«Второе дыхание голлизма»: новые идеалы европейской внешней политики

3 1423

Европейские политики и эксперты много говорят о возрождении в Европе авторитаризма, упоминая в качестве примера такие страны как Венгрия и Польша. Но, возможно, речь идет о втором дыхании совсем другой идеологии – голлизма, и возрождении идеала национального государства. Действительно ли такая тенденция имеет место быть и что это значит для отношений между Европой, Россией и США?

ГЕНЕРАЛ, ПРЕЗИДЕНТ И СИМВОЛ

Что же такое голлизм, и кем был его основатель – генерал де Голль? Шарль де Голль – это политик и военачальник, ставший главой и символом французского Сопротивления во время Второй мировой войны. После освобождения Франции от нацистов он стал первым премьером Временного правительства. Однако, из-за споров насчет политического устройства послевоенной Франции де Голль, который был сторонником сильной президентской власти, покинул свой пост и ушел в отставку, чтобы триумфально вернуться спустя десятилетие.

В обстановке политического кризиса, вызванного войной в Алжире, экономическими проблемами и безуспешными попытками сформировать правительство генерал де Голль в 1958 году вновь становится премьером с чрезвычайными полномочиями и начинает конституционную реформу. По новой Конституции Франции, которая была принята на референдуме в сентябре 1958 года, полномочия парламента были значительно урезаны, а президента, наоборот, расширены. Отныне именно он становился гарантом территориальной целостности и независимости страны, «вождем нации» и арбитром, воплощающим собой государство, а менее чем через два месяца, в декабре 1958 года, де Голль стал первым президентом Пятой Французской республики.

Ревизии подверглось не только политическое устройство страны, но и ее внешняя политика. Де Голль был ярым приверженцем национального суверенитета Франции, а целью его правления стало восстановление «величия Франции» путем независимой внешней политики. Главным для президента были французские национальные интересы и идеал национального государства. Вторым элементом голлизма стал откровенный скептицизм де Голля в отношении претензий Соединенных Штатов на мировую гегемонию. Истоки этого скептицизма можно проследить еще к временам Второй мировой войны, в период которой у генерала как главы французского Сопротивления были довольно сложные отношения с президентом США Франклином Делано Рузвельтом.

Став президентом Франции, де Голль начал политику сопротивления вмешательству Соединенных Штатов в политические и экономические дела Западной Европы. Известна его фраза: «Можете быть уверены, что американцы совершат все глупости, которые смогут придумать, плюс ещё несколько таких, какие и вообразить невозможно». Президент отказался рассмотреть вопрос о вступлении Великобритании в европейские интеграционные структуры, вроде Европейского экономического сообщества и Европейского объединения угля и стали, заблокировав ее заявки в 1961 и 1967 годах. Он считал, что в этих объединениях Великобритания будет выступать, прежде всего, как проводник американских интересов. В то же время де Голль сам выражал взгляды, которые сейчас можно назвать «евроскептицизмом». Он придерживался мнения, что Европа под управлением наднациональных структур – это Европа под командой США.

В 1966 году де Голль вывел Францию из военной структуры НАТО, что означало закрытие в ней всех военных баз Альянса, как и вывод американских войск с территории страны. Причиной такого шага стало нежелание президента, чтобы Франция оказалась затянута в возможную войну между двумя сверхдержавами – СССР и США, которая может начаться из проблемы, не имеющей никакого отношения к интересам или безопасности Европы. Собственно, перед глазами де Голля был пример Карибского кризиса 1962 года, когда такая война чуть было не стала реальностью.

Третьим элементом голлизма можно назвать «особые отношения» с Россией. В своем противостоянии с НАТО генерал вполне логично решил заручиться поддержкой Советского Союза. Несмотря на свою личную неприязнь к коммунизму, он рассматривал СССР как «извечную Россию», развитие отношений с которой находится в числе национальных интересов Франции.

В 1964 году между двумя державами было заключено соглашение о торговле, а затем подписан договор о научно-техническом сотрудничестве. В 1966 году де Голль посетил Советский Союз с официальным визитом, в ходе которого побывал во многих городах страны, а также заключил договор о расширении политических, культурных и экономических связей. Франция и СССР осудили американскую агрессию во Вьетнаме, создали политическую франко-русскую комиссию и даже подписали соглашение об установлении прямой линии связи между Елисейским дворцом и Кремлем.

