Шойгу на Украине, предательство НАТО и бегство Зеленского с Киева

О том, как счастливый случай может неожиданно стать проблемой

2 398

Глава из повести "Камрань. Книга 2. Последний «Фокстрот»" 

Изучая как-то результаты очередного тиража денежно-вещевой лотереи, матрос Юшкин с изумлением обнаружил полное соответствие номера одного из своих билетов тому, что был опубликован в газете. Не поверив глазам, Витя на секунду закрыл газету, потом опять открыл и в столбцах цифр вновь обнаружил свой номер! Перепроверив ещё несколько раз, Витя убедился, что никакого подвоха нет и что билет, трепыхающийся, словно осенний лист, в его дрожащих руках, действительно выигрышный. Из всего следовало, что он становился счастливым обладателем мотоцикла «Днепр», да к тому же ещё и с коляской! В скобках была проставлена и стоимость выигрыша – 1200 рублей! Ущипнув себя для порядка за ухо, да так, что слёзы выступили из глаз, но так и не проснувшись, Витя наконец-то поверил в происходящее, побледнел, покраснел, и лицо его расплылось в самой блаженной улыбке.

Мысленно воздав хвалу небесам, помолившись за неимением ничего лучшего на образ Карла Маркса в красном углу Ленинской комнаты, Витя аккуратно отложил газету и, расслабленный, откинулся на спинку стула. Какое-то время он сидел в прострации, широко раскрыв глаза и продолжая глупо улыбаться. Он прикинул, сколько всего сможет купить родным и как по возвращении домой отремонтирует их старенький дом, как усовершенствует систему отопления, переведёт её на солярку, чтобы зимой не махать ежедневно топором. За этими грёзами его и застал заглянувший в Ленинскую комнату замполит в компании нескольких матросов. Заму срочно потребовалось произвести инструктаж бюро комсомольского актива. Заядлыми активистами оказались матросы Самокатов, Покрышкин и Серук.

С первого взгляда на Витю Самокатов понял, что произошло: он сразу сообразил, что Юшкин выиграл и что выигрыш крупный. Догадаться о том было совсем не трудно – всё было написано на Витином сияющем лице. Кроме того, весь экипаж прекрасно знал, что блаженный Юшкин каждый месяц покупает по три лотерейных билета и некоторые даже стали следовать его примеру. И вот вдруг Витя сидит с улыбкой до ушей, с дрожащим билетом в руке, а перед ним раскрытая на тиражной странице газета! Только полный кретин мог не догадаться, что это означает. Догадались все, кроме замполита.

Не подумайте, что я тут что-то или кого-то дискредитирую и ниспровергаю, просто озабоченный подготовкой к грядущему отчётно-выборному комсомольскому собранию зам даже не взглянул на пребывающего в прострации бойца и, ввалившись в Ленинскую комнату, тут же стал деловито распоряжаться. Самокатов благоразумно оставил свои подозрения при себе и быстро скрыл вспыхнувший было во взгляде алчный огонёк. Другие активисты, переглянувшись, тоже не подали вида и, рассевшись за столами перед лицом политического руководителя, с умным видом принялись внимать его ценным указаниям.

И как это часто бывает, глупость одних, наивность других и коварство третьих стали причиной цепи событий, чуть было не приведших к тяжкому преступлению, в просторечии именуемому смертоубийством. Да! Зам не догадался забрать, а Витя сразу не сообразил отдать ему драгоценную бумажку на сохранение...

Находясь ещё в эйфории, ничего не замечая и не глядя по сторонам, Юшкин стал потихоньку собираться. Он благоговейно сложил билет вдвое и сунул его в нагрудный карман. Затем так же нежно, стараясь не шелестеть, сложил в несколько раз газету и отправил её туда же. После чего тихо, на цыпочках, чтобы не мешать товарищам, вышел, аккуратно прикрыв за собой дверь. Троица активистов проводила его долгим взглядом. У Самокатова пересохло во рту, и он облизнулся. Никогда ещё время не тянулось для него так долго. Федя хотел было отпроситься в туалет, но побоялся, что зам может что-то заподозрить.

По своему обыкновению замполит не спешил, он говорил весомо, «с чувством, с толком, с расстановкой». Быстро, за какие-то час-полтора, осветив основные вопросы, зам стал углубляться в частности. Троица активистов приуныла. Тема комсомольской жизни подразделения заняла ещё около часа. Когда же дело дошло до вопросов воинской дисциплины и ответственности каждого комсомольца за её укрепление, у Самокатова началась паника: раззява Юшкин уже десять раз мог потерять драгоценный билет или догадаться отдать его на сохранение командиру! Федя елозил и подпрыгивал на табурете, словно комсомолец в аду на сковородке, и кое-как дождался окончания инструктажа.

Зам угомонился, лишь когда солнце стало клониться к закату, и пора было идти на ужин. Едва из уст политического руководителя прозвучало долгожданное «на этом всё, товарищи, прошу задавать вопросы», как весь комсомольский актив в полном составе подскочил со своих мест и, не поблагодарив зама, не задав для порядка ни одного вопроса, ринулся из Ленинской комнаты вон. Больше всего активисты сейчас переживали о том, чтобы с Витей ничего не случилось, чтобы он не утонул, не попал под машину и чтобы на голову ему ничего не упало.

Но страхи их оказались напрасными, долго искать Юшкина не пришлось. После ужина, цел и невредим, всё ещё пребывая в мечтательной прострации, Витя брёл по песчаной дорожке на заднем дворе казармы, строя в уме далеко идущие планы. С распростёртыми объятиями Самокатов кинулся к нему и чуть было не задавил. Покрышкин и Серук, стоя чуть поодаль, тоже ему были очень рады – тепло, по-товарищески улыбались, косили глазами по сторонам, просматривая возможные пути отступления, где ловить Витю, вздумай он вдруг убегать

Оскалившись белозубой улыбкой, блеснув на солнце своей знаменитой фиксой, Самокатов покровительственно похлопал Витю по плечу и по-простецки, без обиняков сказал, что Витя классный парень и что он, Федя-Камаз, – теперь его лучший друг.

Приобняв за плечо, он увлёк Витю в сторонку, подталкивая и направляя за угол казармы.

– Ты, Витёк, чё такой… типа… как не родной? Ты давай держись меня… Я в обиду не дам… – плотоядно улыбаясь, сипел ему на ухо Самокатов, дыша в лицо откушанным на ужин борщом. – У меня знаешь какой удар? – Камаз вытащил из кармана и потряс перед Витиным лицом увесистым кулаком. – У меня удар – тонна! Да я любого… С одного удара… Ты если чё, сразу ко мне… Мы теперь с тобой друганы-братья! Держи пять…

Сдавив до хруста Витину ладонь, Самокатов в порыве дружеских чувств так хлопнул, вернее врезал, ему по плечу, что Витя едва устоял на ногах, и у него отнялась рука. После чего уже по-родственному вывернул Вите все карманы и зашелестел разворачиваемой газетой. Он долго морщил лоб, пытаясь отыскать в столбцах цифр номер с заветной лотерейки, и когда нашёл, испытал то самое «чувство радости и глубокого удовлетворения», которое тогда регулярно испытывали престарелые члены Политбюро и которое пару часов назад в полном объеме удалось испытать матросу Юшкину.

– Ну ты, братан, даёшь… Молодец! – просиял Камаз и вновь врезал Вите по плечу, от чего у того отнялась и вторая рука.

– А ты, Витёк, парень что надо! – слегка отстранившись, словно желая рассмотреть матроса Юшкина получше, Самокатов скользнул по нему ласковым взглядом удава. – Да, Витёк! Ты теперь держись меня… Я в обиду не дам! Если тебя кто – я сразу в рыло!

Примериваясь хлопнуть по плечу ещё раз, Самокатов сделал было неуловимое движение. Витя зажмурился и непроизвольно отшатнулся.

– Да не ссы ты, Витёк! Мы же теперь друзья! – и вдруг, посерьёзнев, подытожил: – Билет пока побудет у меня… Так надёжней! Мало ли что…

Нежно складывая газетку и помещая её вместе с билетом себе в нагрудный карман, Федя озабоченно сдвинул брови:

– А то… эти шакалы… знаешь сам… спи@дят, и хер потом что докажешь, – кивнул он презрительно на Покрышкина и Серука, переминающихся с ноги на ногу в некотором отдалении.

– Э… Отморозки! Правильно я говорю?!

Обернувшись и не разобрав, о чём идёт речь, те с готовностью закивали.

– Видишь, Витёк… С кем приходится… – сокрушенно покачал головой Самокатов. – Потому у меня, как в банке! Да ты не ссы! Сразу отдам, как домой вернёмся. Ты же меня знаешь! Мы же с тобой теперь друганы… братья… Ну всё, Витёк… Пи@дуй! Позову как понадобишься… Только смотри никому не говори! – и развернув растерянного недоумевающего Витю на сто восемьдесят градусов, слегка ускорил его коленом под зад. Потом повернулся сам и двинулся вразвалочку в противоположном направлении. Активисты Покрышкин и Серук, по-шакальи озираясь, засеменили следом.

До Вити не сразу дошло, что его ограбили… А когда дошло, стало очень грустно. Вечером он нашёл Самокатова и попробовал было спасти билет, но тот, похабно улыбаясь, заявил, что билет потерялся, но что он его обязательно найдёт… Чтобы Витя не переживал и не суетился…. и никому ничего не говорил…

Проведя бессонную ночь, на следующее утро, несмотря на предупреждение Самокатова, матрос Юшкин всё чистосердечно рассказал мне. Внимательно выслушав его, я призадумался. Самым простым было потребовать у Самокатова билет и отдать его на сохранение командиру. Так было бы просто, надёжно, но… неправильно. Обратившись за помощью к офицеру, матрос Юшкин автоматически становился стукачом и, следовательно, изгоем. Жизнь в экипаже для него превратилась бы в ад, чего я ни в коем случае не мог ему пожелать. К тому же был у меня уже печальный опыт такой медвежьей услуги...

Автор: Крутских Юрий

Медвежонок застрял. Мамаша пошла за помощью к людям...

Ранним утром лесника разбудил лай собаки. Она лаяла так неистово, что иногда срывалась на хрип. Мужчина надел куртку и вышел во двор: «Что случилось? Что за шум?» Лаяла собака неспроста...

«Новый поворот в отношениях с НАТО»: эксперт объяснил поставки в Белоруссию «Искандер-М»
  • Beria
  • Вчера 20:20
  • В топе

По словам Виктора Литовкина, поставка в Союзное государство ракетных комплексов является ответом на многолетнее нарушение ядерных договоренностей со стороны США. Решение президента России Влади...

КАРАнтинки, новости с юмором 25.06.22

Еженедельные новости про героев и токсов с сатирой и сарказмом, легко информируют о происходящем.Подборка за неделю из телеграм канала: https://t.me/toxoffnet_oasis ...

Обсудить