208 казачий Полк пошёл в наступление на Красный Лиман. Подготовка нового наступления врага. Украинским войскам дан отпор в Херсонской области

УБИЛА СЫНОВЕЙ ИЗ ЗА ПЛОХИХ ОЦЕНОК В ШКОЛЕ | Вероника Тимофеева, Воронеж

21 3351

Ссылка на видео с материалами выше, текст ниже

22 апреля село Терновка в Воронежской области потрясла страшная трагедия – были лишены жизни двое мальчиков 7 и 8 лет.

Две фотографии ребят, похожих друг на друга как две капли воды, стоят рядышком на столике в вестибюле Терновской школы № 1, а вокруг красные гвоздики и игрушки. Эти братья оба — ученики этой школы: Матвей — первоклашка, ему 7 лет, а Данила учился во втором классе, 30 апреля он должен был отметить свой девятый день рождения. Но, увы, не суждено. Маленьких братьев не стало в пятницу, 22 апреля 2022 года. Мальчиков, по предварительной версии, жестоко лишила жизни собственная мать, а помог ей с расправой родной брат.

В селе Терновка есть улица «Микрорайон», там расположены 18 однотипных двухэтажек. Местные жители говорят, строились эти дома для заслуженных учителей или медицинских работников. Также в этих домах несколько квартир достались от государства детям-сиротам. Среди них были и Вероника со своим мужем — оба воспитанники детдома, который находится в соседнем Бобровском районе. Там познакомились и поженились, а около семи лет назад обзавелись жильём, въехав в одну из двушек в Терновке. На тот момент у пары были два сына, а вскоре родился ещё один.

— Муж Вероники — красивый парень, но только вот прожили как супруги они недолго, развелись, — рассказывала журналистам соседка.

— Что случилось, никто не знает, но уехал Андрей почти сразу же, как в их доме внезапно появился брат Вероники. Сейчас Андрей живёт в другом селе, снова женился, а тут, у нас, уже давно его не видели.

Сельчане рассказывают, что брат Вероники поселился в квартире сестры примерно четыре года назад. Откуда приехал — неизвестно, но молодая мать обмолвилась соседям, что Костя старше её на четыре года, тоже детдомовец, только воспитывался в другом интернате. Якобы после «выпуска» из интерната они потеряли связь. Вероника долго искала брата и вот наконец нашла.

— Но если честно, до конца непонятно было, брат он ей или всё-таки сожитель, поведение у них было не совсем «родственное», — делятся соседи. — Всё время они вместе, под ручку ходили. Вероника — сама по себе очень спокойная, ни разу не слышали, чтобы она ругалась на детей, наоборот, как коршун над ними, всегда следила, чтобы далеко не уходили. Всегда сыновья при ней. А вот Костик — непростой. Работать не работал, жили они на детские пособия. С племянниками отношения вроде были хорошие, смотришь — в футбол играют, но в то же время, если что-то не так, и прикрикнуть мог.

Терновцы рассказывают, что в четверг, 21 апреля видели, как Костя гулял со своими племянниками — Данилой, Матвеем и 5-летним Кириллом — во дворе, всё было хорошо. Мужчина играл с ребятнёй в футбол. А вот Веронику вроде бы вызвали в школу, якобы из-за плохого поведения старшего сына. Отмечу, что Данила учился на одни пятерки, и в школе о нём отзываются хорошо, как и о Матвее.

22 апреля, в пятницу, в шесть часов утра соседка с первого этаже проснулась от того, что кто-то трезвонил ей в дверь.

— Открываю, а там Костя. Глаза бешеные, от него дико несло перегаром, и он мне вдруг заявляет: «Мы детей убили. Не веришь, пойди посмотри. Но не советую. Там хуже, чем во время Великой Отечественной», — рассказывала соседка Елена.

— Я тут же захлопнула двери. Испугалась. Подумала, ну, может, напился и в бреду ерунду несёт. Но решила всё-таки позвонить в полицию. Правда, про то, что он описал, не сказала, а лишь попросила приехать разобраться с соседями, мол, напился — звонит по всем квартирам, дебоширит.

Пока Вероника жила с мужем, никто её не мог обвинить в каком-то аморальном образе жизни, но с появлением брата начала выпивать.

— Сказать, что она пьющая, нельзя, — говорила Елена.

— Жили они бедновато, конечно. Тут мы все им помогали, детям вещи отдавали, кто-то даже новые покупал, ну а Вероника — она как-то ко всему несерьёзно относилась. Работала немного в магазине, потом уборщицей в одном кафе. А как Костя появился, он на неё стал плохо влиять. Мол, зачем работать, когда есть пособия. Да и вообще, казалось, что он из тюрьмы пришёл, ну знаете, какой-то он нелюдимый, что ли… Вот, видимо, он её и подбил на этот ужас. В голове только не укладывается, как до этого дошло.

Ужас был в том, что, когда в районе 11 утра полиция наконец-то приехала на вызов Елены, люди узнали, что слова Константина оказались правдой. Вероника и её брат не скрывались, а сидели как ни в чём не бывало на лавочке у подъезда. Вероника, по словам сельчан, увидев людей в форме, начала говорить о том, что она совершила расправу над детьми и готова рассказать всё до мельчайших деталей. А вот у её брата внезапно началась истерика.

То он всем соседям предлагал пройти к ним в дом, чтобы посмотреть, что они сотворили. А то вдруг начал кричать: «Не пущу, мы не хотели, нас до этого школа довела».

Оперативникам пришлось выламывать двери, так как Константин чуть ли не грудью закрывал вход в жилище. Но в итоге силовики проникли в квартиру.

В ванне, заполненной доверху водой, находилось тело старшего сына Вероники, Данилы. По предварительной информации следственных органов, ему сначала молотком проломили голову, а затем утопили. Тело среднего Матвея находилось в комнате, он был задушен.

5-летний Кирилл каким-то чудом остался цел. Мать и дядя его не тронули. Ребенок находился в квартире с телами братьев несколько часов. Спал он или нет в момент расправ — неизвестно, но, когда силовики его нашли, он был сильно напуган.

Кстати, терновцы рассказывают, что всё то время, пока на место не приехала полиция, Вероника и Константин находились вне дома. Сначала сидели на лавочке во дворе, потом ходили по рынку, выбирали костюмы, в итоге купили два — один Константину, а второй — одному из мальчиков.

— Костя мне ещё сказал, Лена, вот мы лишили их жизни, там всё ужасно, но среднего приодели, — рассказывает соседка. — Меня от этих слов аж всю затрясло. Я всё надеялась, что всё, что он говорит, — неправда, думала, может, белая горячка у него. А когда полиция приехала и мы узнали, что случилось, были не то что в шоке, тут истерика у всех жильцов случилась.

Соседи рассказывают, что мать детей была очень спокойной. На вопросы следователей отвечала холодно, пояснив, что «всё случилось из-за плохого поведения».

Только вот в голове не укладывается, что же мог сделать ребёнок, чтобы такое над ним совершить? Вдвоём? Вероника хоть и утверждает, что сама лишила жизни, но соседи не верят. Брат её подтолкнул говорят. Может, там не только алкоголь в голову ударил, а что-то ещё…

Вероника и Константин были задержаны следственными органами. Позже из Терновки их привезли в Воронеж, где в суде они признали свою вину полностью. Во время избрания меры пресечения оба держались спокойно.

На вопросы следствия и журналистов пара ответила, что они никогда не состояли в секте и знают, что их ожидает — зона строгого режима, как минимум на 20 лет, как максимум — пожизненный срок.

На вопрос женщине, что же всё-таки побудило её так поступить со своими детьми, Вероника коротко ответила: «Вы меня всё равно не поймёте».

И действительно, понять это невозможно. Односельчане рассуждают: «Да, она сирота, возможно, её детство было тяжёлое, муж бросил, работы нет. Но если не тянешь детей, отдай их отцу, в интернат. Не хотела, чтобы повторяли её жизнь, а так что, лучше? Была семья, и в один день её не стало. И их загубила, и себя».

…Трагедия одной семьи стала трагедией для всего села. 25 апреля с погибшими мальчиками прощалась вся Терновка. Местные жители говорили, что над детьми, которые как оказалось были некрещёными, проведут два обряда.

Утром у местной церквушки собралось много людей — с цветами и игрушками пришли не только соседи, но и учителя, а также одноклассники Данилы и Матвея.

Похоронами сыновей занимался их отец. Он же заберёт к себе младшего Кирилла. Пока известно, что мальчик находится в специальном центре, где с ним работают психологи, забрал ли его уже отец, пока неизвестно.

Вероника и Константин были отправлены в СИЗО на два месяца, до 22 июня. Им предъявлено обвинение в убийстве двух малолетних, совершённое группой лиц. Вменяемые они или нет, должна установить экспертиза, которую назначили следственные органы.

21 июня 2022 года обвиняемых по отдельности привезли в здание суда. Первое слушание было в отношении Константина. Обвиняемый, увидев камеру, сначала немного смутился, стал отворачиваться, но затем, когда конвой завёл его в железную клетку, немного осмелел. И как бы, наоборот, привлекая к себе внимание, стал громко обращаться к следователю с вопросом о том, когда же его повезут на экспертизу в психиатрический стационар.

Обвиняемому судья, как и полагается, задал формальные вопросы о его месте прописки, семейном положении и так далее. На что Константин давал немного странные ответы.

— У меня нет прописки, после детдома я живу на улице, — заявил в суде мужчина. — Семейное положение? У меня есть сестра. Брак? Я не знаю, что такое брак…

— Числились ли на учёте у психиатра? — задал вопрос судья.

— Да. Отдыхал там, — в утвердительной форме ответил мужчина. — Когда же вы опять отправите меня туда? И вообще, почему мы с сестрой сидим раздельно?

Судья дал краткие комментарии по поводу того, что пока в зале суда он задаёт вопросы. И продолжил, дальше шло оглашение прав обвиняемого. После чего Константин заявил: «Какие права? У меня их в камере нет, мне ручку не могут даже дать, а вы мне тут перечисляете…Отпустите меня!»

В зал суда должен был приехать потерпевший — это муж Вероники, однако мужчина посчитал, что в суд на этот процесс он приезжать не будет, ссылаясь на дальнее расстояние от места его проживания и работы.

Услышав, что муж его сестры не хочет являться в суд, Константин стал упирать на то, что слушание «должно проходить, как оно должно быть, по правилам».

Следом за Константином продление срока ареста рассматривали в отношении матери детей, Вероники Молодую женщину завели уже после того, как закончилось слушание в отношении её брата. Судья Александр Курьянов разъяснил те же самые права, что и его коллега в предыдущем процессе. В отличие от Константина Вероника была очень спокойна. Тоже вначале прятала лицо от камеры, а на вопросы судьи отвечала коротко: «Да», «Нет».

Пока судьи кратко оглашали обвинение, которое выдвигает следствие двум кровным родственникам, выяснилась деталь, что Вероника и Константин, оказывается, ранее несколько лет состояли на учёте у психиатра. Диагноз я не имею права разглашать, но в связи с этой деталью следствие и вышло с ходатайством о том, что без экспертизы в психиатрической клинике им. Сербского, той, что находится в столице, не обойтись. Нужны заключения врачей, но для проведения экспертизы требуется время.

В итоге судьи дали добро и продлили срок ареста обоим до 21 сентября включительно. В ближайшее время следователи должны этапировать брата и сестру в Москву для прохождения соответствующих экспертиз.


Террор-война

21 апреля в Твери сгорел Центральный научно-исследовательский институт войск Воздушно-космической обороны Министерства обороны Российской Федерации разрабатывавший вооружение в сфере противовоздушной ...

Он шел на Херсон, а загнулся в Одессе...

Массированный дневной удар сверхзвуковых МПКР и, конечно, противорадарных Х-31ПМ по останкам ПВО украинских террористов может отбить охоту хулиганить в Херсонской области России, а може...

Верховная Рада Украины: «Нам конец!»

«Наступление последней надежды» уже не спасет клоуна, поскольку незалежная, как государство, самоуничтожилось.Как ни странно, самостийное телеграм-сообщество о «перемогах» на херсонском...

Обсудить
  • Просто ужас какой-то ????
  • Автор-говноед.Нахуй и бан,пидор)
  • Зачем в это дерьмо сюда тащите? В 90-х чернухи объелись? Не надо загаживать ресурс своим смрадом.
  • Задалбывает, фигню эту ещё и в промо... Аффтара в бан.
  • Автор, судя по всему, сам психически болен. Нормальный человек не будет собирать и публиковать подобную чернуху. Нуждается в обследовании психиатра, пока сам кого-нибудь не убил. Эти некрофильские публикации, думаю, свидетельствуют, как минимум, о тяжёлой психопатии. А здесь - в бан. Надо бы и админам забанить токсичного поциента.