ОН СЪЕЛ 10 ЖЕНЩИН И ЕГО НЕ ПОСАДИЛИ | Николай Джумагалиев

2 1664


Маленький поселок Актас под Алма-Атой в Казахстане регулярно пытаются осадить журналисты не только из республики, но и из других стран. Все дело в том, что главная достопримечательность поселения — психиатрическая лечебница, внутри которой обитают самые жестокие убийцы и маньяки, которых видел белый свет (в самом Казахстане уж точно).

Один из «постояльцев» лечебницы находится в ней уже 22 года, но врачи не прочь подержать его еще столько же. Речь о человеке, наводившем ужас на всех жителей позднесоветского Союза тем, что мог выскочить из темноты и съесть тебя — в буквальном смысле. Сегодня поговорим про Николая Джумагалиева.

До вполне зрелых лет в уроженце поселка Узун-Агач под Алма-Атой Николае Джумагалиеве не было ничего дьявольского. Родился будущий каннибал 1 января 1952 года в самой простой семье, где помимо него были еще четыре маленькие девочки. Одна потом пропадет при странных обстоятельствах, но Джумагалиев всегда отрицал, что имел к этому исчезновению хоть какое-то отношение. В остальном это была обычная, предрешенная жизнь среднего по всем меркам человека.

В школе маленький Коля вел себя спокойно и не выделялся ни в хорошую, ни в плохую сторону. В 16 лет Джумагалиев поступает в дорожное училище и там тоже ничем не отмечается. Потом были два года химвойск, и в 1974 году, демобилизовавшись, Джумагалиев решает, что его ждет карьера геолога, и подает документы в Казахский университет в Алма-Ате.

Проблема заключалась в том, что при явных способностях к геологии и вообще технике молодой человек из казахского поселка не мог спокойно сидеть на одном месте, ему не хватало выдержки и терпения нормально подготовиться к экзаменам. Поэтому вступительные испытания Джумагалиев провалил. И дальше его заштормило со страшной силой.

За следующие три года Джумагалиев успел поработать матросом, электриком, бульдозеристом и участником экспедиции. А география его пребывания в эти годы простиралась от Атлантики до Коми. К слову, именно на Севере, как считают некоторые исследователи жизни Джумагалиева, он и выработал в своем мозгу философию об «ущербности» женщин, которой в дальнейшем он будет оправдывать свои злодеяния. Но, кажется, все началось еще раньше: Джумагалиев родился в интернациональной семье, но с превалированием ортодоксальных мусульманских норм. Молодой человек со временем начал искренне считать почему-то, что от женщин все несчастья на земле.

Надо сказать, что его патологическая ненависть к прекрасному полу, который он считал не просто распутным, но и опасно набирающим власть, не мешала ему пользоваться успехом у женщин, которые описывали его как крайне чуткого и милого молодого человека.

Да и сам он не отказывался от продолжения банкета. Вот его воспоминания: «Я начал половую жизнь с 1970 года, когда мне было 18 лет, и у меня постоянно было несколько девушек. Они меня любили, но я не знаю за что. В 1977 году я заразился сифилисом от Татьяны П., а в мае 1978-го подцепил трихомоноз от девушки по имени Люба». При этом он считал любое равноправие с этими и другими девушками позорным. Постепенно это привело к появлению философии мщения женщинам за «законы природы, потому что мужчина должен быть выше женщины во всем». Но одним мщением дело не ограничилось.

В 1978 году Джумагалиев наконец оседает в Казахстане и работает в ночную смену в пожарной части. Интересно, что существует теория, по которой многие маньЯки так или иначе связывают свою работу с правоохранительными органами, а пожарные тогда входили в состав МВД. Но это лишь предположение, в котором можно усомниться, как и в том, что к первому убийству Джумагалиев готовился два года. Но если принять за подготовку сны будущего маньяка, в которых ему виделись отрезанные части тела…

Поразительно, но первая жертва людоеда никаким образом не подходила под его собственное описание женщин как исчадий ада. Более того, это была сторонница Церкви адвентистов Седьмого дня Надежда Ерохина. Девушка возвращалась со службы по трассе Узынагач — Майбулак, и встреча со случайно шедшим там же молодым человеком приличного вида стала для нее роковой.

Вот как описывал процесс убийства Джумагалиев на следствии: «Когда я вышел на трассу Узун-Агач — Майбулак, то увидел какую-то молодую бабу. Она шла одна. У меня внутри все заколотилось, и я кинулся за ней. Услышав мои шаги, она обернулась, но я догнал ее и, схватив рукой за шею, поволок в сторону свалки. Она стала сопротивляться, и тогда я ножом перерезал ей горло. Потом я пил ее кровь».

Первое убийство могло бы стать и и последним, поскольку в этот момент на дороге появился автобус. Но хитрость и сноровка Джумагалиева, до этого дремавшие, заработали в полную силу. Убийца лег на землю рядом с бездыханным телом Ерохиной и стал ждать. Он сказал: «Когда автобус проехал, я отогрел руки о тело женщины и, раздев, стал ее разделывать».

Не очень понятно, в какой момент Джумагалиев решил, что только убийства будет недостаточно, нужно еще и есть. Но уже первая жертва превратилась не только в объект мщения, но и в добычу. «Часть жира я растопил, а часть засолил и кушал как сало. Один раз, прокрутив мясо на мясорубке, даже сделал пельмени. Все мясо я всегда ел только сам и никого не угощал. Мясо этой женщины я кушал около месяца. В первый раз я ел через силу, а потом привык», — Джумагалиев рассказывал об этом на следствии так спокойно, что даже у видавших всякое оперативников кровь стыла в жилах.

Женщину, то есть то, что от нее осталось, потом нашли, а Николая — нет. И он словно сорвался с цепи. За следующие полгода погибло еще пять женщин, причем не только тех, кто исчезал по пути домой или на работу, но и кто просто сидел дома. Однажды Джумагалиев забрался в частный дом и убил мать и дочь. Застрахован от этого не был никто (позже на следствии маньяк сказал, что одну из женщин он убил, потому что та вышла из бани «чистая и опрятная»), и в стране началась паника. Многие женщины боялись выходить из дома.

А потом убийства внезапно прекратились. Джумагалиев сел в тюрьму.

21 августа 1979 года Джумагалиев вместе со своими коллегами пожарными, пил на даче. Так как серийный убийца помимо основного «увлечения» испытывал страсть к охоте, он решил показать своим коллегам хранившееся у него ружье. В какой-то момент ружье случайно выстрелило (по другой версии, выстрел был преднамеренным), и напарник Джумагалиева упал, убитый наповал.

По словам свидетелей убийства, сам Николай очень испугался, попытался закопать ружье, потом убежал, но все же вернулся в лапы отечественного правосудия. За непреднамеренное убийство Джумагалиеву дали четыре с половиной года тюрьмы, но тут карательная к диссидентам психиатрия определила маньяка как шизофреника, не подозревая, насколько близко к истине был этот диагноз. Правда, потом этот диагноз с него сняли, а четыре с половиной года ввиду положительных характеристик с мест работы Джумагалиеву позволили провести в колонии-поселении. На комфортных условиях, с разрешением выходить в город в выходные.

И убийства тут же возобновились. Их было уже меньше, но они все так же приводили в ужас местных жителей. Конечно, никто и предположить не мог, что в тихом, но деятельном мужичке, страдающем за убийство по пьянке, таится такое чудовище. И не предполагал, пока 18 декабря 1980 года не грянул гром.

Все опять началось с банальной пьянки, во время которой Джумагалиев заприметил одну из девушек. Задушевные разговоры о прекрасном привели маньяка и его будущую жертву в постель. После полового акта Джумагалиев убил девушку, сделал с ней жуткие вещи, но Этим маньяк не ограничился, он в приступе экстаза начал трогать тело, За этим занятием его и застали не вовремя зашедшие в комнату собутыльники.

