи-косоворотки и рубахи с разрезом по центру груди – пример параллельного существования двух разновременных типов одежды.В рубахах вышивались воротник-стойка, планка-застежка и манжеты.

Обязательным элементом как мужских, так и женских рубах были ластовицы — ромбообразные или прямоугольные вставки из кумача или набивного ситца, вшивавшиеся в рукав и боковые полотнища рубахи.

Рубаха— наиболее архаичный вид народной одежды, с ней связано множество обрядов и поверий. Украшение рубахи было делом важным и ответственным, ибо выполняло не только и не столько эстетическую, но прежде всего сакральную, оберегающую функцию. В конце XIX — начале XX веков зачастую именно рубаха продолжала нести в себе древние традиции, в то время как другие элементы костюма уже утратили старинные черты.

Декор в рубахе располагался на самых важных, по представлениям наших предков, участках — вороте, подоле, у запястий, то есть там, где есть отверстия, в которые способна проникнуть отрицательная энергия — «нечистая сила». Укрепление этих участков символами-оберегами, среди которых преобладали солярные знаки, на протяжении веков было непреложным законом. Орнаментику предплечий многие исследователи связывают с магией, пробуждающей и укрепляющей жизненную силу, необходимую земледельческому народу. Помимо солярных знаков на предплечьях размещались символы плодородия и древо жизни.

Юбки шились из красного и малинового кашемира с выбитым цветочным рисунком, оформлялись по низу воланом, затем рядами лент, позумента, серебряной или золотой бахромы; край подола отделывался бархатом с нашитыми на нем серебряными блестками и тесьмой. К юбке полагался фартук, по ткани и оформлению идентичный юбке. Более ранним типом передника можно считать фартук из холста, украшенный кружевом и вышивкой. Под юбку всегда надевали белые подъюбники с прошвой, кружевом. Непременной деталью женского наряда в селах Белгородчины был уже упомянутый корсет, изготовленный как из более дешевой ткани (сатин), так и из бархата. Передняя не отрезная часть богато декорировалась яркими полосами шерстяной ткани, бархатом и витым серебряным шнуром. Задняя часть была отрезной по талии, нижняя половина густо и мелко плиссировалась, по низу украшалась лентами и машинной отстрочкой. По талии вшивался пояс. Сзади он был наглухо пристрочен до боковых швов, спереди свободные концы застегивались на пуговицу. Боковые швы корсета часто также оформлялись декоративными полосами шерсти и позумента.

 












Разновидностью верхней одежды была чинарка. Это тот же корсет по крою и декору, только с длинными рукавами. К корсету и чинарке, поскольку они были сами по себе очень нарядными, не полагалось никаких нагрудных украшений (бус или монист). Чинарка в северных районах белгородчины и в Рязанской и Воронежской области называется "кохта".

Распространенной обувью были ботинки «венгерочки» на шнурках и черные сапоги, которые носили со слегка приспущенными в виде «гармошки» голенищами.

В селах повсеместно ткали дерюжки, которыми застилали кровати, и настольники, а также дорожки, коврики. Традиционным было браное двухцветное ткачество из конопляных нитей (красные ромбовидные узоры и полосы). Нити, по свидетельству старожилов, окрашивали свекольным и морковным соком, луковой шелухой. Особняком в культуре Борисовского района стоит село Никитское. Костюм этого села характерен для некоторых сел в бассейне реки Ворсклица – Теребрено, Почаево, Косилово, Мокрая Орловка и других. Поскольку почти все села с подобным типом одежды находятся на территории Грайворонского района, то с полным правом никитский костюм можно назвать грайворонским.

Автор и собиратель фольклорных материалов связанных с историей традиционного народного костюма с. Никитского – Ираида Павловна Зотова, старший научный сотрудник БГЦНТ. Статья впервые опубликована в сборнике: Традиционная культура Борисовского района. – «Экспедиционная тетрадь». Вып. 17 / Ред.-сост. Н.В. Солодовникова, И.П. Зотова, В.А. Котеля. – Белгород: издание БГЦНТ, 2004. – С. 21 – 27. Рисунки автора (см. ниже). Основной информатор этнографической экспедиции - жительница с.Никитского Оболонина Вера Васильевна, 1932 г.р.

Все вышеупомянутые села были однодворческими, а однодворцы, как известно, отличались очень бережным отношением к своей одежде, к своим традициям. Характерным для сел бассейна Ворскилицы было бытование одновременно двух комплексов одежды – с сарафаном и с поневой. Рубахи в Никитском по крою и орнаментации идентичны рубахам сел Крюково и Чуланово. Сарафаны из черной домотканины были двух типов. «Штоховый», то есть «уложенный» на груди штофом, красной шелковой тканью с выбитым рисунком, и украшенный позументом, тесьмой, считался наиболее богатым, праздничным, «большим». Второй тип сарафана особого названия не имел, считался воскресным, более будничным и отличался от «штохового» оформлением верха серебряным позументом и узкими лентами, выложенными «удвое» или «утрое» - то есть по количеству серебряной тесьмы. Оба сарафана по низу украшались большим количеством лент, в «штоховом» ленты иногда доходили до середины бедер. Такое богатое убранство не требовало фартука. Передники в селе Никитское использовались только для работы.

Понева в Никитском обладала весьма существенными отличиями от понев восточной части Белгородчины. На домотканую клетчатую поневу нашивались фабричные ткани – кашемир, штоф, бархат, парча, различные ленты, позумент, вьюнчик. Общий тон поневы был красным, сзади по центру на бордовом бархате выкладывались позументом узоры в виде меандров или треугольников. Поневу надевали на годовые праздники, наряду со «штоховым» сарафаном она считалась самым лучшим нарядом. Понева была дорогостоящим предметом одежды, покупка «уклада» на нее (то есть всего набора тканей и лент) требовала столько же средств, что и покупка коровы, поэтому иметь поневу считалось престижным, и было доступно только зажиточным крестьянам.

Правда, были поневы и победнее, «воскресенские», имевшие более скромное оформление. Готовую поневу украшали складками – гофрировали. Технология была такова: ткань мочили, закладывали в складки, клали на покрытую соломой (чтобы не пригорела ткань) печь и прижимали гнетом. После праздника бережно складывали по складкам, завязывали в виде трубы и укладывали в сундук. Носили поневу так бережно, что стирка не требовалась.

Понёва— юбка, состоящая из трех полотнищ шерстяной или полушерстяной ткани, стянутых на талии плетеным узким пояском — гашником. Ее носили только замужние женщины. Молодая девушка после венца надевала поневу с «хвостом» из красного сукна, шелка, бахромы и даже иногда с бубенцами. Понева же, которую носила молодая жена до рождения первого ребенка, была самая красивая. Фигура женщины в этой одежде казалась более приземистой, чем в сарафане. Да и вообще, деревенская одежда соответствовала укладу крестьянской жизни, а полнота женщины у крестьянки считалась признаком здоровья. Поверх всего вышеперечисленного надевали передник. Он был важной частью женского костюма и прикрывал место вынашивания и вскармливания ребенка, а также сердце — центр жизнедеятельности.



Более древний, южнорусский национальный костюм отличался тем, что состоял из длинной холщовой рубахи и понёвы. Понёва (набедренная одежда, типа юбки) была обязательной принадлежностью костюма замужней женщины. Она состояла из трёх полотнищ, была глухой или распашной; как правило, её длина зависела от длины женской рубахи. Подол понёвы украшался узорами и вышивкой. Сама понёва изготавливалась, как правило, из ткани в клетку, полушерстяной.


Понёва одевалась на рубаху, и оборачивалась вокруг бёдер, а на талии её держал шерстяной шнур (гашник). Спереди часто надевали ещё передник. На Руси для девушек, которые достигли совершеннолетия, существовал обряд одевания понёвы, который говорил о том, что девушка могла быть уже просватанной.

В разных регионах понёвы декорировали по-разному. Они также отличались по цветовой гамме. Например, в Воронежской губернии, понёвы богато украшались оранжевой вышивкой и блёстками.

В Курской губернии понёвы были украшены сложными ткаными узорами. У женщин детородного возраста в основном была понёва красного цвета, а чёрная клетчатая понёва характерна для  женщин старшего возраста и старух.

Понёвы были украшены дополнительными деталями, в зависимости от семейного достатка: бахромой, кистями, бисером, блёстками, металлическим кружевом. Чем моложе была женщина, тем ярче и богаче была украшена её понёва.

Сарафан

Победному шествию сарафана по России помогла «внесословность» этого вида одежды в допетровской Руси. Появившийся гораздо позже понёвы (и, в первую очередь, в городах), сарафан оттеснил ее в разряд сельской, менее престижной одежды. На Белгородчину сарафаны попали вместе с выходцами из московских и других среднерусских земель, в то время как понёву носили тульские, орловские, рязанские переселенцы, а также потомки коренного населения края.

На территории области существовали практически все типы сарафанов: глухой туникообразный, косоклинный во множестве разновидностей, прямой (круглый), а также сарафан-платье из фабричной ткани, который обычно называли «саяном», «штоховый» и «воскресенский».

Туникообразный сарафан в качестве девичьей одежды бытовал в воронежских селах с поневным комплексом.

Косоклинные и туникообразные сарафаны на Белгородчине шили из черной домотканой «волосени». Их редко украшали вышивкой, основными элементами декора были атласные и тканые узорчатые ленты, позумент, парча, тесьма. В некоторых селах на сарафан надевался передник, короткий или длинный.

Пояс

Так же, как и понёвы, сарафаны подпоясывались длинными полосатыми домоткаными кушаками. Этот вид подпояски был доминирующим, хотя существовало множество других разновидностей, изготовленных различными способами: на стане, на бёрдышке, на дощечках, на ниту, на пальцах, на вилочке, на спицах.

В курских селах часто использовались покупные «корейские» пояса из тонкой мягкой пряжи — широкие, полосатые, более сдержанных цветов, чем домотканые. Их покупали на ярмарке около Корейского монастыря под Курском, что и дало им название. Практически во всех уголках Белгородчины, исключая лишь Приосколье, носили однотонные пояса фабричного изготовления с цветными полосками по кромке. Их старались украсить вышивкой, кружевом, лентами, блестками. Однотонные и узорчатые, украшенные кистями, бахромой, парчой, бисером, пояса служили дополнительным цветовым акцентом как в женском, так и мужском костюме.

Множество обрядов и обычаев, связанных с поясом, свидетельствует о магическом его значении для русского человека. Пояс сопровождал людей от рождения до смерти, считаясь сильным оберегом, и лишь при отмирании старого жизненного уклада, с появлением новых форм одежды пояс перестал быть обязательной деталью костюма.

Юбка

Факт появления в южнорусском костюме юбочного комплекса исследователи связывают с переселением в южные края служилого сословия с польско-литовских рубежей и датируют XVII веком. Рубаха с большим отложным воротником, домотканая полосатая, клетчатая или однотонная юбка, жилетка и фартук — одежда, практически ничего общего с русским костюмом не имеющая. Однако она смогла укорениться на довольно обширной территории и даже оказать влияние на районы с понёвным комплексом, где встречаются иногда как полосатая юбка, так и жилетка, причем последняя не только в женском, но и в мужском наряде.

Юбочный комплекс к концу XIX века претерпел некоторые изменения. Юбки из фабричных тканей во многих селах вытеснили домотканые. Соответственно изменился и фасон — юбки стали более пышными, украшенными воланами. В одном костюме соединялись разновременные детали: юбка, жилет и фартук из фабричных тканей, рубаха из домотканого холста с вышивкой, а также изготовленный вручную пояс. Дальнейшее развитие юбочного комплекса привело к утрате всех старинных деталей. Этому способствовала городская мода, проникавшая в деревню и постепенно подтачивавшая старинные традиции. Место рубахи занимает кофта, обычно из той же ткани, что и юбка — такой костюм стал называться «парочкой». Он пришелся по вкусу крестьянам, во-первых, своим городским видом, а во-вторых, тем, что избавлял от изнурительного ручного труда.

«Парочка» постепенно заменила на селе все виды домотканой одежды и ознаменовала собой конец патриархального жизненного уклада. Только в однодворческих селах, особенно Воронежско-Белгородского региона, бережно хранили старинные наряды, надевая их на праздники и свадьбы.

Разновидность кокошника - бархатник популярный в Никитском

Головным убором в селе Никитском наиболее часто был представлен кокошник «бархатник» - четырехгранная цилиндрическая шапочка из красного или малинового бархата, украшенная спереди парчой, а по швам – позументом. Сзади крепились четыре атласных ленты и четыре «батога» - шнура с кистями на концах. Кроме бархатника существовали еще два головных убора из платков – «бухарка» и «кочеток». «Бухарку» делали из платка с одноименным названием – укладывали на голове нечто вроде чалмы, концы заводили под ушами под платок так, что сверху получалось нечто вроде петли, а вниз свисали концы.

«Кочеток» (в отличие от «бухарки» это девичий головной убор) выполнялся из сложенного в несколько раз платка, которым обматывали голову, оставляя открытой макушку, концы завязывали спереди и тщательно прятали под складки. Такой убор делали специальные женщины – мастерицы.

Платков было множество – шерстяные цветастые «бухарки», шелковые с атласным узором, шерстяные клетчатые, «рублевые» красные с разноцветной бахромой, «монашеские» черные и др.

Пояса в селе были, в основном, двух видов – традиционные полосатые (причем не только домотканые, но и фабричной выделки) и одноцветные (красные или зеленые) из фабричных тканей, украшенные на концах кружевом, бахромой, пуговицами, блестками.

«На луги» (на покос) женщины наряжались как на праздник – в поневы и сарафаны. Придя на луг, скидывали праздничное убранство, оставались в юбках и нарядных рубахах, так и работали.

На ногах у женщин были неизменные вязаные чулки (зимой и летом), белые с черными полосками вверху. Чулки вязали не спицами, а крючком («иглой»). Сведений о рабочей обуви нет (скорее всего, это «чуни», связанные из конопляных нитей), а в праздники обувались черевики – туфли из грубой черной кожи с небольшим наборным каблучком. В более холодное время носили сапоги «на хвалдочках» - то есть с голенищем «гармошкой». Для того чтобы «хвалдочки» не разошлись, сапоги набивали соломой и запаривали.

Обувь

Обувь в среде белгородских крестьян отражала социальные различия. В  некоторых однодворческих селах носили исключительно кожаную обувь, в большинстве остальных однодворческих сёл, хоть и использовали лапти, но преимущественно как рабочую обувь. На праздники надевали грубые кожаные туфли, изготавливаемые местными сапожниками («башмаки», «черевики»). По форме они были практически одинаковы — открытые, с круглым носом, наборным каблуком и петлей на заднике, в которую вдевалась обора для закрепления обуви на ноге.

Во многих русских селах лапти были основной обувью. Здесь носили, за редким исключением, так называемые «московские» лапти косого плетения с круглой головкой. Праздничная разновидность — «писаные» или, как их называли белгородские крестьяне, «дробненькие», «с венчиками», «с гарусом» лапти из мелких пык, в которых головка украшалась выплетенным узором. Петом носили чуни (оборочные лапти), плетеные или вязаные из конопляных веревок.

В конце XIX — начале XX века в село приходит кожаная обувь городского фасона — всевозможные «румынки», «гусары», «щиблеты». Особенно были популярны «румынки» — высокие ботинки из мягкой кожи на шнуровке. Они береглись для самых праздничных дней, и только зажиточные сельчане могли позволить себе носить такую обувь в будни.

Мужчины в селе Никитском носили, в основном, рубахи-косоворотки и рубахи с разрезом по центру груди – пример параллельного существования двух разновременных типов одежды.В рубахах вышивались воротник-стойка, планка-застежка и манжеты.

На примере своего деда Евтея Захаровича могу сказать, что на протяжении всей жизни дед был стойким приверженцем именно косовороток. И на всех сохранившихся фотографиях – он в неизменной косоворотке, одетой под тёмный пиджак или тужурку.

Мужские пояса представляли собой шнуры из черных и красных нитей с «махрами» (кистями) на концах, которые назывались «свивальни». Такое название указывает на другую функцию этих поясов – ими обвязывали, «свивали» младенцев.

Информатор этнографической экспедиции - жительница с.Никитского Оболонина Вера Васильевна, 1932 г.р. помнит только белые мужские порты свободного покроя, подвязанные «учкуром» - шнуром («порты на учкуру»). Шили их на глазок, обмеряли прямо тканью

Верхней одеждой крестьян были чинарки или «кохты» из фабричного черного сукна (зимние) и из сатина (летние). Зимние утеплялись «хлопьями» - остатками конопляной пряжи и подкладкой из холстины или хлопчатобумажной ткани. Из «хлопьев» в селе ткали «кодры» - своеобразное покрывало. Из предварительно окрашенных нитей ткали полосатые или клетчатые кодры, иногда вводили суконную нить. «Хлопья» (их еще называли «намычки») для кодр пряли прямо руками, без прялки, скатывая нить между ладонями. Из более грубой пеньки ткали дерюжки – половики на пол.

Украшения

Свадебный костюмы дополнялись "грибатками"
Свадебный рушник

















Особая тема в народном костюме — украшения. Здесь, как и в вышивке, русская женщина проявила массу выдумки и художественного вкуса. Помимо бус из стекла и поделочных камней, снизок бисера белгородские крестьянки использовали монеты или их имитацию в сочетании с бусами («монисто»), сетчатые ожерелья из бисера («поддушник», «душегрея», «сеточка»), кресты, иконки, ладанки на лентах. В селах Воронежско-Белгородского региона носили «грибатки» — круги и полукружья на тесьме, расшитые шленкой, золотыми нитями, бисером. Для этого региона характерны подобные «грибаткам» наспинные, а также укрепленные сзади на поясе украшения. В селах, расположенных в бассейне реки Пены, наспинным украшением были ленты с текстильным узором, укрепленные на шнурке и надевающиеся словно пелерина. Весьма возможно, что наспинные украшения являются следующим этапом развития такой детали кичкообразных головных уборов, как «хвост».

В оформлении костюма крестьянки подражали яркому оперению птиц, подчеркивая связь женского начала с добром, светом, солнцем — тем, что олицетворяли птицы в славянском мировоззрении.Весь строй женской традиционной одежды с глубоким заклинательным и оберегающим смыслом орнаментов, с головными уборами, связанными с животной магией, говорит о духовной близости русской крестьянской и древней славянской культур, основой которых была гармония с природой, осознание своей нераздельности с ней. Русский крестьянский костюм был важным звеном в системе народной художественной культуры. Неразрывно связанный с жизненным укладом крестьянства, он являлся важнейшей составной частью обрядов и праздников.

Праздничными украшениями были бусы из полевого шпата или, как еще называли, горного жемчуга – видимо, поэтому такие бусы называли «зямчуг». Ожерелье из полевого шпата и монет называли «монисто».

Двоюродная сестра отца Надежда Евсюкова в Никитском начало 20-х годов прошлого века

На шелковой ленте вешался «крест» из полевого шпата. Дополнительно надевались разноцветные бусы.

Внимание женскому народному костюму с. Никитское уделил и известный в России коллекционер и этнограф Сергей Глебушкин


P/S: Диалектные слова села Никитское, привезённые из Никитского работниками той же этнографической экспедиции под руководством Ираиды Павловны Зотовой:

«Шалун» - тонкая шерстяная ткань, кашемир;

«Передня» - тонкая обшивка ворота рубахи, вышитая красными и черными нитями;

Старовинская – старая, древняя;

Кастёрка – сумка;

Кановка – кружка; Бышиха – флюс;

Рубчастик – рубель для глажения белья;

Калган – деревянное расписное блюдо.

Оригинальные предметы домашнего обихода, найденные у населения села Никитское:

А в 1941 году на нашу многострадальную землю приходили очередные "этнографы". Бабушка, фото 1943 года немецкого солдата Франца Грассера погибшего в 1944 году.  Белгородская область
Внимательный глаз фотографа и плёнка немецкого фотоаппарата зафиксировал и бабушкину понёву и вышитые рушники, простыни, занавески, сохнущие на куче хвороста.  Очень надеюсь. что эти бабушкины "сокровища"  благодаря Господу дошли до нас...
А белгородский старик даже не поднял глаза и не стал позировать оккупанту 
А вот многие "этнографы"  надолго остались в наших краях...Фото Франца Грассера сделанное на Белгородчине в 1943 году




В Белгородском государственном музее народной культуры можно видеть наши настоящие сокровища спасённые от европейских "этнографов"...

Уважаемые Читатели! Обращаю Ваше внимание на короткие, но весьма информативные сюжеты, посвящённые истории русского женского костюма. Посмотрите, не пожалеете!

https://www.youtube.com/watch?... Белгородский праздничный девичий понёвочный комплекс

https://www.youtube.com/watch?... Курский сарафанный комплекс

https://www.youtube.com/watch?...  Как одевались русские женщины 100 лет назад

https://www.youtube.com/watch?... Народный женский костюм однодворческого села Почаево Грайворонского ГП

В  старинной казацкой станице Казачья Лисица прекрасный фольклорный народный коллектив одетый в "бабушкины" сарафаны


СПИСОК ССЫЛОК

1) Материалы этнографической экспедиции http://bgcnt.ru/assets/files/C...

2) Белгородский народный костюм http://belhistory.vov.ru/etn/k...

3) Источник Культура.РФ: https://www.culture.ru/materia...

4)  Источник Культура.РФ:  https://www.culture.ru/materia...


Трамп одержал крупную юридическую победу в «американском Бородино»

За слушаниями в Пенсильвании последуют Мичиган и Аризона Дональд Трамп заявил, что он одержал победу на президентских выборах. Казалось бы – и что в этом нового? Президент чуть ли не ежед...

Анонимность в сети? Не смешите мой сервак.

Доброе утро, КОНТ!) Ну, что, присаживайтесь удобнее, сегодня у нас будет очень интересная история.  Некоторое время назад пришла ко мне возмущенная общественность наших джунглей и п...

Что это за "Адмирал Виноградов", который собирался таранить эсминец США. Объясняю простыми словами

Смотрите – это корабль, которой имеет обычную форму подводной части: А теперь сравните его вот с таким кораблем и найдите, так сказать, ключевое отличие: Что это за "Адмира...

Обсудить
  • Очень интересно и познавательно! :thumbsup: Спасибо, Николай! :sparkles: :sparkles: :sparkles:
  • :thumbsup: :thumbsup: :thumbsup:
  • Ваш материал просто бесценен теперь! Скажите, а Вы книгу не издаёте? Чтобы Ваши статьи были сохранны и осязаемы? Приглашаю Вас на мою страницу в Контакт. Мои дети поют в народных коллективах и там есть записи концертов Белгородской области.
  • Восторг! Длинными зимними вечерами рукодельничали... Спасибо, очень интересно! :thumbsup:
  • Автор, русофил и патриот Страны проживания. То что Вы показываете российские народные одежды, считаю очень полезным делом. Что сейчас творится, с так называемой модой, не лезет ни в какие ворота. То ли модельеры, придумывающие каждый сезон новую моду, пациенты дурки, то ли производители одежды.... . Которых интересует не красота, практичность, удобство носимой вещи, а только прибыль, с продаж. Им нужен постоянный спрос. Но при наличии национальных костюмов(нарядов), их бизнес, не канает. Вот поэтому, традиционные одежды, объявили ретроградством. Носить которые, фи - отстой. Это было ещё, с нашими родителями. Современная молодёжь, вообще, вряд ли о них вообще знает. Современники, покупают одежду, не по необходимости, а по провозглашённому, не знай кем тренду. И образцы этих трендов, порой ужасают. Достаточно взглянуть на прикиды эстрадных див, манекенщиц и местных плейбоев и гёрлз. Представленные Вами образцы одежды, это праздничные наряды. Обычно селяне, одевались просто. Постоянный труд и заботы, не позволяли долго и часто наряжаться. Поэтому, их хранили, передавали по наследству. Благодаря чему, они дошли до наших дней. Россия, громадна, даже сейчас, в каждой её губернии. наряды были разными. И на мой взгляд, очень красивыми.