• РЕГИСТРАЦИЯ

Владимир Евгеньев, Дарья Кузнецова Огни святого Эльма (мистический роман) Глава 5 Тайны, которые лучше не знать

lovejoy7777777
Православный христианин и романтик
18 апреля 2016 г. 11:34 23 3343

Владимир Евгеньев, Дарья Кузнецова Огни святого Эльма (мистический роман) 

(Пролог https://cont.ws/post/242215 , Глава 1 https://cont.ws/post/244091 , Глава 2 https://cont.ws/post/245104, Глава 3  https://cont.ws/post/246804, Глава 4 https://cont.ws/post/249411 )

                         Глава 5 Тайны, которые лучше не знать 

Дирк поднимался на мачту легко и быстро, не прошло и десяти минут, как он оказался рядом с мальчиком. Штурман умудрился, встав рядом с Даней, без лишних слов, одной рукой перехватить его ремнем под мышками и привязать к себе. Таким образом, Данила оказался пристегнутым к его спине. Какое положение при этом принял штурман невозможно описать, такое мог проделать только опытный ловкий и хладнокровный спортсмен или акробат. Потом Дирк, держась одной рукой за ванты, схватил Даню сзади за футболку и крикнул ему по-английски, стараясь перекричать вой ветра:

 -Бери меня за плечо, не бойся, я тебя держу, оторви одну руку от каната, держись крепче, цепляйся за меня ногами. 

Данила попытался , но через мгновение с удвоенной силой вновь вцепился в ванты. Только с третьей попытки он все-таки схватился за плечо своего спасителя. Еще пять минут ушло на уговоры. Наконец, он оказался на спине помощника. Даня изо всех сил обхватил шею штурмана.

-Не дави, ты меня задушишь, держись за плечи, – сказал Дирк как можно спокойнее. Внизу плакала Соня. Когда ноги штурмана достигли палубы, было совсем темно и кто-то зажег несколько факелов, один на носу, один на корме, и еще по два около бортов напротив центральной мачты. Соня разрыдалась, она бросилась к Даниле и попыталась отвязать его, но у нее ничего не получалось.

-Данила, маленький мой, ты цел!

 Кто-то из матросов быстро освободил мальчика.

Даня, сконфуженный и красный, пробормотал:

– Я бы мог сам спуститься, но руки онемели.

– Ты же мог убиться, бессовестный, скажи хотя бы спасибо.

– Спасибо.

Он съежился, втянул голову в плечи и быстро побежал к корме.

Соня схватила руку помощника капитана и стала ее трясти, София плакала и дрожала.

– Спасибо вам, большое спасибо, вы спасли моего брата.

– О, для вас я готов сделать все, что угодно, вы явились сюда, чтобы скрасить мое унылое существование, я сразу это понял, – в глазах штурмана горел холодный огонь. Соне стало не по себе. Вдруг он неожиданно притянул девушку к себе, и он на несколько секунд впился жадным поцелуем в ее губы , но уже через несколько мгновений оторвался и стремительным шагом ушел прочь. Вокруг них все словно оцепенели, а затем послышался смех и одобрительные выкрики.Соне показалось, что ее сердце свело от волнения, как от внезапно подувшего ледяного ветра.

Помощник капитана уже отошел, а она как будто продолжала чувствовать его требовательные холодные губы на своих губах, у нее слегка кружилась голова, хотелось, чтобы он снова сжал ее в своих объятиях. В этом поцелуе было что-то непреодолимо притягательное. Это острое сладкое пронизывающее ощущение близости во время поцелуя, которое она почти забыла, было подобно наркотику. Может, ради этого стоит забыть привычную жизнь и остаться с этим почти незнакомым, но безумно привлекательным человеком? Но где-то глубоко в сердце к этому чувству почему-то примешивались тревога и страх.

      Но Соня уже привыкла к душевным терзаниям. В конце концов, какими бы ни были ее ошибки, они не настолько фатальны, чтобы хоронить себя заживо. Она еще так молода, но из-за своей депрессии практически перестала жить. Хватит предаваться этим болезненным воспоминаниям, жизнь продолжается, она сильный человек и еще сможет стать счастливой. Наверное, сможет.

Капитан не видел поцелуя. Он стоял в стороне, схватившись за борт корабля и как будто плакал, его сильное большое тело содрогалось. "Все пропало! Это я, я во всем виноват, – повторял он, – я так долго искал их, я приношу несчастье всем вокруг, только не вы!" Соня увидела, что корабль тронулся с места, и удаляясь от берега все быстрее и быстрее. Он шел как будто сам собой, парусов никто не натягивал, и не было слышно команд. София опомнилась и бросилась к капитану: "Почему мы уплываем?! Нам надо срочно сойти на берег!".

Она стояла растрепанная и ошалевшая от происходящего, в старинном платье и жемчужном ожерелье, прохладный ветер развевал ее волосы, вокруг сновали люди в странной одежде, горели факелы. "Неужели это все происходит со мной?" подумала Соня. Капитан обнял ее за плечи: "Ты мне как дочь, и я должен тебе кое-что рассказать… Мне очень жаль, но вы пока не сможете сойти на берег". В его глазах была такая боль, что Соне стало жаль его. "Может, он сошел с ума, – подумала она, –для тех, кто находится на этом корабле, в этом ничего удивительного".

-Но я не ваша дочь, почему вы так говорите?" – спросила она мягко.

-Это старая история", – грустно начал капитан.

Он стоял и смотрел на Соню, погруженный в свои мысли. Она все-таки похожа на него, безумно похожа. Капитан полюбил их сразу, ее и этого веселого задорного мальчика, который, конечно, очень плохо воспитан и не имеет понятия о чести семьи, но если бы Данила пообщался с ним побольше… Эта смешная красивая девочка чем-то напоминала Александру жену, когда он с ней познакомился. Как тяжело, за что Господь так сурово наказал его, неужели он хуже всех остальных людей? Вот сейчас опять к душе подступает эта злая гнетущая тоска, знакомая капитану еще с молодости. Эта жестокая беспросветная печаль уже приходила к нему во время многодневных скитаний по морю, во время страшного шторма, когда огромные волны накатывали на корабль, но смерть вновь и вновь миновала его, и капитан уже ни в чем не находил радости ни в алкоголе, ни в женщинах. Эта тоска появилась еще в Амстердаме, но там он еще мог забыться…

Александру вспомнились узкие улочки с готической архитектурой, высокие соборы, каналы с легкими быстрыми парусниками летом и звенящими коньками зимой, кабачок через два квартала, где жила веселая молодая жена старика-кабатчика Грета. Эта женщина была полной противоположностью доброй работящей и набожной жене Александра. Грета была порочна до мозга костей, сколько раз он собирался бросить ее. Капитану было противно представлять, что она делает с другими мужчинами, навещавшими его любовницу, и думать, знает ли ее старик, как она живет. Настолько противно, что Александр испытывал к ней странное чувство, страсть, граничившую с ненавистью. Ему нравилось причинять Грете боль, но ее глаза ни разу не наполнились слезами, она только смеялась своим глубоким гортанным смехом и предавалась страсти с удвоенной энергией. Каждый раз, возвращаясь из плавания, капитан снова шел к жене кабатчика, его как магнитом тянуло снова увидеть ее черные как смоль волосы и пронзительные огромные темные как бездна, горящие неистовым огнем глаза. "В глазах Греты горит адский пламень", – шептались завсегдатаи кабачка.

Они почему-то хорошо понимали друг друга, Александр и эта циничная почти всегда улыбающаяся женщина, ее улыбка дышала жизнью, а движения уверенностью и какой-то насмешливой силой. Бессчетное число раз капитан уходил с Гретой в каморку над кабачком. Там она умела довести его до полного изнеможения, а потом успокоить долгими историями о цыганском таборе, с которым она якобы путешествовала когда-то. "Грета, Грета, дорогая, ты одно мое спасение, без тебя тоска, жизнь кажется серой" – думал он, и утомленными от ненасытных ласк руками прижимал к лицу ее черные кудри.

К своей жене Эльзе, он испытывал другое нежное чувство, жалость и привязанность, она жила как по расписанию: стирала его одежду каждый четверг, по средам чистила фарфор, а по воскресеньям обязательно ходила в церковь в нарядной одежде. Они познакомились, когда капитан был еще очень молод. Он был из обедневшей дворянской семьи, получил довольно хорошее по тем временам образование, имел неплохие манеры. В юности как-то на все хватало времени, в промежутках между гулянками будущий капитан прочел много книг. Его жена была дочерью работящего ремесленника, Александр заприметил ее в церкви, куда заходил грешным делом, чтобы посмотреть на порядочных девушек. Стройная невысокая с не совсем правильными тонкими чертами милого юного лица, она свела его с ума своими удивительными глазами, восторженными наивными. В те годы он был очень привлекателен и хорошо сложен, когда хотел, мог красиво говорить и пользовался успехом у противоположного пола.

Александр тогда уже был знаком с продажными женщинами, но невинные девушки, любви с которыми у него еще никогда не было, возбуждали необыкновенную нежность и острое трепетное желание до боли в сердце. Он проводил Эльзу, и через полгода она стала его женой. Она была такой веселой, так заразительно смеялась, лучше всех девушек собирала тюльпаны весной и все время мечтала о ребятишках, с которыми она будет ходить в церковь и шить самые лучшие яркие наряды. Ночи, ночи, множество ночей в спальне на втором этаже в маленьком чистом домике слились в его воспоминаниях в одну, полную нежности и грусти. У нее были белокурые волосы, они пахли чистотой и почему-то хлебом, большие голубые глаза. Странно, но со временем с ней стало меньше душевной близости, чем с Гретой. Может, жена капитана догадывалась о его изменах, но не говорила. Как он теперь жалеет, что не сказал Эльзе тогда, что любит, то есть говорил, но мало, недостаточно, не так, как нужно было. А теперь Александр уже никогда не увидит ее большие грустные глаза с выражением упрека.

Он почему-то думал, что жена больше него виновата в том, что у них так долго не было детей. А, может, дело было как раз в нем. Сначала Александр очень любил Эльзу. Он знал – что бы он ни делал, она будет ждать своего капитана из плаванья хоть сто лет и встретит со счастливой улыбкой, а когда он был дома, им было весело и хорошо вместе. Эльза прощала ему приступы дурного настроения и старалась развеселить.

Но потом произошло несчастье. Когда жена, наконец, забеременела через две зимы после свадьбы, Александр как всегда задержался в кабачке, а она неловко поскользнулась и упала с лестницы, ведшей на второй этаж. Он долго не мог простить жене этой неловкости. Но тут была ее вина? Эльза, милая Эльза, она так любила его когда-то. Как они мечтали, что они все вместе с четырьмя детьми, его жена хотела именно четырех, трех мальчиков и одну девочку, пойдут на луг летом плести венки, и кататься зимой на коньках. А после того случая она долго не могла забеременеть. Эльза стала печальной и часто плакала. Но у Александра не хватало великодушия, чтобы утешить ее.

Проходили годы, и ему становилось грустно, что у него нет наследника, и в доме не слышно детского смеха. И в этот одинокий дом капитану не хотелось возвращаться, и он опять искал утешения у Греты, а на жену хватало все меньше нежности.

Александр тосковал и расстраивался, он считал, что Эльза, почему-то только Эльза виновата в том, что они потеряли ребенка. Грета знала, как избавляться от детей, но не знала, что сделать, чтобы его жена, наконец, забеременела, об этом любовница говорила тихим страстным шепотом, и ее слова усиливали душевную боль. Но смех Греты, ее улыбка мучительно и сладко манили к себе, это был затягивающий омут. Капитан не мог порвать эту связь, которая проникала до самого сердца.

А как он был счастлив, когда узнал, что его жена ждет ребенка второй раз через пятнадцать лет после свадьбы. Ее несчастное худенькое лицо изменилось, будто озарилось каким-то новым светом и супруги как в молодости много смеялись и опять стали предаваться мечтам, жизнь как будто вернулась к ним, а потом он ушел в плаванье. Потом… нет, это невыносимо. Александр не дождался самого большого счастья, своего маленького продолжения. Ему было так тяжело все эти пятнадцать лет, и капитан стал жестоким человеком, внутренняя боль и раздражение не давали покоя, и он вымещал свою злость на людях, старался быть сильным. И теперь эта боль, это невыносимое страдание будет с ним всегда, Александру больше никогда не пойти вечером в таверну, не пройтись по средневековым улочкам, которых больше нет. Неужели он прогневал Господа больше всех людей? Может, капитан был не самым хорошим человеком, но он любил свою жену и ребенка, пусть эгоистично и недостаточно, но все же… Александр казался самому себе храбрым, мужественным и благородным…

На суше он чувствовал себя неуютно. Мимо проезжали роскошные кареты, днем и ночью они гремели по мостовой мимо окон капитана. Даже лавочник с добродушной физиономией, торговавший сладостями напротив его дома, был, казалось, богаче его. Александр узнавал, что такой-то стал продавать масло, а такой-то овечью шерсть и разбогател. А люди, которые владеют ост-индской компанией, имеют баснословные прибыли, все акции уже раскуплены, и он уже не сможет их купить. Капитану тоже хотелось бы иметь роскошный экипаж, приобрести самый дорогой флейт и работать не на кого-то, а на себя. Неужели он не такой умный, как они, люди с огромным состоянием? Да, наверно, не такой, а может, у него просто нет таланта к коммерции, деловой хватки, ему не повезло и он никогда не сможет разбогатеть. Они с Эльзой, конечно, будут сводить концы с концами, и его жена будет чистить фарфоровую посуду и одеваться не хуже соседей, но Александр никогда не станет таким как люди, имеющие большие деньги, хозяева страны, он – никто.

Проклятое маленькое жалованье на корабле. Чем он хуже людей, сумевших заработать себе состояние, почему не он? Может, капитану и удалось бы стать богатым и могущественным человеком, если бы не эта страсть к морю и кораблям, к соленому ветру. У него была редкая интуиция, он чувствовал паруса, ветер, приближенье шторма. Александру безумно нравилось угадывать смену направления ветра, справляться с бурей, покорять стихию. И когда он, усталый промокший измученный и охрипший, бывший вместе с командой на краю гибели, стоял после шторма на омытой дождем палубе и чувствовал, как успокаивается море, которое не смогло его погубить, бывало, что его сердце наполнял какой-то дикий звериный восторг, первобытная безбрежная радость бытия. Порой возвращалась грусть, и Александру казалось, что он жалкий неудачник, но, плывя на своем летящем флейте при попутном ветре, капитан чувствовал свободу, ощущал себя хозяином моря. И тогда на время уходили эти грустные мысли.

Большая часть его ночей- это были долгие ночи на корабле, когда выматывает качка и матросы в душных смрадных маленьких кубриках сходят с ума, с ними тяжело общаться, они понимают только язык силы. Матросы не любили капитана, а многие ненавидели за его приступы ярости, когда он становился жестоким и невыносимым, его считали храбрым, но злым человеком.

Но он никогда и никому не признавался, что в глубине души любит и понимает их, этих грубых людей, которые отправились скитаться в море, потому что им не нашлось места на суше. И которые не знали иной радости, кроме как забыться в объятиях продажной девки в порту или за кружкой рома. Ведь он, по сути дела, так похож на них. А что еще дает жизнь, кроме этих кратких удовольствий и почему Господь так жесток, что и это хочет отнять у нас? Ведь разврат и пьянство считаются грехом.

Капитан очень устал от жизни. Но когда-то он все-таки любил, любил море, качку и соленый ветер, это чудесное ощущение полета, когда корабль подчинялся ему и шел на всех парусах. Капитан чувствовал свой парусник, как сильную капризную женщину, с которой сложно справиться, но возможно тому, кто привык к ней и знает, как воздействовать на струны души. Он не так часто бывал дома и на многие месяцы уходил в плаванье. Еще мальчишкой Александр начал обучаться морскому делу на корабле. Повидал много стран и портов, возил на своем корабле чай, медь, серебро, текстиль, хлопок, шёлк, керамику, пряности и опиум, побывал в Индии, Китае, Цейлоне и Индонезии.

Он перенес множество штормов, нападений пиратов, товар часто пропадал из-за бурь, грабителей и других злоключений. Капитан порой не знал куда плыть, и ему подсказывало только чутье. Жаркая удивительная Индия, острова с пальмами и кокосами, нападения пиратов, все это были сложные, опасные и утомительные будни. Но, наверно, Александр согласился бы плавать, даже если бы за это платили еще меньше, за те моменты, упоительные мгновения, когда корабль шел под попутным ветром, сияло солнце, и не было видно горизонта. Бескрайняя морская гладь в спокойную погоду снова и снова завораживала его, и капитану хотелось без конца смотреть и смотреть туда, где море сливается с небом, на искрящиеся волны, и чтобы солнце светило ему в лицо. И тогда мир почему-то виделся иным, Александр чувствовал себя почти счастливым, и ему казалось, что впереди ждет нечто волнующее и прекрасное.

Капитан никому не мог об этом рассказать, никто даже Грета не поняла бы его, это была их с морем тайна. Так оно вознаграждало Александра за все страдания, за изнурительные штормы, смрад на корабле, бесконечную качку, бессонные ночи, когда в любой момент могли напасть пираты или парусник мог потонуть во время штора, и жизнь висела на волоске. Он каждый день пил ром на корабле, алкоголь помогал забыться среди постоянного напряжения, опасностей и бурь.

В то последнее плаванье капитан отправился через месяц после того, как узнал о беременности жены, ему хотелось сократить расстояние, плыть только вперед, быстро добраться до Индии и вернуться. Раньше Александр не спешил домой, но именно тогда ему очень хотелось как можно скорее вернуться и увидеть долгожданного наследника, но его ждало новое препятствие.

Отчего произошло то несчастье? Капитан решил во чтобы то ни стало обогнуть мыс Доброй Надежды и не задерживаться из-за бури. Он был тогда пьян, Александр мог долго пить и не пьянеть, и при этом твердо держаться на ногах как все моряки, но в тот вечер он выпил слишком много. Был страшный шторм, и команда взбунтовалась, они хотели переждать в безопасной бухте. Ведь его матросы была опытными, и знали, что в этих местах бывают волны-убийцы и самые опасные морские волнения, во время которых суда кренятся на тридцать сорок градусов и легко могут погибнуть. Волны захлестывали корабль и окатывали матросов с головы до ног, шел ливень, приходилось ставить все новые паруса.

И, когда один не очень молодой матрос, лидер среди моряков, тоже сильно пьяный, ответил бранью на приказ капитана продолжать путь и громко закричал, что нужно возвращаться в гавань, Александра охватил приступ ярости. Капитан не мог позволить себе задержку именно тогда, он страшно устал от этих бесконечных препятствий, всю жизнь мешавших ему, и в тот момент Александр чувствовал себя хозяином моря, которому все по плечу.

И капитан бросился к тому человеку. Его звали Франк, он казался очень рослым даже среди высоких голландцев, и у него был безобразный шрам через всю щеку. В драке Александр не победил бы его. Франк был очень гордым, не просил о пощаде и решил сопротивляться до последнего, он считал себя сильнее капитана. Но последний достал пистолет, который всегда носил с собой, и неожиданно выстрелил бунтовщику в ногу. Франк согнулся, его лицо исказила гримаса, по толпе моряков пронесся громкий ропот. Тут Александр словно обезумел, он схватил матроса за плечи и резко толкнул его за борт. С тех пор капитану часто снилось лицо убитого им человека, обветренное пьяное с крупными чертами и глаза, да почему-то именно глаза, с безумным отчаянным блеском.

А шторм все усиливался. Это было страшное зрелище: огромные волны выше человеческого роста каждые несколько минут опрокидывались на корабль, и казалось, что он проваливается в преисподнюю. Завывал ветер, небо было почти черным, сильный ливень заливал лица, скрипели мачты. У Александра пронеслось в голове, что им уже не спастись, и тут он увидел человека в светлой одежде около кормы. Капитану пришло в голову, что это дьявол «в образе ангела света». Александру почему-то вспомнилась именно в тот момент эта фраза откуда-то из религиозной литературы, которой было много в доме его родителей, и он часто читал эти книги, когда увлекался религией в раннем подростковом возрасте. "Может быть, это сатана, который всю жизнь мешал мне", – подумал капитан.

Было что-то такое, что мучило его с молодости. До того как он уехал в Амстердам, Александр между плаваньями жил со своими родителями, обедневшими дворянами, добрыми и богобоязненными людьми, в городке Стратен, он ненавидел эту спокойную жизнь. На него почти каждый день находили приступы беспричинной тоски, и тогда все виделось в черном свете, и он чувствовал неприязнь к окружающим и порой не помогали даже несколько кружек доброго двойного голландского пива. В молодости Александр редко ходил к исповеди, но один раз пошел и рассказал об этом. "Меня часто мучает тоска", – сказал он. "Тебя мучает дьявол", – сказал добрый пожилой пастор с грустными глазами. "И что мне делать?" "Молиться", – ответил священник. "Но мне это не помогает". "Молись", – повторил пастор.

"Да, Господь очень жестоко наказал нас всех этой жизнью на земле", – порой думалась Александру в такие темные минуты. И только во время развлечений становилось легче и то не всегда. Многие считали капитана мрачным человеком, его хмурое лицо очень часто искажала гримаса недовольства и злобы. И Александру казалось, что никто не понимает его. Ни один человек не знал о причине его плохого настроения, об острой внутренней боли и тоске, возникавшей внезапно и подавлявшей его, она с годами усиливалась, мучила его, и с ней он ничего не мог поделать. Эти тяжелые чувства часто переходили в злобу, которая выливалась в жестокие поступки.

И когда явился тот светлый человек на корме, капитану было очень плохо на душе. Не предвиделось конца страшному мучительному шторму. Александр чувствовал, что до бухты им все равно не доплыть, он только что совершил убийство, у него было самое дурное настроение, смешанное с яростью и отчаянием, и не хотелось жить. Странный человек в светлых одеждах, от которого во все стороны расходилось золотистое сияние, спокойно произнес: "Я могу помочь тебе, не бойся". "Это, наверно, пьяный бред, такое на днях было у боцмана и Питеру показалось, что он видит дьявола, – подумал Александр, – это, наверно, сатана, притворившийся добрым духом. Я же недостоин, чтобы мне явился настоящий ангел, а если это и так, то пусть он мне скажет, зачем Господь так мучает меня и нас всех! Нет, не хочу! Это будут опять туманные красивые слова как в Библии, которые невозможно применить в жизни. Но почему мне так плохо? Я так хотел избавиться от этого внутреннего мучения с молодости, но Господь ни разу не ответил мне. Посмотрим, ответит ли он сейчас".

"Я не нуждаюсь ни в чьей помощи! Я сам смогу обогнуть этот мыс и вернуться домой с товаром! Да будут прокляты небеса, которые не слышат нас и которым наплевать на наши страдания!" –с вызовом выкрикнул в ответ Александр.

И тогда человек в светлой одежде произнес…

Но тут Соня вывела капитана из минутной задумчивости.

– Вы обещали объяснить, что происходит и когда вы нас отпустите? – спросила она нетерпеливым и раздраженным тоном.

"Как я могу все объяснить этой милой красивой девочке, которая только-только начала разбираться в жизни, но еще многого не может понять? А ведь я сразу полюбил ее как свою дочь, – задумался Александр, вздохнул, и морщины на его высоком лбу стали еще глубже. – Ну не могу же я вот так сразу рассказать правду, хотя, к моему ужасу и большому сожаленью, все равно придется это сделать. К тому же она, похоже, считает меня сумасшедшим".

– Понимаешь, милая, мы очень давно плаваем на этом корабле, – сказал капитан мягко, как разговаривают с маленькими детьми.

– Это меня не волнует, сколько времени вы плаваете, – продолжала Соня ехидно и зло, – а интересует только, зачем вы нас обманываете, и когда мы попадем домой.

Капитан решил начать издалека.

– Понимаете, дорогие мои, помимо нашего мира существует невидимый мир, который нельзя увидеть или потрогать, он живет по своим законам, но связан с нашей реальностью.

– Да, конечно, я знаю о чем вы, я смотрел фильм "Адвокат дьявола" и читал много книг о вампирах, – вмешался, наконец, пришедший в себя Данила.

Однако, после небольшой паузы мальчик вдруг испуганно спросил:

– А, может, вы один из них?

– Из кого? – не понял Александр.

– Ну, воины сумрака, Иные, – осторожно вполголоса произнес Данила.Герои прочитанных книг вдруг ожили в его воображении.

Капитан отвлекся, он смотрел то на темное небо, то на компас.

– Да, Даниэл, наверно, можно и так сказать, – рассеянно ответил Александр.

– Я так и знал, что они существуют, я это подозревал, – в голосе Дани была какая-то смесь ужаса и восторга, – умоляю, не пейте мою кровь, я готов пройти обряд посвящения.

– Что? – Александр удивленно посмотрел на Данилу. – Ты думаешь, что я пью кровь? Откуда такие странные мысли?

– Он не вампир, придурок, опять меня позоришь, начитался всякой дряни, лучше бы читал то, что в школе задают! – зло прошипела Соня.

Тут их прервал громкий бас боцмана:

– У нас больше нет времени, капитан.

– Что значит «больше нет времени»? – крикнула Соня. Но ей почему-то никто не ответил.

"Я уже привык к этому, но вот сейчас все повторится снова, – Александр устало нахмурил брови. – Почему мы все на этой земле привыкаем к страданиям? Они часть нашей жизни и после них острее чувствуется радость и, наверно, в несчастьях есть какой-то непонятный жестокий смысл. По сути дела у меня никогда ничего и не было кроме боли. Может, если бы я был богат, все бы было по-другому, и я сейчас мог бы вспомнить что-то особенное. Но стал ли бы я счастливее? Я не могу этого знать. Почему Бог дает одним людям все, а другим ничего? Или это тоже только иллюзия? Все проходит, исчезает в вечности, которой все равно, что мы все мучаемся на земле каждый по-своему. Я так страшно устал, вся душа выжжена дотла. Не осталось ничего, кроме этих детей, которых я не могу, не имею права потерять. Я так много думал о них и искал, и теперь они должны жить нормальной жизнью и быть счастливыми! Неужели этого никогда не будет? И я в этом виноват". Капитану стало невыносимо больно от этой мысли, он сжал кулаки и на ладонях остался глубокий след от ногтей.

Неожиданно они оказались в молочно-белом тумане, он рассеялся также быстро, как и пришел. И вдруг стало светло, в небе палило жаркое солнце. Корабль мерно покачивался на волнах среди бескрайнего океана. Воздух стал по-тропически влажным, совсем иным, нежели у берегов Турции.

"Вам надо надеть что-нибудь на голову, – засуетился Александр, – здесь солнце способно убить". Действительно, палило нещадно, им стало жарко. Соня накинула на голову шелковый платок, который был у нее на плечах, а Даниилу Александр нахлобучил на голову соломенную шляпу, которую принес один из матросов. Сам он остался с непокрытой головой. Казалось, его это не пугало.

Соня увидела, что у штурвала стоит помощник капитана. Он был одет в не то клеенчатую, не то парусиновую робу, с множеством застежек, похожую на комбинезон, с откинутым капюшоном. На голове у него была та же треуголка, в которой он предстал пред ней впервые.

"Где мы?" – испуганно крикнула ему Соня.

"Примерно семь градусов северной широты, девяносто один градус восточной долготы. Добавлю для тех личностей, которым эти цифры ни о чем не говорят,мы недалеко от восточного побережья Центральной Америки", – бодро ответил Дирк по-английски, насмешливо улыбаясь девушке.

"Сколько у нас еще времени?" – спросил капитан, хмурясь.

"Не более пятнадцати минут", – ответил штурман.

"Что это значит? Как мы здесь оказались?" – крикнула Соня, чтобы все ее услышали и хоть кто-то ответил. Она старалась не подать виду, что ее охватила сильная тревога.

"Это значит, через пятнадцать минут начнется сильный шторм. Мы всегда оказываемся в ненужном месте в ненужное время", – усмехнулся штурман. Он был совершенно спокоен, как будто им предстояла обычная прогулка.

"Готовьте паруса!" – крикнул Дирк. Боцман уже стоял на палубе в клеенчатом плаще с множеством застежек, что выглядело крайне нелепо в царящем тропическом зное. Он приложил к губам дудку, висевшую у него на шее, раздалась пронзительная звонкая трель. На палубу высыпали матросы. Они тоже были в плащах из грубой ткани типа брезента.

"Эй вы, бездельники!" – загрохотал боцман. Дальше посыпались команды на голландском языке, которые и Соне, и тем более Даниилу, который не знал языка, трудно было не то что запомнить, но и повторить. Звучали незнакомые слова: грот, марсель, фок, бромбрамарсель, грот фок, бушприт и множество других неизвестных им морских терминов.

Матросы засуетились, стали разворачивать и поднимать паруса, свернутые на палубе. Они работали с большим трудом, многие не протрезвели и еле держались на ногах. Соне было не по себе, какое-то раздражение, злоба и внутреннее напряжение почти всех окружающих, казалось, витали в воздухе. Матросы карабкались на мачты, тянули канаты под громовые крики боцмана. Последний пересыпал свою речь отборной руганью на голландском языке, используя витиеватые непристойные выражения, не приставшие доброму христианину, которым он себя сам рекомендовал.

Из этих замысловатых ругательств самым приличным было выражение "сын свиньи и монаха". Соня поморщилась.

-Я не понимаю, зачем вы все время хотите нам пустить пыль в глаза? Что вы задумали? Что происходит? Что за всем этим кроется? – София старалась перекричать скрип мачт, обращаясь к капитану, на глазах у нее выступили слезы, она начинала впадать в истерику. – Все равно вы хозяин положения, мы на вашем корабле, далеко от берега, так откройте, наконец, ваши карты! И еще, какой может быть шторм, ведь на небе не облачка, ни ветерка?".

-А посмотрите вот на это", – капитан показал в сторону кормы. Действительно, на краешке неба, за кормой корабля ясно обозначалась черная полоса, которая медленно-медленно поднималась все выше и выше, отвоевывая все больший участок голубого неба. – Приближается буря.

Но Соню это нисколько не убедило.

-Свяжите нас с ближайшим Российским консульством, – взмолилась она.

-Все потом, потом. Поверьте, я бы очень хотел, чтобы вы покинули корабль, но, боюсь, это невозможно", – ответил ей капитан. Тут парусник качнуло, и Соня едва устояла на ногах. Александру пришлось схватить ее за плечи, чтобы удержать.

– Идите скорее в каюту, начинается буря. Плотно прикройте двери, держитесь крепче и не выходите. Делайте все, что я говорю, я желаю вам только добра, со временем вы обязательно все узнаете, – строго сказал капитан, внимательно глядя ей в глаза.

София почувствовала, что не может ослушаться его. "Да он психологически подавляет окружающих, страшный человек…" – промелькнуло у нее в сознании, корабль сильно качало, и надо было торопиться. Соня и Данила прошли в каюту для знатных пассажиров или гостевую каюту, как называл ее капитан. София плотно прикрыла дверь и пыталась ее запереть, но мудреный засов не поддавался, а ключа не было.

Соня с досадой пнула дверь ногой и набросилась на Данилу: "Это ты во всем виноват! Ты с твоим любопытством! Мы теперь влипли! Ты понимаешь, что нас похитили, неизвестно с какой целью! Мы не можем знать, какие еще у них намерения, может быть, нас разрежут на органы".

Что ты вечно выдумываешь какие-то страшилки? – раздраженно отозвался Данила.

– Почему это я виноват? Ты сама захотела идти с Александром. Мне почему-то кажется, что он не злой, а очень мужественный человек, даже чем-то на нашего отца похож.

-Ты ничего не понимаешь, – грустно сказала Соня, притихнув неожиданно для самой себя. Вспышка ярости прошла, и ее внезапно охватила гнетущая апатия и тоска.

Даня пришла в голову неожиданная мысль:

-Вот что, я сбегаю сейчас в его каюту, капитан занят на палубе. Если там открыто – принесу два пистолета и побольше пороха.

-Ты что, зачем это?" – недоуменно воскрикнула Соня, но ее брат уже выбежал за дверь.

Соня понимала, что столкнулась с чем-то страшным неизвестным и непонятным, и теперь она была в полной растерянности, страх парализовал сознание. И в глубине души она чувствовала, что это на самом деле только она, как старшая, виновата в том, что они с братом здесь оказались, и это чувство вины было особенно мучительно.

Данила выскочил за дверь, но не дошел до каюты капитана, так его поразила перемена, произошедшая в окружающем мире. Уже не было так жарко, воздух стал прохладным и влажным. Сильный ветер дул прямо в корму, надувал паруса и корабль удивительно мягко и быстро скользил вперед по волнам.

Половина неба за кормой была покрыта черными тучами, которые с ужасающей быстротой неслись вперед и заволакивали все больше и больше видимого пространства.

А под тучами все слилось в какую-то серую массу, и ничего нельзя было разглядеть – по-видимому, там хлестал чудовищный ливень.

Православный христианин и романтик

Так чем же вам не угодил Путин, товарищи контокоммунисты?

Так чем же вам не угодил Путин, товарищи коммунисты?В последнее время опять активизировались наши "контокоммунисты" яростно критикующие Путина. За что? Да за что угодно, ну не нравится...

2018-12-22 Лента международных новостей №24 (+видео; информация обновляется)

22.12.2018 Правительство США частично приостановило работу. Сенат США завершил сессию вечером в пятницу, 21 декабря. Тем самым он обеспечил временное «закрытие» федерального правительст...

Картинки выходного дня // Виолетта Крымская

Не буду нарушать традицию, порадую вас своими новыми воскресными картинками. Улыбайтесь чаще: ...

Ваш комментарий сохранен и будет опубликован сразу после вашей авторизации.

0 новых комментариев

    lovejoy7777777 Меломан
    Вчера 14:36

    Осеннее(питерское) настроение: Александр Розенбаум - Налетела грусть

    "Вальс Бостон", пожалуй, самую известную композицию известного питерского барда Александра Розенбаума я уже публиковал в нашем журнале. Светлую питерскую грусть опишет другая песня в его исполнении:Александр Розенбаум - Налетела грусть Подписывайтесь на новый журнал "Меломан"! Размещайте интересные музыкальные материалы, включая свои соб...
    242
    lovejoy7777777 Меломан
    10 ноября 16:11

    Знаменитые группы-однопесенники: Status Quo - In the army now(1987) однопесенники

    Композиция в рекламе (для "тех кому за 40") не нуждается. А те, кто младше и песню эту не знают, слушайте и внимайте - стоит того! БиографияАктивность (лет)1967 – сегодня (52 года)Место основанияLondon, England, ВеликобританияУчастникиAlan LancasterAndy Bown (1976 – сегодня)Francis RossiJohn CoghlanMatthew LetleyPeter KircherRichie Malon...
    1295

    Беспамятство

    Впервые этот рассказ был опубликован на Конте 4 года назад и не потерял актуальности до сих пор. Кажется, что ряд авторов нашего ресурса просто забыли, что представляла собой жизнь в нашей стране, например, 30 лет назад. Или 20 лет назад. А может, память у них уж очень избирательна. Предлагаю вспомнить.              &n...
    10069

    Душенов 245. Спящий "Патриот", нарисованный флот и нечестные русские

    Дорогие читатели журнала "Военный параД", прошу прощения: в прошлый раз по ошибке выложил кусок программы за номером 244, которая шла на сайте К. Душенова под другим названием. Сегодня же  предлагаем вашему вниманию очередной, 245-й выпуск программы Константина Душенова "Если завтра война": ...
    3095
    lovejoy7777777 Меломан
    4 ноября 18:22

    Группы, прославившиеся единственной песней: Opus - Life is life

    Продолжаем рубрику "Группы, прославившиеся единственной песней". Сегодня мы вспоминаем знаменитую композицию австрийской группы  "Opus" - Life is life записанную в 1984 году. Текст песни выражает «восторженную любовь группы к выступлениям на сцене». Задорная и зажигательная, эта композиция покорила не одно сердце. На музыкальном Олимпе продержалась...
    5439
    lovejoy7777777 Юмор
    2 ноября 07:41

    Не лох

                                                                  Идти через строй свистящих, улюлюкающих, вопящих "Ганьба!" граждан, многие из которых, возможно, голосовали за него еще весной, для президе...
    14109

    Душенов 245: СИРИЯ: ВСЕ ПУТИ ВЕДУТ К ПУТИНУ

    Дорогие читатели журнала "Военный параД", предлагаем вашему вниманию очередной, 245-й выпуск программы Константина Душенова "Если завтра война": ...
    10095
    lovejoy7777777 Меломан
    31 октября 18:39

    Музыка в день рождения: Frances Barber - Friendly fire(2001)

    Как я уже писал в аналогичный день в прошлом году, в свой день рождения испытываю чувства обычно лирико-ностальгические. И немного грустно, что еще один год прошел. Сорок семь как никак..."Дружественный огонь" Франсис Барбер (музыка, естественно, Pet Shop Boys) это, похоже, то, что нужно.  ...
    6117
    lovejoy7777777 Меломан
    28 октября 16:12

    Любимый марш: С. А Чернецкий - Марш "Парад"

    До сегодняшнего дня не знал никаких подробностей об авторах и истории создания этого марша (эту информацию я, традиционно помещу после ролика). Но мне он всегда нравился своей спокойной, чуть нагловатой(в восприятии врагов Отечества, конечно:)) энергетикой. Напоминает мелодичное(насколько это возможно) вращение шарниров хорошо отлаженной военной машины,...
    6871
    lovejoy7777777 Это наша жизнь
    28 октября 14:38

    Финальная точка в "датской" проблеме задержки строительства "Северного потока 2" поставлена

    Поскольку посвятил этому вопросу немало статей, сегодняшняя информация о том, что Дания таки дает разрешение на строительство "Северного потока 2", причем, выбрав первоначальный вариант маршрута. Бесспорно - это наша победа победа, безусловно - виват, но давайте, все же обратимся за подробностям к источникам.Хаотичность различных мнений на счет перспект...
    40864
    lovejoy7777777 Юмор
    26 октября 08:03

    Когда Сирия войдет в состав РФ...

    - И что мы теперь делать будем? - мрачно спросил Песков.- Принимать! А ты как думал? - Путин с сарказмом взглянул на своего пресс-секретаря.- Да там... Там же 18 миллионов голодных ртов! Даже без беженцев. Чем их кормить-то будем?Владимир Владимирович устало прикрыл веки. Перед его внутренним взором предстала  сцена вчерашнего заседания Госдумы, гд...
    32269
    lovejoy7777777 Военный параД
    25 октября 14:18

    Душенов 244. Южная Африка – Русская земля!

    Дорогие читатели журнала "Военный параД", предлагаем вашему вниманию очередной, 244-й выпуск программы Константина Душенова "Если завтра война": ...
    7184
    lovejoy7777777 Меломан
    24 октября 14:46

    Eric Clapton - Tears in heaven

    Талант музыканта, как впрочем и любого художника, в широком смысле этого слова, заключается в умении донести до слушателя свои чувства и переживания. Вообще-то музыка - это один из лучших способов передачи эмоций. В своей композиции "Tears in heaven" британский рок-музыкант Эрик Клэптон сумел передать личную боль и трагедию: гибель своего 4-летнего сына...
    7276
    lovejoy7777777 Меломан
    23 октября 15:51

    Золотые хиты: John Lennon - Woman

    В период, последующий после распада "Beatles" помимо, безусловно, выдающейся композиции "Imagine", обращают на себя внимание и другие шедевры знаменитого битла. Одним из них, конечно, является песня, посвященная Йоко Оно, "Woman". Я вообще редко бывал впечатлен вещами, которые знаменитые художники, поэты и композиторы создавали в честь своих возлюбленны...
    7326
    lovejoy7777777 Меломан
    21 октября 15:12

    Хиты 80-х: Pupo - Burattino telecomandato (1981)

    Песня Burattino  telecomandato запомнилась по временам начала 80-х. Тогда была в моде итальянская поп-музыка и композиция Пупо "Буратино" была в моде. Многим нравился контраст между несколько суетливым, но при этом мелодичным куплетом и романтически-задумчивым припевом. Для тех, кто помнит - ностальгия! БиографияГод рождения11 с...
    8531
    lovejoy7777777 Свет Христов
    19 октября 07:40

    Победа России в Сирии как этап на пути реализации евразийского проекта

    Последние новости из Сирии лично для меня, безусловно, радостные, если иметь в виду мое особое отношение к этой ближневосточной стране и ее народу. В свое время я подробно описывал свое путешествие в САР. Статья "О Сирии и Сирийцах" https://cont.ws/@lovejoy7777777/133123 имела тогда большой резонанс. "Сирия очаровала меня с первых моих шаг...
    15152
    lovejoy7777777 Военный параД
    18 октября 14:19

    Душенов 243. Ближний Восток – русский кусок

    Дорогие читатели журнала "Военный параД", предлагаем вашему вниманию очередной, 243-й выпуск программы Константина Душенова "Если завтра война": ...
    7670
    lovejoy7777777 Меломан
    17 октября 12:41

    Хиты 90-х: Scorpions - Lonely nights(1993)

    Мой друг, поклонник рок-группы Kiss, не раз заявлял, что баллады "Скорпионз"(их он тоже любит) - это, по сути, поп-музыка в рок-аранжировке. Однако, по моему мнению,  среди данного рода композиций, встречаются и весьма "тяжеловесные". Одну из них я и представляю сегодня вашему вниманию. Подписывайтесь на новый журнал ...
    8303
    lovejoy7777777 Меломан
    15 октября 15:45

    Золотые хиты: Eagles - Hotel California

    Когда мне кто-либо из нынешних молодых и  всеядных начинает на полном серьезе втирать, что современная поп- и рок-музыка ничем не хуже той, что была в 60-80-х, в эпоху расцвета, я лишь скептически ухмыляюсь, как правило ухожу от спора, и часто вспоминаю почему-то бессмертную композицию группы Eagles. Я, конечно, я имею в виду "Hotel "California". Н...
    8731

    Россия расправляет крылья

    Новости последней недели окрыляют. Начнем с одной из важнейших: прорыву в вопросе окончания строительства газопровода "Северный поток 2".Напомню, что позиция властей Дании, а точнее - отсутствие решения по вопросу прокладке в её исключительной экономической зоне российской газовой трубы, была последним препятствием на пути планов "Газпрома" завершить ...
    20572
    Служба поддержи

    Яндекс.Метрика