Текущая обстановка на Бахмутском направлении

Геракл. Подвиг предпоследний

19 453

Каков сад, таковы и яблоки.*

- Ить не молодею я, Герка, - всхлипнул Эврисфей, - порой с трона подняться невмочь, слышь? У Асклепия обследовался, тот - суставы, дескать. Сукин сын. Да какие, к чертям, суставы? Старость!

Геракл, недоверчиво хмыкнув, поёрзал на резном клине, крытом конфискованными персидскими коврами и, шумно отхлебнув вина, потянулся за оливкой.

- Чё ж сразу "сукин сын"?

- Деревня! Асклепий-то молоком собаки вскормлен, вот чё, не слыхал разве? - вздохнул Эврисфей и вдруг плаксиво взвизгнул, повысив голос: - Медицина ни к чёрту! А страдает-то народ греческий! Недомогающий монарх - бедная страна…

- Так, может, помоложе кого на царствие? - начал было Геракл. - И в долг бы брать поменьше, неровен час…

- Цыц! - Эврисфей аж притопнул от возмущения. - Выборы были? Гри, были, нет?

- Ну-у… - поперхнувшись, неуверенно протянул Геракл, сам-то он ни в каких выборах не участвовал, подвиги, подвиги, итить их…

- Гну! - самодовольно ухмыльнулся Эврисфей и поправил сползающую на уши корону. - Шесть годков теперича в самодержцах маяться. Шесть! Подлечиться бы, а, Герик?

- Я-то при чём? Езжай куда-нить… Какая разница - куда, за казённый-то счёт. В Турцию вон, все туда ездят.

- Ку-уда? - побагровел от возмущения Эврисфей. - Эти бусурманы на Кипр нашенский зарятся, завсегда, мол, османским был, а ты - езжай.

Царь, кряхтя, поднялся с трона и, повесив корону на его спинку, просительно навис над полулежащим Гераклом.

- Мне бы, Гераклушка, снадобий заморских. Яблочек молодильных… хоть парочку, а?

- В аптеках нет, что ли? - лениво поинтересовался Геракл, ища глазами нерасторопного слугу - винный кратер уж минуты две как опустел, а тот, как говорится, ни ухом ни рылом. - А, да, ты ж сам запретил импортное… Согласен-согласен, не ты лично, министр твой, кто там у тебя главным санитарным вра…

- Довольно! Твоё очередное задание, Геракл! - придя в себя, рявкнул Эврисфей и вновь взгромоздился на трон. - Яблоки! Молодильные! Два… нет, три штуки! Ватсониди не привлекать, занят моими мемуарами. И не сметь царю перечить!

***

- Девочки, не спорьте, это точно Геракл! Красивый, да? Похудел, правда, и осунулся. Бедненький…

Геракл, вздрогнув, проснулся и с полминуты лежал с открытыми глазами. Глядя в бездонное голубое небо сквозь ветви столетних дубов. Хорошо-то как, птички заливаются, кузнечики стрекочут, бабочки порхают, травка нос щекочет, хорошо-то как… Чу! Что за смех? Откуда в этакой глухомани женщины? Геракл сел. На мелководье некогда величественного Эридана, несущего воды прямо у ног прикорнувшего героя, резвились нимфы.

- Куда намылился, Гераклик? - прожурчала одна из нимф. - Гляньте, весь в трудах мужичок, повезёт же какой-то... Оставайся лучше с нами. Мы не всегда с сатирами и богами, мы и смертного способны полюбить.

- Всё невеститесь? - пробормотал Геракл, поднимаясь. - Нет чтоб замуж, деток нарожать…

Нимфы расхохотались, в мгновение ока образовав хоровод. Геракл было загляделся на точёные девичьи тела, но, очнувшись, выкрикнул:

- Эй! Как мне до сада Гесперид добраться?

- Эй? Нам - эй, подумать только! Фи, грубиян… Ступай к сёстрам нашим морским, нереидам. А, вернее, к отцу их, Нерею. Он всё знает... Нет, это же надо - эй. А мы-то, дуры - Гераклик, Гераклик...

- Нимфы, нереиды, лимнады, напеи, - проворчал Геракл, собрав пожитки и направляясь в сторону моря, - развелось нечисти. А нормальных баб как не было, так и нет.

***

- Ну, я-то, понятно, Нерей. А ты кто таков будешь?

- Геракл.

- И что?

- Сад Гесперид ищу.

Нерей молчал, стоя по колено в морской воде, ехидно усмехаясь и поглаживая длинную седую бороду. "Воистину, - начал стремительно раздражаться Геракл, - сам с ноготь, борода с локоть, а гонору-то, гонору…"

- Так как насчёт сада?

- Ты ж в курсе, герой, как оно должно быть, - посуровел Нерей, - поскольку разговаривать со смертными я не обязан, самое то послать тебя куда подальше. Ты осерчаешь, знамо, ухватишь меня за грудки. Я обращусь в рыбу и выскользну, тогда ты наступишь мне на хвост. Раз! - и я уже не рыба, а змея, ты хвать меня за шею, а я - пуфф! - огонь… Опосля - вода, дерево…

- Да-да-да, - раздражённо перебил Геракл, - на дереве ларец, в ларце заяц, в зайце утка, в утке яйцо, в яйце игла… Хорош мозги пудрить, старый хрыч! Как до сада Гесперид добраться?

- Да на кой тебе в такую даль? - беззвучно пожевав губами, вздохнул Нерей. - Гесперид взалкал? Женился бы лучше, ей-богу. Так... Остров видишь? Плыви туда и жди.

- Чё ждать-то?

- Чё… - усмехнулся Нерей, подозвав дельфина и ловко усаживаясь на него. - А-ха-ха, чё-ё! Тьфу, а ещё в сынах Зевса числится… Ничё да луку мешок, вот чё!

***

- Аретуса?

- Здесь.

- Гесперия?

- Аюшки?

- Гестия?

- Я.

- Гиперефуса?

- Чего?

- Эгла?

- Туточки.

- Гюльча... тьфу, Эрифея?

Геракл, затаившись в кустах, с интересом наблюдал за донельзя забавной перекличкой. Парочка каких-то ухарей подчёркнуто разбойничьего вида, устрашающе скаля зубы и беспрестанно хватаясь за кривые сабли, пытались построить нескольких симпатичных девчонок. Те же разбегались как песок сквозь пальцы, беспрестанно что-то мурлыча под нос. Ещё двое разбойников ремонтировали большую лодку. И явно куда-то спешили.

- Где эта Эрифея опять? - чернявый бородач, судя по всему - старший, заметно нервничал. - Потеряли таки? Что Бусирису докладывать будем?

- Да вона она, в вяз обратилась, - указал топором один из лодочников. - И чего эти... как их? Геспериды? ...и чего они при каждом удобном случае деревьями прикидываются, та, намедни - тополем, вон та - ивой, эта - вязом? Темперамент соответствующий? И на кой они Бусирису сдались, ума не приложу.

- Наше дело маленькое...

- Я бы на вашем месте грёб отсюда, - решительно прервал их беседу Геракл, выходя из укрытия и стараясь не сутулиться. Он словно взглянул себя со стороны - ах, хорош! Уверенная походка от бедра, играющие при каждом шаге мышцы, накидка из непробиваемой шкуры львиной бабушки, свежая дубина из монолита сосны - надо же было как-то убить двое суток ожидания... Герой, одним словом. Можно сказать, мифический.

- Этот откуда нарисовался? - недоуменно встряхнул бородой атаман, кладя ладонь на эфес ятагана.

- Да это вы нарисовались, а я тут был, - ухмыльнулся Геракл, неумолимо приближаясь.

- Вообще-то, это наша точка. Мы здесь работаем, люди в курсе. Я - Ибрагим, это - мои близкие, а ты кто такой?

- Я, если чё, под Эврисфеем хожу.

- Под Эврисфеем? - бородач растерянно взглянул на подельников. Те пожали плечами. - Под Эврисфеем, говоришь? Да… знаем. А здесь на теме сидишь?

- Угумс… - Геракл легонько постучал рукоятью дубинки по вязу. - Эрифея! Хорош придуриваться! Короче, так, мужики, флейты мои, беспределить никому не позволено. Так что катитесь… с миром, к вам претензий нет. О тёрках наших - молчок, зуб даю.

- Слышь, братан, - заискивающе обратился к Гераклу бородач, усаживаясь в лодку и кивнув гребцам, - ты того… не серчай особо-то. Вот из-за этих шмар какая непонятка промеж нормальных пацанов получиться может…

***

- Папа, папа! - бросились Геспериды к Атланту и наперебой запели. - Нас Бусирис в рабство спёр, а Гераклушка востёр, он как выпрыгнет, он как выскочит, как полетят клочки по закоулочкам...

- Бусирис? - гневно прорычал Атлант, отчего Геракл на десяток секунд оглох, а небесный свод, лежащий на плечах титана, содрогнулся. Пара звёзд, отклеившись, со звоном упала на землю. - Ах, мерзавец! Не миновать ему теперь Аидова царства! Геракл! Можешь засчитать Бусириса в свой актив... ну, ему звёздочка в темечко, тебе - новая звёздочка на дубину. И это... проси награду! Обещаю дать всё, что попросишь.

- Мне бы яблочек… - опасливо начал Геракл, едва доходивший титану до колена. - Из сада вашего. Больно уж хвалили.

- Сколько?

- Три.

- Килограмма?

- Штуки.

- Какой разговор? Гиперефуса!

- Да, папуля?

- Слышала? Одна нога здесь, другая там.

*****

- Это точно они? - Эврисфей, заложив руки за спину, рассматривал лежащие на столе яблоки. - Молодильные?

- Молодильней не бывает.

- Случаем не польские, нет?

- Нет!

- Слушай, Герик… выброси ты их, а? Они ж со свадебного дерева Геры. Она, слышь-ко, ночью мне привиделась. Для всех, грит, молодильные, а для тебя отравленные… Жадная стерва. Сама-то в Навплийском Канафе кажный год, искупнётся - и внове дева… на приятность Зевсу. А другим-прочим молодеть низзя, что ты, что ты… Ух, стерва… Она и тебе сколь пакостила, помнишь? Да лучше б Кронос её не выплёвывал тогда… Избавь, Гераклушка, а? Боязно мне чегой-то...

Геракл вышел из дворца и, покрутив головой, положил яблоки перед нищей старухой, просящей подаяние чуть поодаль от царских врат.

- Дай тебе Зевс здоровья, сынок, - прошамкала старуха, тряся головой и пытаясь взять непослушной рукой одно из яблок.

- Звать-то хоть как? - лениво поинтересовался Геракл. На всякий случай, вдруг помрёт, откусив. Надо же что-то написать на могилке.

- Еленой…

***

- Ватсониди, записывай отчёт.

- С твоих слов?

- Ты считаешь, я способен врать? - нахмурился Геракл.

- Нет-нет-нет, - засуетился Ватсониди, спешно отводя взгляд и окуная в чернила перо. - Готов. Рассказывай.

- На западном краю земного диска, у Великого Океана, где день сходится с ночью, обитали прекрасноголосые нимфы Геспериды. Но их божественное пение слышали лишь отец их, Атлант, державший на плечах небесный свод, да души мертвых, печально сходившие в подземный мир. Гуляли нимфы в чудесном саду, где росло дерево, склонявшее к земле тяжелые ветви. В их зелени сверкали и прятались золотые плоды. Давали они каждому, кто к ним прикоснется, бессмертие и вечную молодость. Это дерево - подарок Геи на свадьбу Зевса и Геры.

Именно эти плоды и приказал принести Эврисфей... и не для того, чтобы сравняться с богами. Он просто-напросто надеялся, что такого поручения славному Гераклу не выполнить.

Взяв лук и накинув на спину львиную шкуру, бодро зашагал прославленный герой к саду Гесперид. Он уже привык к тому, что от него просят невозможного. И к тому, что для него не существует ничего невозможного. Проблема в том, что никто из людей не знал, где находится сад, в котором растет чудесная яблоня. Но Геракл умел находить ответы.

Подошел мудрый Геракл к морю, стал звать Нерея. Хлынули волны на берег, и на резвых дельфинах выплыли из глубин моря веселые нереиды, дочери морского старца, а за ними появился и сам Нерей с длинной седой бородой.

"Какого хрена ты меня разбудил, смертный?" - грубо вопросил Нерей.

"Укажи мне дорогу к саду Гесперид, где растет яблоня с золотыми плодами молодости", - вежливо попросил Геракл.

Так ответил герою Нерей: "Все мне ведомо, вижу я все, что скрыто от глаз людей, да не всем о том рассказываю. И тебе ничего не скажу. Ступай, смертный, своей дорогой".

Рассердился Геракл, и со словами "скажешь, старик, когда я слегка прижму тебя" ласково обхватил Нерея своими могучими руками.

В миг один превратился морской старец в большую рыбу и выскользнул из объятий Геракла. Наступил Геракл рыбе на хвост - зашипела она и обернулась змеей. Схватил Геракл змею - обратилась она огнем. Зачерпнул Геракл воды из моря, хотел залить огонь - огонь превратился в воду, и побежала вода к морю, в родную стихию. Да не так-то просто уйти от сына Зевса! Вырыл Геракл в песке ямку и преградил воде путь к морю. А вода поднялась вдруг столбом и стала деревом. Взмахнул Геракл мечом, хотел срубить дерево...

- А меч откуда? - перебил рассказчика Ватсониди.

- Что?

- Смотри, тут, в начале: "взяв лук и накинув на спину львиную шкуру..."

- А, да, точно... Исправь на "взяв лук с мечом и накинув на спину львиную шкуру..." Так... На чём я остановился?

- Хотел срубить дерево.

- Да, хотел, но превратилось дерево в белую птицу-чайку. Что тут оставалось делать Гераклу? Поднял он свой лук и уже натянул было тетиву. Только тогда, испугавшись смертоносной стрелы, покорился Нерей.

Принял он свой первоначальный облик и сказал: "Силен ты, смертный, и смел выше человеческой меры. Все тайны мира можно открыть такому герою. Слушай меня и запоминай. Путь к саду, в котором растет яблоня с золотыми плодами, лежит через море в знойную Ливию. Дальше иди морским берегом к западу, пока не дойдешь до края земли. Там увидишь титана Атланта, который уже тысячу лет держит на плечах своих небесную твердь - так он наказан за бунт против твоего отца. Сад Гесперид - рядом. В том саду то, что ты ищешь. А вот как сорвать тебе заветные яблоки, сам решай. Стоглавый змей Ладон и близко тебя не подпустит к яблоне Геры".

Геракл замолчал. Ватсониди, покусывая кончик пера, вопросительно воззрился на него.

- Слушай, чуть не забыл, - Геракл, закатив глаза, словно припоминал что-то. - Давай-ка, вставим... да-да, прямо в этом месте. "Пошел Геракл по пути, указанному Нереем, и попал в Египет. Там, утомленный длинным путем, уснул он в тени небольшой рощи на берегу Нила. Увидал спящего Геракла царь Египта и сын Посейдона Бусирис и повелел связать спящего героя. Он хотел принести Геракла в жертву отцу его... Зевсу, короче. Дело в том, что из-за бездарной аграрной политики в Египте уже девять лет как совершенный неурожай, а тут объявился какой-то жулик... называющий себя прорицателем Фрасием, и заявил, что прекратится неурожай только в том случае, если будет Бусирис ежегодно приносить в жертву чужеземца. Что ж... Фрасий и стал первой жертвой. С тех пор жестокий царь приносил в жертву громовержцу всех чужеземцев, которые приходили в Египет. Привели к жертвеннику и Геракла, но разорвал великий герой веревки, которыми он был связан, и убил у жертвенника Бусириса. Так был наказан жестокий царь Египта.

Долго шел Геракл, пока достиг места, где на Атланте, как на гигантской опоре, сходились небо и земля. С сочувствием смотрел он на титана, державшего невероятную тяжесть.

- Кто ты? - спросил титан приглушенным голосом.

- Я - Геракл, - смело отозвался герой. - Мне велено принести три золотых яблока из сада Гесперид. Я слышал, что сорвать эти яблоки можешь ты один.

В глазах Атланта мелькнула радость. Он явно задумал что-то недоброе.

- Мне не дотянуться до дерева, - проговорил Атлант. - Да и руки у меня, как видишь, заняты. Вот если ты подержишь мою ношу, я охотно выполню твою просьбу.

- Согласен, - ответил Геракл и встал рядом с титаном, который был выше его на много голов.

Атлант опустился, и на плечи Геракла легла чудовищная тяжесть. Ноги героя ушли по лодыжку в утоптанную титаном землю. Время, понадобившееся великану для того, чтобы достать яблоки, показалось вечностью. Но не спешил забирать назад свою ношу Атлант.

- Хочешь, я сам отнесу драгоценные яблоки в Микены? - предложил он Гераклу. - А чё?

Простодушный герой чуть было не согласился, боясь обидеть отказом оказавшего ему услугу великана, да вовремя вмешалась Афина, научив отвечать хитростью на хитрость. Притворившись обрадованным предложению Атланта, Геракл немедленно согласился, но попросил титана подержать свод, пока он накинет себе на плечи львиную шкуру.

Как только обманутый притворной радостью Геракла Атлант взвалил на свои натруженные плечи привычную ношу, герой немедленно поднял лук с мечом и, не обращая внимания на возмущенные крики Атланта, отправился в обратный путь.

Эврисфей не взял яблок Гесперид, добытых Гераклом таким трудом. Ведь ему нужны были не яблоки, а гибель героя. Геракл передал яблоки Афине, а та возвратила их Гесперидам."

- Всё? - спросил Ватсониди, откладывая перо.

- Всё. Как?

- Сойдёт. Кстати, слышал, сестрица твоя старшая по отцу объявилась? Да, Елена Прекрасная. И опять разожгла зависть среди богинь своей красотой. Пластику, что ли, сделала? Ох, боюсь, не кончится это всё добром, троянцы чё-то засуетились.

* - да, это известная русская поговорка, но куда симпатичней она в несколько иной интерпретации - "Каков покойник, таковы и похороны."

© Copyright: Влад Вол

Как живет Николаев сегодня

От подписчика из Николаева:Добрый день. Давно хочу написать, но все как-то по мелочи, конкретики у меня нет...Последний месяц где-то по центру (через Советскую, наверное по Б.Морской) г...

Обсудить
  • :joy: :thumbsup: :clap:
    • kleck
    • 15 ноября 2022 г. 15:19
    :thumbsup:
  • :yum: сдал таки секрет Ленки Троянской :stuck_out_tongue_winking_eye:
  • Не дурственно, весьма не дурственно :thumbsup: :thumbsup: :thumbsup:
  • Всё чудесатее... :grinning: :thumbsup: