В.

39 549


Весна.

Нам долго внушали, что наш главный враг – это мы,
И максимум, что мы умеем – водяру хлестать.
Что мы – порожденье ордынской, языческой тьмы,
Что раб в нас живёт и Иуда, предавший Христа.
И мы соглашались, бухали и лезли в петлЮ, -
Искусные петли заботливо нам подвезли.
Мы дрались за петли под смех сладкогласых падлюк,
На кладбища отданы были гектары земли.
Когда улеглись мы рядками в последний приют
И руки сложили в преддверии вечного сна,
Нас вдруг озадачил вопрос: «Что мы делаем ТУТ?!»
И – «Что происходит вокруг?» Оказалось – Весна.

Встреча.

Картошечка, селёдочка, лучка кружок на вилочке.
Горбушечка хрустящая, тарелка с холодцом.
Да всё это под водочку (да прямо с морозилочки),
Густую и пьянящую… За что, ребята, пьём?

За то, что всё же выбрались, заткнули пасти графикам,
Что приключился редкостный парад наших планет!
Что встретились, увиделись, назло всем географиям,
За то, что дружим с детства мы, немалых сорок лет!

За вас, чертяки старые, солидные, пузатые!
За наших жён, что поняли и не держали нас!
За ту деревню малую, где жили пацанятами
И (очень верно вспомнили): Чтоб не в последний раз!

…Вот так вот встреча видится, да только не срастается.
Бутылка в морозильнике покрылась коркой льда.
Куда-то каждый движется, хоть просто набираются
Три номера в мобильнике… Не жизнь, а чехарда.

Весенняя муха.

Вот оно, тепло!..
Муха оклемалась –
Долбится в стекло,
Ошалевши малость.

Между рам зудит,
Просится наружу.
Добрый профицит
В чувствах обнаружу:

Что ж, лети, жужжа,
Радуйся свободе.
Тоже ж ведь душа
В некотором роде.

Солнца яркий смех
И гормонов доза
Вышибают всех
Из анабиоза…

…На полёта звук,
Где-то между полок,
Глаз открыл паук,
Местный энтомолог.

Муху у окна
Спеленал умело…
Кстати, мне она
Быстро надоела…

В бой идут...

Киев. Довженко. Штрихами косыми
Плёнки плывёт чёрно – белый формат.
Лица, что стали такими родными
С ясной улыбкой с экрана глядят.
Здравствуйте, милые. Здравствуйте, братцы!
Жаль, не обнять и руки не пожать…
Нас заставляя сквозь слёзы смеяться
Столько всего вы успели сказать
Просто, с тоской, не парадно-открыточно,
Натиск сдержав на своём рубеже…
Трассеры режут и… “Нiч яка мiсячна”…
Как же становится тесно душе…
Все они здесь. Не ушли, не разбились.
Не застолбит никакая черта.
Вот и ракетницы вновь распустились.
С Богом, Макарыч, давай от винта!
И “старики” посильнее оркестра
Врежут “Смуглянку” звенящим мечом.
Бойтесь, бубновые, в небе Маэстро!
Звёздочки в ряд за скрипичным ключом…

Волок.

Не предсказать исход -
Так непомерно долог
Этот последний волок
К берегу Белых Вод.
Струг наш велик не тем,
Что рассекает реки,
Мы ж не варяги-греки, -
Нам бы сыскать Эдем!
Злоба порогов нас
В нём не затронет боле,
Там справедливость с волей
Люд обретёт тот час.
Край этот лишь бы был! -
Все перетерпим беды,
Раз уж упёрлись в эту
Цель до разрыва жил.
Слышится глас теней:
-«Будьте поприземлённей,
Думайте о сегодня, -
Прибыль куда ценней!»
Токмо торговый путь
Русь не прельщал от века:
Коль за мошною бегать,
Кто будет струг тянуть?
Рубим леса в настил
Именем Светлой Дали -
Волок щепой завален.
Боженька, нас прости!
Лямка за годом год, -
Тяжек и очень долог
Необходимый волок
К берегу Белых Вод. 

Вечный огонь.

Вечный Огонь, он вечен
Тем, что сюда любой
Может прийти на вече
К принявшим смертный бой.
Страшной, кровавой жатвы
Ярость, Любовь и Гнев
Тысячекратно сжаты
В этом святом огне.
В нём глубина потери
И высота побед,
Горе, что не измерить,
Радости ясный свет,
Гордость народов наших,
Честь и великий долг.
Много чего расскажет
В вечность ушедший полк.
От равнодушья стужи,
Ставшей главой угла,
Пламя очистит душу.
Лишь бы она была… 

Вместе с тем.

Как мир устроен глупо,
И мудро вместе с тем:
Уходят те, кто любы,
Уходят насовсем
За рамки жизней наших,
И, кажется – конец.
А Солнце светит дальше,
Врачуя боль сердец.
Мы, с новою Любовью
Столкнувшись невзначай,
Простимся с прежней болью,
Прошепчем ей: «Прощай».
Вновь у Любви не спросим:
«На сколько и зачем?»
Не умно это вовсе,
И мудро вместе с тем…

В строй!

Встаньте-ка в строй, «господа» и «товарищи»,
И разговоры отставить в строю!
По-над забором пылает пожарище,
Так прекратите же склоку свою.
Хватит усобицей недругов радовать
И наводить друг на друга прицел.
Родина – это не скопище гадово,
Это наш общий от предков надел.
Мы в нём за век столько дури наделали,
Крайних не сыщешь – кричи не кричи.
Слышите, «красные»? Слышите, «белые»?
В строй, соплеменники, к бою мечи!
Общей дружиной на поле ристалища
Русь оградите от новых хазар.
Бой примирит и «господ», и «товарищей»,
Чем и развеет столетний угар.

В Лету кануло лето.

В Лету кануло лето, сорвавшись с дерев -
Только шелест листвы под ногами.
И изводит вопрос, словно ноющий нерв:
Что за тень пролегла между нами?
Никого нет роднее друг друга для нас,
Отчего же тогда жалят больно
Уязвлённые эго уколами фраз,
Взгромоздясь на свои колокольни.
В поединке таком победителей нет,
Обе стороны равно неправы.
Лучше вспомнить, что мы в книгу прожитых лет
Записали чудесные главы.
Упираться не стоит своё доказать,
Перетягивая одеяло.
Его хватит обоим, а можно порвать…
И понять, как же холодно стало...

Возрастные ограничения.

Что в нас с годами вызревает?
Невозмутимость? Мудрость? Лень?
Мысль сигануть через плетень
Последствий боле не скрывает,
В полон уже не забирает
И медленно отходит в тень.
Пример? - Пожалуйте пример:
Вот у меня перед глазами
(Не верите - взгляните сами)
Прекраснейшая из гетер!
Очарованья, неги - вдосталь,
И всё сильнее тянет к ней,
Но... "Придержи-ка ты коней!"-
Гнусаво назидает возраст -
"Влюбиться в женщину так просто,
Расстаться - многажды сложней!"

Во ржи.

Закусил удила, бока взмылены -
Мир несётся по полю ржаному.
Кружат вороны, ухают филины
Вслед летящему миру-фантому.
Переврали его родословную,
Ни концов не сыскать, ни начала, -
Разобьётся коняка "безродная", -
Понесла, на судьбу осерчала.
Стук копыт по округе разносится,
Ветер взвыл, оскорблённый полётом.
Пена жутко бурлит в переносице,
Сердце бьёт на разрыв пулемётом.
Показалась межа уже крайняя,
А за ней до развязки недолго:
Или в пропасть уйдёт с диким ржанием,
Или рухнет во ржи этой колкой.

Вот-вот.

Тёплым шёпотом на ухо
Мягко шепчет мне Весна,
Что вот-вот Зима-старуха
Отойдёт к чертогам сна.
Что на небе Солнца блюдце
Разрумянится вот-вот,
Что вот-вот ручьи нальются
Эликсиром талых вод.
Стаи птиц из южной бани
Устремятся к северам,
А на крышах, горлопаня,
Кошаки устроят гам,
И вот-вот на вербах пуха
Заискрятся пузыри.
Шепчет мне Весна на ухо,
И душа поёт внутри.

А.  Б. 



Как обиженки превращаются в предателей

Вот прекрасная же вещь, поведенческая психология. Огромную кучу всего объясняет. Благо сейчас, благодаря интернету в целом и соцсетям в частности, материала для полевых исследований масса. Хоть ди...

Обсудить
  • Иван. Как всегда, здорово. А вот промуху меня особенно впечатлило. Если вы не против, можно использовать в качестве эпиграфа к статье?
  • Классно, по-другому не бывает! Спасибо!
  • БРАВО! :smile:
  • :thumbsup: :sparkles: :sparkles: :sparkles:
  • :collision: :collision: :collision: