Наступление на Артемовск, финансовый крах Украины и критика Дмитрия Медведева

Грядёт сверхновая Россия!

5 136

Повитуха-война принимает роды новой эпохи. Мучительный парадокс заключается в том, что чем дольше и жёстче будет проходить спецоперация на Украине, тем быстрее появится на свет новый исторический субъект — Россия сверхновая…

Раскаты приближающейся новизны различимы уже сейчас, однако мы действуем пока в прежнем привычном для нас мире, который скоро станет дорогим сердцу прошлым.

Мировая история, как и сама жизнь, состоит из великого сонма непрерывных, порой незаметных процессов, суммирование которых приводит к резким скачкообразным переменам. Риск такого перехода состоит в том, что старое навек уходит, а новое как будто не появляется. На самом же деле новое приходит в наш мир мгновенно, но оно неузнанно и безымянно.

То, что не имеет ни имени, ни понятных свойств, ни чётких характеристик, кажется нам опасным. Ибо неясно, что принесёт зашифрованное будущее — гибель или спасение? Новое — это тёмная материя истории.

Велик риск перепутать новое с прежде бывшим, оказаться в плену стереотипов, воздействовать на новое старыми, опробованными методами. Но ещё опаснее вообще не увидеть нового, мысленно отгородится от него, спрятаться в шкаф. Новое оно ведь анонимно, и само о себе не заявит. Вернее так: когда оно само заявит о себе, будет уже поздно.

Как воспитать в себе способность в нахлынувшей со всех сторон новизне не растеряться, но разыскать нечто ценное, родное, вечное?

Вызовы грандиозны и испытания предстоят серьёзные. История может распорядится так или эдак… Но чего точно уже не будет — так это оглядок на «общественное мнение» Запада.

«Ах, боже мой! Что станет говорить княгиня Марья Алексевна?» А ничего она не станет говорить, ибо уже месяц бьётся в истерике, у неё падучая-с…

Только духовный суверенитет позволит думать своим умом и поступать так, как выгодно нам, а не как принято где-то или предписано нам кем-то.

Односторонний пацифизм, извращённый «меньшизм», декарбонизация, феминизм, лживый культ личной свободы — от всего этого больного наследия глобализма пришло время освободиться раз и навсегда. Хорошо бы ещё устроить чистку в госаппарате и вымести оттуда остатки агентуры западного влияния. А также почистить авгиевы конюшни в сфере культуры.

Наш русский мир — это сад, который надо выращивать, возделывать, обрабатывать раствором от вредителей, освобождать от сорняков, проектировать и расширять. Эту работу за нас не сделают ни «невидимая рука рынка», ни «заинтересованный инвестор».

Кризис ускорил все процессы, сжал время. Кризис дал шанс. То, на что в обычном вялом состоянии ушло бы пять лет, сейчас придётся пробежать за полгода.

Кризис даёт возможность построить систему по собственному усмотрению, не повязанную по рукам и ногам международными обязательствами и трухлявыми догмами экономического либерализма.

Плюс синхронизация всей страны

Для того чтобы поднять КПД системы, не обязательно её реконструировать. Достаточно упорядочить её работу, внеся в неё(лишнее) новые или хорошо забытые старые концепции.

И хоть все мы знаем, что «капитализм деградировал и сошёл с ума…», военный коммунизм всё же нам внутри России пока не светит. Крах рыночной утопии, экспроприация капиталов, правовой нигилизм и энергетический коллапс — всё это характерные приметы финального кризиса глобализма, под которым мы понимаем идеологию и практику современного Запада. Россия постарается остаться «островком стабильности» или даже спасительным ковчегом, вобрав в себя приемлемые и необходимые формы и наработки западной культуры. Идея освоить, а где-то даже присвоить «европейское наследство» нисколько не противоречит основному политическому и духовному тренду войны с Западом.

Советский термин «рационализация производства» вероятно будет применён к экономике в целом. Вернётся, наконец, системный проектный подход в управлении основными фондами. Кладовая передовых отечественных технологий, сконцентрированных в оборонке, космической отрасли, атомной энергетике, будет распечатана и частично задействована в частном секторе, в программах импортозамещения.

Советская система, скорее всего, не вернётся, но некоторые её элементы придётся тщательно изучить и внедрить в жизнь.

Будет полностью перестроена банковская система, которую удастся сориентировать на крупные долгосрочные вложения, на создание новых направлений.

Методы организации производства, технология увеличения производительности труда, принципы снижения затрат — всё это будет транслировано сверху, то есть государственными регулирующими органами, например, теми же банками, которые будут отвечать за конечный результат.

От государственного контроля внутренних цен на продукты и топливо, конечно, тоже не убежать.

Элементы распределительной системы, вероятно, появятся, как самый простой и быстрый ответ на кризис.

Основная проблема — отсутствие специалистов-управленцев, способных рационализировать и синхронизировать работу громадной махины государственно-частного сектора — мешанину региональных средних и крупных предприятий.

Этому не учили ни в каких высших школах экономики, у правительства не существует крупномасштабного опыта подобных мероприятий. Принципы понятны, но методы не опробованы.

В решении этой проблемы будет неизбежно применён тот же проектный подход. Очевидно, будет создан специальный межведомственный орган при Правительстве РФ —, цель которого в определённые сроки навести порядок в экономике и банковской системе. В этот штаб войдут теоретики нового курса, представители самых главных госкорпораций, а также силовых ведомств. Подобный кризисный штаб может со временем превратиться в Центр управления развитием.

Прогресс вместо «прогрессизма»

Так уж получилось, что самая дегенеративная за всю историю человечества доктрина носит название «прогрессизма». В основе этой доктрины лежат агрессивный экологизм и толерантность ко всем формам сексуальных извращений. В данной доктрине необходимость остановки технического прогресса обоснована опасностью такового для окружающей среды. Идеологами прогрессизма активно ставится проблема перенаселения Земли, рассматриваются возможности её решения путём отказа от традиционных представлений о семье. Вся эта шняга расцвела буйным цветом на глобализированном Западе, став, по сути, антирелигией.

Ростки прогрессизма вместе с современной западной культурой просачивались и в Россию. Теперь этому процессу будет поставлен жёсткий заслон. Однако важно не потерять идею прогресса как такового.

По сути, у России только сейчас появился шанс стать «страной-прогрессором». Для этого придётся как-то открыть все имеющиеся шлюзы научно-технического творчества, объявить Великий поход нации в будущее. Традиционные представления о нормальной семье, этике и духовной вертикали не противоречат другой высокой цели: практическому, технологическому освоению космоса. Возвращение в общественное сознание космической утопии может привести нас к доктрине «научного экстремизма», что предполагает полный отказ от затхлых идей Римского клуба об «устойчивом развитии» и рождение новаторского мышления. Россия способна на такой кульбит, надо только распечатать величайшие творческие силы народа.

Любопытно, что одновременно со спецоперацией России на Украине мы наблюдаем зримый крах цифровой утопии. При этом сами цифровые технологии активно используются двумя сторонами военных действий.

«Креативным классом» в России принято считать дизайнеров и программистов — в какой-то момент они стали называть себя новым правящим слоем. Сегодня их мечты разрушены. Цифровиков гоняют и на Западе, и на Востоке.

Десятки тысяч программистов, сбежавших из России после начала спецоперации, почувствовали холодок приближения нового мира, в котором цифровым магам отводится уже отнюдь не главная и не самая почётная роль. Кибертехнологии по-прежнему будут пропитывать информационные системы и промышленность, однако попытки подменить собой реальность прекратятся.

Контуры крупного цифрового проекта для России были даны в статье «С.С.С.Р. Соборная социальная сеть России». Речь в ней идёт о создании колоссальной цифровой проекции государства и общества, что является тоже своего рода утопией, но лишённой налёта «прогрессизма» и глобализма.

На поверхности лежит идея строительства цифрового ГОЭЛРО — системы автоматического управления экономикой, основанной на сборе, анализе и обработке больших данных. Впрочем, эта конструкция ближе к цифровому коммунизму, то есть совершенно новому строю, до которого наша Россия пока ещё не доросла.

Цифровизация может и будет влиять на основы кадровой политики. Если взяться за дело бодро, то можно за пару лет создать оптимальную систему формирования госаппарата, не совместимую с кланово-феодальными принципами, весьма укоренёнными не только в России, но и во многих странах мира, включая страны Запада. Формирование правильного кадрового актива — основной вопрос государства. И его тоже можно решить с помощью цифры.

Три главных комплекса России

Здесь не про комплекс цивилизационной неполноценности, присущий либеральной части российских элит. И не про внедряемый безрезультатно, но методично,(лишнее) в сознание масс комплекс вины за «гулаги-шмулаги» и многолетнюю безжалостную оккупацию Эстонии.

И даже не про комплекс нерешительности, который был присущ нашей стране до 24 февраля 2022 года.

Речь пойдёт о наших главных козырях — военно-промышленном, аграрно-промышленном и топливно-энергетическом комплексах.

В условиях двух, встроенных один в другой, кризисов (один из которых локальный, другой мировой) эта триада превращается в основу государства, в фундамент физического выживания российского народа. По воле Божьей, в результате героических усилий целых поколений русских людей — благодаря царям, казакам, первопроходцам, профессорам, генсекам, наркомам и одному президенту — в России появились предприятия и технологии, способные вооружить, согреть и накормить народ. Собственно, они делают из России Ковчег ХХI века. Это свойство, дающее колоссальное преимущество, нельзя не использовать. Какая бы политическая погода не стояла в ближайшие десятилетия, названные структуры будут держать свод российской цивилизации. На разных этажах этих заводов и корпораций зреют управленческие кадры, способные стать новой властной элитой. В лабораториях ведутся сложные научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы, а на промышленных площадках создаются изделия, опережающие самые современные мировые образцы.

Каждая из этих отраслей имеет смежников, к коим относятся машиностроение, металлургия, транспорт, строительство…

Это фундамент будущего цивилизационного рывка России. Не достаточное, но совершенно необходимое условие грядущего взлёта.

Данная триада важна не только для внутренней ситуации. Каждая из отраслей имеет мощный экспортный потенциал. Да и без этого влияет на многие мировые процессы.

Наш ВПК, выпустив линейку новых путинских ракет, меняет геополитический и технологический расклад во всём мире, открывает человечеству эру гиперзвука. Наш ледокольный атомный флот создаёт круглогодичный внутренний трансконтинентальный коридор — Северный морской путь.

Как выяснилось, сельское хозяйство России способно влиять на мировые цены продовольствия, а специалисты АПК при этом занимаются в прикладных целях молекулярной биологией, биохимией, генной инженерией и биоинформатикой.

В силу этих особенностей станции, заводы и фермы вполне могут стать «элитообразующими» предприятиями. Надо только создать механизм продвижения новых людей к властным рычагам.

Система образования в нынешнем её виде малоэффективна. Вероятно, в будущем школы и университеты будут интегрированы в научно-промышленные центры, целенаправленно пополняя кадровый резерв предприятий.

Трудности перехода

Подобные преобразования не могут пройти без молодёжи. Но как же увлечь её в новый мир?

При любых сдвигах и трансформациях есть слои, терпящие издержки. Кто-то теряет привилегии и статус, кто-то деньги. Но есть и такие, у которых история отнимает не только образ жизни, но и образ будущего.

Те, кто успел войти в жизнь, поженить мечты с реальностью, не так остро переживают социальные виражи.

Образ будущего может быть разный — религиозный, коммунистический, либеральный, цифровой… Но в любом случае низвержение идеалов опасно: вместо открытости к новому в душе нарастает желчный скептицизм, а иногда и беспросветный нигилизм.

Обманутые ожидания воспитанного на западной культуре молодого поколения — вот главная проблема перехода страны в новую эпоху. «Мы этого не заказывали!» — так восклицают обиженные юнцы, оказавшиеся в совершенно незнакомых и чуждых условиях.

Многие из читателей этих строк сами пережили нечто подобное. Поздний СССР пусть и не был преисполнен ожиданиями близкого коммунистического будущего, но то, что обрушилось на общество в период перестройки и далее, — ни в какие ворота не лезло. Привычное, понятное, обещанное будущее было низвергнуто. Так многие «бывшие пионеры» превратились в «вечно недовольных», в виртуозных ворчунов и обличителей, в настоящих внутренних эмигрантов.

Да, в 90-е годы было что обличать и чем быть недовольным, но сам феномен «потерянного поколения» повторяется уже в нынешних условиях.

Многие молодые люди, живущие в крупных центрах России, питались исключительно американским культурным фастфудом, мечтали о человечестве без границ, незаметно впитали максимы прогрессистской пропаганды. Теперь они стоят на пороге постглобального мира, который стремительно разваливается на регионы. В этом мире будут установлены другие порядки, будут доминировать другие ценности, будут царить иные символы.

Нужно как-то обеспечить мягкое приземление из разряженного пространства космополитических грёз на материковую плиту «азбучных истин» Евразии.

Вторая проблема — это неизбежный конфликт между новой и старой элитой. В процессе ротации элит во времена Ивана IV или Сталина правителям пришлось применять весьма жёсткие средства, чтобы отодвинуть от власти закосневшие партийно-семейные кланы. Конечно, попытка старой элиты во что бы то ни стало удержаться на плаву будет предпринята. Важно, чтобы она не имела успеха.

Третья проблема — сонный консерватизм большой части российского общества. Теперь все процессы будут развиваться стремительно, и нужно психологически быть готовым к любым поворотам, включая те или иные формы милитаризации и резкое усиление государственного контроля.

Дух эпохи

Ясно, что во всём мире наступило время радикальных решений. Заморозка Западом, а по сути,(лишнее) изъятие наших золотовалютных резервов, а также частных капиталов некоторых российских граждан — это несомненно радикальный шаг, больше похожий на акт войны. В этих условиях Россия тоже в ближайшее время радикализируется. Какие формы приобретёт этот радикализм, сложно предположить. Вероятно, ужесточатся формы подавления прозападного лобби в России. Также возможно изъятие недвижимости у сбежавших на Запад ярких представителей корпуса русофобов. Не исключено, что на территории ДНР будет организована публичная казнь наёмников из Великобритании.

Ожидается принятие юридических норм по отмене защиты интеллектуальной собственности корпораций из недружественных стран и так далее.

Логичным радикальным шагом, направленным на восстановление исторической памяти народа, станет отказ от драпировки Мавзолея во время парада 9 Мая, а также официальное включение в пантеон отцов отечества Иосифа Виссарионовича Сталина и Ивана Васильевича Грозного.

Вот что писал в своём исследовании знаменитый русский историк Сергей Платонов: «Выступление Грозного в борьбе за Балтийское поморье… поразило среднюю Европу. В Германии «московиты» представлялись страшным врагом; опасность их нашествия расписывалась не только в официальных сношениях властей, но и в обширной летучей литературе листовок и брошюр. Принимались меры к тому, чтобы не допустить ни московитов к морю, ни европейцев в Москву и, разобщив Москву с центрами европейской культуры, воспрепятствовать её политическому усилению. В этой агитации против Москвы и Грозного измышлялось много недостоверного о московских нравах и деспотизме Грозного…»

Что ж, самое время установить в Москве грандиозный памятник первому русскому царю!

Радикализм может быть явлен также в реализации крупных государственных проектов, с привлечением всех имеющихся сил и средств, и в принятии неожиданных геополитический решений — например, в создании союза государств с названьем кратким Русь.

Новая эпоха неизбежно породит свой стиль и свой язык. И они вырастут не просто из идеи субъектности и суверенитета России. Речь пойдёт о мессианском предназначении, поэтому будут неизбежно востребованы представления об особом пути нашей страны. Это мгновенно испепелит все формы «покаянства» и «солженизма», обозначив маршрут от Третьего Рима через Третий интернационал к нашей Бессмертной империи будущего.

Тогда-то и начнёт работать фабрика идей и образов, генератор национальной энергии.

Чем упорнее нацистские бандформирования Зеленского сопротивляются российским военным и чем сильнее экономическое давление на Россию со стороны Запада, тем стремительней пойдёт процесс страшного и чудесного преображения государства Российского.

Самый радикальный русский поэт Александр Блок записал в январе 1918 года такие строки:

«Тычь, тычь в карту рвань немецкая, подлый буржуй! Артачься, Англия и Франция! Мы свою историческую миссию выполним. …Мы на вас смотрели глазами арийцев, пока у вас было лицо, а на морду вашу — мы взглянем нашим косящим, лукавым, быстрым взглядом; мы скинемся азиатами, и на вас прольётся Восток. Ваши шкуры пойдут на китайские тамбурины».

Андрей Фефелов

Европа начинает осознавать последствия

Бывает, что человек делает какую-нибудь гадость, а потом приходит к вам как ни в чём не бывало и пытается нормально общаться. В этот момент он отлично понимает, что поступил подло, но при этом над...

Почему рухнула ещё одна скрепа элитного консенсуса

Есть такая профессия: Родину предаватьПосле начала СВО на Украине в России возник поток эмигрантов из представителей среднего класса, который был электоральной опорой и обслугой космопо...

Комментарии из сети № 767

Доброе утро, КОНТ!) Всех военных летчиков России и причастных поздравляю с праздником! Сегодня подборка чуть меньше, чем обычно, но, надеюсь, не менее позитивная. Поехали.  ...

Обсудить