Россия начала реванш, — Зеленский.Украина готовит контрнаступление

Радиационная авария в Гоянии

1 394

Радиационная авария в Гоянии (Бразилия, 1987) может в какой-то мере служить ориентиром для обсуждений о последствиях применения грязной бомбы. В какой-то мере, потому что радиоактивный источник был целым, а распространению цезия способствовали сами жители (голубое свечение!). Последствия – четверо погибших, порядка 250 получивших дозы. 

ЧАСТЬ I. АВАРИЯ

Сейчас известно, что приблизительно в конце 1985 г. частный институт радиотерапии (Гоянийский институт лучевой терапии, Гояния, Бразилия), переез­жая в новые помещения, забрал с собой установку для дистанционной лучевой терапии, работающую на кобальте-60, и оставил на старом месте аналогичную установку, в которой использовался цезий-137, не уведомив об этом лицензион­ ный орган, как это требуется условиями выданной институту лицензии. Позже старые строения были частично разрушены. В результате установка с цезием-137 стала представлять собой крайнюю опасность. Два человека вошли в помещение, не зная, что собой представляет установка, и полагая, что ее можно исполь­зовать как металлолом, извлекли блок с радиоактивным источником из радиаци­онной головки установки. Они принесли этот блок домой и попытались его разобрать.

Эти попытки привели к разрушению капсулы, в которой помещался источ­ник. Этот источник радиоактивности представлял собой хорошо растворимую и легко рассеивающуюся соль — хлорид цезия. Последовало загрязнение окружаю­щей среды, одним из результатов которого стало внешнее и внутреннее облучение ряда лиц. Так начался один из серьезнейших радиационных инцидентов, из всех когда-либо имевших место.

После разрушения капсулы с источником остатки блока, в котором поме­щался источник, были проданы владельцу склада утиля. Он заметил, что в тем­ноте от вещества исходит голубое свечение. Это зрелище привлекло внимание нескольких человек, и в течение ряда дней посмотреть на необычное явление при­езжали их друзья и родственники. Частички радиоактивного вещества размером с рисовое зерно разошлись по нескольким семьям. Это продолжалось в течение пяти дней; по истечении этого времени у многих людей вследствие облучения воз­никли симптомы желудочно-кишечных заболеваний.

Вначале эти симптомы не были распознаны как следствие облучения. Однако один из облученных связал эти заболевания с радиоактивной капсулой и отвез ее остатки в городское санитарное управление. Это и привело к цепи собы­тий, в результате которых выяснилась суть происшедшего.

Один местный физик был первым, кто, замерив уровень излучения, осознал масштабы инцидента и по собственной инициативе принял меры по эвакуации людей из двух районов. В то же время о случившемся были проинформированы органы власти, реакция которых оказалась поразительно быстрой и эффективной.

Вскоре был установлен еще ряд районов с существенным радиоактивным загряз­нением, и жители этих районов были эвакуированы.

ЧАСТЬ II. ПОСЛЕДСТВИЯ, ЗАТРАГИВАЮЩИЕ ЧЕЛОВЕКА:

ПОМОЩЬ ПОСТРАДАВШИМ

Вскоре после того, как стало понятно, что произошла крупная радиационная авария, на место происшествия в Гоянию были отправлены специалисты из Рио-де-Жанейро и Сан-Паулу, в т.ч. физики и врачи. По прибытии они обнаружили, что для временного сбора и проверки людей использовался стадион, где можно было выявить лиц, с радиоактивным загрязнением и/или лучевым поражением.

Была проведена медицинская сортировка пострадавших, в ходе которой выясни­лось, что 20 человек нуждаются в госпитализации. Четырнадцать из них в дальнейшем были помешены в военно-морской гос­питаль Марсилио Диас в Рио-де-Жанейро. Заботу об остальных шести пациентах взяла на себя Центральная больница Гоянии. Здесь был установлен счетчик излу­чения всего тела, что содействовало осуществлению программы мониторинга внутреннего облучения и контроля за эффективностью воздействия лекарствен­ного препарата берлинская лазурь, применявшегося в обоих лечебных заведениях для ускорения выведения цезия из организма. Для отделения тяжело облученных от тех, кто подвергся менее значительному облучению и не нуждался в интенсив­ной терапии, успешно применялся цитогенетический анализ.

Основные трудности ухода за пациентами заключались в дезактивации кожи пациентов, противодействии десквамации пораженных облучением участков и обработке загрязненных выделений организма. Ежедневные гематологические и медицинские исследования, хороший уход за пострадавшими и биологическое тестирование гемокультур способствовали раннему выявлению и лечению локаль­ных системных инфекций.

Четверо пострадавших умерли в течение четырех недель с момента госпита­лизации. При аутопсии были обнаружены геморрагические и септические ослож­нения, свойственные острому лучевому синдрому. Наиболее точные оценки доз облучения, полученных этими четырьмя лицами, были сделаны с помощью цито­генетического анализа; значения доз колеблются от 4,5 до более 6 Гр. Два паци­ента, получившие, согласно оценкам, аналогичные дозы облучения, выжили. При лечении тяжело облученных людей использовался новый препарат гормонального типа — фактор стимуляции колоний гранулоцитов-макрофагов (GMCSF), однако результаты такого лечения остаются сомнительными. В течение двух месяцев все выжившие пациенты возвратились из Рио-де-Жанейро в Центральную больницу Гоянии, где находились до тех пор, пока наблюдения за выведением цезия из орга­низма не показали, что они могут быть выписаны.

Многие лица подверглись как внешнему, так и внутреннему облучению. Всего было обследовано около 112 000 человек, из которых 249 имели либо внут­реннее, либо внешнее радиоактивное загрязнение. У некоторых людей  высокий уровень внутреннего и внешнего радиоактивного поражения определялся тем, каким путем осуществлялся контакт с порошком хлорида цезия: люди, например, натирали порошком кожу или ели загрязненными руками; происходило загрязне­ние также от строений, предметов домашнего обихода, утвари, бытовых принадлежностей.

Более 110 проб крови лиц, подвергшихся радиационному воздействию, было исследовано с помощью цитогенетических методов. В культурах лимфоцитов определялась частота хромосомных аберраций, после чего производилась оценка поглощенной дозы по калибровочной кривой, полученной in vitro. Оценка доз дала значения от нуля до 7 Гр. Статистический анализ пуассонового распределения кле­ток с хромосомными аберрациями показал, что некоторые люди подверглись неравномерному облучению. Люди, получившие высокие дозы, до сих пор нахо­дятся под контролем на предмет выявления лимфоцитов, несущих цитогенетиче­ские аберрации.

У лиц, которые подверглись внутреннему загрязнению, брались анализы мочи, и результаты использовались в качестве метода скрининга. У пациентов с внутренними радиоактивными загрязнениями ежедневно брались анализы мочи и кала. Количества инкорпорированного нуклида и ожидаемые дозы вычислялись с помощью математических моделей с учетом возраста пациента. Эффективность влияния берлинской лазури на выведение цезия из организма оценивалась на осно­вании данных от цезия, выводимого с калом и мочой. В Гоянии был установлен счетчик радиоактивности всего тела, с помощью которого проводились оценки периода биологического полувыведения цезия из организма пациента от дози­ровки получаемого им препарата берлинская лазурь.

ЧАСТЬ 1П. РАДИОАКТИВНОЕ ЗАГРЯЗНЕНИЕ ОКРУЖАЮЩЕЙ

СРЕДЫ: ОЦЕНКА И МЕРЫ ПО ЕГО ЛИКВИДАЦИИ

В результате инцидента произошло сильное радиоактивное загрязнение окружающей среды. Действия, предпринятые для ликвидации загрязнения, можно разделить на две стадии. К первой стадии относятся неотложные меры, необходи­мые для взятия под контроль всех возможных источников радиоактивного загряз­нения; эта стадия была в основном завершена к 3 октября, однако некоторые элементы ее сохранились до рождества 1987 года: к этому сроку были учтены все основные места радиоактивного загрязнения. Вторая стадия, которая может рас­сматриваться как стадия ликвидации последствий инцидента и восстановления нормальных жизненных условий, продолжалась до марта 1988 года.

Срочные меры были направлены на решение следующих основных задач: - предотвращение высоких доз облучения, способных привести к нестохастическим эффектам; 

выявление основных районов радиоактивного загрязнения: 

установле­ние контроля над этими районами. В качестве начальной реакции на инцидент, были предприняты действия, имевшие целью взять под контроль источники излу­чения, на что потребовалось три дня.

Первые измерения уровня радиоактивности и загрязнения проводились пешими дозиметристами в местах радиоактивного загрязнения. Были выявлены семь основных очагов загрязнения включая соответствующие склады утиля, при­ чем мощность дозы в некоторых из них достигала 2 Звч'1 на высоте 1 м от поверхности земли.

Измерения, проведенные с помощью специально оборудованного верто­лета, показали, что не был пропущен ни один из основных районов радиоактив­ ного загрязнения. В течение двух дней был проведен радиационный контроль всей городской территории Гоянии общей площадью более 67 квадратных километ­ров. Сведения об уровне излучения в семи основных известных очагах радиоактив­ного загрязнения подтвердились; был обнаружен один ранее неизвестный небольшой район, где мощность дозы составляла 21 мЗв-ч'1 на высоте 1 м от поверхности земли.

При обследовании небольшие участки радиоактивного загрязнения, в част­ности места, прилегающие к районам с высокой плотностью радиоактивного загрязнения вокруг основных очагов загрязнения, могли остаться незамеченными.

В действие была введена дополнительная система радиационного контроля, охва­тившая большие пространства (однако лишь в пределах дорог). С помощью уста­новленных на автомашинах детекторов было взято под контроль 80% дорожной сети Гоянии протяженностью свыше 200 км. Основными очагами радиоактивного загрязнения явились склады утиля и жилые помещения, где была разобрана кап­сула с радиоактивным источником; общая площадь этих районов составила при­мерно 1 км2.

На этой начальной стадии были установлены контрольные уровни, требую­щие принятия мер: для контроля доступа (10 мкЗв- ч1); для эвакуации населения и установления запретных зон (2,5 мкЗв- ч1, а позже — 10 мкЗв-ч'1 для зданий и 150 мкЗв-ч1 для незаселенных районов), а также для сотрудников, принимавших участие в работах по устранению последствий инцидента (пределы доз и соответ­ ствующие мощности дозы в сутки, в неделю и в месяц). Всего было обнаружено 85 домов с высоким уровнем радиоактивного загрязнения, причем из 41 такого дома было эвакуировано 200 жителей. Через две недели 30 домов были готовы вновь принять жителей. Следует подчеркнуть, что эти уровни, которые примерно соответствуют наименьшим значениям уровней вмешательства, рекомендован­ным Международной комиссией по радиологической защите и МАГАТЭ (уровни, не требующие принятия мер), были чрезвычайно строгими под давлением полити­ческих и общественных кругов.

В дальнейшем была проведена оценка распространения радиоактивногозагрязнения на весь район и гидрографический бассейн. В Гоянии была создана лаборатория для измерения содержания цезия в почве, грунтовых водах, донных осаждениях и речной воде, в питьевой воде, в воздухе и пищевых продуктах. Меры защиты потребовались, однако, лишь в отношении почвы и фруктов в пределах зоны радиусом 50 метров от основных очагов.

В ходе дальнейших действий, включавших главным образом восстанови­ тельные работы, возникли различные трудности с обследованием городских райо­нов и речного бассейна. Ситуация осложнилась тем, что в период с 21 по 28 сентября прошли ливневые дожди, которые способствовали дальнейшему распро­странению цезия в окружающей среде. Вопреки надеждам на то, что радиоактив­ные вещества будут вымываться дождем, они осаждались на крышах домов, что серьезно сказалось на уровнях мощности дозы в зданиях.

Уровень загрязнения питьевой воды был очень низок. Грунтовые воды также оказались незагрязненными, за исключением нескольких источников вблизи от основных очагов загрязнения; концентрация цезия в них едва превышала порог чувствительности приборов.

Основные контрмеры, принятые на стадии восстановления, заключались в дезактивации основных загрязненных районов (включая районы, не входящие в главные очаги поражения), зданий, общественных мест, транспорта и т.п. Для проведения дезактивации в основных очагах загрязнения требовалась тяжелая тех­ника для разрушения зданий и удаления больших количеств почвы. Необходимо было также соорудить большое количество различных вместилищ для отходов.

Кроме того, нужно было спроектировать и построить временное хранилище отхо­дов. Это было сделано к середине ноября, и с этого времени до конца декабря 1987 года осуществлялась дезактивация основных очагов и остальных районов радио­активного загрязнения.

Выбранные уровни исследования, которые требовали принятия мер, соот­ветствовали дозе 5 мЗв в течение первого года и долгосрочной прогнозируемойдозе 1 мЗв в год в последующие годы. Предстоящие работы включали разрушение (и удаление) семи домов и удаление почвы. Поверхности, с которых удалялась почва, были залиты бетоном или покрыты слоем земли. В менее загрязненных местах основным источником излучения была радиоактивная пыль, осевшая на почву; после удаления в необходимых случаях слоев почвы обнажившаяся поверх­ность покрывалась чистой почвой. Из 159 обследованных домов 42 нуждались в дезактивации. Дезактивация производилась путем вакуумной чистки внутренних помещений зданий и промывки внешних поверхностей струями воды под большим напором. Эффективными оказались различные методики химической дезактива­ции, каждая из которых подбиралась для конкретных условий, материалов и уров­ней радиоактивности.

Уровни вмешательства для принятия восстановительных мер выбирались под сильным давлением со стороны политических и общественных кругов. Уста­новленные уровни были существенно ниже тех, которые были бы получены в результате процесса оптимизации. В большинстве случаев они могли рассматри­ ваться скорее как относящиеся к нормальной ситуации, чем к стадии ликвидации последствий аварии.

После рождественских праздников в декабре 1987 года были дезактивиро­ваны районы с меньшей мощностью дозы вокруг основных очагов радиоактив­ного загрязнения. Тяжелая техника не требовалась, были разработаны и приняты процедуры оптимизации. Эта стадия продолжалась до марта 1988 года.

С самого начала в результате действий по устранению последствий инци­дента образовалось большое количество радиоактивных отходов. Место для их временного хранения было выбрано в 20 км от Гоянии. Отходы классифицирова­лись как нерадиоактивиые (ниже 74 кБк-кг1), низкоактивные (ниже 2 мЗв-ч'1) и среднеактивные (от 2 до 20 мЗв-ч1). В зависимости от степени радиоактивного загрязнения применялись различные типы упаковок. Для упаковки отходов потре­бовалось 3800 металлических бочек (200 л), 1400 металлических ящиков (5 т), 10 транспортных контейнеров (32 м3) и 6 комплектов бетонных емкостей. Времен­ное хранилище было спроектировано для объема отходов 4000-5000 м3, упако­ванных приблизительно в 12 500 бочек и 1470 ящиков.

Окончательный общий объем всех отходов составил 3500 м3, или 275 пол­ных загрузок грузового автомобиля. Столь большой объем следует прямо отне­сти на счет низких установленных уровней вмешательства как для чрезвычайного, так и для восстановительного периодов. Экономические последствия выбора такого уровня, особенно на более поздней стадии, весьма значительны.

В местах хранения отходов была создана система отбора проб для радиаци­ онного контроля стоков с платформы размещения отходов (включая дождевую воду). По наиболее объективным оценкам, общее количество радиоактивного вещества в загрязнениях составляло приблизительно 44 ТБк (1200 Ки), причем известно, что до инцидента активность цезиевого источника была равна 50,9 ТБк (1375 Ки). Решение о месте окончательного захоронения отходов до сих пор не принято.

ЧАСТЬ IV. ЗАМЕЧАНИЯ И РЕКОМЕНДАЦИИ

Очень часто обзоры радиационных аварий служат лишь для того, чтобы еще раз привлечь внимание к хорошо известным фактам. Обзор аварии в Гоянии дал возможность выработать множество замечаний и рекомендаций. Однако при­водимые здесь замечания не ограничиваются специфическими условиями данной аварии.

Основной вывод, который следует сделать с учетом возможности возникно­ вения подобных аварий, заключается в том, что никакие обстоятельства не могут снижать ответственности того лица, которому поручен контроль безопасности источника ионизирующего излучения. Источники излучения, которые перемеща­ются из мест, утвержденных в процессе регистрации и оформления лицензии, могут представлять собой значительную опасность. Поэтому лицо, несущее ответственность за источник ионизирующего излучения, должно обеспечить меры по недопущению подобной небрежности, причем эти меры должны включать про­цедуры проверки и надлежащую систему обеспечения безопасности. Хотя система регулирования обеспечивает контроль эффективности работы специалистов и сис­темы управления, следует подчеркнуть, что регламентационный и правовой кон­троль не может и не должен снижать уровня ответственности руководства.

Чтобы облегчить осуществление ответственности лица, в чьем ведении находится источник ионизирующего излучения, требования регламентационного контроля должны быть конкретными, простыми и осуществимыми в принуди­тельном порядке. В частности, необходима самая тесная связь между всеми лицами и органами, ведающими вопросами осуществления и обязательного выпо­лнения требований радиационной защиты.

Важным фактором снижения вероятности радиационных аварий и инциден­тов является осознание населением потенциальной опасности источников излуче­ния. Необходимо уделять должное внимание системе маркировки источников радиационной опасности, которая была бы понятна широкой публике.

Очень большое значение в области радиационных аварий имеют физические и химические свойства источников излучения. Их необходимо учитывать при выдаче лицензий на производство таких источников ввиду потенциального влия­ния этих свойств на последствия аварий и инцидентов, связанных с источниками излучения и неправильным обращением с ними.

Если же несмотря на все меры предосторожности все-таки произойдет ава­рия и предвидится радиационная опасность, необходима четко понимаемая всеми система информации и управления. В этом отношении уместно упомянуть, что подготовка к принятию мер на случай радиационных аварийных ситуаций должна охватывать не только ядерные аварии, но и весь диапазон возможных инциден­тов, влекущих за собой облучение людей.

С медицинской точки зрения, приобретенный в Гоянии опыт в целом под­твердил адекватность имеющихся в настоящее время диагностических процедур, антибиотиков, методов сепарации и трансфузии тромбоцитов. Кроме того, он продемонстрировал пользу цитогенетических оценок доз и замечательную эффек­тивность берлинской лазури в выведении цезия-137 из организма пострадавших.

Лечение пострадавших при радиационных авариях и инцидентах чрезвы­чайно разнообразно и сложно. Оно должно осуществляться в условиях стационара персоналом, который постоянно занимается гематологическим, химиотерапевти­ческим, радиотерапевтическим и хирургическим лечением пациентов, подвергаю­щихся опасности заболевания раком, подавления иммунной системы и возникновения патологических изменений крови. Как правило, медицинский пер­сонал и средства ухода за пострадавшими не подготовлены для лечения радиаци­онных поражений и действий в условиях чрезвычайной радиологической ситуации.

При разработке планов действий на случай чрезвычайной радиационной обста­новки необходимо предусматривать оказание неотложной помощи специали­стами-медиками, прошедшими специальную подготовку в области лечения такихпациентов. Однако распознание характера радиационных поражений зависит от обучения работников, не связанных с ядерными установками, причем вся их под­готовка зависит от широкого распространения образовательных программ.

Что касается мер в связи с аварийным загрязнением окружающей среды, то уместно остановиться на проблеме принятия решений об уровнях вмешательства.

Как правило, имеется искушение установить чрезвычайно строгие критерии при­нятия мер по восстановлению нормального положения, что обычно происходит под влиянием политических и социальных соображений. Однако такие критерии налагают значительное экономическое и социальное бремя, не говоря уже о том бремени, которое проистекает из самой аварии или инцидента, а это не всегда оправданно.

И наконец, следует отметить, что надо начинать документирование хода развития инцидента как можно раньше, так как с течением времени факты, как правило, стираются из памяти. Особо важное значение имеет распространение информации среди средств массовой информации, населения и, разумеется, среди бригад реагирования. В частности, таким бригадам должна быть обеспечена под­ держка по линии администрации и общественной информации, соответствующая масштабам инцидента или аварии. Серьезные инциденты требуют организации немедленной поддержки на местах в области административных мер и обществен­ной информации. Все лица, которые могут быть привлечены к деятельности в условиях чрезвычайной радиационной обстановки, должны пройти подготовку в виде как формального обучения, так и тренировок, которая соответствовала бы кругу их возможных обязанностей.


Источник: Доклад РАДИАЦИОННАЯ АВАРИЯ В ГОЯНИИ, МАГАТЭ, ВЕНА,  1989, STI/PUB/815, ISBN 92-0-429089-7

https://t.me/RealAtomInfo/2...

Иранская предусмотрительность

Появились фото обломков дронов и последствий прилета по сборочному цеху в Исфахане. Хорошо видно, что дроны застряли и взорвались в специальной многослойной сетке, которая была предусмотрительно натя...

"Модный приговор"

Уже 3 февраля 2023 года в кафе «Александр» в Москве (Нащокинский пер, 14) пройдет очередной перфоманс историка моды, как он себя называет, Александра Васильева. Билеты по 5.000 рублей. ...

Зеленский подаёт сигнал SOS

29 января нынешнего года президент Украины Владимир Зеленский с трагическим лицом поведал своим уцелевшим после года боевых действий избирателям, что ВСУ находятся в крайне тяжёлой ситу...

Обсудить
  • а дел натворил всего один медицинский облучатель, а не 190 тонн топлива и3 одного тоже весьма мирного энергоблока..