«Палуба дымилась, как кратер вулкана»

2 1562

65 лет назад произошла одна из самых страшных морских катастроф в СССР. Кто погубил «Новороссийск»?

65 лет назад, в ночь на 29 октября 1955 года, произошла одна из самых страшных морских катастроф в истории СССР. В Севастопольской бухте в результате взрыва затонул линкор «Новороссийск» — флагман советского Черноморского флота. В результате трагедии погибли 829 человек, включая моряков с других кораблей эскадры. В разное время в затоплении «Новороссийска» винили немецкие мины, итальянских диверсантов и партийный заговор против советского адмирала — причем споры о том, что на самом деле произошло на линкоре, не стихают до сих пор. Историю гибели самого большого надводного корабля Советского Союза, который прошел через две мировые войны, но не уцелел в мирное время, вспомнила «Лента.ру».

«Запах тротила узнал сразу»

28 октября 1955 года флагман Черноморского флота «Новороссийск» возвращался в Севастопольскую бухту. Настроение у команды линкора было приподнятым и праздничным: корабль успешно выполнил боевые стрельбы и учебные задачи.

Многим членам команды за отличную работу полагались увольнительные. Моряки уже предвкушали, как 7 ноября отпразднуют на берегу один из главных советских праздников — День Октябрьской революции. Вечером «Новороссийск» подошел к месту своей дислокации и бросил якорь — но проскочил нужную точку на полкорпуса.

Случилось это по вине временно исполнявшего обязанности командира флагмана — старшего помощника, капитана 2-го ранга Григория Хуршудова. Впрочем, никаких серьезных последствий у этого инцидента не было. И как только корабль встал на свое место, часть офицеров во главе с командиром Хуршудовым и старшим инженером сошла на берег.

Экипажу было велено отдыхать: спокойное море не предвещало беды. Но в 01:30 ночи вахтенный старшина на юте пробил в рынду (судовой колокол) три склянки — почти весь личный состав линкора в это время уже спал. Меньше чем через минуту «Новороссийск» потряс невероятный по мощности взрыв, который зафиксировали даже самописцы крымских сейсмографов.

Позже выяснится: от взрыва в носовой части огромного корабля (длина — 186,4 метра) образовалась пробоина площадью 150 квадратных метров. Сразу после взрыва линкор погрузился в полный мрак — на «Новороссийске» отключились электричество и радиосвязь.

«Не хватило 10-15 минут»

Около 250 человек погибли практически мгновенно, не успев проснуться, — носовые кубрики (жилые помещения команды) находились прямо над эпицентром взрыва. Оставшиеся в живых моряки, едва придя в себя, кинулись спасать корабль, тщетно пытаясь сдержать потоки хлынувшей через пробоину воды.

Линкор накренился. Положение дел уже в первые минуты усугубилось тем, что борта корабля были сделаны из легких металлов. Подобное инженерное решение было применено ради уменьшения веса и без того тяжелой плавучей артиллерийской крепости. Но стенки оказались не способны выдержать напор воды.

Все происходившее наблюдали сотни жителей Севастополя и поднятые по тревоге моряки и военнослужащие стоявших по соседству кораблей и гарнизона. К месту трагедии в спешном порядке съезжались офицеры и капитаны. Все они могли воочию наблюдать разворачивавшуюся в сотнях метров от берега трагедию.

У борта линкора плавали раненые и сброшенные в воду люди. Многие моряки, едва оказавшись в воде, снова карабкались наверх, стараясь помочь своим товарищам. С соседних кораблей на «Новороссийск» в экстренном порядке прибывали спасательные и медицинские группы.

Правда, в основном все прибывшие на помощь привезли средства пожаротушения, а требовалось срочно откачивать воду. Выяснилось, что из пяти аварийных насосов для откачки воды на линкоре работают только два.

При этом «Новороссийск» стремительно набирал опасный крен, заваливаясь на правый борт

Командиры поста энергетики и живучести корабля приняли решение, которое в итоге помогло выиграть немного времени, — приказали перекачать топливо на левый борт, что позволило ненадолго выпрямить линкор.

Около двух часов ночи на борт корабля поднялся разбуженный главнокомандующий Черноморским флотом вице-адмирал Виктор Пархоменко вместе с высокопоставленными офицерами штаба. Правда, до главного командного пункта корабля он так и не дошел. Прославленный адмирал собрал на верхней палубе линкора 800 моряков, включая тех, кто прибыл на подмогу.

Офицеры «Новороссийска» считали, что, несмотря на страшные повреждения, линкор еще можно спасти. У них появилась идея запустить корабль и, пока машины еще горячие, отвести его на мель. Команда в машинном отделении была готова — ждали команды, но она так и не поступила. Вместо этого вице-адмирал Пархоменко велел буксировать линкор к берегу.

Спасением «Новороссийска» занимались несколько офицеров, включая вернувшегося на борт капитана Григория Хуршудова

В итоге моряки путались в том, чьи команды выполнять, а время уходило. Идея с буксирами оказалась провальной: они лишь сильнее тянули линкор на левый борт, куда он и так кренился из-за поступающей воды.

В 03:50 крен «Новороссийска» стал критическим. Капитан Хуршудов попросил вице-адмирала Пархоменко разрешить эвакуировать личный состав и моряков, которые без дела стояли на верхней палубе тонущего линкора. Но Пархоменко отрезал: «Прекратить панику!»

В начале спасательной операции командование было уверено, что линкор не может утонуть, поскольку он шире, чем глубина на месте катастрофы. Но на дне был огромный слой ила, который медленно засасывал «Новороссийск». Многие моряки успели прыгнуть в воду в последний момент, но далеко не всем удалось отплыть на достаточное расстояние.

Через минуту после того как линкор лег на левый борт, он перевернулся и застыл килем кверху, похоронив под собой сотни людей

Некоторым из тех, кто был на борту, удалось забраться на корпус корабля. Кому-то повезло забраться в шлюпки, другие сами доплывали до берега. Среди выживших оказался и вице-адмирал Пархоменко. Утром он прибыл в свой кабинет — и отправился докладывать о случившемся в Москву.

«Врагу не сдается наш гордый "Варяг"»

Утром у спасателей появилась надежда: стало слышно, что внутри корабля все еще есть выжившие, которые изнутри колотили по обшивке, давая понять, что живы. Внутри оставалось около 200 человек. Спасатели с судна «Карабах» сделали дыру в корпусе линкора и смогли извлечь семь человек.

Этот успех окрылил спасателей — и они стали делать новые отверстия в «Новороссийске»

Но те, кто пытался помочь морякам, не учли одного: через сделанные ими дыры начал выходить воздух, и линкор стал тонуть. Попытка заварить дыры ситуацию не спасла — и в 22:00 «Новороссийск» полностью скрылся под водой.

Около сотни водолазов прибыли для участия в спасательной операции. Они работали с воодушевлением, надеясь спасти моряков, запертых под водой. По словам некоторых водолазов, они слышали, как пленники в воздушных мешках линкора пели «Врагу не сдается наш гордый "Варяг"». Но в итоге спасти удалось лишь двух моряков, которых извлекли из-под палубы юта, неплотно прилегавшей к грунту.

Для расследования причин катастрофы на место прибыла правительственная комиссия во главе с заместителем председателя Совета министров СССР Вячеславом Малышевым.

Опросив сотни людей, комиссия пришла к выводу, что причиной крупнейшей военно-морской катастрофы в послевоенной истории советского флота стала старая мина, не обнаруженная саперами-водолазами после войны. Именно этот случайный заряд времен войны и уничтожил линкор «Новороссийск».

Трагическая случайность, казалось, ставила все на свои места и в целом была удобной версией, при которой никто вроде бы и не виноват толком. А значит, и наказывать особо некого

Впрочем, нашлись и те, кто был категорически не согласен с выводами комиссии. В частности, их ставил под сомнение главком ВМФ адмирал Николай Кузнецов, с которым соглашался и генерал военной контрразведки Арсений Шилин. Это недоверие к выводам правительственной комиссии со временем породило разнообразные версии причин катастрофы.

Реклама

«Чтобы выдержать любой удар»

Между тем перед началом работы по расследованию гибели «Новороссийска» правительственная комиссия тщательно изучила его богатую событиями историю. К моменту гибели 29 октября 1955 года кораблю, принимавшему участие в двух мировых войнах, исполнился 41 год.

Будущий флагман Черноморского флота СССР был построен в Италии и спущен на воду в августе 1914 года

Первоначально линкор получил название Giulio Cesare («Юлий Цезарь») и девиз «Чтобы выдержать любой удар». На носу корабля красовался огромный орел, державший в когтистых лапах ленту со знаменитым девизом Цезаря: «Пришел. Увидел. Победил».

Giulio Cesare стал нести службу на базе итальянского военно-морского флота в Таранто, регулярно проводя стрельбы и учения. Корабль готовили к борьбе с вражескими дредноутами, но к реальным боевым операциям долгое время не привлекали. Строить линкор долго и затратно — поэтому Giulio Cesare берегли.

В течение Первой мировой войны линкор по большей части прикрывал другие корабли в ходе операций по захвату военно-морских баз противника. Всего с 1914 по 1918 год Giulio Cesare провел 31 час на боевых заданиях и 378 часов на учениях.

В период между двумя мировыми войнами линкор был значительно модернизирован

С него сняли тяжелые украшения вроде орла с девизом Цезаря, усовершенствовали орудия, а также сделали площадку для гидросамолета типа Macchi M.18. Чтобы поднимать его на борт, на одной из палуб линкора установили специальный кран. Кроме того, броню корабля местами усилили для защиты от торпед.

Все работы на линкоре завершили к 1937 году, а в 1940-м Giulio Cesare отправился на Вторую мировую войну, где Италия выступила на стороне фашистской Германии. В июле 1940 года линкор вышел прикрывать конвой из Таранто в Бенгази, а на обратном пути вступил в свой первый настоящий бой с английской эскадрой.

В этом бою удача была не на стороне Giulio Cesare, где англичане меткими попаданиями устроили пожар

Линкор еле спасся под прикрытием дымовой завесы, устроенной эсминцами. В том же 1940 году корабль изрядно потрепала британская авиация, атаковавшая базу в Таранто.

А в 1942 году линкор и вовсе поставили на якорь: выяснилось, что из-за особенностей конструкции при первом же попадании торпеды Giulio Cesare может затонуть. Кроме того, обслуживание линкора стоило дорого, а модернизировать его было некогда.

В 1943 году, когда Италия вышла из войны со странами антигитлеровской коалиции, Giulio Cesare отправился на Мальту. В это время на линкоре не были устранены многие повреждения, полученные им раньше, команда была укомплектована не полностью, а встреча с немецкими подводными лодками грозила кораблю гибелью.

Моряки во время перехода поговаривали между собой, что они смертники, которых отправили к Мальте, чтобы не мучиться с проблемным линкором. Страны-союзники планировали взять на вооружение Giulio Cesare, но после осмотра корабля от этой идеи отказались. В конце Второй мировой войны линкор с Мальты отправили обратно в Италию для учебных целей.

«Линкор сыграл на флоте роль троянского коня»

После войны страны-победительницы стали делить имущество поверженных противников. Главнокомандующий военно-морскими силами СССР Николай Кузнецов настаивал на том, чтобы получить от Италии в счет репарации новейшие линкоры типа Littorio. Но договориться с союзниками, не желавшими отдавать Советскому Союзу опасные корабли, не вышло.

Николай Кузнецов

Отдать были готовы только старый Giulio Cesare — и на это в СССР согласились. Между тем Николай Кузнецов мечтал о мощном и сбалансированном советском флоте, способном выполнять стратегические задачи в любой части земного шара. И Сталин активно поддерживал своего адмирала в этих планах.

Но пока советский океанский флот строился, Giulio Cesare, по замыслу Кузнецова, мог стать хорошим тренировочным судном. Однако корабль достался Советскому Союзу в плачевном состоянии.

Если с орудиями линкора все было более-менее неплохо, то многие корабельные приборы и даже аварийные дизельные электрогенераторы не работали вовсе.

В последующие годы пришлось проводить огромный объем работ по ремонту и модернизации линкора, получившего на Черноморском флоте название «Новороссийск»: спустя 41 год после спуска на воду корабль не отвечал многим современным требованиям. На нем полностью или частично менялось и вооружение, и технические средства.

Работы на «Новороссийске» обошлись советскому бюджету в огромные деньги. Многие в Кремле не без опаски смотрели и на грандиозный план адмирала Кузнецова по созданию океанского флота СССР. И одна из версий гибели линкора «Новороссийск» связана как раз с желанием оппонентов Кузнецова дискредитировать адмирала.

Реклама

Убрать адмирала

По мнению Александра Санина, капитана первого ранга в отставке и кандидата технических наук, у адмирала Кузнецова с самого начала не складывались отношения с маршалом, а позже министром обороны Георгием Жуковым. Жуков объединил министерство военно-морских сил и министерство обороны в единое ведомство и возглавил его.

После этого и без того непростые отношения двух министерств стали очень напряженными. А после смерти Сталина больше никто не мог защитить ни самого Кузнецова, ни его проект океанского флота. Кузнецов даже подал рапорт об отставке, но его не приняли.

Так родилась конспирологическая версия о гибели линкора «Новороссийск». Якобы подрыв корабля был произведен отечественными спецслужбами с ведома руководства страны. И сделала это специально обученная диверсионная группа. Главный аргумент против — вряд ли ради дискредитации одного адмирала решились бы убить 800 моряков.

«Хрущев распорядился: виновных — под суд!»

Между тем первая версия взрыва на «Новороссийске», которую предположили следователи, — возможная детонация корабельного боезапаса.

Следствие выяснило, что незадолго до взрыва на линкоре действительно была выгружена часть боезапаса. Командира дивизиона главного калибра Марченко сразу обвинили в халатности и саботаже, а расследование свелось к доказательству вины.

Но тут подоспели результаты обследования корпуса «Новороссийска»: характер разрушений указывал на то, что взрыв произошел снаружи. Обвинения с уже сидевшего в камере Марченко были сняты.

Эхо войны

Заместитель председателя Совета министров СССР Вячеслав Малышев в заключении расследования правительственной комиссии указал, что 29 октября 1955 года под кораблем взорвалась немецкая мина типа RMH или LMB с взрывателем М-1, поставленная в период Великой Отечественной войны.

Версия подрыва линкора на старой немецкой мине выглядела правдоподобной. Тем более что после войны в Черном море осталось немало как советских, так и немецких мин.

В том числе на дне Севастопольской бухты неоднократно находили немецкие донные мины типа LMB и RMH — грозное оружие против любого корабля

Уже после гибели «Новороссийска» дно рядом с затонувшим линкором обследовали при помощи тральщика — корабля противоминной обороны — и нашли в ста метрах от места катастрофы две старые немецкие мины LMB, а на более дальнем расстоянии — еще более десятка.

Вес одной мины LMB — 986 килограммов, а мощность заряда — 690 килограммов в тротиловом эквиваленте. Все сходилось, кроме одного — мощность взрыва на «Новороссийске» оценивали примерно в 1-1,2 тонны в тротиловом эквиваленте.

Впрочем, по мнению командира экспедиции особого назначения (ЭОН-35) по подъему линкора, ученого Николая Муру, все объяснялось тем, что под кораблем взорвались сразу две немецкие мины. Согласно выводу правительственной комиссии, механизм взрывателя застопорился — поэтому мина долгое время не реагировала на корабли.

Но ошибка капитана, «промахнувшегося» при постановке линкора на якорь, привела к тому, что он задел мину и запустил смертоносное устройство

Правда, правительственная комиссия не учла тот факт, что аккумулятор, необходимый для работы магнитно-акустического взрывателя, не мог сохранять заряд на протяжении такого долгого срока. Все мины, которые находили в Черном море незадолго до трагедии на «Новороссийске», были не опасны именно из-за полного разряда батареи.

«Черный князь поклялся взорвать линкор»

Между тем одна из самых необычных версий взрыва на «Новороссийске» связана с происками итальянских диверсантов. А точнее с подводниками из спецподразделения ВМС Италии, вошедшего в историю Второй мировой войны как 10-я флотилия МАС.

В годы войны итальянский флот не слишком успешно действовал на море, периодически терпя поражение от союзников. Эти провалы отчасти компенсировали диверсанты-подводники, самым известным командиром которых был убежденный фашист из семьи итальянских аристократов Валерио Боргезе, известный у спецслужб стран-союзников как Черный Князь.

Валерио Боргезе

Князь Боргезе был женат на русской графине Дарье Олсуфьевой, праправнучке императора Александра I, в их браке родилось четверо детей. Боргезе сделал быструю военную и партийную карьеру, а в 1943 году возглавил диверсионное подразделение подводников, добившись впечатляющих результатов.

Подразделение, в котором состояло не более 50 человек, смогло повредить и утопить около 23 судов союзников. После войны Боргезе был посажен в тюрьму на 12 лет как военный преступник: во время войны его флотилия, помимо прочего, участвовала в преступлениях против гражданского населения Италии и югославских партизан.

Но уже в 1949 году Валерио Боргезе вышел из тюрьмы и занялся активной антикоммунистической деятельностью в стране.

По мнению Бар-Бирюкова, в операции участвовали восемь нанятых пловцов-итальянцев, имевших опыт диверсий в Черном море. До Севастополя они добрались на мини-субмарине, которую спрятали внутри торгового судна, следовавшего в один из портов Днепровского бассейна.

Когда судно немного отклонилось от курса и подошло ближе к Севастополю, диверсанты скрытно выбрались из него и на мини-субмарине подошли к берегу, остановившись в районе бухты Омега. Оттуда ночью они доставили к «Новороссийску» спрятанную в магнитные цилиндры взрывчатку.

Позже, заминировав линкор, диверсанты на мини-субмарине вышли в открытое море и там два дня ждали нужный им пароход. Свой рассказ об этой операции Бар-Бирюков опубликовал в 2005 году. В основу версии лег разговор автора с бывшим советским флотским офицером, эмигрировавшим в США.

Тот якобы встречался с последним живым исполнителем подрыва линкора «Новороссийск», который и рассказал обо всей операции диверсантов

Впрочем, военно-морской специалист Александр Санин ставил под сомнение тот факт, что операция вообще была. Во-первых, как следует из архивных документов, накануне взрыва на «Новороссийске» вблизи Севастопольской бухты находились шесть иностранных судов (в том числе три итальянских), но ни одно из них от курса не отклонялось.

Во-вторых, незаметно устроить временную базу в районе бухты Омега, рядом с закрытым и особо охраняемым Севастополем, диверсанты из Италии вряд ли смогли бы. Нашел Санин в этой версии и другие нестыковки.

Кроме того, Санин приводил опубликованные в 1995 году Александром Норченко воспоминания реальных ветеранов 10-й флотилии МАС, чьи имена были известны.

Версию об участии итальянцев в подрыве линкора «Новороссийск» отвергал в 1992 году и командующий ВМС Италии адмирал Гвидо Вентуриони, называя ее лишь «интересной для журналистов».

Но 21 августа 2013 года неожиданно заговорил Уго д’Эспозито — последний выживший участник 10-й флотилии МАС. Он признался, что бывшие бойцы князя Боргезе действительно причастны к гибели советского корабля.

Взрыв на «Новороссийске», по словам экс-диверсанта, был организован в частном порядке, а его дата была выбрана не случайно. Подрыв линкора пришелся ровно на 33-ю годовщину похода на Рим чернорубашечников Муссолини. «Люди из флотилии не хотели, чтобы этот корабль достался русским, поэтому и уничтожили его», — рассказал д’Эспозито.

***

Через два месяца после гибели «Новороссийска», в декабре 1955 года, военно-морской министр СССР Николай Кузнецов лишился должности — предлогом стал взрыв на линкоре. 17 февраля 1956 года Кузнецов был понижен в звании до вице-адмирала и отправлен в отставку с унизительной формулировкой «без права работать во флоте».

Вице-адмирал Виктор Пархоменко после трагедии был снят с должности и понижен в звании до контр-адмирала. В 1956 году он стал 1-м заместителем командующего Тихоокеанским флотом.

Капитану «Новороссийска» Григорию Хуршудову предъявили обвинение в том, что из-за «позднего погашения инерции хода» линкор проскочил «бочку» (место стоянки) и задел якорем роковую мину. Вынужденный уйти в запас, Хуршудов продолжал служить капитаном большого промыслового судна, а затем командиром дивизиона гидрографических судов. Он умер в 1982 году от инфаркта.

5 июля 1999 года был подписан указ президента России №871, согласно которому 712 офицеров и матросов за мужество, отвагу и самоотверженность, проявленные при спасении экипажа линейного корабля «Новороссийск», были награждены орденом Мужества (613 из них — посмертно).

https://lenta.ru/articles/2020...

Почему нам нужна диктатура, чтобы избежать новых Тёмных веков

Сейчас мне сорок два года. Я родился в СССР, в полностью светской семье, и вырос на книгах Ивана Ефремова и братьев Стругацких, Роберта Хайнлайна и Гарри Гаррисона, Пола Андерсона и Роджера Желязны,...

А ещё Россия - это:

- Единственный в мире плавучий космодром;- Единственная в мире страна, владеющая технологиями создания быстровозводимых радиолокационных станций (РЛС) для отслеживаниястартов ракет;- Пе...

Обсудить
  • Бывая в Севастополе стараюсь побывать на Братском кладбище и на Коммунаров, почтить память моряков.