Еще никто и никогда, пожалуй, так быстро не бежал пьяным в сторону милиции. И особо удивительно, что местные милиционеры сначала не поверили услышанному, потому что Колька — хороший же парень, ну что за пьяные шутки? Когда стражи правопорядка все-таки добрались по зимнему поселку до дома, где произошло убийство, все возражения встали у них в горле огромным рвотным комом: Джумагалиев и не думал уходить, он продолжал лежать с телом. Правда, при виде милиции в маньяке взыграло что-то человеческое, и он, схватив топорик, голым убежал в сторону гор. Но природа в этот раз была не на его стороне: декабрь, горы, долго так не побегаешь. И на следующий день Джумагалиев был арестован у своей родственницы.

Почему Джумагалиева не убили на месте или просто не расстреляли, можете спросить вы? Что поделать, времена были такие, когда за манипуляции с валютой попасть в расстрельный коридор было гораздо проще, чем за съедение женщин. Да и диагноз «шизофрения», который отменили, Джумагалиеву в итоге вернули, и это спасло его от смерти.

В 1981 году его определили в закрытую спецлечебницу в Ташкенте, где маньяк, прозванный за металлические коронки Железным Клыком, провел следующие восемь лет. Уже на излете Союза, когда вся страна пребывала в состоянии легкого сумасшествия, тронулись умом и врачи. Они посчитали, что Джумагалиев пошел на поправку, и решили отправить его в обычную психиатрическую клинику. Для этого в конвой ему выделили санитара и медсестру. Меня удивляет то, что опасного преступника, державшего в страхе целую страну, перевозят с таким сопровождением. Ну и конечно же, по традициям фильмов, Джумагалиев без особых проблем обезвредил своих так называемых охранников и сбежал.

От милиции, Джумагалиев прятался в горах между Казахстаном и Киргизией почти два года. Прятался хитроумно, поскольку его искали и военные тоже: для поиска маньЯка всесоюзного значения были задействованы даже дельтапланеристы. К слову, военные сначала даже не хотели искать какого-то там маньЯка, но глава уголовного розыска Иссык-Кульской области Александр Зеличенко пошел на хитрость. «Я обратился к командиру военной части, расположенной в одном районе с нами, — вспоминал Зеличенко много позже в интервью киргизским СМИ. — Он с пренебрежением отказал, и тогда я напомнил ему, что супруги офицеров его казармы считаются самыми красивыми женщинами в округе. Это подействовало. Военные испугались за своих жен».

Но Джумагалиев оказался хитрее: он сумел подстроить так, что написанное им в горах письмо через знакомого попало сначала в Москву, а потом из нее — в Бишкек. В письме были строки: «Теперь вернусь нескоро. Здесь очень много красивых женщин. Никто не заметит их пропажи». Благодаря журналистам внимание оперативников быстро переключилось на поиски в столице. Больше оставаться в горах Преступник не мог, и ему пришла в голову еще одна хитрая комбинация. Он решил притвориться китайцем, крадущим овец, и отсидеть за другое преступление — переждать бурю. Поначалу все шло хорошо. Оперативники задержали его и даже определили в СИЗО по подозрению в воровстве скота. Проблема была в том, что Джумагалиев не мог толком объяснить, как он перешел границу. Это вызвало подозрение у милиционеров, и прибывшая из Москвы следственная группа в мгновение ока раскусила маньяка и снова отправила Джумагалиева в психиатрическую лечебницу.

Там маньяк застал новую эру, в которой было много чего: заказные убийства, взрывы, стрельба по парламенту из танков. А в 1994 году ташкентские медики и вовсе отпустили маньяка на все четыре стороны. Да-да, Джумагалиева выписали и отправили домой. Это официальная информация, которую вы можете сами найти в интернете. К моему безумному удивлению, Формально его признали выздоровевшим, но на самом деле узбекские власти просто не хотели кормить лишний рот из чужой страны.

И Николай Джумагалиев вернулся домой. Однако соседи, устроили маньЯку настоящий ад. Женщины требовали, чтобы преступника на работу и с нее сопровождал наряд милиции, а мужчины натурально плевали ему в лицо. Джумагалиев даже попытался сбежать из дома — сначала опять в горы, а потом снова в ташкентскую лечебницу. Но до нее он не доехал: купив фальшивый паспорт, Джумагалиев приехал в Бишкек, попал по пьянке в приемник-распределитель (возможно, это была часть плана), но оттуда его отправили… домой. Маньяк сбежал снова и скрывался в горах целый год. Оттуда, однако, его уже забрали как раз в Актасскую спецлечебницу.

В 2014 году стало известно, что следователям удалось доказать вину Джумагалиева в десятом убийстве, которое произошло в 1990 году в Актюбинске. Во время своего первого побега преступник бегал не только по горам, но и по всему Союзу. На один день бегство занесло его в крупный город на западе Казахской ССР. И перед самым отъездом из него Джумагалиев совершил еще одно убийство. Он проходил мимо времянки, в которой при незакрытых шторах переодевалась девушка, приехавшая в город из поселка учиться и снимавшая часть дома.

Людоед быстро выставил окно и напал на девушку, что он с ней сделал дальше, я думаю вы понимаете. Об этом и не узнали бы, если бы листавшие архивы оперативники не увидели схожесть с другими жертвами Джумагалиева спустя 24 года. А присланному в психиатрическую клинику «подставному» Коля «Железный Клык» без особых прелюдий легко признался в содеянном. К тому же его опознал сын хозяев дома. В материалах дела говорится, что в ту ночь молодой человек не мог заснуть из-за комаров.

«Я увидел, что шторы во времянке не задернуты, как это делала Гульмирам, а она же была очень стеснительной девушкой. Свет горел, и я заметил, что в комнате есть посторонний. Я на секунду замешкался, но в это время из домика вышел мужчина примерно 35 лет с ножом в руке и крикнул: „Не подходи, стрелять буду!“ У него был окровавленный рот, и он убежал», — рассказал тогда свидетель.

На самом деле жертв может быть и больше, чем десять. Джумагалиева одно время называли человеком, на совести которого смертей больше, чем на совести Чикатило. Говорят, во время последнего побега Джумагалиева в горы в окрестностях, где он прятался от мира, нередко находили тела растерзанных девушек. Однако сам он в их убийствах не признавался, а позже и общаться с внешним миром расхотел.

В 2017-м Джумагалиев из лечебницы запретил писать о нем статьи. Хотя раньше он был очень общительным: это едва ли не единственный каннибал в мире, давший такое количество интервью, в том числе и в видеоформате.

Сейчас 68-летний Джумагалиев тихо сидит в психиатрической лечебнице особого типа. Похож на обычного старика. Лучшую характеристику Джумагалиеву в 1995 году в своих записях дал ведущий специалист по серийным преступлениям Главного управления уголовного розыска МВД России Евгений Самовичев, которого сразу после поимки Железного Клыка в последний раз выписали из Москвы для работы с «пациентом». «Он — дикое животное, воплощенное в облике человека. Базисная структура — доминирование самца, закон природы. Он никогда не поймет и не смирится с человеческой жизнью. Джумагалиев — главарь стада, производитель, умный и хитрый, с сильным инстинктом самосохранения. Даже природа на его стороне. Признав невменяемым, ему оставили жизнь. Выжил и сохранил рассудок за двенадцать лет пребывания в больнице специального типа», — написал Самовичев.

Говорят, Джумагалиев помогает персоналу, играет в шахматы, чинит радиоприемники. Последнее, шепчутся врачи, у Коли «Железного Клыка» получается особенно хорошо: он ведь на все руки мастер и с усидчивостью у него все в порядке. Была бы эта усидчивость в 1974 году при поступлении в университет — возможно, все было бы по-другому.


  • 1 января 1970 г.
  • Промо

Обсудить
  • это случай согласуется с модой на каннибализм продвигаемый сейчас с запада. вот почему убийца до сих пор безнаказанный - он в моде. его еще малахов мусолить будет или собчак. смысл - убить и съесть это почти норма за это нет наказания - вот основной посыл.
  • Ну так клип же есть у Rammstain про людоедство, вроде вдохновила на эту песню их реальная история. История то отвратительная конечно, но что сегодня нехорошо-завтра может быть нормой. (окна Овертона то работают)