Протесты в Беларуси. Прямая трансляция. Обновляется

Мост (глава 1)

0 290

     Мост.

Часть первая.

Глава 1.

Балки и тросы чернели на фоне предрассветного неба. На западе еще ночь сверкала звездами, восток же светлел, от густо-фиолетового, почти черного к красному. Высокие перистые облака пылали, подсвеченные невидимым солнцем.

Ольга остановилась перед мостом. Легкий прохладный ветерок принес запах реки. Не тухлого заболоченного ручейка, пахнувшего тиной и преющей листвой, и уж тем более, не нефтяного смрада рек, имеющих несчастье протекать через человеческие города. Нет, река пахла большой водой, свежестью и простором. Внизу волны шептали свою вечную песню, накатывая на каменистый пляж.

Глиняная грунтовка, высушенная безжалостным солнцем, заканчивалась в пяти метрах от моста. Ни одна песчинка не попала на гладкое шоссе, ведущее на мост. Ольга наклонилась и пощупала его, это не асфальт, какой-то неизвестный материал, шероховатый и совершенно ничем не пахнущий. Впрочем, из чего был сделан мост, ее совершенно не интересовало, главное, что она его нашла. Девушка поднялась и, не колеблясь, шагнула на мост.

Ноги, обутые в мокасины, радовалась ровной дороге, идти было легко и приятно. Она знала, что если она захочет, появится средство передвижения. Любое, по ее выбору, от спорт-кара, до заурядной лошади. Возможно потом, она это пожелает, но сейчас ей не хотелось разрушать очарование рассвета. Ольга не просто смотрела на светлеющее небо, нет, она впитывала его в себя. Красоту неба, моста и реки. Ощущала запах остывшего железа, реки и доносимый ветром аромат цветов. Наслаждалась плеском волн, чуть слышным шуршанием обуви по шоссе и поскрипыванием поддерживающих мост тросов. Нежная прохлада июльской ночи ласкала кожу.

Мысли ушли, точнее, ушли слова, словам трудно почувствовать мир, на это способна лишь душа. Ольга улыбалась, впервые в жизни она была совершенно счастлива, растворившись в мироздании и не заботясь ни о чем. Заря неистовствовала, грациозно и бесшабашно разметая ночь.

Краешек светила показался из-за горизонта, девушка остановилась. Удары сердца отсчитывали мгновения, пока величественная звезда начинала новый день. Послышался странный клекот, Ольга оторвала взгляд от рассвета и посмотрела направо. На перилах сидела птица, хищный и горделивый сапсан.

- Привет, дружок. – сказала она и удивилась звуку своего голоса, уж очень странно звучала в таком месте человеческая речь. Сокол посмотрел на нее одним глазом, потом вторым, но, разумеется, не ответил.

Ольга с удовольствием угостила бы его, но на ее одежде не было карманов. Да и вряд ли, такая гордая птица приняла бы угощение. Сапсан не улетал, он вообще перестал обращать на нее внимание и начал чистить перья. Девушка увидела на его груди что-то блестящее, похожее на медальон. По полшага, она приближалась к соколу.

Осталось только протянуть руку, но хищник развернул крылья и угрожающе заклекотал. Глядя на его внушительный клюв, Ольга отнеслась внимательно к предупреждению.

- Что же я делаю не так? – пробормотала она, и ее осенило, она едва заметно, чтобы не спугнуть сокола поклонилась и попросила – Можно?

Сапсан сложил крылья и отвернулся, всем своим видом показывая, что он не против, но не получит от этого никакого удовольствия. Аккуратно Ольга сняла медальон с шеи птицы, не удержалась и легонько погладила его. Сокол стоически перенес непрошеную ласку и стремительно взлетел, два удара сердца и едва заметная точка в небе напоминала о госте.

- Спасибо. – запоздало поблагодарила его девушка и стала рассматривать медальон.

Серебряный, на короткой, скорее для браслета, цепочке, размером с крупную монету. На лицевой стороне был выгравирован старинный каменный мост, а на другой вязью шла надпись: «Когда ты всматриваешься в бездну, бездна всматривается в тебя!». Девушка повертела медальон, была еще одна странность, он был слишком легким для своих размеров. Ольга закусила губу и еще раз внимательно осмотрела вещицу. Так и есть, по торцу шла едва заметная линия, медальон открывался. Осталось только выяснить как.

Она понажимала на буквы и фрагменты рисунка, попыталась отрыть силой, но он упорно не желал открываться. Девушка одела его как браслет и положила украшение на ладонь.

- Как же ты открываешься? – пробормотала она, почему-то она знала, что очень важно открыть медальон – А если… - в этом мире даже самые дикие предположения, не казались совсем уж сумасшедшими – я хочу, чтобы ты открылся!

Браслет пригодился, потому что изумленная девушка обязательно уронила бы его на шоссе. Впрочем, как она потом узнала, медальону это не повредило, на нем не сделали бы царапину даже пара авиационных бомб. Лицевая сторона браслета стала прозрачной, внутри, на угольно черном фоне проявились две серебряные надписи «правь» и «навь», над ними парила маленькая изящная стрелочка. Она указывала почти на «правь», девушка развернулась в сторону, откуда пришла, стрелка осталась неподвижной, как в компасе, но теперь указывала на «навь».

Действительно похоже на компас, подумала Ольга, но компас указывает на север, а тут, если верить своим глазам, стрелка указывала на восток. Девушка не собиралась возвращаться, так что пошла в сторону «правь».

Время шло, а мост все не кончался. Солнце поднялось, и вдалеке она увидела противоположный берег. Мелькнула мысль обзавестись транспортным средством. Но идти было настолько легко и приятно, что девушка продолжала шагать, тишину нарушали только крики чаек, шум волн и звук ее шагов.

Все в мире когда-нибудь заканчивается и берег приближался. Судя по всему, это был мыс или остров, с трех сторон окруженный водой. На северной стороне острова возвышалась гора, из-за нее выглядывала непонятная конструкция, но разглядеть конкретнее Ольга не могла. Солнце почти дошло до зенита, когда она подошла к краю моста, могучие балки и тросы впивались в скалу, а шоссе обрывалось так же резко, как и на той стороне.

Девушка шагнула на каменистую почву, похоже, что гора когда-то была вулканом, а теперь на его склонах вырос великолепный тропический лес. Ветер доносил дурманящий запах цветов и зелени. На ближайшее дерево уселась стайка волнистых попугайчиков, и принялись крикливо обсуждать человека. Ольга сверилась с компасом, тот уверенно показывал вглубь острова. Она пожала плечами и пошла вперед. На ее счастье в этом лесу был не слишком густой подлесок, продираться сквозь лианы забавно только в телевизионных сериалах.

Она рассматривала деревья и не видела ни одного знакомого. Впрочем, Ольга никогда не была сильна в ботанике, разве что могла елку отличить от дуба и березу от клена. Промытый водой овраг вел ее на вершину, палая листва шелестела под ногами. Сотни птиц, совсем не боясь человека, пели среди листвы. Огромные, размером с тарелку, бабочки неторопливо порхали над благоухающими цветами. Маленькие обезьянки сновали с ветки, на ветку издавая истошные крики. Хватали плоды, чистили их и кидались друг в друга кожурой. На девушку они не обращали внимания.

Идти на гору по мягкому перегною было тяжелее, чем шагать по ровному шоссе, Ольга уже два раза останавливалась перевести дух, но ею овладело любопытство, уж слишком овраг был похож на тропу.

К ближе к вершине деревья росли все реже, сменяясь кустарниками, видимо плодородный слой почвы был тоньше. Попадались каменистые участки, упрямая трава, росла в трещинах, отвоевывая у камня право на жизнь. Тропа закончилась круглой поляной. Метровой высоты валуны из вулканического стекла, располагались вокруг через каждые десять шагов. Диаметр площадки, насколько прикинула Ольга, был примерно шагов двести. На ней не росло ничего, даже траве будто приказали не заползать за невидимую границу.

В центре площадки стоял цилиндр из полированного малахита. Девушка обошла его вокруг, метра три в диаметре и высотой чуть больше полутора метров. Сверху на цилиндре неизвестный скульптор установил статую обнаженной женщины. Художник удачно запечатлел момент, казалось, живая женщина прилегла отдохнуть, небрежно набросив простынь на бедра. Даже странный выбор материала для статуи, не портил впечатления. Ольга невольно залюбовалась малахитовой красавицей.

Оторвавшись от статуи, девушка открыла свой волшебный компас, может быть он был не волшебный, а, например, фантастический и это не колдовство, а технологии пришельцев. Но ей на это было глубоко наплевать. Экспериментируя с ним, Ольга поняла, что пожелание открыться, не обязательно произносить вслух. Достаточно об этом внимательно и не отвлекаясь подумать. Лицевая часть медальона послушно стала прозрачной, но стрелка отказывалась указывать направление, просто медленно крутилась против часовой стрелки.

- Сломался что ли? – пробормотала девушка.

- Нет, - раздался голос – ты просто прошла Первую Версту.

Ольга взвизгнула, отскочила на пару шагов и обернулась. Статуя улыбалась, потом села, потянулась и потерла ногу. Так делают люди, подумала путешественница, если долго не двигались.

- Привет, - статуя легко спрыгнула с постамента и протянула руку – меня зовут Галатея, а тебя?

- Ольга, - ответила девушка и, автоматически пожала руку, холодная, как и положено камню, отметила про себя она.

- А, - улыбнулась Галатея, зубы у нее тоже были малахитовые – ты из гипербореев? Рада, что ты пришла, я тут уже двести четыре года торчу.

- Ты, та самая? – Ольга справилась с потрясением и, с женской практичностью, стала воспринимать реальность без попыток ее объяснить – Которую, Пигмалион создал?

- А что это еще помнят? И что говорят? – заинтересовалась статуя.

- Ну, говорят, что он создал настолько прекрасную статую, что влюбился в нее, а боги оживили ее… - Ольга помнила легенду в общих чертах, так что решила не заострять внимания на деталях.

Галатея не ответила, но Ольга поняла, что комплимент удался, впрочем, какой женщине, даже если она каменная не понравится слушать о собственной красоте?

- И что дальше? – спросила Ольга.

- Ты Призер, так что тебе решать. – Галатея увидела недоуменное выражение лица путешественницы, взяла у нее медальон и приложила его к своему лбу, тот прилип к камню, а цепочка обернулась вокруг головы как диадема – А я твой Приз.

- Странный приз. Ты ведь живая. – с сомнением произнесла девушка.

- И что? Ты получила то, что хотела больше всего в прошлой жизни. Наслаждайся! – Галатея подхватила с постамента каменную тунику – Пойдем к Митричу сходим, я даже отсюда чую запах шашлыка, там и решишь, что делать дальше. – статуя надела тунику, которую Ольга приняла за простыню, подпоясалась гранитным ремешком и направилась в сторону леса.

- Постой! – Галатея обернулась и вопросительно посмотрела на Ольгу – Какой ты приз? И с чего ты решила, что я мечтала о каменной бабе? – девушка запнулась – Извини, не хотела обидеть.

- Детектор не ошибается никогда. – пожала плечами малахитовая красавица.

Ольга вспомнила, как лет в двенадцать она часами рассматривала фотографии греческих статуй, а иногда, когда дома никого не было, занималась детским грехом, глядя на эти изображения. Ей стало стыдно и обидно, что какой-то Детектор знал ее потаенные мысли.

- Идешь? – спросила Галатея. Убедилась, что Призер следует за ней и пошагала вниз, на восточную сторону острова.

Восточный склон острова покрывал сосняк, под ногами шуршала палая хвоя, запах смолы обволакивал, напоминая о чем-то родном и уютном. Солнечные лучи играли на светлых стволах, а наверху ветер шумел в кронах. Ольга ничему не удивлялась, просто шла рядом с Галатеей, иногда касаясь ладонью шершавых стволов, ей нравилось ощущать под пальцами грубую кору. Автоматически девушка обратила внимание что Галатея оставляет такие же следы как и она, хотя, будь статуя действительно каменной, то должна была проваливаться гораздо глубже.

- Ты действительно каменная? – спросила она.

- Да, а что? – рассеянно ответила Галатея извлекая из складок туники горсть орехов и протягивая угощение любопытной белке, вцепившейся в ствол ближайшей сосны. Белка пробежалась по стволу метра на четыре в высоту, но потом вернулась и, чутко подрагивая ушами, схватила орех с малахитовой ладони. А действительно, что, подумала Ольга, какая разница? Говорят, животные чувствуют людей и никогда не подойдут к злому человеку, глядя, как белка перебралась на плечо Галатеи и расправляется с очередным орехом, Ольга решила повременить с выяснением этого вопроса.

- Ольга, - статуя обернулась к девушке – когда придем к Митричу, ты главное не вопи, он этого не любит.

- А почему я должна вопить? – с опаской спросила путешественница.

- Сейчас поймешь. – усмехнулась Галатея скрываясь в зарослях густого кустарника. Ольга вздохнула и пошла следом.

-----------------------------------------------------------------------------------------------------------------

Дорогие друзья! Подписывайтесь, чтобы не пропустить новых глав. Делитесь в Сети с друзьями ссылками на канал. А также прошу ставить лайки, так как это поможет продвинуть Вестник Чародейского Киберпанка (ВЧК). Заранее благодарю, искренне ваш Роман Ударцев.

Поддержать автора и купить электронные книги можно здесь:

https://www.litres.ru/roman-sergeevich-udarcev/ или помочь автору напрямую  5469 4009 8956 4633 (Сбербанк РФ)

Это другое!

Мы любим возмущаться двойными стандартами в политике, применяемыми западными странами и их добровольными помощниками внутри России. Этим возмущением мы не отменяем применения ими двойны...

Мимолетная карьера белорусского чиновника в России

Добрый день, КОНТ!) Новость из разряда тех, которые проходят почти незаметно. 22-го сентября у белорусских протестующих случилась перемога, которая сегодня превратилась в зраду. Процесс этот вам понят...

Мир или война? Полонизация политики ЕС

Казус Навального можно было бы считать несчастным случаем, неудачным ходом германской внешней политики. Тем более что, несмотря на все попытки увязать «чудесное спасение» блогера с «Сев...