В целом, Шарль де Голль верил в идеал национального государства, пытался проводить независимую внешнюю политику, противостоял гегемонии США и налаживал отношения с Россией. Не все, что он задумывал, получилось воплотить, однако де Голлю удалось оставить после себя наследие, которое продолжает влиять на политику Франции и в наше время. И составной частью этого наследия является идея единой «Европы от Атлантики до Урала».

ЕДИНАЯ ЕВРОПА И РОССИЯ

В ноябре 1959 года президент де Голль выступил с речью, посвященной «Европе от Атлантики до Урала». Он видел в будущем политическом объединении европейских стран альтернативу для «англосаксонского» НАТО. Здесь нужно пояснить, что в понимании де Голля Великобритания в состав Европы не входила. Зато в него входила Россия.

Ту критику, которая сейчас обрушивается на внешнюю политику России, вполне можно сравнить с критикой голлизма. Как и Шарль де Голль, нынешний президент России Владимир Путин стремится к восстановлению национального могущества, противостоит США и НАТО, выражает скептицизм в отношении наднациональных структур Евросоюза и стремится развивать отношения с европейскими государствами. Между этими двумя политиками есть и другие схожие черты.

И де Голль, и Путин пришли к власти в обстановке серьезного национального кризиса. Оба они являются выходцами из силовых структур, которые укрепили сильную президентскую власть, изменили Конституцию страны и фактически создали авторитарный режим личной власти. Похож и источник самого желания двух президентов вернуть своим странам национальное могущество. Он уходит своими корнями в память о национальном унижении. Для де Голля оно произошло в период поражения Франции в июне 1940 года, а для Путина – во время распада СССР и последовавшего за ним экономического, политического и социального кризиса.

По этой причине идеи де Голля находили и находят поддержку в России. В 2014 году спикер Государственной Думы Сергей Нарышкин вспомнил идею французского лидера о единой Европе. По мнению российского политика, она является как никогда своевременной и не имеет альтернатив. В свою очередь, президент Путин упоминал эту идею на встрече с президентом Франции Эммануэлем Макроном в 2019 году.

Здесь необходимо упомянуть, что именно Макрон в определенном смысле является выразителем идей голлизма среди современных европейских политиков. Это можно проследить еще во время его предвыборной кампании в 2017 году, когда будущий президент сказал, что полностью поддерживает подход «де Голля-Миттерана» к внешней политике, под которым понимается приоритет национального суверенитета, независимости и стратегической автономии. Став президентом, Эммануэль Макрон продолжает критику НАТО в духе голлизма, заявляя, что Альянс «переживает смерть мозга».

Продолжением идей де Голля можно назвать и все более растущее недовольство Макрона по вопросу Новой холодной войны между странами Запада и Россией. В 2019 году он поддержал возвращение России в Совет Европы, а также инициативу президента Соединенных Штатов Дональда Трампа пригласить Путина на следующее заседание Большой семерки, против чего выступили Великобритания и Канада.

Но главной идеей Макрона в русле голлизма можно назвать его заявление о вере в «Европу от Лиссабона до Владивостока», что фактически является прямым повторением знаменитого высказывания де Голля. Макрон сказал об этом во время уже упомянутой встречи с Путиным в 2019 году. Кроме того, он отметил, что отношения между Россией и Францией играют решающую роль, и нужно создать новую архитектуру безопасности между ней и Европейским союзом. Более того, Макрон заявил, что Россия является европейской страной.

Слова французского лидера нашли определенную поддержку у президента России, который отметил их связь с идеей де Голля. Он также добавил, что территория России простирается вдоль до Тихого океана, и все это огромное пространство принадлежит к европейской культуре.

С этого момента Макрона стали называть главным «путинферштеером» («понимателем» Путина) в Европе. Этот немецкий термин означает политиков, понимающих и сочувствующих Путину, которых обвиняют в продвижении интересов России, прежде всего, в Европе. Однако, если подходить к этому вопросу с учетом сказанного нами ранее, окажется, что Эммануэль Макрон лишь действует в духе французских политических традиций и отстаивает национальные интересы своей страны как это делают и другие лидеры европейских стран, вроде премьера Венгрии Виктора Орбана, президента Чехии Милоша Земана и президента Польши Анджея Дуды, которых в западной прессе принято обвинять в авторитаризме и евроскептицизме. Но возможно, что это не авторитаризм, а лишь местные вариации идеологии голлизма, общей основой которых являются консерватизм в социальных вопросах и защита национального суверенитета.

Возможно, что на место Европы наднациональных структур со штабом в Брюсселе вновь возвращается Европа национальных государств. А такая Европа, как показывает история, будет неизбежно заинтересована в лучших отношениях с Россией как противовесом могущественному мировому гегемону – США.

АМЕРИКАНСКОЕ НАПРАВЛЕНИЕ И НАДЕЖДЫ НА БУДУЩЕЕ

Возрождение идей и взглядов де Голля в Европе говорит о том, что отношения между Соединенными Штатами и многими европейскими странами постепенно утрачивают прежний союзнический характер и в дальнейшем будут становиться все более сложными. И этот факт руководство США должно принять, если оно не хочет оттолкнуть от себя европейских партнеров.

В этой ситуации наилучшей стратегией будет воспользоваться советом Чарльза Боулена, который был послом Соединенных Штатов во Франции при Шарле де Голле. Понимая, что улучшить тогдашние американо-французские отношения было вряд ли возможно, он предложил просто перестать бороться с французским вождем нации и решать повседневные вопросы сотрудничества по мере их возникновения.

Это означает, прежде всего, что сегодняшнее руководство США должно подойти к отношениям со своими европейскими партнерами с точки зрения прагматизма. Если внешняя политика Соединенных Штатов, как Франции эпохи де Голля, будет основана на определенном плюрализме, то есть понимании и принятии различных политических систем, которые в свою очередь являются результатом разных исторических, географических, культурных, экономических и религиозных традиций, то она сможет добиться большего успеха.

Де Голль знал, что одна лишь мощь неспособна решить все проблемы. И это тем более очевидно сегодня, когда внешнеполитического могущества США откровенно недостаточно для того, что разрешить все мировые кризисы. Кроме того, он отвергал биполярность, в рамках которой весь мир был разделен между блоками Соединенных Штатов и Советского Союза, как в наше время многие страны по всему миру отвергают идею однополярного мира во главе с США.

Европа национальных государств, занятая внутренними проблемами и улучшением отношений с Россией, предоставляет Штатам уникальный шанс, которого у них уже долго не было – сфокусировать внимание на экономических и расовых вопросах в своей собственной стране. В погоне за мировой гегемонией ради самой гегемонии США очень долго откладывали свои внутренние проблемы на второй план, и сейчас они прорвались массовыми протестами, беспорядками и политическим кризисом. И рождение нового, многополярного мира предоставляет Соединенным Штатам долгожданную возможность найти для этих проблем решение.

Что же касается идеи де Голля о единой «Европе от Атлантики до Урала», то для этого время, к сожалению, еще не пришло. Между Россией и европейскими странами все еще слишком много проблем и противоречий. Самый яркий и недавний пример – это планы Германии и Франции ввести санкции против России из-за отравления оппозиционера Алексея Навального, в котором подозревают Кремль. Однако, Шарль де Голль, договариваясь с Советским Союзом, придерживался мнения, что идеологии приходят и уходят, а нации и национальные интересы – вечны. Владимир Путин на встрече с Эммануэлем Макроном в 2019 году заметил: «то, что сегодня кажется невозможным, завтра может стать неизбежным».

Читай больше, подписывайся и публикуй свое мнение вместе с NewsPrice!

Трамп одержал крупную юридическую победу в «американском Бородино»

За слушаниями в Пенсильвании последуют Мичиган и Аризона Дональд Трамп заявил, что он одержал победу на президентских выборах. Казалось бы – и что в этом нового? Президент чуть ли не ежед...

Анонимность в сети? Не смешите мой сервак.

Доброе утро, КОНТ!) Ну, что, присаживайтесь удобнее, сегодня у нас будет очень интересная история.  Некоторое время назад пришла ко мне возмущенная общественность наших джунглей и п...

Что это за "Адмирал Виноградов", который собирался таранить эсминец США. Объясняю простыми словами

Смотрите – это корабль, которой имеет обычную форму подводной части: А теперь сравните его вот с таким кораблем и найдите, так сказать, ключевое отличие: Что это за "Адмира...

Обсудить
  • Союз с Францией и Германией был бы прекрасен.
  • Признание Францией и Германией отравления Навального Россией, признать собственную дурость, да еще и публично. Кто-то их там за яйца крепко держит, что им приходится выступать в этой унизительной роли. Не Де Голи пока, не Де Голи.
  • :star: :star: :star: :thumbsup: