• РЕГИСТРАЦИЯ

В краю непуганых чесальщиц. Елистратов Владимир

8 578

Доцент Пал Палыч, который очень похож на обожравшуюся курятиной лисицу и всё время ставит студентам двойки, за что был прозван ими Кал Калычем, сидел на кафедре в ожидании своей лекции (он читал курс «Основы этики») и внимательно рассматривал журнал «Пентхауз».

Я вбежал на кафедру, чтобы схватить сумку и смыться. Моя лекция «Культура делового общения» уже закончилась:

- Всё, блин, Палыч. Отквакался я – и в тину! Завтра уезжаю.

- Куда? – вяло поинтересовался Палыч. Ему было не до меня. Его занимали три вещи: похмельная головная боль, скучный труд предстоящей лекции «Основы этики» и – главное – очередная пентхаузовская ляля. Фантастический силиконовый монстр в позе старослужащего на очке. С улыбкой облегчения на лице почётной калифорнийской свинарки.

- В командировку. На неделю.

- Куда в командировку-то?

- В Иваново.

Странное всё ж-таки дело! Скажи самому скромному, порядочному человеку, хоть самому Папе Римскому, что ты уезжаешь в Иваново, так тут же на Папином лице изобразится совершенно гаденькая, развратная улыбочка, и папа обязательно скажет что-то вроде: «Добже, пане… А Иваново-то - город невест…» А потом подмигнёт, крякнет, прищёлкнет пальчиками и посоветует есть побольше мясного.

Палыч на секунду оторвался от следующей ляльки. Эта – стояла на карачках, как будто ей только что влепили из берданки дроби в помидоры. Выражение на лице соответствующее: очень сильная, но сладкая боль, типа «сделай Это ещё».

Палыч расплылся в улыбке Маркиза де Сада:

- Значит, в город невест намылился, шалун? Смотри, отметься достойно. Не опозорь Москву.

- Ладно, - поморщился я. – Отмечусь. Не опозорю.

- Чтоб не меньше семи звёздочек поставил.

- Почему семи-то?

- Так на неделю же…

- Нет, - подумав, сказал я. – Чистых дней пять. В смысле – суток. А две ночи в пути.

- А в поезде что же? Уголовный кодекс конспектировать? Купейный поезд-то?

Вот Калыч, деловой такой. Тоже мне, Казанова из Капотни.

- Я на автобусе.

- Да, на автобусе, конечно, не то. Но ты постарайся. Не каждый день в Иваново ездим. Там всё-таки эти, ткачихи. Валяльщицы всякие, вязальщицы, мотальщицы… Прядильщицы опять же. Названия-то какие, прям возбуждают.

- Ладно, будь здоров, накатчица. Смотри, не перевозбудись, - я кивнул на журнал.

- Нет, уже это ты будь здоров… валяльщица, - многозначительно усмехнулся Палыч и углубился в созерцание очередной лалары, судя по совершенно ****скому выражению глаз – нашей бывшей чесальщицы.

Удивительное всё-таки у Калыча лицо. Лицо обожравшейся лисицы, которая с утра ещё и опухла. Калыч – он известная накатчица-тихушница. Ну да Бог с ним.

В Иваново я ехал на конференцию по проблемам «теории и практики межкультурной коммуникации и интерактивных методов изучения гуманитарных наук». На русский язык всю эту вражескую галиму перевести трудно. Скажем так: как грамотно тусоваться.

Конференция была международной. Статус международной ей придавали три гостя.

Первый – зарубежный хохол по фамилии Гыбзя. Гыбзя – классический хохол, то есть такой хохол, который очень громко говорит и смеётся и сильно пахнет жареным салом.

Второй – кореец, которого звали как-то коротко, но угрожающе. Что-то наподобие Чик Им Кок, или Бам По Хер, не помню. А! Вспомнил: Вот Вам Пук. Пах он неясной протухшей специей.

Третий – совершенно туманный американец Джон. Фамилия у него была какая-то типичная, то ли Джусифрут, то ли Блендамед. Этого Дихлофоса все буквально носили на руках. И правильно делали, потому что он всю неделю не просыхал и пах перегаром.

Но это всё было потом.

Итак, я сел в автобус, поехал. Часов через пять приехал в Иваново, в город невест. Вокзал. Ни одной невесты. Как почётного гостя из Москвы меня встречали. Старушка интеллигентного вида. Голова чуть наклонена в сторону, как у вороны, которая только что спёрла шоколадную обёртку и теперь её рассматривает. Роль обёртки играл я. Обёртка сказала:

- Здравствуйте.

- Здравствуйте. Доцент Тузикова, - представилась старушка.

- Очень приятно. Человек Елистратов, - говорю. – А как вас зовут-то?

- Тузикова. Доцент, - и головка набок.

Ну ладно, Тузикова так Тузикова.

- Что дальше будем делать, доцент Тузикова? – спросил я. Думал, обидится. Нет, не обиделась.

- Сейчас поедем в пансионат.

- Зачем? Лечиться что ли? Вроде бы ещё…

- Нет. Конференция будет проходить в живописном пансионате. На берегу живописного озера. Через три с половиной часа за нами приедет автобус.

«Надо думать, тоже живописный», - мысленно хмыкнул я.

- Прекрасно, - говорю. – А что три с половиной часа будем делать? Пиво пить?

- Нет. Ждать будем, - спокойно сказала доцент Тузикова. – Я могу вам рассказать об истории города. Или о программе конференции.

- Спасибо. И с тем и с другим я в общих чертах знаком. Далеко пансионат?

- Далеко, больше километра.

- Так давайте возьмём такси и поедем! Или пешком дойдём. Километр – это же раз плюнуть.

- Не могу, – сказала доцент Тузикова. – Не имею права. А вы, если торопитесь, можете доехать до пансионата на троллейбусе. Третья остановка. Называется: «Пансионат …»

И тут она произнесла какую-то зверскую аббревиатуру. Нечто среднее между ОРЗ и ОБХСС.

Попрощавшись с доцентом Тузиковой, я пошёл на троллейбусную остановку.

На остановке стояли две женщины. Одна – похожа на незамужнюю бухгалтершу, которая втайне влюблена в Кикабидзе. Вторая – конченая бомжиха. Причём видно, что раньше у неё была какая-нибудь творческая профессия. Например, гримёра в провинциальном театре или воспитателя в детской колонии. А скорее всего – официантки в буфете кинотеатра «Мечта».

- Дайте закурить, юный археолог, - сказала бомжиха.

«Почему археолог?» - подумал я.

- Я не курю.

- Печально, - задумчиво сказала бомжиха. – Очень печально. Ихтиолог, а не курит. Все геологи должны курить трубку с вишнёвым чубуком. А вы не курите. Печально. Очень печально. Меня зовут Ариадна.

«Почему трубку? Зачем Ариадна? Где ихтиолог? Какой чубук?»

- Я не геолог.

- А кто же вы, юный принц? – она икнула.

- Старший наладчик атомных хлеборезок. Меня зовут Ахмед, - я обозлился.

Бомжиха с уважением посмотрела на меня, молча села на корточки и стала, извините, мочиться.

Я ошалело молчал. Бухгалтерша возмущённо прошипела:

- Как вам не стыдно! Вы же всё-таки женщина!

Бомжиха шмыгнула носом и спокойно ответила:

- А может, я Снегурочка? Может, я таю.

«А действительно, почему бы и нет…» - подумал я.

Подъехал очень неживописный троллейбус, похожий на запылённую свинью-мутанта с рогами. Я сел в него и в мутном окне проводил глазами продолжавшую сидеть на корточках Ариадну. Ариадна улыбнулась беззубым ртом и помахала мне ладошкой. Дескать, прощай, Ахмед, передай привет своим атомным хлеборезкам и не забудь свою Ариадну.

Забудешь тут…

Кто-то тронул меня за локоть. Нежно, как весенний ветерок. Я обернулся и увидел изумительно красивую девушку. Васильковые глаза и всё такое. Прямо не оторвёшься. Семь целых девять десятых балла.

- У вас нет билетика? – печально спросили васильки.

- Нету, к сожалению, нету, но я могу… А как вас зовут?

- Меня зовут Контролёр, - прошелестели васильки. – А вас зовут заяц. Фёдор, у молодого человека нет билета. Проведи работу с ушастым.

Васильки исчезли, и передо мной вырос двухметровый оковалок с лицом Карелина. Карелин приветливо улыбнулся и сказал:

- Да… Встала я ранёхонько, оделася белёхонько, бигуди я накрутила, а билетик не купила… Значит, заяц?

- Заяц, заяц, - буркнул я в ответ.

- А я волк. Так что, пацак, гони гравицапу. С ушами не катит. А то пойдём к четланам, и будет кю.

- Сколько?

- 10 кацэ, как положено.

Я дал десять рублей.

- Когда остановка «Пансионат»?

- Следующая. Чао, пацак.

В «живописном» пансионате мне выделили комнату, в которой никто ничего не менял с семидесятых годов. Я лёг на кровать и стал считать звёздочки: доцент Тузикова, Ариадна-Снегурочка, Васильки… В голове у меня закружились: вишнёвые чубуки, атомные хлеборезки, четлане, вороны. Бухгалтерша сказала: «Как вам не стыдно, ведь вы пацак!» И я заснул тревожным сном донжуана в тундре.

Удивительный город.

Ясно, что ни на какую конференцию я ходить не собирался. Не слушать же всё это глючево. Но на открытие сходить всё-таки было нужно.

Сходил. Сначала выступал этот американский… Айришкрим, потом – Вот Вам Пук, затем – Гыбзя. Дремалось хорошо. Немножко мешал спать громкий Гыбзя. Помню, когда Гыбзя закончил выступление, он произнёс: «А теперь трохи передОхнем». Объявили перерыв.

Рядом со мной села довольно симпатичная девица. Три целых одна десятая балла. Красноречиво посмотрела в мою сторону. В желудке у меня что-то похотливо причмокнуло: «Вот Оно».

- Вам понравилось? – спросил я её после очередной речи, такой скучной, что у меня от злости даже в ухе застреляло.

- Да! – страстно ответила девица. – Интерактивные методы обучения – это дело моей жизни.

Я насторожился. Больше всего на свете я опасаюсь женщин-учёных. Они мне напоминают склизкую разваренную остывшую луковицу в бульоне шестидневной давности.

- Я не мыслю себя без науки, - продолжала девица. – Защитить кандидатскую диссертацию – моя заветная цель. А вы защищённый?

- Наглухо. Как ширинка у подводника.

- Понимаю: шутка. А какая была тема вашей диссертации?

- «Культура осеменения кроликов в условиях обострениях классовой борьбы».

- Как интересно! Вы работаете на стыке зоологии и социологии?

- Все мы где-то на стыке работаем…

«Вот дура-то, господи!»

- Понимаю: опять шутка. А как вы относитесь к теории Зильберштейна?

- А кто это?

- Мой научный руководитель.

- А! Тогда положительно.

- Вы москвич?

- Москвич.

- Я так и поняла. Вы высокомерный. А вы знакомы с Кочумадзе?

- А кто это?

Девица опять ужаснулась:

- Кочумадзе – светило. Он разработал знаменитую теорию интерактивных ролевых актантов спонтанного коммуникативного акта.

- Какого, простите, акта?

- Спонтанного. Коммуникативного.

- Ах! Кочумадзе! Я просто не расслышал, - соврал я. – С Кочумадзе я знаком с детства. С горшка. Мы с ним молочные братья. Он из правой сиськи молоко пил, а я из левой.

- Правда?! – девица вся прямо затряслась от интереса.

- Могу вас познакомить.

- Ой, познакомьте, познакомьте!.. – и забила в ладоши. – Меня зовут Владилена Адольфовна.

- А меня Адольф Владиленович. Я случайно не ваш папа?

- Нет, - совершенно серьёзно сказала девица. – Моего папу зовут Адольф Генрихович. А давайте сходим в буфет. Съедим пирожных, попьём сока. Проведём научную беседу. Я ужасно люблю вести научные беседы.

- С удовольствием. Только попозже. Не хочется ценную информацию пропускать. Очень уж интересные выступления. Прямо скулы сводит от интереса.

- Да, вы правы, Адольф Владиленович. Попозже.

Тут девица мне подмигнула и чуть коснулась плечиком. В Москву, значит, захотела, к моему молочному братику Кочумадзе.

Через минуту я встал, сделал успокоительный жест, дескать: сейчас, только пописаю и вернусь. И смылся.

«Господи, бывают же на свете дуры! И дёрнуло же этого… Адольфа Гитлеровича произвести на свет эту луковицу…» - думал я, выходя на берег «живописного озера».

«Живописное озеро» представляло собой грязный пруд с глинистым берегом, обросший больными сколиозом ивами, и с плавающей посередине дохлой собакой.

На берегу пруда, на бревне, в позе васнецовской Алёнушки, сидела девушка. Ничего так. Где-то четыре целых восемь десятых. Даже пять и одна десятая, если выпить.

Я подсел на бревно. Девушка взглянула на меня глазами, полными романтики пионерских зарниц. После короткого молчания Алёнушка изрекла:

- Вот так же, наверное, плавала Муму после того, как её утопил Герасим.

Это насчёт живописно дрейфующей в луже дохлой шавки. И ещё после долгой паузы:

- Вы любите Ивана Петровича Тургенева?

- Не очень, - ответил я. – Хотя он и Иван Сергеевич. – А Муму, царствие ей небесное, так плавать не могла, нет. Скорее так могла плавать бедная Лиза или Катя Кабанова, земля им пухом. Вернее, вода. А Муму не могла, нет. Исключено.

- Почему? – заинтересовалась девушка.

- Герасим ей камень на шею привязал.

- Тяжёлый?

- Камень-то? Думаю, тяжёлый. Чтоб уж наверняка… того…

- Отт сссука! – неожиданно с неподдельным чувством произнесла девушка. – Живодёр х…в!.. Ему бы самому к яйцам гирю привязать – и в канаву.

Помолчали. Дохлый тузик медленно дрейфовал в нашу сторону. Шуршали ивы. Романтично, как у Ивана Петровича Тургенева.

- Тихо здесь, - сказала девушка. – Как, наверное, будет после смерти. На том свете.

- Смотря на каком, - меня стал озадачивать маниакальный ход мыслей девушки. – Там разные… светы бывают. Ад, например, рай…

- Я в курсе. Меня, кстати, Антониной зовут. Тоней.

- А меня Антоном, Тошей.

- Как моего покойного отчима. В прошлом году некачественной водки напился. Жаль. Хороший был мужик, спокойный.

Ещё помолчали. Спокойно так, как отчим Тоша.

- А у вас есть мечта? – спросила Антонина. – Самая-самая заветная?

«Господи, - думаю. – Сейчас спросит, что такое счастье и верю ли я в любовь».

- Нет, самой заветной нету, - говорю.

- А у меня есть.

- Какая же?

- Я, знаете, в морге работаю…

«Вот те на!»

- Да, я люблю свою работу. Люблю наших посетителей…

- То есть…

- Ну да, покойников. Жмуриков. Тихие они такие, спокойные, умиротворённые. Не то что мы, живые. И вот иногда сидишь так ночью в мертвецкой, пьёшь чай и думаешь: вот бы узнать, что они думают, где они сейчас, где их души?.. Поговорить бы с ними. Такая у меня мечта. Вы меня понимаете?

- Не очень, если честно.

- Конечно, вы, наверное, никогда и в расфасовке-то не были?

- Где-где?..

- В расфасовке. В морге то есть.

- Нет, не был. Я как-нибудь уж потом, лет через пятьдесят…

- Приходите. Придёте? Посидим, чаю попьём. У меня пирожные есть. Поговорим. Сблизимся в спокойной обстановке.

- А в другом месте сблизиться нельзя? В ресторане, например. Пойдёмте в ресторан.

- В ресторане не то… Приходите завтра сюда в это же время. У меня как раз смена начнётся. Я буду ждать.

Тут Антонина энергично пожала мне руку, встала и зашагала прочь. Красивая, стройная Тоня, работающая в морге, любящая свою работу и мечтающая побеседовать с трупаками.

«Да что они все здесь, сдурели что ли? – думал я. – Пирожные в морг жрать приглашают, а от ресторана отказываются… А может, так и надо, и это не они, а я сдурел?.. И весь мой мир заодно».

На следующий день я отправился бродить по городу. Город как город. Женщин много. Много и собак. Алкашей тоже немало. Даже больше, чем собак и женщин. Смотреть особо нечего. И чего я сюда приехал? В морг не хочется, на конференцию тоже. Да и вообще, если разобраться, это одно и то же. И там и там – пирожные, покой… Да и вся жизнь наша – что она такое? Морг, морг – и в морг. Вот и вся наша жизнь.

Вот с такими примерно мыслями присел я в скверике. Сижу, думаю о бренности всего земного. Вдруг вижу: сидит рядом девушка. Восемь целых шесть десятых. А если выпить – все десять.

Только вид у неё какой-то уставший. Смотрит на меня. А я на неё. Искра пробегает, всё как надо.

- Ты кто? – говорю.

- Маша. А ты?

- Вова.

Эротично всё, как в кино. Разговорились. И так напринуждённо, искренно.

- Где работаешь-то? – спрашиваю.

- На фабрике. Смешная у меня профессия: чесальщица называется. Кому не скажешь – все смеются.

«Наконец-то», - думаю я и говорю:

- Ничего смешного. Трудная, наверно, работа?

- Трудная. Устаю очень. Сейчас вот после смены. Еле сижу. Сутки почти на ногах.

- Обедала?

- Нет.

- Пойдём поедим?

- Пойдём.

Как в сказке всё. Иваново. Чесальщица. Ресторан полная интерактивная коммуникация.

Пошли в ресторанчик местный. Скромненький такой. Фрикадельки, котлеты по-киевски. Всё как двадцать лет назад. Ностальгия. Ест моя чесальщица Маша, наворачивает за обе щеки.

- Мне, - говорит, - зарплату не платят. Вернее, платят, но не деньгами, а готовой продукцией: майками там, пижамами… Голодаю фактически. Можно ещё фрикаделек?

- Можно.

Трогательная, бедная Маша. Не платят тебе зарплату, суки. Пижамы впиндюривают, падлы.

Наелась Маша. Засыпает. Сутки не спала. Жалко Машу.

- Где живёшь-то?

- В общежитии.

Довёз её до общежития.

- Приходи завтра в скверик, - говорит. – В то же время. А сейчас прямо не могу, спать очень хочется. Прости. Спасибо тебе, Вова, хороший ты человек.

На следующий день пришёл в скверик. Сидит моя Маша-чесальщица. Принарядилась, накрасилась. Пятнадцать баллов. Говорит:

- Извини меня, Вовочка, за вчерашнее.

- А что такое? Всё нормально.

- Объела я тебя совсем. И спать ушла. Нехорошо это. Я ведь всё понимаю. Ты в город невест приехал, а тут – облом. На вот, возьми на память обо мне.

Даёт свёрток.

- Потом развернёшь. А сейчас прощай.

- Почему прощай? – я прямо чуть не закричал.

- А потому что я – чесальщица из Иванова. А ты в Москве живёшь, большой человек…

- Да какой я…

- Роман мне с тобой заводить нельзя. А я чувствую, что не выдержу, заведу. У меня жених в армии. И я ему останусь верной. Как Татьяна Ларина. А ты хороший. Извини меня. Прощай. Спасибо за всё.

Поцеловала в щёку и - бежать. А на бегу слёзы утирает.

Грустно мне стало. Вот тебе и «город невест». Пошёл я в пансионат, собрал вещи – и на вокзал. Через шесть часов был уже в Москве.

Сижу дома, грущу. Вспомнил о свёртке. Развернул. А там – шесть пижам. Хорошие такие пижамы, из натурального хлопка с шерстью. С начёсом. Маша начёсывала. Голубые, как Машины глаза.

И вот я сплю теперь в Машенькиных пижамах. В семи штуках. Не сразу, конечно: меняю регулярно. Но жене велю не застирывать. Застираешь, говорю, уйду. Ничего, не застирывает.

Как надену пижамку – вспоминаю Машу. Улыбаюсь – и засыпаю. И сны всё такие глубокие, хорошие, светлые.

Да, кстати, на каждой пижаме, на штанах, сзади – бирочка. А на бирочке – звёздочка и написано «Фабрика «Красный Ивановец».

Так что калычев наказ я выполнил, семь звёздочек поставил и Москву не опозорил.

Как она там, моя Маша? Наверное, расцвела, ещё похорошела. Баллов на семнадцать, небось, тянет. Или на все двадцать, если, конечно, выпить.

© Елистратов Владимир

Заслуженный враг народа

Хорошо смеётся тот, кто смеётся последним

В "святые" для либералов 90-е над Россией смеялся весь западный мир, когда пьяный Ельцин дирижировал оркестром, экономика России катилась в пропасть, шла кровопролитная война в Чечне, м...

Сенсационные данные США по проживающим там уроженцам России

В середине прошлого года публиковал на АШ материал "Численность жителей США родом из России (реальность vs мульки либерды)." Это были официальные данные США по состоянию на 2017 год...

Союзное государство и Лукашенко

Я очень долго молчал по поводу того, что творит Лукашенко. Частично по старой памяти, потому что «Бацьку» в России и на Украине многие любят. Частично потому, что оставалась немалая надежд...

Ваш комментарий сохранен и будет опубликован сразу после вашей авторизации.

0 новых комментариев

    inkass_98 Фитиль
    Сегодня 10:44

    ЩУКА. Grubas

    Самое начало 60-х.Моего отца – молодого, неженатого лейтенанта – двухгодичника, служба забросила в Красный Туркестан близ города Мары.Они строили там военные аэродромы.Вот прошла неделя на новом месте, вторая, отец втянулся, наладил службу вверенного ему взвода и как-то однажды жарким вечером, сам себе задал простой и логичный вопрос: - «А чем бы мне за...
    59
    inkass_98 Фитиль
    Сегодня 10:35

    Поразительное сходство. Dernaive

                                                                                                      - Не пра...
    55
    inkass_98 Фитиль
    Сегодня 10:27

    Приступ. Frumich

    Кхм. – кашлянул Николай Иванович, отложил книжку и поднялся с дивана. Вера Степановна, супруга Николая Ивановича с удивлением посмотрела на мужа. Николай Иванович как –будто прислушивался к себе и топтался где-то у двери комнаты. Затем он тяжело вздохнул и развязывая пояс своего барского халата двинулся в спальню. Вера Степановна пожала плечами и вернул...
    62
    inkass_98 Фитиль
    Вчера 16:32

    Контактеры. Frumich

    Инопланетный корабль появился над центральной площадью, помигал какими-то лампочками, прогудел какой-то незатейливый мотивчик и неожиданно для всех упал в фонтан. - Долетался, голубчик! – Возбужденно закричали горожане. – Амба тарелочке теперь. В корабле с шипением открылся люк и перед горожанами появился самый что ни на есть настоящий инопланетянин. - ...
    166
    inkass_98 Фитиль
    Вчера 15:36

    И об эротических фантазиях. Слава Сэ

    Женщины считают свои фантазии невероятными. Один журнал писал, если бы мы мужчины узнали содержание, то поседели бы и грохнулись в обморок. Ниже шёл список сюжетов. 1. В электричке. 2. Внезапно.3. Свинг. 4. Пилот и стюардесса. 5. Плётка и ругань!6. Обмазаться шоколадом. 7. Все сразу.8. То же что в п.7, но на розовых лепестках. Дальше текст обрывался, потому что набо...
    322
    inkass_98 Фитиль
    Вчера 14:41

    Про зубы и наследственность. 21+ Ракетчик

    Вчера, чих-пых туда-сюда, пошли со шкетом в стоматологию.Это вот в рамках прохождения медкомиссии перед школой.Зубы перед школой проверить, это первое дело. Без хороших зубов в школе делать нечего, все знают.У шкета зубы очень хорошие (тьфутьфутьфу). В отличие от папы. Ну, он и кофе по ночам литрами не хрючит, и не курит по три пачки. Так что его зубы в...
    199
    inkass_98 Фитиль
    Вчера 11:46

    Мужчина принимает решение. Елистратов Владимир

    Меня всегда волнуют, впечатляют и вдохновляют (и всегда будут волновать, впечатлять и вдохновлять) человеческие имена и фамилии. Нет ничего в мире загадочнее и интереснее, чем фамилии и имена людей.Я получаю, например, грандиозное наслаждение, когда беру в учебной части экзаменационные или зачетные ведомости со списками студентов. Это- целый психологиче...
    244
    inkass_98 Фитиль
    Вчера 11:32

    Спал на помойке, пил, клянчил копейки. Как закончил жизнь "слуга Гитлера".

    Густав Вагнер. © / Кадр youtube.comЭтого старика знал весь район. Грязный, обрюзгший, потерявший человеческий облик, со слипшимися сосульками седых волос, дед никогда не «просыхал». Будучи пьяным уже в семь утра, он отнюдь не трезвел к вечеру. Обитал возле помойки в картонной коробке и питался доставаемыми из мусорных баков объедками. Старый человек к...
    173
    inkass_98 Фитиль
    Вчера 10:09

    Шалун. Frumich

    У Светланы была большая, невостребованная грудь и стремление что-то сделать с отсутствием спроса на Настоящую Женщину. Наиболее вероятным претендентом на доступ к телу Светлана считала Владимира. Во-первых Владимир казался ей романтичным, а во-вторых – он проживал в одной квартире со Светланой. Все дело в том, что Владимир снимал комнату у хозяйки кварт...
    466
    inkass_98 Фитиль
    Вчера 09:58

    МЕРТВАЯ РУКА. Grubas

    Dead Hand, буквально «Мёртвая рука» — комплекс автоматического управления массированным ответным ядерным ударом...К нам в палату его привезли под утро, когда все спали.33 года, зовут Леха, диагноз: сотрясение мозга (кто-то, чем-то огрел по затылку, вследствие неудачного похода в кабак.)Поначалу новенький не мог даже говорить, просто лежал и смотрел в по...
    348
    inkass_98 Фитиль
    Вчера 09:37

    Прощание с зимой. Dernaive

    В связи со всякими рабочими неурядицами, вплоть до частых посещений воротникового и леммингоядного зверька с ценным мехом, захотелось в деревню. До жути просто.Хотя и был-то там с месяц как. Один раз за зиму. Приехал, зашел к соседу за лопатой (я у него всегда на зиму снегоуборочную лопату оставляю), чаю выпил с баранками, как дела, как жизнь узнал, и р...
    146
    inkass_98 Фитиль
    17 февраля 16:43

    Мужесын и женомама. Елистратов Владимир

    История Аллы (Алки) Кипятковой, моей давнишней приятельницы, - очень насыщенная и поучительная история.Замужем она была четыре раза. Как раз сейчас – четвертый. Надеюсь, последний. Если судить по общей композиционной стройности расположения ее браков. Но об этом ниже.Когда Алка немного выпьет, она обязательно в беседе выруливает на историю своих замужес...
    1109
    inkass_98 Фитиль
    17 февраля 11:15

    Библиотека. Dernaive

    Ключ повернулся, тихо лязгнули сувальды, зловеще щелкнул засов, выходя из запорной планки. Петли захлебнулись в тревожном скрипе. Вызванное этим скрипом напряжение, повисло в воздухе и сгустилось, усилив и без того непроглядную тьму дверного проема.Распахнувший дверь человек, немного постоял на пороге, преодолел приступ внезапного страха, и шагнул в тем...
    527
    inkass_98 Фитиль
    17 февраля 11:02

    Крестный ход. Ракетчик

    В далекие приснопамятные времена, когда попы ещё работали на совесть, а не на прибыль, все очень любили ходить смотреть на крестный ход. Особенно молодежь. Это было такое развлечение, неформальное молодежное культурно-массовое мероприятие. Мероприятие это партией и правительством не особо поощрялось, а даже наоборот, порицалось. И если в обычные дни цер...
    933
    inkass_98 Фитиль
    17 февраля 10:22

    Криэтивити. Frumich

    Александр Сергеевич Пушкин сидел под деревом и остервенело грыз карандаш. «Вельми почтенная главбух, листает чинно свой гроссбух» - бубнил он с отвращением. - Тяжко, Саша? – деликатно спросил Кюхельбекер. - Неподъемно, Виля. – вздохнул Пушкин. – А что делать? Тим-спирит, это тебе не хухры-мухры. Очень важная часть тимбилдинга. Основная даже. - А? – не п...
    1084
    inkass_98 Фитиль
    17 февраля 10:09

    «Убил миллион человек, уехал под пальмы». Как палач спрятался на пляже.

    Франц Штангль. © / Commons.wikimedia.orgСбежав после поражения нацистской Германии, комендант двух лагерей смерти даже не поменял имя и фамилию. Он горячо возмущался, когда его поместили в тюрьму: «Теперь, вы скажете, надо наказывать всех, кто честно служил?!»Сотрудникам спецслужб стало слегка неудобно. Выехали на бронемашинах, с автоматами, окружили ...
    1361
    inkass_98 Фитиль
    17 февраля 09:58

    Фашисты, самогонщики, спортсмены и режиссеры, Исинбаева vs. Мэдисон, библеист Зюганов, "Уединенный домик на Можайке", Собчак и чернь. Максим Соколов.

    Личный взгляд публициста Максима Соколова на главные события минувшей неделиВ ход разработок поправок к Конституции РФ включились спортсмены, певцы, музыканты, доярки...В ход разработок поправок к Конституции РФ включились спортсмены, певцы, музыканты, доярки... В главе, не вошедшей в окончательный текст "12 стульев", Никифор Ляпис-Трубецкой, заметив м...
    879
    inkass_98 Фитиль
    14 февраля 13:33

    Шмакадявка и лимузин. Ракетчик

    Люблю я шмакадявок наблюдать. Правда. Ну вот люблю и всё. Чем меньше шмакадявка, тем интереснее. Вот сейчас. Выхожу из садика, навстречу по двору мамашка ведёт такую королевишну. Лет трёх. Ну, или скорее королевишна ведёт мамашку. Мамашка в офисном дресс-коде, нетерпеливо цокает шпильками по дорожке, всё время забегая вперёд. Опаздывают. Королевишна н...
    617
    inkass_98 Фитиль
    14 февраля 11:37

    Бунт машин отменяется. Слава Сэ

    Дружба бабушки и телевизора куда сложней всего что ожидаешь от отношений женщины и параллелепипеда. Телевизор слишком капризный друг. Чуть ошибся с кнопкой - сразу каракули на синем экране.Мама осторожно ставит палец на пульт, выходит в центр комнаты и делает фехтовальный выпад, как бы посылая свой выбор. Точность магических ритуалов позволяет знать всё что надо совре...
    242
    inkass_98 Фитиль
    14 февраля 10:45

    Охота на зайца. Ракетчик

    Есть у меня друг, Андрюха. Живёт в дальнем подмосковье.Раньше работал в совхозе механизатором.Классный был механизатор. И на тракторе, и на комбайне.Пахал, сеял, писал стихи.Неплохие стихи.Хорошие.Очень хорошие стихи писал.Потом бросил штурвал комбайна и поступил в Литинститут.Закончил. Издал. Вступил...Сейчас ни стихов не пишет, ни хлеб не сеет.Такие д...
    412
    Служба поддержи

    Яндекс.Метрика