Военная операция на Украине. Главное

Расстановка акцентов

5 1230

Уже закончилась вроде бы и сама Российская энергетическая неделя. И цена на газ в Европе продолжает выписывать весьма любопытные кульбиты: так, на закрытии торгов на лондонской бирже ICE в пятницу она опустилась до почти $1060 за 1 тыс. куб. м после того, как ещё утром превышала $1250. И нефть тянется к рекордам минувших дней и $100 за бочку, и цены на уголь снова и снова обновляют собственные рекорды. А речь Путина, прозвучавшая в минувшую среду на пленарном заседании форума той самой энергетической недели, до сих пор остаётся центральной для всех уважающих себя и не очень, российских и западных — и не только профильных — СМИ.

И в этом, кстати, нет вообще ничего удивительного.

Приходящие с энергетических рынков Европы новости действительно становятся всё тревожней. И дело тут, безусловно, даже не в том, что спотовые цены на газ снова демонстрируют какую-то бешеную волатильность, это уже даже привычно. Есть известия и куда более грозные: как свидетельствуют данные платформы Gas Infrastructure Europe, европейские операторы — понятное дело, не от очень хорошей жизни — раньше запланированных сроков начали сезон активной откачки газа из своих подземных хранилищ. И это на фоне так до конца и не заполненных ПХГ выглядит в предощущении предстоящей холодной зимы явлением куда более серьёзного порядка, чем любые биржевые флуктуации.

И именно поэтому дискуссия вокруг последнего «энергетического» выступления российского лидера идёт до сих пор, что уже и само по себе удивительно для нынешнего клипового мышления в мировой экономической повестке. И судя по всему, даже не собирается заканчиваться. Как бы кто ни относился в этих самых «западных и не очень» СМИ и к Владимиру Путину лично, и к стране, им представляемой, в общем, у них у всех, по-моему, есть консенсус: в мировой энергетике Путин решает вот вообще всё.

Между тем весь смысл выступления российского президента большей частью сводился к тому, что это не совсем так. А процессы, протекающие на глобальных рынках, суть следствие не чьих-либо злонамеренных действий, отнюдь. Это скорее результат системных ошибок самих западных — прежде всего политических — элит.

И самое смешное, что нам теперь, судя по более чем прозрачным намёкам Владимира Владимировича, причём всем вместе, ибо по-другому не получится, придётся эту, извините, субстанцию разгребать.

Впрочем, давайте по порядку.

Выступая в минувшую среду на пленарном заседании форума «Российская энергетическая неделя», президент Российской Федерации Владимир Путин, понятное дело, не мог не обратить внимания собравшихся на стремительно, на наших буквально глазах разворачивающийся на территориях Старого континента и окружающих его землях энергетический кризис. Во-первых, потому, что это нас прямо и непосредственно касается. Хотя бы как ведущих — по крайней мере, в данном регионе — поставщиков энергетического сырья. А во-вторых, турбулентность, начинавшаяся для неподготовленного стороннего наблюдателя как довольно локальный, чуть ли не местечковый и — повторимся — вполне, если хотите, идеологический процесс («демократические» западные элиты против «тоталитарного» русского газа), уже приобретает черты вполне себе полноценного энергетического кризиса.

Который — опять-таки непосредственно на наших с вами глазах — уже довольно конкретно грозит перейти довольно условные в данном конкретном случае «границы энергетики» и перерасти, в свою очередь, в тот самый глобальный экономический кризис, который нам так долго предсказывали. И вот тогда «могучим экономическим ураганом», как писали классики советской сатиры, будет реально «учтено всё». Включая потенциальную потерю рабочих мест и цены в магазинах, в том числе и в нашей с вами стране.

В магазинах причём как продовольственных, так и — особенно! — непродовольственного массмаркета.

Так что думать, что нас это, слава богу, не коснётся, может только человек совсем девственный. И уж Владимира Путина я бы таковым совершенно точно не называл.

Увы, но это, к сожалению, чистая математика.

Если наша энергетика (к счастью, как выясняется, для нас), что бы там ни говорили доморощенные «глобалисты», пока что не стала до конца глобальной (привязали к мировым ценам мы пока что только цены на нефть, оттого, кстати, в стране постоянные «бензиновые кризисы»), то ретейл, оптовая и розничная торговля, особенно сетевая, «глобальны» уже довольно давно. Либо напрямую, через собственников. Либо опосредованно, через переориентацию даже целиком российской продукции на «мировые цены». Напоминать, как тот же Путин снижал цены на растительное масло, рост которых в российском ретейле не был обоснован вот вообще ничем, кроме «роста правильной цены на мировых рынках», думаю, никому не надо.

Не так-то уж много и времени-то прошло.

Реклама

Поэтому просто пройти мимо этой, мягко говоря, животрепещущей темы, да ещё в рамках энергетической недели, российский президент, разумеется, просто не мог.

И отделываться дежурными фразами тоже не стал. Сразу обратив внимание на ключевое искажение реальности нашими, господи прости, многочисленными «западными партнёрами»: это именно рост цен на газ стал следствием дефицита электроэнергии.

А не, простите, наоборот.

И «не нужно, что называется, перекладывать с больной головы на здоровую, как у нас говорят и как пытаются делать некоторые наши партнёры», констатировал российский президент. Добавив ещё — что называется, между строк — про подмену анализа ситуации на энергетическом рынке Европы пустыми политическими лозунгами. И это была не просто реплика и, что называется, мысли вслух. А довольно конкретное и отнюдь не только экономическое, но и вполне себе политическое заявление.

Тут всё достаточно просто.

Крайне наивно даже и предполагать, что ценовое ралли на европейских спотовых рынках есть следствие исключительно политической возни вокруг украинской ГТС и не так давно оконченного в железе, но пока что всё ещё сертифицирующегося газопровода «Северный поток — 2». Энергодефицитная история в Европе формировалась довольно длительный период времени и вполне поступательно, через постепенное «выпиливание» с континентальных энергетических рынков атомной и угольной генераций. И с последующей заменой этих мощностей отнюдь не тем же газом. Хоть собственной добычи, хоть российским, хоть норвежским, хоть алжирским или даже американским СПГ — да хоть, простите, пусть, например, марсианским, для дополнительной чистоты эксперимента. А очевидно дутым на сегодняшний момент времени — финансовым в первую очередь — пузырём зелёной энергетики. Которая на нынешнем технологическом цикле, очевидно, к сожалению, просто технически не способна справиться с генерацией необходимых экономике мощностей.

Собственно, именно об этом в основном Владимир Путин в своём выступлении и говорил.

Причём прямым текстом, мы с удовольствием процитируем — и не только потому, что это наш президент. А потому, что и сами не просто так думаем, но и много об этом в последние месяцы здесь, на страницах RТ, писали. «Всё последнее десятилетие шаг за шагом в европейскую энергетику закладывались системные изъяны. Именно они и привели к масштабному кризису рынка в Европе», — заявил российский президент.

При этом отдельно, к нашему удовольствию, отметив, что, пока ведущие позиции на Старом континенте занимали именно атомная и газовая генерации, подобных кризисов не было.

Почему это важно?

Надвигающийся на глобальную экономику кризис, судя по всему, всё-таки неизбежен.

И нам очень важно максимально точно определиться по отношению к происходящим процессам, где-то принимая самое активное участие в кризисном и посткризисном переформатировании рынков. А где-то — предельно от этих процессов дистанцируясь.

Да, Россия (где-то и не по своей воле, кстати) оказалась в выигрышном положении. И как поставщик, а не потребитель энергетического сырья. И как относительно суверенная экономика — причём есть известная ирония в том, что в этот «суверенитет» нас буквально выталкивали своими санкциями те, кто сейчас и срывается в грозную воронку системного экономического кризиса. Но при этом важно помнить и то, что сейчас — время не победных реляций, а трудных и взвешенных решений.

Просто в качестве примера: нам крайне важно максимально безболезненное прохождение кризиса европейским северо-западным (германским) промышленным кластером. По банальной причине — это ведущий покупатель нашего энергетического сырья. В том числе, кстати, и того самого газа, вокруг которого и сыр-бор.

Нормальная, кстати, рыночная взаимозависимость покупателя и продавца.

И поэтому тут так важна правильная расстановка акцентов и приоритетов, не позволяющая никаких двойных толкований, — чем, собственно говоря, и занимался на Российской энергетической неделе российский же президент.

https://russian.rt.com/opinion...

«Азов» сдался !!!

Не захотели они умирать за флаг и идею, которой болели все эти восемь лет. Именно болели, ведь были заражены. Из этих людей, вырванных из социума, сделали серийных убийц. У них отняли религию, ...

Опустошение Украины. Реальные перспективы мобилизации и войны

Судя по последним сообщениям с украинского фронта и из украинского тыла, долгожданный распад украинской армии таки начался. На него неоправданно рассчитывали уже в первой фазе спецопера...

Европа пошла в газовую атаку

Пока мы обсуждали предстоящий развал Запада, его евроазиатскийский аппендикс неожиданно произвел революцию в хозяйственных отношениях и натурально пошёл в лобовую атакую. Но обо вс...

Обсудить
    • Sanya
    • 19 октября 2021 г. 14:50
    :thumbsup:
  • В свое время за реальные паровозы СССР платил реальными ценностями Гохрана. А сейчас мы можем за реальный газ получить реальный кукиш в виде обесцененных долларов.
    • Alex
    • 20 октября 2021 г. 06:11
    :thumbsup: