• РЕГИСТРАЦИЯ

Владимир Евгеньев, Дарья Кузнецова Огни святого Эльма (мистический роман) Глава 4

lovejoy7777777
Православный христианин и романтик
16 апреля 2016 г. 15:56 17 3799

Владимир Евгеньев, Дарья Кузнецова Огни святого Эльма (мистический роман)

Глава 4 В смертельной опасности 

(Начало здесь: Начало здесь: Пролог https://cont.ws/post/242215 , Глава 1 https://cont.ws/post/244091 , Глава 2 https://cont.ws/post/245104https://cont.ws/post/246804

Соня засунула руку в сумочку, якобы готовясь достать пистолет.

По лицу Александра пробежала тень раздражения. Он хотел что-то сказать, но вмешался боцман, добродушно пробурчав на плохом английском:

– Наверное, вам ничего не объяснить. У него такой характер. Он считать, что все должны ему подчинять и ничего не спрашивать. Юные господа, наверное, испугаться. Вот, что я вам сказать. Все объяснять про этот корабль, как он здесь оказаться, – это занимать много времени. Я вам сказать одно. Что это, действительно, очень интересный корабль, имеющий свою замечательную, славную историю. Но главное, что здесь никто не причинить вам зла. Верьте мне. А если вы чего-то опасаться, то вы можете свободно уйти отсюда. Вас никто здесь не держать как пленников. Вы совершенно свободны.

– Да, боцман прав, – сказал Александр. – Мне, конечно, будет очень неприятно, если вы столь скоро покинете мой корабль. Но это ваше право.

– Ну, мы быстренько осмотрим все и уйдем. А потом еще раз придем к вам в гости, – предложил Данила.

– Почему мы должны вам верить? – спросила София.

Но, тем не менее, этот толстяк-боцман почему-то внушал ей доверие. Он с серьезным видом снял свою шапку, широко перекрестился и с чувством произнес:

– Я добрый христианин. Хотя и очень грешный человек. Клянусь, что всегда быть вас защищать. Никто не причинить вам зла. Если что-то случится, можно всегда рассчитывать на мою помощь.

"Какой он религиозный, однако", – подумала Соня.

Брат и сестра, конечно, не были атеистами, но и особенно верующими тоже. Хотя София иногда размышляла о том, что высший разум должен обязательно существовать и все религии так ли иначе ведут к нему.

– Ну, хорошо, – сказал Александр. – Пойдемте, я покажу вам то, что обещал.

Они прошествовали к корме по узкой палубе. Соня и Данила увидели пушки, рядом большие ядра, грязные мешки ближе к мачтам, просмоленные толстые канаты, приспособления, похожие на блоки для подъема грузов по веревкам, и в беспорядке сваленные паруса из плотной материи. Они прошли к надстройке на корме, расположенной за мостиком, на котором стоял штурвал.

Соне опять стало не по себе, временное успокоение прошло, тревога усиливалась, она чувствовала, вот-вот произойдет какая-то трагедия, ее пугал этот странный корабль и эта непонятная, двусмысленная ситуация. Софию начал бить озноб, руки слегка дрожали. "А вдруг это все- декорации для съемок порнофильма или притон извращенцев", – подумала она, но в глубине души Соня чувствовала, что должно быть еще более страшное объяснение, лежащее на поверхности. Несмотря на почти невыносимое внутреннее напряжение, ей было интересно, что сейчас произойдет.

И все-таки испытывать эти эмоции было лучше, чем та постоянная душевная боль, которая мучила ее.

София почему-то представила себе, что ее везут на казнь по совершенно незнакомым улицам какого-то средневекового города, и она с интересом разглядывает прохожих в старинной одежде, готическую архитектуру и не думает о том, что скоро ее должны казнить. "Нет, – оборвала себя Соня, – надо взять себя в руки и не поддаваться панике, гнать всякие бредовые мысли из головы, иначе можно сойти с ума. Надо постараться что-то предпринять, чтобы убраться отсюда. Это я виновата. Нужно было отказаться покидать номер, а я пошла на поводу у Данилы ".

Соня решила поговорить, чтобы немного успокоиться, и попробовать выяснить, что происходит.

Она спросила, обращаясь к капитану:

– А как зовут боцмана?

– Питер Ван Гольф, – ответил Александр. – Матросы дали ему прозвище "Питер вдвоем" за его большие размеры.

– Мне он понравился, – сказала София. – Добродушный дядька.

– Да. Да, он хороший человек, – улыбнулся капитан, – и к тому же отличный боцман. Прекрасно знает навигацию. И очень интересуется современными достижениями в морском деле.

– Он голландец как и вы ? – спросил Даня.

– Да.

– Значит, это голландский корабль? – догадался мальчик.

– В скором времени вы все узнаете, – ответил Александр неохотно. – Он открыл перед собой овальную дверь, и они оказались в небольшой комнате.

– Вот моя каюта, – сообщил капитан.

Помещение не поражало великолепием. Вместе с тем все было довольно чисто и опрятно. Простая кровать с деревянными ножками, прикрученными к полу замысловатыми болтами. Дубовый стол, также прикрепленный к полу. Какая-то, ни то тумбочка, ни то шкафчик у кровати. Одно кресло, явно старинное с резными подлокотниками, с позолоченной по краю спинкой, обитое дорогой, хоть и несколько потертой тканью с узорами. Прочные дубовые стулья, тоже резные, но уже достаточно попорченные временем, в углу – огромный сундук. На столе лежал старинный компас и другие незнакомые ребятам приборы.

За столом сидел высокий темноволосый мужчина. Уткнувшись в современный ноутбук, он печатал. Увидев его, капитан что-то резко, недовольно сказал по-голландски. Сидевший за столом человек мгновенно встал, выпрямился и повернулся к вошедшим. Он был тоже атлетического телосложения, но чуть пониже капитана и более стройный, к тому же он выглядел моложе лет на десять. Одет он был в короткую темную выцветшую куртку с зауженной талией, узкими рукавами и искусственно большими плечами, подпоясанную широким ремнем, широкие шаровары, видимо, из холщовой ткани и старые стоптанные короткие сапоги. На голове была черная треуголка. У него было худое лицо с тонкими неправильными чертами, его живые глаза блестели, было видно, что он чем-то очень увлечен. У Сони на секунду перехватило дыхание, этот мужчина непонятно почему с первого взгляда показался ей необыкновенно привлекательным. В то же время его маскарадный костюм несколько смущал.

«Может, актер?»-подумала Соня разглядывая незнакомца.

Хотя он и не был особенно красив, но сразу складывалось впечатление, что это очень умный и незаурядный человек. Их глаза встретились. Он посмотрел на Соню внимательно, а затем отвел взгляд. У Софии появилось какое-то странное чувство, пронзившее ее почти мгновенно. Ей стало жарко, сердце часто забилось, все тревоги и опасения исчезли, сейчас для нее существовали только его глаза.

"Странно, ведь я так давно не обращала внимания на других ребят и только вспоминала о Денисе. Что же сейчас произошло? – подумала она со странным пьянящим чувством освобождения. У Сони вдруг возникло ощущение, что все произошедшее с ней в жизни, включая горести и страдания, даже чем-то были ей необходимы и так и должно было быть.

Незнакомец поднялся и заговорил на хорошем английском почти без акцента. У него был приятный глубокий баритон.

– О! У нас гости, отважный молодой джентльмен и благородная леди! Добро пожаловать на наш корабль! Имею честь представиться, штурман Дирк Ларсен.

Он непринужденно наклонился, изящным жестом взял Сонину руку и, поднеся к губам поцеловал ее.

«Точно актер!» -подумала Соня. Происходящее начинало ей нравиться.

– Большая честь для нас, что такая прекрасная дама посетила наш скромный корабль. Соня попыталась ответить "мне тоже очень приятно", но забыла, как это будет по-голландски, поэтому просто невпопад сказала "да" по-английски Ей показалось, что в глазах штурмана мелькнула насмешка, Соне стало обидно и неловко.

Капитану любезность Дирка явно не понравилась. Он произнес довольно резко по-английски:

– Я давно просил вас не занимать мою каюту, Дирк.

– Прошу прощения, господин капитан, – ответил Ларсен с вежливостью, в которой. Как показалось Соне, сквозила скрытая издевка, – Мне просто надо было сделать некоторые расчеты.

– Могли бы заниматься у себя в каюте.

– Ну, да, конечно. Я буду иметь в виду на будущее. И не забудьте, господин капитан, вернуть мой костюм, который вы носите.

Глаза у Александра опять загорелись тем же злым упрямым огнем как тогда, когда он угрожал пистолетом водителю. Он схватился за карман и резко выкрикнул что-то по-голландски.

– И хочу вам напомнить, – сказал штурман по-английски, пристально глядя на капитана. Хотя руки у него слегка дрожали при этом, но он, видимо, пытался придать своему голосу силу, – без моих денег вы не имели бы возможности разгуливать по берегу и приглашать сюда гостей.

Александр рявкнул что-то в ответ. Дирк на этот раз ответил тоже по-голландски. Капитан и штурман стояли друг напротив друга, как будто намереваясь сразиться. Наконец, Дирк резко захлопнул ноутбук, повернулся, поклонился Соне и вышел из каюты. Ей было очень жаль, что этот человек поссорился с Александром и ушел, и как-то больно при мысли, что она, возможно, после такой ссоры никогда его больше не увидит.

Капитан пробормотал:

– Извините, – и вышел вслед за штурманом.

Из коридора послышались их раздраженные голоса.

– Ужасный корабль, и странные люди, – сказала Соня, – нам надо как можно скорее выбираться отсюда. Данила, надо уходить, здесь опасно.

– И ничего не опасно, ты просто трусиха, – раздраженно сказал Данила, – кстати, ты заметила, что когда Александр злится, он похож на отца?

– Да, – растерянно сказала Соня. – У него такие же глаза и очень похожее выражение лица, и он почти так же сжимает кулаки. А, кстати, почему родители нам так долго не звонили?

Соня достала мобильник из сумочки.

– Здесь нет связи! А у тебя? Посмотри скорее! – она старалась говорить спокойно, но в ее голосе сквозила паника.

– У меня тоже не ловится сеть, ну и что, мы сейчас в море, – беззаботно заметил Данила.

–Ты что, не понимаешь? Мы в опасности, связи нет. Нам надо срочно возвращаться! – крикнула Соня.

– Ну, мы только пистолеты посмотрим и пойдем, – буркнул Данила, которому было очень жаль так быстро покидать корабль.-Здесь, похоже, снимают какой-то фильм…

В это время вернулся капитан. Лицо у него было все еще сердитое, но, взглянув на ребят, он тут же согнал это выражение с лица и улыбнулся. Сейчас в его присутствии Соне почему-то стало немного спокойнее.

– Ну, что, мои дорогие? – сказал он. – Может быть, сначала я вас угощу?

– Нет, давайте сначала посмотрим пистолеты, – попросил Данила.

– Вы могли нам все-таки объяснить, капитан, что это за странный корабль в стиле ретро? И зачем вы нас пригласили?

– Вам кажутся странными корабли с парусами? Все потом, потом… – уклонился от ответа Александр, пряча глаза и это только усилило подозрения Сони, ведь он уходил от разговора.

– У меня здесь, на корабле есть что посмотреть: жемчуг, драгоценные камни, золото. Я человек небедный. Хотя для меня это не имеет большого значения. Ну, – продолжил капитан, – мы сделаем так. Вот пистолеты.

Он достал из-под кровати большой потертый чемодан, повернул маленький замочек на крышке и открыл его. Соня с Данилой увидели, что там, в специальных углублениях лежат различной формы старинные, однозарядные пистолеты. Ручки и позолоченные стволы были отделаны узором. Курки красивой формы, иногда в виде фигурок каких-то зверей. Сбоку лежал мешочек с порохом, большая коробка с толстыми свинцовыми пулями. Солидные металлические шомполы с резными ручками. Тряпочки, наверное, для протирки стволов.

– Надо же, какие древние пистолеты! – удивился Даня.

– Им почти триста лет.

– А у вас современного оружия нет?

– У меня есть один пистолет, – сказал Александр. – Но я ему не очень доверяю. Вот, смотри пока эти. Но ничего не трогай. А потом я тебе покажу, как они стреляют. А мы с Соней сейчас посмотрим вещи, более интересные для нее

Данила склонился над чемоданом. Конечно, ему хотелось увидеть и современные пистолеты, но и старинное оружие его очень заинтересовало. Он осторожно взял в руки один тяжеленный пистолет с резной ручкой, оканчивающейся круглым шаром. Взвел курок и почувствовал себя отважным элегантным французским маркизом, вышедшим на дуэль. Прицелился и слегка надавил пальцем на курок. Хмыкнул, и положил пистолет на место, потянувшись за другим. Даня не на шутку увлекся этими практически музейными экспонатами,забыв про все окружающее.

В это время Соня повернулась к сундуку, который капитан достал из дальнего угла каюты . В нем было два отделения. В одном лежали платья, в другом – шкатулки.

Капитан открыл одну из них и достал оттуда ожерелье из жемчужин разного размера. Самое большое было с перепелиное яйцо, а самое маленькое – с горошину. Он поднес ожерелье к окну. При дневном свете оно переливалось и светилось красивым серебристым светом.

– Можешь примерить, – сказал Александр.

Соня надела ожерелье. Оно показалось ей изысканным и необычным. Она была уже почти спокойна, хотя в глубине души сохранялась тревога, отступившая на второй план.

– Это настоящий жемчуг, – улыбнулся капитан.

София огляделась.

– Ах ,да! – хлопнул себя по лбу Александр. – Пройди в соседнюю каюту для знатных пассажиров. Там есть зеркало.

Он провел ее в небольшую комнатку, которая была хоть и чуть поменьше капитанской каюты, но даже как-то уютнее. Там была кровать с резной спинкой, покрытая бархатным покрывалом и узорные занавески. Посередине стоял стол, покрытый нарядной скатертью. На деревянном шкафу в углу комнаты стояли фарфоровые фигурки слоников и старинные позолоченные вазы. Соня посмотрелась в большое зеркало, висевшее на стене: в сочетании с белым сарафаном ослепительно белый жемчуг великолепно смотрелся на ее загорелой коже.

–Просто прекрасно! – воскликнула она.

– Оно твое, – сказал Александр. – Я его тебе дарю.

– Зачем вы делаете такие дорогие подарки? – спросила София, углядев подвох в таком щедром поступке капитана.

– Мне просто нравится делать подарки хорошим людям, – сказал Александр.

– Звучит неубедительно, – с иронией заметила Соня.

Тут капитан внимательно посмотрел ей в глаза, и Соне показалось, что он догадался обо всем, что было с ней: и о встрече с Денисом и об аборте.

– Вы все знаете обо мне? Кто вы? Не мучайте меня, пожалуйста, скажите! – сказала София умоляющим тоном.

Александр вздохнул.

– Это долгий разговор, я чуть позже угощу вас чаем и все расскажу, – ответил он. – Ожерелье может пока полежать у меня. Сейчас я принесу еще кое-что.

Соня терялась в догадках, но украшения ее отвлекли от тревожных мыслей.

Капитан на минуту вышел и принес большую выложенную золотом шкатулку. Соня открыла ее. Она доставало одно украшение за другим, не веря своим глазам: изумрудное колье, алмазные подвески, бриллиантовые заколки и перстень с золотой печаткой. И еще много такого, от чего разбежались глаза.

А потом София заглянула в сундук с одеждой. В нем были старинные платья. Особенно ей понравилось одно: красивое голубое с фиолетовым с юбкой воланом, с открытыми плечами, расшитое позолотой. Соня заметила:

– Это-просто королевское! Такое ожерелье как раз пойдет к нему.

– Можешь примерить все это, – капитан рукой небрежный жест. – А я пока вернусь в свою каюту к твоему брату.

– Скажите откровенно, что вам нужно? – произнесла София, глядя капитану прямо в глаза.-К чему весь этот …шик?

– Я долго искал вас и, наконец, нашел, а все объяснения- потом, – ответил он строгим голосом человека, привыкшего повелевать, и Соне опять стало не по себе. – Я пока постреляю с Дэниэлом из пистолетов.

София про себя отметила, что он сказал не "Данила", и "Дэниэл". Соня осторожно закрыла дверь на засов. Надела платье, ожерелье, перстень с печаткой, браслет и критически осмотрела себя в зеркале. "И зачем только мне этот маскарадный костюм? Хотя, признаться, смотрится неплохо".

А тем временем Александр показывал Даниле, как заряжается пистолет в стиле ретро. Это было достаточно сложно. Порох и пули забивались со стороны ствола. Потом туда закладывался пыж. А затем на полку под курок сыпался порох. После того как пистолет был заряжен, они открыли окно, и Александр предложил:

– Давай, я первый выстрелю.

Капитан вытянул руку, нажал на курок. Раздался оглушительный выстрел, и каюта наполнилась пороховым дымом.

– Здорово! – сказал Даня. – Давайте, теперь я.

И стал неуклюже заряжать пистолет. Встревоженная Соня прибежала на выстрел в каюту капитана, одетая в свое новом платье. Но увидела, что Даня и капитан не обращают на нее никакого внимания – заняты оружием.

Она решила разведать обстановку и попытаться понять, что происходит, в глубине души ей очень хотелось опять увидеть штурмана. Соня прошмыгнула в коридор и вышла на палубу. Ей в нос снова ударил неприятный запах.

«Корабль был бы хорошей декорацией для спектакля об эпохе великих географических открытий, – подумала София. – Я ничего не понимаю, но все равно нужно сохранять спокойствие.»

Боцман по-прежнему стоял на палубе, опершись о борт корабля, и курил черную трубку, пуская длинные струи дыма.

Он оглянулся, увидел Соню. Посмотрел на нее, улыбнулся. Но, как ей показалось, не высказал должного восхищения.

– Как, господин Питер? – спросила она по-голлански. – Вам нравится платье?

– Нравится.

– Мне идет?

– Да, идет, – равнодушно бросил боцман, выпуская струю дыма. Соня знала, что мужчины ею восхищаются. "Почему же он такой холодный?" – подумала она. Тут ей показалось, что она догадалась.

– Господин Питер, у вас, наверное, есть женщина, которую вы очень любите?

Боцман оживился, посмотрел на нее.

– Да, – сказал он, – но она умерла. Моя жена. Я ее так любил.

– Она была очень красивой?

– Да, конечно! – он еще больше оживился. – Такая красивая. Полная, румяная, – он сделал руками в воздухе два округлых движения. Одно поменьше на уровне груди, другое широченное на уровне ниже талии. – Вот она была какая, пышная, большая женщина! Такая добродушная.

Его слова порядком насмешили Соню, но она сдержалась, прикрыв ладонью рот.

– Она вас любила?

– Да, конечно. Мы так любили друг друга. Она была хорошая хозяйка. Так следила за порядком. У нее была такая чистота в доме. Она всегда говорила: "Питер, не смей соваться сюда в таких грязных сапожищах. Вычисти сапоги и сними их", – и грустно добавил, – все блестело. Еда всегда была вовремя.

– Вы еще не старый, найдете себе женщину по сердцу.

Питер глубоко затянулся и стал совсем грустным.

– Я искал! Искал. Но разве можно найти такую? Такая женщина, видно, была одна на свете. Одна такая полная, пышная и такая расторопная, такая быстрая, такая аккуратная. Ах, моя дорогая девочка! Как я был счастлив. Когда я приходил пьяный, она тащила меня в чулан, стелила на пол старое одеяло. Клала меня сверху, а потом укрывала старой шубой. А, если это было зимой, она приносила из камина большие камни и раскладывала рядом со мной на железный лист. И при этом ворчала: "Надо принести еще один камень. А то этот проклятый пьяница замерзнет". Когда я слышал эти слова и засыпал пьяный, я чувствовал себя самым счастливым человеком на земле.

"Мда… Какое странное представление о счастье", – подумала Соня.

– А у вас не было парового отопления? Вы были такие бедные?

– А! Паровое отопление, – сказал Питер. – Эти трубки, по которым бежит горячая вода? Да, это интересное, очень хорошее изобретение. Но разве оно сравнится с камином, который растапливается просмоленными дровами? Ох, были времена!

– Значит, вы все-таки бедно жили?

– Нет. Мы были зажиточные. Да. Да, – он опять вздохнул.

– Ничего не понимаю, – подумала Соня – Жил в доме, который топился дровами. Они все как будто приехали из прошлого. Фантастика какая-то! Путешествие во времени? Но ведь этого не может быть, должно быть какое-то реальное объяснение, но какое?

А боцман между тем продолжал:

– Один раз только я встретил женщину, похожую на мою Ульму. Она была негритянка, правда. Но такая полная, пышная, добродушная. Почти такого же размера. Да. Но я заметил, что она очень неряшливая. Женщина должна быть аккуратной. Да.

– Как все это странно, – подумала Соня.

Но в это время ее внимание привлекла группа людей, которая показалась на пристани. Они направлялись к кораблю.Среди них были как совсем юные так и средних лет мужчины, одетые кто в в шорты, кто в джинсы. На шее практически у каждого были увесистые золотые цепочки. Они шли и оживленно разговаривали по-голландски. Но не это неприятно поразило Соню, а их скабрезные жесты. Они ступили на причал и вскоре оказались на палубе.

Можно было подумать, что они подробно обсуждают порнографический фильм или какие-то интимные приключения, свои или чужие: их жесты, улыбки и мимика красноречиво говорили об этом.

– Развратники, – процедил сквозь зубы боцман по-голландски.

– Кто это? – спросила Соня, невольно придвинувшись к боцману.

– А! Это матросы из нашей команды. Видишь ли, мы иногда заходим в какой-нибудь порт. И эти типы не придумали ничего лучше, как шляться по борделям, заниматься развратом. Что поделаешь? Их ничем не остановишь. Не могу же я ходить за ними и оттаскивать их за шиворот. А ведь все они родились в добрых христианских семьях.

– Сейчас мало особо религиозных людей, – сказала София.

– Да, сейчас мало,- буркнул боцман, сделав акцент на втором слове. Соня покачала головой.

Все увиденное и даже манера боцмана выражаться крайне удивляли ее.

В это время мужчины взошли по трапу на корабль. Они увидели Соню. Она сразу привлекла их внимание.

– Ох! Какая красотка! – закричал один.

– Какая женщина! – закричал другой.

– Позвольте с вами познакомиться, юная леди, – сказал третий на английском языке.

Другой, шутливо оттолкнув его, сказал:

– Ты уже растратил весь свой пыл. Нечего тебе здесь делать, молодая леди, я имею честь пригласить вас, – он придвинулся к Соне близко, распахнул руки, чтобы обнять ее.

София вскрикнула, но боцман схватил его за шиворот и отшвырнул так, что он покатился по палубе.

– Вон пошли! Все в кубрик, – крикнул боцман по-голландски.

Матросы отпрянули. Видимо, "Питера вдвоем" они опасались. Но, отойдя к носовой части корабля, они оттуда стали выкрикивать пошлости и жестами делать Соне разные непристойные предложения.

Боцман приложил ко рту свисток, который висел у него на шее, и громко свистнул. Получилась настолько пронзительная трель, что Соня зажала уши..

– В кубрик, живо! – крикнул Питер густым басом.

– Не свисти в свою дудку, старый козел! – прокричал в ответ один из матросов. – У нас выходной!

Тогда боцман с непривычной для его размеров быстротой кинулся к нему, схватил его одной рукой за ремень, другой – за шиворот, и швырнул метров на десять, так что тот еще изрядно прокатился по палубе.

Остальные матросы бросились врассыпную.

Боцман вернулся к Соне, брезгливо вытирая руки о штаны.

– Не бойтесь их. В общем-то, они неплохие парни. Ну, сбились с пути истинного. Да. Нам ведь трудно на этом корабле одним.

А тем временем на пристани показалась еще одна фигура. Это был мужчина лет сорока на вид, одетый джинсы, черной рубашку и сандалии. Темные прямые волосы, спадающие до плеч не отличались чистотой. Худое аскетическое лицо, пронзительные черные глаза горели недобрым светом. На груди висел большой позолоченный крест. В руках он нес высоко над головой еще одно большое деревянное распятие. Соня оторопела.

Он, молча, прошествовал по трапу.

– Ну, как, Ханс? – равнодушно спросил боцман вновь пришедшего. – Опять лез ко всем со своими проповедями? Морду тебе не набили?

– О, люди везде одинаковы, – ответил тот, кого назвали Хансом, низким грудным голосом. – Во все времена они забывают Всевышнего и предаются пороку. И ходят по хотениям своей плоти. Не хотят знать, что их ждет впереди суд Божий, погрязают в самых низменных пороках, ведомые греховными страстями, не хотят видеть, что дьявол обманывает их, закрывает им глаза и толкает в бездну, в пучину. Они равнодушны к страданиям других, думают о своем богатстве, о своих удобствах, об удовлетворении своих похотей. И сейчас, в это время, люди все те же.

– Плохой из тебя проповедник, Ханс. И крест свой ты зря с собой таскаешь, – сказал боцман, затягиваясь трубкой.

– О, конечно! – продолжал тот, видимо, уже войдя в раж. – Я грешнейший и худший из всех людей. Но я, по крайней мере, понимаю свою греховность. Я стараюсь каяться. И крест мой ношу везде с собой. Может быть, Господь пошлет мне прощение.

Соне все происходящее показалось настолько комичным, что он отвернулась, не в силах сдержать смех. Впрочем, из деликатности, она сдерживала хохот, хотя плечи ее ходили ходуном.

-Вы плачете, леди, я могу вам чем-то помочь, участливо обратился к Соне Ханс по-английски.

-Да нет, все в порядке, маленькие женские огорчения,- ответила Соня вытирая довольно кстати выступившие слезы.

– А ты поменьше осуждай других и смотри на себя,- ворчливо посоветовал ему Питер.

– Я никого не осуждаю! Но я не могу закрыть глаза и не видеть, что весь мир погряз в самых гнусных пороках. Хуже, чем перед потопом.

Он посмотрел на Соню, как будто только первый раз увидел.

– Юная госпожа, – с пафосом воскликнул Ханс по-английски, – бегите с этого проклятого корабля. Конечно, сейчас весь мир лежит во зле. Но на этом корабле живет сам сатана. Этот парусник, и люди на нем, прокляты за свой грех, за свою дьявольскую гордыню. Бегите отсюда, пока не поздно.

– Заткнись, Ханс, – вяло проворчал боцман. – Иди в свою каюту и проповедуй там тараканам.

– А ты старайся избавиться хотя бы от пагубной страсти курения, – посоветовал Ханс боцману. – Может быть, тогда Господь, видя твое усердие, пошлет тебе силы к истинному покаянию.

– Ты за меня не беспокойся. Вон пошел, – повысил голос боцман и угрожающе поднял руку.

Смерив его гневным взглядом, Ханс повернулся и, ссутулившись, пошел дальше, подняв над головой свой деревянный крест.

– Что он говорил, господин Питер? Какое проклятие? – спросила Соня.

– О, это долгая и грустная история, – ответил Ван Гольф, вытряхивая трубку об борт.

– Ах, значит, это, действительно, что-то страшное!

– С вами не случится ничего плохого, если покинете корабль до захода солнца. Уж мы с капитаном это обеспечим, – повторил боцман.

– Какой ужас, – подумала Соня. – Надо пойти, скорее, переодеться, взять Данилу и уходить.

Из каюты раздались выстрелы. Это Даня с капитаном продолжали развлекаться стрельбой.

Тем временем к причалу подошла еще одна группа мужчин,довольно крепкого телосложения. Они пошатывались и горланили песни. Их одежда между тем расстегнута и разорвана. Некоторые из них курили трубки.. Они старались поддерживать друг друга, но один из все время падал на корточки и никак не мог встать.

– Вот пьяницы! – покачал боцман и произнес незнакомое Соне, явно крепкое словцо – Каждый выходной они напиваются и не могут остановиться. Этот полусумасшедший Ханс в чем-то прав. Команда предается всем возможным порокам.

– Они и во время плавания пьют? – спросила Соня.

– Во время плавания пить некогда. Мы то и дело попадаем в шторм.

– Но Средиземное море довольно спокойное, -возразила Соня

– Все это долго объяснять, барышня, – ответил Питер. – Со временем вы все узнаете. А, может, вам лучше и не знать этого.

– Вы меня пугаете, – сказала Соня. Все тревоги и опасения, которые отступили, пока она примеряла наряды и жемчуг, нахлынули на нее с удвоенной силой.

Между тем молодые люди подошли к трапу. И боцман, видно, сжалившись над ними, стал их по очереди перетаскивать, поддерживая за плечи, на корабль. А потом они, кто, шатаясь, кто-то даже на корточках, поплелись на "нос". не может

Соня ринулась обратно в каюту капитана, она решила во чтобы то ни стало заставить Данилу уйти с корабля, так больше продолжаться не могло. Она открыла дверь и увидела, что Александр стоит к ней спиной, а у Дани на одежде огромное кровавое пятно, больше она ничего не успела заметить. У Сони перехватило дыхание, и она закричала от ужаса.

– Меня смертельно ранили, прощай сестренка, доживаю последние часы, – прошептал Данила.

Соня бросилась к нему.

– Даниэл, не надо так шутить, – поморщился Александр. Он успел оценивающе посмотреть на наряд Сони и улыбнуться, но она этого не заметила.

– Что случилось? Говори быстро! – крикнула София.

– Ничего страшного, – сказал Данила, – я просто провел рукой по лезвию кинжала, не думал, что он такой острый с двух сторон, я порезал руку.

– Кошмар! Больше нигде не порезался? У него может начаться заражение!- взмолилась Соня, обращаясь к капитану. Нужно срочно протереть ранку спиртом!

– Это неглубокий порез, не волнуйся! Вам пора уходить, скоро закат, – сказал Александр, – идите скорее. И по его лицу вдруг пробежала тень глубокого страдания.

– При чем тут закат, какие глупости! – крикнула Соня раздраженно. – Этот корабль сборище сумасшедших, театр абсурда, я не понимаю, что здесь происходит, и вы не хотите объяснить! Мы сейчас же уйдем, но ему нужно протереть руку спиртом, иначе у него начнется заражение крови!

– На закате мы уходим в плавание! Я не могу вас взять с собой. Все будет нормально, сидите здесь, я сейчас схожу за спиртом, но вам надо поторопиться, – сказал Александр. Было видно, что он волнуется и очень спешит.

– Данила, ну нельзя быть таким неосторожным, ты совсем как маленький, нам надо срочно выбираться отсюда! Это ты уговорил меня сюда поехать, – принялась ругать брата Соня. Даже Данила, которому все было очень интересно, начинал испытывать все возрастающую тревогу. София стояла около старинного кресла и возмущалась, платье ей очень шло. "Как она странно выглядит, вот уж необычная ситуация", машинально подумал Даня.

В дверь громко постучали.

– Кто там? – спросила Соня. Дверь отворилась, на пороге стоял помощник капитана. Дирк внимательно посмотрел ей в глаза с каким-то новым выражением, это была уже не насмешка, а что-то другое: то ли заинтересованность, то ли удивление. Софии показалось, что у нее сердце перевернулось в груди от этого взгляда.

– А вам очень идет это платье, – сказал он, окинув Соню взглядом.

– Да ну, ерунда, маскарадный костюм, неужели он вам нравится? – ответила София с иронией в голосе. С ней что-то произошло, исчез страх, тревога за себя и Данилу, Дирк казался желанным, мужественным и обаятельным. Что такое жизнь? Это быть рядом с ним и смотреть в его глаза. Она быстро представила себе, как возвращается в отель, и рядом уже нет этого человека, и тогда все теряет смысл, становится серым и неинтересным. И к ней возвращаются тяжелые навязчивые переживания. Нет, только не это. "Сколько же ему лет, – подумала Соня, – наверно около тридцати. А, впрочем, возраст не имеет значения, если мне почему-то так хорошо рядом с ним". За какие-то мгновения все эти мысли пронеслись у нее в голове, а вслух Соня сказала, глядя в глаза Дирку: "Может, вы мне объясните, куда я попала? На этом паруснике проходят съемки исторического фильма?"

– О, конечно, юная леди, я вам объясню. Давайте отойдем, боюсь, вашему брату будет сложно это понять, он еще так юн, – сказал Дирк вполголоса. Они пошли по палубе.

А тем временем Данила незаметно выскочил из каюты капитана и решил напоследок забраться на мачту. Дане так хотелось почувствовать себя настоящим моряком, ведь в фильмах матросы так отважно лазают по мачтам и ставят паруса. Ему, конечно, было немного боязно, но он решил, что преодолеет себя, как настоящий мужчина. «Хоть чуть-чуть, но попробую!» -решился он.

Данила быстро пробежал по палубе на нос корабля мимо пьяных матросов, лежащих на палубе. И принялся забираться по вантам. "Интересно, Александр и Дирк по-разному объяснили мне, что такое ванты, – думал Даня. – Капитан сказал: "Говоря простым языком, это часть стоячего такелажа, они крепятся через систему юверсов к русленям", а штурман засмеялся и торжественно произнес: "Дитя мое это канаты, которые удерживают мачты". Между вертикально висящими вантами были перемычки, видимо, как раз для того чтобы можно было залезть наверх, вся конструкция напоминала веревочную лестницу в несколько рядов. Первые шаги дались Дане не так просто, расстояние между "ступеньками" было немаленьким. Но потом он наловчился и дело пошло быстрее.

А Соня тем временем не замечала ничего вокруг кроме штурмана. Они вышли из каюты.

– О, позвольте я буду держать вас под руку, – сказал Дирк полушепотом прямо ей в ухо. – Леди в таком красивом платье обязательно должна идти под руку с мужчиной, обедать с мужчиной, гулять с мужчиной, ужинать с мужчиной, а потом ложиться с ним в постель, таков наш старинный обычай, – и он посмотрел ей в глаза с вызовом и насмешкой.

Они подошли к борту корабля и встали, облокотившись на него и глядя на море. "Он издевается надо мной, специально говорит эти пошлости", – подумала Соня. А вслух сказала:

– Прекрасный обычай! Я только за. Но не уверена, что рядом со мной именно тот мужчина, о котором сказаны эти слова.

– А вы не такая простая, как кажетесь, – ответил штурман, – можно ли в чем-нибудь вообще быть уверенным до конца? Все эти сомнения только отравляют жизнь, не так ли?

– Моя жизнь уже отравлена.

– Чем же?

– В настоящий момент вы отравляете ее пустым и скучным разговором. И к тому же, достаточно пошлым!

Дирк с некоторой досадой усмехнулся, его усмешка показалось Соне неприятной.

"В нем есть что-то хищное, похоже, он хладнокровный и жестокий человек", -подумала она.

И тут их разговор прервал Александр, он подбежал к ним, крайне взволнованный и раздраженный, таким Соня его еще не видела.

– Я запрещаю тебе с ней общаться, – он с ненавистью посмотрел на Дирка. –Идем! Данила забрался на мачту, – добавил капитан, обращаясь к Соне.

– Как? Где? – крикнула София, но ей никто не ответил. Александр уже бежал по палубе.

Боцман по-прежнему стоял на палубе и курил свою трубку.

Соня побежала за капитаном, она заметила, что мимо нее снуют матросы в странной одежде.

– О чем вы мечтаете? Очень надеюсь, что обо мне, – прервал ее размышления Дирк. – Но посмотрите, где ваш брат. Он карабкается по грот-мачте.

София посмотрела вверх и увидела небольшой силуэт на головокружительной высоте недалеко от верхушки мачты. Даня казался маленьким и беспомощным как птица с подрезанными крыльями.

– Ай, – вскрикнула Соня, –, он же сейчас упадет!

– Нельзя кричать, – запоздало сделал замечание боцман, – парень испугается.

Данила тем временем был в отличном настроении. Он хотел залезть повыше, пока его не увидели, пока ему не запретили, и представлял себя Робертом Грантом из старого фильма, который забирается на мачту и поет: "А ну-ка песню нам пропой, веселый ветер!". Но через некоторое время Даня услышал крики, посмотрел вниз и увидел, на какой находится высоте. Ему стало страшно, тут подул ветер, корабль качнуло, мачта слегка накренилась.

Данила был спортивным парнем, но никогда раньше не сталкивался с реальной опасностью. Он изо всех сил схватился за ванты, нащупал более или менее устойчивую опору для обеих ног, съежился и оцепенел. Даня понял, что проще простого будет потерять равновесие, когда он будет спускаться вниз как акробат по канатам. Налетевший ветер трепал ему волосы, Даня покачивался вместе с мачтой, а страх все больше овладевал им. А вокруг открывалось изумительная картина. Бескрайнее темно-синее море, вдалеке сливавшееся с небом и большой красный диск солнца, медленно погружавшийся в волны, которые все увеличивались. Ветер усиливал ощущение тревоги. "Неужели я сейчас погибну и больше не пойду в кино, и никогда не буду,… в общем, с девчонкой, – вдруг подумал Данила. – И, в конце концов, даже не это главное, я просто хочу жить, сам не знаю, зачем и почему.

– Как же так можно, – сказал боцман, – первый раз нельзя так высоко забираться, по первости, редко кто не испытывает страха.

– Он упадет, – испугалась Соня, ее начала бить нервная дрожь, – помогите, снимите его!

Капитан сложил руки трубочкой и закричал:

– Даниэл, не бойся, слезай потихонечку.

Однако, Данила висел неподвижно и, казалось, был не в силах оторвать руки от реи.

– Оцепенел, сам он не слезет, надо снимать, – сказал боцман.

– Что же делать? Уже солнце заходит, – сказал капитан, – Соня, вы должны одна уйти отсюда. По крайней мере, вы не останетесь с нами на этом проклятом корабле. Боюсь, что мы не успеем снять Даниила.

– Что вы говорите? – до Софии не дошел смысл его слов. – Я никуда не пойду без него.

Вокруг уже стояла вся команда все смотрели наверх с интересом, а некоторые со злорадством.

– Попробую сейчас помочь ему слезть, – сказал капитан Соне, – голова страшно кружится, бывает такое, кровь ударяет в виски, когда волнуюсь.

Он быстро обтер лицо платком и тряхнул головой, будто стараясь сбросить напряжение.

– Наверно, давление повышается, – предположила Соня.

– Подождите, вам плохо, у меня получится быстрее, – неожиданно сказал Дирк, стоявший рядом.

Соня заметила, что через плечо у него висит ремень. Не дожидаясь ответа, штурман быстро полез вверх, его движения были рассчитаными, пружинистыми и ловкими.

София, не отрываясь, смотрела на брата и плакала:

– Он упадет, он упадет, бедный... Господи, помоги ему не сорваться!

Православный христианин и романтик

Как ферма троллей боролась с фермой салатов

В пятницу случилось прямо вот весёлое. А именно - в Москве открыли первую (а заодно сразу и крупнейшую в мире) городскую вертикальную ферму по выращиванию салатов. Что в этом весёлого? Реакц...

2018-12-22 Лента международных новостей №24 (+видео; информация обновляется)

22.12.2018 Правительство США частично приостановило работу. Сенат США завершил сессию вечером в пятницу, 21 декабря. Тем самым он обеспечил временное «закрытие» федерального правительст...

СТОЛКНОВЕНИЕ НЕИЗБЕЖНО: самое страшное оружие русских ставит Запад на колени

✔ История вопроса восходит еще к предвоенному времени, когда тогдашний глава вашингтонской администрации Франклин Рузвельт подписал секретный указ о запрете русских балалаек на территор...

Ваш комментарий сохранен и будет опубликован сразу после вашей авторизации.

0 новых комментариев

    lovejoy7777777 Меломан
    Вчера 12:51

    Звезды дискотек: Gilla - Tom Cat(1980)

    Хиты раннего диско (70-х - начала 80-х) порой кажутся забавными, но многие мелодии сохранились в памяти с детства. Помню, девчонки из танцевального ансамбля в пионерском лагере "Салют" под Воронежем  так зажигали под нее, что на меня, девятилетнего пацана, это произвело неизгладимое впечатление. А  фильм "Танцор диско" я тогда не мог посмотрет...
    246

    Запасной интеллект

      Губернатор Иркутской области задумчиво затянулся сигаретой и исподлобья взглянул на своего визави.- Бросал бы курить, Захар Иванович, не модно это уже, - с легкой усмешкой проговорил бессменный, вот уже второй десяток лет, глава МЧС России и придвинул к себе чашку кофе. - Я вон давно бросил. Да и повода для стресса у тебя, кажись уже, по крайней ...
    8593
    lovejoy7777777 Меломан
    15 ноября 15:11

    Королевские хиты: Принцесса Монако Стефани - Irresistible, Flash(1986)

    В том мире торжества евродиско, в котором проходило мое отрочество были безусловные фавориты -"Modern Talking, C.C Catch, Bad Boys Blue, Silent Circle и другие. Вместе с тем, то и дело на музыкальном небосклоне то и дело вспыхивали и тотчас же гасли звездочки, которые, вроде как, пробовали себя  в вышеупомянутом стиле, но, хотя и имели мимолетный у...
    3180
    lovejoy7777777 Меломан
    14 ноября 13:41

    Осенняя грусть "Pet Shop Boys" ("Burning the heather")

    Я вполне адекватный человек(надеюсь:) и когда публикую что-нибудь из творчества любимой группы(это я о Pet Shop Boys), я максимально стараюсь, что называется, не ударить в грязь лицом, и представить широкой публике композицию, которая действительно является достойной, во всех смыслах этого слова.Песня "Burning the heather" ("Сжигая вереск") из грядущего...
    4398
    lovejoy7777777 Меломан
    12 ноября 14:36

    Осеннее(питерское) настроение: Александр Розенбаум - Налетела грусть

    "Вальс Бостон", пожалуй, самую известную композицию известного питерского барда Александра Розенбаума я уже публиковал в нашем журнале. Светлую питерскую грусть опишет другая песня в его исполнении:Александр Розенбаум - Налетела грусть Подписывайтесь на новый журнал "Меломан"! Размещайте интересные музыкальные материалы, включая свои соб...
    5593
    lovejoy7777777 Меломан
    10 ноября 16:11

    Знаменитые группы-однопесенники: Status Quo - In the army now(1987) однопесенники

    Композиция в рекламе (для "тех кому за 40") не нуждается. А те, кто младше и песню эту не знают, слушайте и внимайте - стоит того! БиографияАктивность (лет)1967 – сегодня (52 года)Место основанияLondon, England, ВеликобританияУчастникиAlan LancasterAndy Bown (1976 – сегодня)Francis RossiJohn CoghlanMatthew LetleyPeter KircherRichie Malon...
    6595

    Беспамятство

    Впервые этот рассказ был опубликован на Конте 4 года назад и не потерял актуальности до сих пор. Кажется, что ряд авторов нашего ресурса просто забыли, что представляла собой жизнь в нашей стране, например, 30 лет назад. Или 20 лет назад. А может, память у них уж очень избирательна. Предлагаю вспомнить.              &n...
    12514

    Душенов 245. Спящий "Патриот", нарисованный флот и нечестные русские

    Дорогие читатели журнала "Военный параД", прошу прощения: в прошлый раз по ошибке выложил кусок программы за номером 244, которая шла на сайте К. Душенова под другим названием. Сегодня же  предлагаем вашему вниманию очередной, 245-й выпуск программы Константина Душенова "Если завтра война": ...
    6817
    lovejoy7777777 Меломан
    4 ноября 18:22

    Группы, прославившиеся единственной песней: Opus - Life is life

    Продолжаем рубрику "Группы, прославившиеся единственной песней". Сегодня мы вспоминаем знаменитую композицию австрийской группы  "Opus" - Life is life записанную в 1984 году. Текст песни выражает «восторженную любовь группы к выступлениям на сцене». Задорная и зажигательная, эта композиция покорила не одно сердце. На музыкальном Олимпе продержалась...
    7346
    lovejoy7777777 Юмор
    2 ноября 07:41

    Не лох

                                                                  Идти через строй свистящих, улюлюкающих, вопящих "Ганьба!" граждан, многие из которых, возможно, голосовали за него еще весной, для президе...
    16015

    Душенов 245: СИРИЯ: ВСЕ ПУТИ ВЕДУТ К ПУТИНУ

    Дорогие читатели журнала "Военный параД", предлагаем вашему вниманию очередной, 245-й выпуск программы Константина Душенова "Если завтра война": ...
    11943
    lovejoy7777777 Меломан
    31 октября 18:39

    Музыка в день рождения: Frances Barber - Friendly fire(2001)

    Как я уже писал в аналогичный день в прошлом году, в свой день рождения испытываю чувства обычно лирико-ностальгические. И немного грустно, что еще один год прошел. Сорок семь как никак..."Дружественный огонь" Франсис Барбер (музыка, естественно, Pet Shop Boys) это, похоже, то, что нужно.  ...
    7825
    lovejoy7777777 Меломан
    28 октября 16:12

    Любимый марш: С. А Чернецкий - Марш "Парад"

    До сегодняшнего дня не знал никаких подробностей об авторах и истории создания этого марша (эту информацию я, традиционно помещу после ролика). Но мне он всегда нравился своей спокойной, чуть нагловатой(в восприятии врагов Отечества, конечно:)) энергетикой. Напоминает мелодичное(насколько это возможно) вращение шарниров хорошо отлаженной военной машины,...
    8475
    lovejoy7777777 Это наша жизнь
    28 октября 14:38

    Финальная точка в "датской" проблеме задержки строительства "Северного потока 2" поставлена

    Поскольку посвятил этому вопросу немало статей, сегодняшняя информация о том, что Дания таки дает разрешение на строительство "Северного потока 2", причем, выбрав первоначальный вариант маршрута. Бесспорно - это наша победа победа, безусловно - виват, но давайте, все же обратимся за подробностям к источникам.Хаотичность различных мнений на счет перспект...
    42646
    lovejoy7777777 Юмор
    26 октября 08:03

    Когда Сирия войдет в состав РФ...

    - И что мы теперь делать будем? - мрачно спросил Песков.- Принимать! А ты как думал? - Путин с сарказмом взглянул на своего пресс-секретаря.- Да там... Там же 18 миллионов голодных ртов! Даже без беженцев. Чем их кормить-то будем?Владимир Владимирович устало прикрыл веки. Перед его внутренним взором предстала  сцена вчерашнего заседания Госдумы, гд...
    34427
    lovejoy7777777 Военный параД
    25 октября 14:18

    Душенов 244. Южная Африка – Русская земля!

    Дорогие читатели журнала "Военный параД", предлагаем вашему вниманию очередной, 244-й выпуск программы Константина Душенова "Если завтра война": ...
    8767
    lovejoy7777777 Меломан
    24 октября 14:46

    Eric Clapton - Tears in heaven

    Талант музыканта, как впрочем и любого художника, в широком смысле этого слова, заключается в умении донести до слушателя свои чувства и переживания. Вообще-то музыка - это один из лучших способов передачи эмоций. В своей композиции "Tears in heaven" британский рок-музыкант Эрик Клэптон сумел передать личную боль и трагедию: гибель своего 4-летнего сына...
    8869
    lovejoy7777777 Меломан
    23 октября 15:51

    Золотые хиты: John Lennon - Woman

    В период, последующий после распада "Beatles" помимо, безусловно, выдающейся композиции "Imagine", обращают на себя внимание и другие шедевры знаменитого битла. Одним из них, конечно, является песня, посвященная Йоко Оно, "Woman". Я вообще редко бывал впечатлен вещами, которые знаменитые художники, поэты и композиторы создавали в честь своих возлюбленны...
    8900
    lovejoy7777777 Меломан
    21 октября 15:12

    Хиты 80-х: Pupo - Burattino telecomandato (1981)

    Песня Burattino  telecomandato запомнилась по временам начала 80-х. Тогда была в моде итальянская поп-музыка и композиция Пупо "Буратино" была в моде. Многим нравился контраст между несколько суетливым, но при этом мелодичным куплетом и романтически-задумчивым припевом. Для тех, кто помнит - ностальгия! БиографияГод рождения11 с...
    10151
    lovejoy7777777 Свет Христов
    19 октября 07:40

    Победа России в Сирии как этап на пути реализации евразийского проекта

    Последние новости из Сирии лично для меня, безусловно, радостные, если иметь в виду мое особое отношение к этой ближневосточной стране и ее народу. В свое время я подробно описывал свое путешествие в САР. Статья "О Сирии и Сирийцах" https://cont.ws/@lovejoy7777777/133123 имела тогда большой резонанс. "Сирия очаровала меня с первых моих шаг...
    16934
    Служба поддержи

    Яндекс.Метрика