• РЕГИСТРАЦИЯ
Война с Турцией в Сирии

Владимир Евгеньев, Дарья Кузнецова «Огни святого Эльма» (мистический роман) Глава 9 Кораблекрушение

19 3420

Владимир Евгеньев, Дарья Кузнецова «Огни святого Эльма» (мистический роман)  Глава 9 Кораблекрушение

( Глава 1 https://cont.ws/post/244091, Глава 2 https://cont.ws/post/245104, Глава 3 https://cont.ws/post/246804, Глава 4 https://cont.ws/post/249411, Глава 5 https://cont.ws/post/250570, Глава 6 https://cont.ws/post/251438 Глава 7 https://cont.ws/post/252251), Глава 8 https://cont.ws/post/254989)

Он был очень привлекателен в этот момент, но Соня почему-то не почувствовала ответного желания, что-то мешало, между ними был некий невидимый барьер, который делал близость невозможной для Софии. Она мягко отстранила руку Элая.

– Я не могу, не знаю, что со мной: наверно, наша встреча может принести мне новые страдания, – грустно сказала она.

– Я понимаю о чем ты, – вздохнул Элай. – А ты не думала, что, избегая боли, ты прячешься от самой жизни? В этом скорбном мире мы можем познать радость только сквозь слезы, иначе никак. Не стоит отказываться от любви и счастья, хотя с ними и приходят страдания, которые неизбежны.

У Сони сладко замерло сердце.

– Ты прав, я всегда чувствовала это.

И как раз в тот момент, когда Элай встал с колена, собираясь ее обнять, дверь со скрипом отворилась, и вошел Александр, который вел за руку Данилу. Капитан несколько удивленно посмотрел на Сониного собеседника, но, видимо, он был чем-то озабочен , поэтому, очевидно, не придал происходящему особого значения, сказав лишь, обращаясь к девушке: "Соня, вот ты где, я как раз хотел с тобой поговорить, Элай, оставь нас, пожалуйста". Последний быстро вышел. У Александра был крайне обеспокоенный вид.

Соня очень расстроилась из-за прерванного разговора с Элаем. Она чувствовала, что их ждало нечто необыкновенное, что заставило бы ее забыть о прошлом.

Капитан сел на сундук рядом с Соней и заговорил:

– Дорогие мои, – начал он, – положение крайне серьезное. Я раньше не хотел вас пугать, но больше нет возможности тянуть время. На корабль наложено проклятие и, если мы не сумеем снять его, вы вынуждены будете странствовать с нами во веки веков. Я бессилен перед Богом и стихией…Даже не знаю, за что мне все это, милосердный Господь не оставил мне ничего и даже вас послал, чтобы еще больше наказать!

"Какой капитан молодец, настоящий мужчина, он такой храбрый и от него пахнет морем. Хотел бы я быть похожим на него, – думал Данила, – не совсем понимаю, что он имеет в виду, но старшие иногда говорят загадками". Соне стало жаль капитана, она видела, как он страдает.

Она мысленно сравнила себя с тяжело больным человеком, который иногда отвлекается на повседневные дела, но все равно обречен. Так и Соня-то пила ром, то отвлекалась на эмоции и воспоминания, но к ней снова и снова возвращалась мысль о том, что они находятся в странной, абсурдной и непонятной ситуации. "Я не ищу все время объяснения этому кошмару и, периодически думаю о других вещах, наверно, так психика пытается защитить себя. Эти странные рассказы о проклятом корабле, я не хочу в это верить. Может, сейчас наконец-то удастся что-то выяснить".

– Почему вы о нас так беспокоитесь? – спросила Соня.

– Да, пришла пора об этом сказать. Вы мои дети, – его лицо стало очень печальным, – я вам никогда об этом не говорил, но это так.

– Неудивительно, эти постоянные стрессы, штормы, легко сойти с ума, – сказала Соня, сочувственно глядя на капитана.

– Я понимаю, что кажусь вам сумасшедшим, – капитан схватился за голову, – иногда я сам понимаю, что я не в себе, вы просто мои потомки, как говорится, вы для меня как дети, это сложно понять. Я вас искал больше трехсот пятидесяти лет.

– Но триста пятьдесят лет назад мы еще не жили, – осторожно заметил Данила, он в крайнем изумлении смотрел на капитана.

– Понимаете, моя жена ждала ребенка, я так хотел этого, но не увидел его никогда, а до этого у нас не было детей пятнадцать лет. А потом произошло это… это несчастье. Я очень во многом виноват, вся моя жизнь - ошибка, и вы это единственное, что осталось после меня, мне так хотелось увидеть своего ребенка, я представлял его себе долгими ночами в шторм. Ах, эти бесконечные штормы, не удивляюсь, что в раю нет моря, как написано в Библии. Море, наверно, будет в аду.

Я мечтал, что Господь прекратит все это и простит меня, и я буду учить своего сына скакать на лошади и стрелять из пистолета, и он поплывет со мной на корабле. Но Бог не освободил меня от этого странствия. Да, у меня много грехов, но Его почему-то называют милосердным. Я не хочу быть богатым как Дирк, мне ничего не нужно. Я так виноват перед своей женой и сыном и это было бы утешением для меня увидеть моих потомков, подарить им часть нерастраченного тепла души.

Когда-то мой внук уехал в Россию. Я знаю немного про всех своих потомков, какого труда мне стоило добыть эти сведения, но, ни разу не удалось никого из них встретить! И вот только сейчас я встретил вас… Но все кончено, я видел над вашими головами огни святого Эльма, это значит на вас теперь тоже проклятие. Как ужасно, что вы не успели покинуть корабль до захода солнца, тогда все было бы хорошо!

– Мне очень жаль вас, но я ничего не поняла, – сказала Соня. Она начинала впадать в отчаяние. "Этот капитан сошел с ума, и уже нет возможности ничего выяснить".

– Вы слышали легенду о Летучем Голландце, обреченном вечно странствовать по морю? Это правдивая история. Вы сейчас находитесь на нем, я его капитан, и вы мои потомки.

– Ну, наконец-то, могли бы сказать все сразу без лирических отступлений,- рассмеялась Соня.- Я шучу, конечно, простите, – спохватилась она. Новость не укладывалась у нее в голове, возможно, это и правда, но уж слишком абсурдная. Вместе с тем, это все объясняет. Надо срочно выпить рома, чтобы не сойти с ума.

Капитан обнял одной рукой Данилу, а другой Соню и говорил хрипловатым прерывающимся голосом. Морщины стали глубже, лицо было искажено страданием. София почувствовала, что он не лжет.

-Похоже, вы обречены на вечные странствия на этом корабле вмести со всеми нами…

– Подумаешь, проклятие, не так уж это и плохо, путешествовать все время, – сказал Данила преувеличенно бодрым голосом.

Александр печально улыбнулся.

– А как же ваш международный бизнес? – спросил Данила, видимо, желая еще больше подбодрить капитана.

Капитан нахмурился и неохотно пояснил:

– Да, знаете, это было давно, еще в семнадцатом веке, мы все работали в Ост-индской компании, у нее была торговля по всему миру. А сейчас мне не до этого, да и зачем, если я все время здесь на корабле и только иногда выхожу на берег, не нужно больших средств, чтобы… он сделал паузу, видимо, подбирая слова, чтобы немного отдохнуть. И я тратил время на поиски потомков, наведение справок, это очень непросто.

– А как же костюм, Ролек-с, Феррари? – спросил Данила несколько разочарованно. Но осекся, сообразив, что может обидеть капитана, и быстро добавил: – Вообще это все ерунда, не так уж и важно, на какой машине ездить.

– Это я все одолжил у Дирка, он зарабатывает большие деньги, но я считаю то, как он это делает, совершенно бесчеловечно.

– А чем он занимается? – Соне стало крайне интересно, раз Дирк проявляет к ней такие откровенные знаки внимания, она должна знать о нем все.

– Не будем об этом говорить, – сказал Александр тоном, не терпящим возражений.

– Я все-таки не совсем понимаю, зачем вы нас искали, – сказала Соня.

– Это все не так просто… Я сломал жизнь себе и множеству людей, мое самое большое желание - увидеть сына не исполнилось. Моя нормальная жизнь давно кончена, все надежды разбиты. Я хотел, может быть, какой-то компенсации за все это. Мечтал хоть на мгновение почувствовать себя счастливым, что-то сделать для вас.

– Помните, вы мне показывали столько драгоценностей и красивых нарядов? Я считаю, в молодости вам удалось многого добиться, – Соне хотелось как-то утешить капитана.

– Я нашел сундуки с драгоценностями и одеждой у берега около обломков судна, разбившегося о скалы. Это было в наше последнее плаванье до проклятия, – грустно ответил капитан. – Правда, кое-что у меня и осталось и из наших фамильных ценностей, но их, увы, немного, я из семьи обедневших дворян.

Он горестно усмехнулся.

У Сони сжалось сердце от сочувствия к этому одинокому человеку. Она подумала об ужасных условиях на корабле, бесконечных штормах, заколдованном круге вины, страдания и тоски. Это подобно пожизненному заключению, которое не может закончиться смертью или, скорее, похоже на вечное пребывание в кромешном аду. "Глупо на него обижаться, он не хотел втягивать нас во все это, – подумала Соня. – И потом капитан наш родственник, с ним произошла трагедия и уже ничего нельзя изменить, как это страшно".

– Но, если вы и вправду капитан Летучего Голландца, вас знают почти во всем мире, это же здорово, – заявил Данила, незаметно подмигнув сестре..

– Да, но все боятся встречи с моим кораблем.

– Но я так поняла, что все-таки можно как-то снять проклятие, – осторожно заметила Соня.

Александр внимательно смотрел на нее и как будто не слышал ее вопроса.

– У меня никогда не было дочери, я не знаю, что говорят в таких случаях, – он вздохнул, – но тебе, Соня, не стоит общаться с Дирком, с Элаем и с другими людьми из команды.

– Почему же? – девушка почувствовала раздражение.

– Да ты не понимаешь, что они из семнадцатого века, они еще живы только благодаря проклятию? Ничего хорошего из этого не получится! – Александр перешел на крик, но потом опомнился. – Ладно, извини, не будем об этом. Может, нам всем удастся покинуть корабль. Я хочу открыть вам страшную тайну, о которой не знает никто из команды.

"Да, если все предки будут указывать, как жить, это будет ужасно", – подумала Соня с грустной иронией. А тем временем капитан продолжал:

– Я хотел обогнуть мыс Доброй Надежды в жуткую бурю, во что бы то ни стало, несмотря на страшный противный ветер и протесты команды, и проклял небеса. А сразу после этого я увидел светлого ангела, который сказал, что меня наказывает Господь, и мы будем странствовать в шторм во веки веков. Но есть один способ избавиться от этого. Он сказал, что мы заслужим прощение, если…

И тут дверь отворилась, и его прервал бас боцмана, появившегося на пороге: "Господин капитан, не хотел мешать вам, но с зюйд веста идут огромные волны". Действительно, корабль стало очень сильно качать из стороны в сторону. Временное затишье прошло. Александр вздохнул и сказал, обращаясь к ребятам: "Пойдемте, все время держитесь рядом со мной".

"Вот опять не успел сказать самого важного, – думал он, – повторяю одни и те же мысли, эта привычка всех раздражает, но мне кажется, что люди не понимают, не слушают и хочется донести до них самую суть, а с первого раза никогда ничего непонятно. Опять этот гадкий шторм. Господи, позволь мне отправиться в ад, но спаси моих детей".

Соня вышла на палубу и вскрикнула от удивления и ужаса. Паруса корабля почему-то приобрели зловещий черный цвет. На мачтах и реях было яркое красное свечение, как гигантские зажженные свечи. Алые огни, напоминавшие языки пламени, светились над головами пробегающих матросов и на расстоянии нескольких сантиметров от пальцев их рук. Соня посмотрела на свои пальцы, они тоже светились, причем ощущала сильное жжение.

– Что это? – вскрикнула София.

– Огни святого Эльма, они охватывают весь корабль и нас, и чернеют паруса, это значит, что на пути другое судно, они видят нас, и мы указываем приближение шторма, – сказал ей один толстый огромный матрос, который пробегал мимо, таща за собой длинный канат.

– Мне страшно, – крикнула Соня, но никто на это не обратил внимания.

Матросы бегали, орали и суетились. Вокруг корабля вздымались огромные волны, которые безжалостно набегали на судно, будто пытаясь его поглотить.

Капитан включился в работу, и ему пришлось отвлечься от Сони с Данилой.

– Сильный ветер с зюйд-веста, – повторил боцман. На горизонте показалась тоненькая черная полоска, быстро заполнявшая небосвод.

И тут к Соне подбежал Дирк, на ходу крича матросам: "Закрепляйте такелаж, снимайте паруса", схватил ее за руку и потащил за собой. Он подвел ее к капитанскому мостику и сказал, нахмурившись:

-Взгляни в подзорную трубу. София посмотрела и увидела огромный лайнер.

-Ты когда-нибудь плавала, хотя бы на пароме? Она кивнула. Дирк обнял Соню за плечи. -Представляешь, как там здорово? Живая музыка, магазины дьюти-фри, бары-рестораны на любой вкус, и шторм им не страшен.

- А они не могут нам помочь?

Штурман покачал головой:

-Нет, если даже их приборы уловят наш корабль, они вряд ли смогут к нам приблизиться. Иногда у нас случались стычки с пиратами, но ни разу ни одно судно не попыталось помочь терпящему бедствие паруснику. Может быть, это часть проклятия, или, вероятно, их пугают черные паруса и они догадываются, что перед ними Летучий Голландец, не зря же о нас знают моряки всего мира. Вообще, наша жизнь полна тайн, мы бессильны перед роком, и все впадают от этого в отчаяние, но не я. Во мне столько энергии, что я еще готов развеселить тебя и не только ...

-Что у вас за бизнес? – быстро спросила Соня, отстраняясь от Дирка.

-Такой бизнес, которому завидуют все жалкие неудачники на этом корабле, включая вашего…ээ…пра-пра-пра-дедушку-капитана, и придумывают всякую ерунду,-зловеще усмехнулся штурман.-Ты знаешь, я мог бы взять тебя в мой главный офис и все показать. Хочешь поехать со мной? София вдруг осознала, что Дирк выглядит очень жутко: огни святого Эльма у него над головой и черные паруса, все это наводило на нее ужас. И она, начиная впадать в панику, смотрела то на свои пальцы, кончики которых будто горели ярко красным пламенем, поднимавшимся кверху на высоту небольшой свечи, то на собеседника. Ей хотелось кричать. "Сейчас окончательно сойду с ума", – подумала Соня.

Она не успела ответить Дирку, огромная волна качнула корабль. Соню отбросило от капитанского мостика, и она покатилась по палубе.

Рядом с ней оказался проповедник Ханс, она услышала его хриплый голос:

-Молись, сестра, молись, сам сатана на этом корабле, вот-вот мы отправимся в преисподнюю.

У Софии не выдержали нервы.

-Помогите кто-нибудь! Данила, ты где, что происходит?!" – заорала она, но ее крик потонул в реве воды.

Такого сильного шторма Соня еще не переживала. То, что происходило с кораблем, наводило на мысль, что он сию минуту погибнет. Вокруг были слышны звуки рвущейся парусины, треск ломающегося дерева. В воздухе мимо них стремительно проносились обломки каких-то неизвестных Софии деревянных деталей корабля. Черные обрывки парусов выглядели устрашающе. Волны чудовищной величины обрушивались на корабль с интервалом в несколько минут.

Каждый раз, когда накатывала такая волна, Соне казалось, что корабль проваливается вниз на дно моря, и она не знала, куда деваться от леденящего душу страха. Она лежала на палубе, вцепившись руками в торчащий крюк, и промокла насквозь. Девушка содрогалась от холода, вода казалась ей ледяной, а платье прилипло к коже. Во рту ощущался привкус морской соли.

-Помогите!- истошно завопила Соня. Ее отчаянный крик, тем не менее, остался без ответа. Вокруг слышались ругательства и проклятья, тонущие в реве ветра. Самая высокая, центральная мачта со страшным треском обрушилась, несколько огромных обломков упали на палубу и, судя по отчаянным воплям, кого-то придавили. Соня не помнила, сколько времени прошло в таком кошмаре, ей казалось, что несколько часов. У нее в голове странным образом смешались отрывочные воспоминания из прошлой жизни и разрывающий сердце страх смерти. Она была как в бреду: исступленно звала на помощь и молилась, но облегчения не наступало. Софии казалось, что она вышла за грань нормального человеческого опыта, туда, где начинается загадочный и страшный иной мир, другое измерение, главная трагедия нашего бытия, смерть, разрушение, хаос. Неотвратимую дикую силу, уничтожающую жизнь, не остановить, как невозможно предотвратить извержение вулкана или встать на пути течения времени. Соня раньше не знала, что страх бывает абсолютным, смертельным, может полностью раздавить человека подобно огромной каменной глыбе.

Вот Летучий Голландец в очередной раз нырнул между валами, и его стало накрывать водой. Послышался громовой бас боцмана:

-Скалы!

Раздался страшный треск. "Наверно, корабль налетел на скалу", – подумала София как-то отстраненно. Все паруса были уже сорваны ветром, оставшиеся мачты легли параллельно воде и парусник начал погружаться в воду.

Соня испытала такой леденящий душу, проникающий до мозга костей ужас, какого не было никогда в ее жизни. "Я не хочу умирать, не хочу умирать!" Это была единственная мысль, которая трепетала в ее голове. Сердце бешено колотилось и казалось, что оно сейчас выпрыгнет из груди, все тело сотрясала сильная дрожь. Соня не заметила, как очутилась в ледяной воде. Матросы вокруг хватались за доски, чтобы не утонуть. Девушка начала задыхаться, ужасное разъедающее ощущение от морской воды, которая начинала проникать в горло и легкие, лишало ее последних сил. Вдруг она почувствовала, что ее ноги сводит от холода. Страх, непередаваемый никакими словами, сковал тело, она попыталась закричать, но не смогла и отчаянно била руками по поверхности воды, то и дело накрывавшей ее с головой. София судорожно пыталась вдохнуть воздух, но в горло попали брызги и у нее перехватило дыхание. Она почувствовала страшную боль в груди, казалось, что там внутри что-то разрывалось на части и горело. А потом наступила полная темнота.

Когда Соня очнулась, она увидела, что находится в одной из тесных кают, корабль очень сильно качало из стороны в сторону. Ее старинное платье сильно промокло, девушка была заботливо укрыта какой-то грязной парусиной.

– Где я? – громко закричала Соня. – Мы живы?

– Живы, мы не можем умереть, к сожаленью или к счастью. Впрочем, и счастье и несчастье понятия относительные, – услышала она чей-то приятный баритон.

Соня дрожала и все еще не могла прийти в себя:

– Какой страшный кошмар, я помню, как утонула, неужели я сейчас жива? Почему? Я в аду?!

Она чувствовала себя ужасно, казалось, все тело ныло и болело.

– Вот, выпейте рому, – услышала Соня. И незнакомый мужчина протянул ей флягу.

София залпом выпила, ей постепенно становилось легче.

– Поймите, – сказал незнакомец, – этот парусник проклят, такое происходит, когда моряки не могут справиться со штормом. Но мы все как бы воскресаем, а точнее не умираем и снова оказываемся на корабле. После этого обычно наступает небольшое затишье. Это все, конечно, очень страшно, но над плывущими на Летучем Голландце не властна смерть. Как оказалось, это относится и к вам. Успокойтесь, главное, что вы живы.

– Успокоится? Как бы ни так! – закричала Соня. – Это настоящий кошмар. Я хочу поговорить с капитаном. Как он посмел привезти нас сюда!

Соня в глубине души понимала, что этот разговор ничего не даст, но у нее начиналась истерика, и ей хотелось выразить свои эмоции.

Она чувствовала себя одинокой, покинутой и несчастной, как человек, заблудившийся в темном лесу и попавший в зыбкую засасывающую трясину. И вот он уже по пояс погрузился в болото и зовет на помощь друзей, оставшихся далеко-далеко возле уютного костра. Но чувствует, что это бесполезно и не будет уже ничего никогда, и вся жизнь кажется напрасно бездарно прожитой, и все-таки жалко до слез и не хочется умирать.

– Почему вы молчите?! Где Данила?! Где Элай? Отведите меня к капитану! – крикнула Соня.

И пристально посмотрела на собеседника, до этого, пораженная собственным "воскресением", она не обращала на него внимания.

Она увидела, что рядом с ней сидит по-турецки мужчина, одетый в синий бархатный кафтан с большими пуговицами, истлевший от времени, короткие штаны и высокие сапоги. Нервное лицо с тонкими чертами, темные волосы до плеч, живые умные глаза за стеклами очков, с выражением пытливого интереса ко всему, что происходит вокруг невольно привлекали к себе. Его возраст было сложно определить. "Впрочем, на этом корабле все не первой свежести… Звучит как глупая шутка, но это так, – подумала Соня и слегка улыбнулась. – Странно, что и в трагической ситуации что-то забавное приходит в голову".

– Поверьте мне, капитан не виноват, он сам очень страдает от того, что вы на корабле. Ваш родственник, господин Стратен выпил много рома и спит, он попросил меня посмотреть за вами. Данила здесь, а сведениями о местонахождении господина… Элая я, к сожаленью, не располагаю.

Действительно, Соня увидела, что ее брат спал в той же каюте, раскинув руки, повернувшись на бок и слегка посапывая во сне. "Он совсем еще ребенок, надо о нем заботиться", – с нежностью подумала Соня, начиная понемногу успокаиваться.

– Итак, скажите мне, юная леди, что вы думаете по этому поводу? – начал незнакомец. – Если принять за основу религиозную гипотезу происходящего, все эти несчастья, которые послал нам Всевышний, являются наказанием, то есть неким воздействием, с целью нас изменить. В чем же тогда смысл так называемой свободной воли, о которой столько говорят христиане, если все мы рано или поздно изменимся под давлением обстоятельств?

По голосу мужчины чувствовалось, что, несмотря на крайне неприятную ситуацию, он пребывает в мирном расположении духа.

Он протер очки салфеткой и снова их одел.

Соня удивленно посмотрела на собеседника, на этот раз она отметила, что он был очень худым, и ей бросилась в глаза аккуратно постриженая острая бородка.

– Не знаю, я не задумывалась над этим вопросом, – Соня была озадачена, никто на корабле не пытался говорить с ней на такие темы.

– Да, юная леди, человеку, к сожалению, вообще не свойственно задумываться, о чем-либо кроме удовлетворения своих потребностей. Человек на самом деле мало чем отличается от животного. Хотя нет, люди хуже зверей. Животные не убивают себе подобных, не создают извращенные потребности, не идут против законов природы, – собеседник начал волноваться. – Да, я вижу, вы хотите сказать, что эта мысль совершенно не новая и всем известная и гораздо важнее понять, почему люди таковы. И еще вы, возможно, могли бы добавить, что над этим вопросом бились все философы мира и, тем не менее, не пришли к однозначному выводу, и причин для этого много, и обозначить их точно все равно не представляется возможным. К тому же всем известно, что любое знание относительно.

– Да, вы знаете, я тоже увлекаюсь философией, – сказала Соня, которая очень устала, была голодна и раздражена, – но вопрос, сможем ли мы отсюда выбраться, кажется мне наиболее значимым в данной ситуации.

– А подумайте, – продолжал мужчина уже вполне спокойным голосом, – почему вам представляется, что та жизнь, в которую вы хотите вернуться, лучше, чем здесь на корабле? Вы так молоды и думаете, что впереди вас не ждут страшные несчастья, поверьте мне, вы ошибаетесь. То, что происходит здесь на корабле – это, безусловно, трагедия, но не является ли трагедией вся наша жизнь, независимо от времени, места и социального положения?

– Где же все остальные? –раздраженно перебила его Соня. – Можно ли что-то поесть?

– Сейчас ночь и небольшое затишье, все спят. Кораблекрушение лишило сил всю команду. Еды у меня нет. Я могу предложить вам только еще немного рома, хотя спиртное не следует пить молодой леди. Горячительные напитки лишают разума и сил, разрушают человека изнутри, незаметно, как коварный предатель. Алкоголь не изменяет жизнь к лучшему, он исподволь уничтожает наш ум, пока мы не дойдем до такого состояния, что действительно уже не сможем ничего поменять, и нам останется лишь топить свое горе на дне стакана.

– Хорошо, давайте скорее ром, я умираю от жажды, – потребовала Соня.

Незнакомец протянул ей фляжку. Она жадно сделала несколько глотков, постепенно ей стало казаться, что все не так уж плохо, корабль действительно уже не так сильно раскачивался. Соне вдруг проснулся интерес к собеседнику.

– Расскажите о себе, – сказала она, – вы не похожи на матроса.

– Я не матрос, мой отец был представителем очень узкого круга крупной буржуазии, он был одним из тех, кого ненавидел весь народ, он контролировал половину Голландии. У меня было пятеро братьев, они весело проводили время и занимались торговлей, а мне это было неинтересно. Не имея нужды заботиться о насущном хлебе, я стал изучать философию в университете в Амстердаме. На этом корабле я плыл в Индию, чтобы учиться там древней мудрости. У меня была возможность путешествовать с большим комфортом, но я заплатил деньги, чтобы плыть на этом корабле, мне хотелось посмотреть настоящую жизнь, – он вздохнул. – Вам было когда-нибудь невыносимо тяжело из-за того, что вы не можете принять зло, существующее в мире, нищету, болезни, делающие людей неполноценными, страдания детей, всевозможные жестокие и извращенные издевательства над себе подобными представителями человеческого рода? Это сложно понять другим людям, но я мучаюсь из-за того, что не могу проникнуть в суть вещей. В мире повсеместно творятся страшные злодеяния, и объяснения всех религий и философских систем, почему они совершаются, кажутся мне надуманными. Это попытка людей оправдать зло и самих себя. Само желание объяснить существование зла, а тем самым в какой-то степени придать ему смысл, несет в себе нечто порочное, противоречащее истине и добру.

– Давайте, не будем об этом, – сказала Соня заплетающимся языком, ей стало почти весело от происходящего, – все будет хорошо. Лучше скажите, вы любили когда-нибудь?

– Да, любил, это грустная история. У меня была страсть к молодой жене моего старшего брата, она не питала к нему истинных чувств и оставалась с ним только из-за денег. Я решил бороться с этой любовью, которая могла разрушить нашу семью, и поехал в Индию. По дороге туда корабль был проклят, уже несколько столетий я имею поразительную возможность, хоть и несколько ограниченную, наблюдать за ходом человеческой истории. Мне больно видеть, по какому пути идет этот мир. Гуманизм развивается, но формы угнетения и подавления человеческой свободы становятся изощреннее, и люди их не замечают.

Тут дверь со скрипом отворилась, и Соня увидела капитана. Он был страшен, от него разило ромом, его глаза сильно покраснели. Александр покачивался, но держался на ногах. Он уже успел переодеться в сухую одежду: строгую куртку, шаровары, высокие сапоги. Поверх куртки капитан надел ремень с широкой пряжкой, за него был заправлен пистолет. На голове у него была большая старинная шляпа с пером. Соня машинально подумала, что эта деталь несколько не вписывается в костюм.

– Соня, деточка, выйди, пожалуйста, нам надо поговорить.

Она вышла. За последнее время девушка прониклась к Александру сочувствием, но сейчас капитан немного пугал ее. Соня передумала ссориться с ним, она испытывала сильное опьянение и какое-то странное равнодушие ко всему. Выйдя из каюты, Соня увидела, что вокруг стояла темная ночь и большие волны с шумом разбивались о борт корабля. Море было неспокойным, но новый шторм еще не начался. Яркие звезды, казалось, заглядывали прямо в душу с высоты огромного, сияющего, таинственного и страстного южного неба. На палубе никого кроме них не было. Скорее всего, все уже спали.

– Видишь, Соня, какие страшные вещи происходят с нашим кораблем, больше всего на свете я жалею, что вам пришлось это пережить, – сказал капитан, отвернулся и украдкой смахнул слезы ладонью.

– Не плачь, не плачь, пожалуйста, – стала говорить Соня, сама едва сдерживая внезапно накатившие слезы, – мы тоже полюбили тебя.

– Все нормально, – ответил Александр каким-то глухим голосом, – неужели вы полюбили меня? Не верю. Я такой странный, полусумасшедший капитан этой страшной развалины…Я принес вам одни несчастья.

– Ну и что, ведь любят не за что-то, а вопреки, – возразила Соня, ей хотелось утешить капитана.

Тут Александр не выдержал, обнял девушку за плечи и разрыдался. Он почти никогда не плакал, хотя его так часто мучили приступы дурного настроения, тоска и злость. Капитану довольно быстро удалось взять себя в руки.

– Спасибо тебе, все будет хорошо, – сказал он уже спокойно.

– Где мы сейчас? – спросила Соня.

– Не знаю точно, у берегов Африки, скорее всего. Посмотри, какие звезды, разве не чудо эта дикая необузданная пьянящая красота тропической ночи? Доченька, Всевышний сыграл со мной злую шутку, но я победил. Он заставил меня страдать, но все равно это все мое, бурное море и жестокая стихия, меня знают во всем мире и боятся, – Александр махнул рукой, и сильно качнулся, но удержал равновесие.

– А что же все-таки сказал ангел, как мы можем избавиться от проклятья? – спросила Соня. После этого страшного кораблекрушения, она остро осознала, насколько ужасно будет остаться здесь навсегда, все равно, что поселиться на гнилом болоте. Ей хотелось сделать все, чтобы вернуться в нормальную жизнь и спасти Элая, и капитана, и Дирка, если это возможно.

– Аа… об этом я как раз хотел поговорить, – они стояли, опираясь локтями о борт корабля, и Соне в лицо попадали брызги морской воды. – Уже не имеет значения, что он сказал, это, может быть, был сам сатана, он тоже любит представляться ангелом, – Александр вдруг громко захохотал, и сильно хлопнул Соню по плечу как мужчину. Ей стало очень неуютно. "Где я нахожусь, как страшно, неужели мы никогда не выберемся?" – пронеслось у нее в голове.

– Да не расстраивайся ты, исполнить волю ангела все равно невозможно, это касается всей команды, а они на это не пойдут, и еще этот Дирк-капиталист, - Александр произнес длинное замысловатое ругательство.- Бог требует от нас недостижимого идеала. А вот, что можно сделать: скоро мы все опять попадем на берег, вы постарайтесь сюда не возвращаться, это будет очень сложно, вы увидите, но я в вас верю. Мне хотелось бы всегда быть с вами, но вам надо жить нормальной жизнью, а я навсегда останусь здесь, мучиться на этом корабле. Да, извини меня, мне так плохо, начинаю трезветь… Только знай, что я вас люблю и всегда очень любил. Я крайне несчастный человек, но ты не думай об этом… Иди, отдыхай.

Александр, покачиваясь, пошел по направлению к капитанской каюте, а Соня, расстроенная и озадаченная, долго смотрела ему вслед, а потом почему-то заплакала.

После того случая время проходило достаточно однообразно. Шторм продолжался, но такой сильной бури как в ту ночь, когда корабль потерпел крушение, уже не было. Время от времени наступали небольшие передышки, когда море волновалось, но все-таки можно было нормально разговаривать и что-то делать. Большую часть времени брат и сестра проводили в каюте капитана и по его указанию старались как можно реже выходить на палубу. Первое время Соня боялась оставаться одна, но потом с разрешения Александра переселилась в каюту для знатных пассажиров, где ей никто не мешал. Однако, днем она большую часть времени проводила с Данилой и капитаном. Последний стал менее мрачным и, когда была такая возможность, общался со своими потомками и много рассказывал о прошлом, сильно приукрашивая свою жизнь и время, в котором он жил. Даня даже немного жалел, что ему не посчастливилось родиться в семнадцатом веке. Александр иногда развлекал Данилу стрельбой из пистолета. Он подарил Соне целую драгоценностей, которые она должна была забрать с собой. Но когда и как они смогут вернуться в нормальную жизнь, Соня не знала.

Невероятная, абсурдная, противоречащая логике и разуму мысль о том, что Летучий Голландец действительно существует, постепенно доходила до сознания Сони. "Не зря же мы слышим о клинической смерти, снежном человеке, летающих тарелках, полтергейсте, экстрасенсах и множестве подобных сверх естественных вещей, – думала она. – Ведь не бывает же дыма без огня, видимо, вышеуказанные явления или хотя бы часть из них имеют под собой какое-то реальное основание. Сказать, что я удивлена и шокирована открывшейся правдой значит не сказать ничего. Но сознание человека так устроено, что, к сожалению, даже миллион долларов через какое-то время перестает вызывать восторг и поражать до глубины души. Я, как это ни странно звучит, за несколько дней немного привыкла к тому, что мы то и дело переносимся на Летучем Голландце в разные точки мирового океана".

Соню все равно волновал вопрос о том, что сказал ангел. Интуиция подсказывала ей, что это единственный способ снять проклятие, но их предок обходил эту тему. Она перестала искать встречи с Элаем, ей почему-то снова стало казаться, что ничего кроме новых страданий это не принесет. Девушка пришла к мысли, что она уже не сможет встречаться с мужчинами, если не дождется момента, когда будет чувствовать всем сердцем, что поступает правильно.

Капитан старался как можно реже общаться с командой, так как, по его мнению, его все ненавидели и делали все назло, он передавал свои решения через Дирка и Питера Ван Гольфа. Матросы перестали приставать к Соне. Хотя на корабле дисциплина была вконец расшатана и людям, доведенным до отчаяния, было на все наплевать, им все же приходилось выполнять приказы боцмана во время шторма. И он по просьбе Александра запретил им приставать к подопечной капитана и был готов избить любого, кто будет это делать. Но Дирк твердо решил добиться близости с Соней. Он жалел, что из-за присутствия капитана почти не имеет возможности пообщаться с ней, но не терял надежды. Элай в свою очередь почти непрестанно думал о Соне и уже начал понимать, что без памяти влюбился в нее.

Почти все матросы при каждом удобном случае пили ром, устраивали драки, грязно ругались. Атмосфера на корабле была гнетущей. Еды почти не было, кроме лепешек очень дурного качества и мясных консервов, которых не всегда хватало на всех, что приводило к ругани и дракам между матросами. Только у помощника капитана был холодильник с деликатесами, который закрывался на сейфовый замок. Дирк как-то раз попытался угостить Соню, но капитан не позволил ему это сделать. Чувствовалась гнетущее отчаяние и страшное, подобное до предела натянутым струнам, внутреннее напряжение всех вокруг, которое парадоксальным образом сочеталось с мрачной злой апатией. Психологически было крайне тяжело находиться на корабле. Александру постоянно приходилось отлучаться, чтобы заниматься спасением судна в шторм, и тогда Соня и Данила сидели или лежали на сундуке, вкрученном в пол, стараясь удержать равновесие, их все еще укачивало, и самочувствие было ужасным. Такое иногда продолжалось по полдня или больше.

В тот день Соня проснулась от того, что постоянная сильная качка, от которой она ужасно устала, неожиданно закончилась. Она услышала радостные крики людей. Дверь гостевой каюты, где Соня пыталась спать, несмотря на шторм, отворилась, и она увидела капитана. Его волосы растрепались от ветра, и он выглядел очень взволнованным и даже радостным, следом за ним вошел довольный Данила.

Александр с лихорадочным блеском в глазах сообщил:

-Сегодня мы сойдем на берег, я не думаю, что Всевышний настолько жесток, что заставит вас остаться на корабле. Это все мои нервы… Я очень надеюсь, что вы сможете уехать сегодня.

У Сони радостно забилось сердце.

– Жалко, конечно, с вами расставаться, – вздохнула она. – И как же мы уедем? – забеспокоилась девушка. И тут она сообразила, что можно приобрести авиабилеты через систему он-лайн бронирования. Это мог сделать только Дирк. Соня поделилась идеей с братом. По ее просьбе, Данила попросил штурмана об этом. Помощник капитана неожиданно согласился легко и без всяких условий. Дирк сказал, что отсутствие у ребят паспортов - это не страшно, так как у него есть человек, который может залезть на внутренний сайт их отеля и узнать их данные. Также он обещал помочь с посадкой на самолет. Соня не очень поверила этому, но выбора у них все равно не было.

Через несколько минут в их каюту, улыбаясь, вошел штурман.

Чтобы вручить авиабилеты, он выбрал момент, когда капитан вышел из каюты.

– Вот, возьмите, дорогие ребята. Что бы вы делали без меня, – сказал Дирк и протянул им два распечатанных на принтере бланка для предъявления в аэропорту, – и без моего несгораемого водонепроницаемого сейфа, где хранится ноутбук.

– Наверно, без вас мы бы наслаждались спокойным утром, – очаровательно улыбнулась ему в ответ Соня.

– И это вместо благодарности, крошка! Мы с тобой еще обязательно увидимся, я жду не дождусь этого момента, – серьезно сказал он.

– Спасибо, что поставили меня в известность о нашем предстоящем свидании, – сказала Соня, стараясь придать голосу небрежный оттенок. – Вы так твердо верите, что сбудутся ваши мечты, наверно, вы таки романтик и немного не от мира сего.

Дирк криво улыбнулся:

– Говорят, что женщина не может быть умной и красивой одновременно. Не пытайтесь говорить умные вещи, ведь вы так красивы.

– Не верьте тому, что говорят люди. Может, ваша главная ошибка в том, что вы доверяете мнениям других и не имеете собственного?

Тут вошел капитан и Дирк вышел, послав Соне напоследок воздушный поцелуй.

"Да, возможно, не очень удачную роль я играю, – думал он, – посмотрел несколько их фильмов и выбрал такой тип поведения этакого современного героя, чтобы ей понравиться. Есть в этом нечто шаблонное, неживое. Похоже, она неглупая девочка надо было придумать что-то более оригинальное. Меня так возбуждает ее остроумие, надеюсь, у меня будет шанс доказать ей не на словах, а на деле мое превосходство. Жаль, что не могу, например, сочинить для нее красивые стихи". Он вздохнул и быстро пошел в свою каюту собирать вещи.

"Странно, похоже, он действительно уверен, что мы еще увидимся, – думала Соня, – почему-то мне хочется еще с ним пообщаться, он такой мужественный и необычный. Что я в нем такого нахожу? Что вообще находит мужчина в женщине и женщина в мужчине? По каким непонятным неписаным законам возникает тонкая, эфирная, рвущаяся материя взаимной симпатии, которая может перерасти во что-то большее, а может раствориться и исчезнуть, едва возникнув?"

Ее размышления прервал Александр, вошедший в каюту.

Данила показал ему электронные авиабилеты. Капитан долго вертел их в руках и, наконец, сказал:

– Здорово, что с этими бумажками вы сможете попасть домой. Все считают меня храбрым человеком, но я ни за что не отважился бы лететь по воздуху на стальной птице, – он вздохнул, – но вы смелые, вы молодцы.

– У меня есть немного денег, надо будет купить современную одежду, – добавил он, – собирайтесь скорее, все уже уходят.

Ребята порядком пропитались отвратительным запахом корабля и перед тем, как сойти на берег, долго мылись в морской воде. Люди из команды очень торопились покинуть судно, чувствовалось, что общее настроение стало лучше, слышался смех и даже шутки. Матросы помылись и быстро разошлись в неизвестном направлении. Соня сидела в каюте и ждала, пока все уйдут в город: она желала искупаться без посторонних глаз. Наконец, она вошла в море, Александр и Данила ждали ее на берегу.

Это было прекрасное ощущение, она погрузилась в приятную прохладную воду и смотрела на парусник, который слегка покачивался на спокойной глади моря. Вдалеке виднелись очертания незнакомого города и множество пришвартованных барж. Хорошо, что день был жарким. Соня наслаждалась купанием и думала: "Как удивительна жизнь, в которой такое множество тайн и загадок, и мы не понимаем ее смысла. Просто живем иногда, плывем по течению и не знаем, каким образом возможно все изменить. Только неужели для капитана, такого несчастного человека, который так нас любит, уже все закончилось? Этого просто не может быть. И неужели мы с Данилой скоро попадем домой? Наверно, родители очень волнуются, как жаль, что в шторм утонули наши мобильные телефоны. Как на самом деле мало зависит от нашей воли в этой жизни. Бесчисленные внешние факторы давят на нас. И все-таки мне нравится поговорка "Выбор есть всегда", над нашим рассудком никто не властен. Я готова бороться за жизнь в самых кошмарных обстоятельствах. Я часто впадаю в депрессию, но бывают такие моменты, когда энергия бьет ключом, и надо их использовать!". Вдруг Соня почувствовала странную необъяснимую радость, которая как птица забилась в ее душе. Это было предчувствие чего-то невыразимо-чудесного, что все-таки произойдет с ней вот-вот, несмотря на все ее трагедии.

Православный христианин и романтик

Сталинщина. Вербовка коров и террор людей.

Люблю я читать архивные документы, недоступные простым смертным ранее. Чего там только не вычитаешь! Давайте вместе почитаем прелюбопытнейший исторический документ: письмо инструктора Президиума ВЦИК ...

2018-12-22 Лента международных новостей №24 (+видео; информация обновляется)

22.12.2018 Правительство США частично приостановило работу. Сенат США завершил сессию вечером в пятницу, 21 декабря. Тем самым он обеспечил временное «закрытие» федерального правительст...

О Сынах Божиих и сынах сатаны. Против жидов.

Мир вам! Вы все - Чада Божьи. Именно так вас называют в православии. Вы, как и я, не меньший Сын Божий. А может даже и больший. Или можете стать большим. По делам своим...

Ваш комментарий сохранен и будет опубликован сразу после вашей авторизации.

0 новых комментариев

    Чья корона над миром? (Нехайповые размышления об истинной природе коронавируса)

    В наше время крайне важно ориентироваться в потоках глобальной информации. А иначе тебе навяжут такую, скажем так, картину мира, что жить не захочешь. А если тебя удалось запугать - всё, тебя можно брать тепленьким и манипулировать твоим сознанием и поведением как хочешь.И когда мой самарский друг посоветовал мне поостеречься и повременить с дебютом в к...
    2931

    Душенов 257. Поганка-Эрдоганка намутил

    Дорогие читатели журнала "Военный параД", предлагаем вашему вниманию очередной, 257-й выпуск программы Константина Душенова "Если завтра война": ...
    231
    lovejoy7777777 Меломан
    27 февраля 13:27

    Кристоф Глюк. Мелодия из оперы "Орфей и Эвридика"

       У меня легкая паника... Всё - хорошая музыка (в моем понимании) закончилась:вся та, что я знал, опубликована в нашем журнале. Постить практически нечего. Я знаю, что мне могут возразить наши уважаемые авторы, например - kidgv или Галина Агапова. Прошу вас - не пытайтесь меня переубедить. Хорошей музыки мало, а значит - она конечна. Моя...
    664
    lovejoy7777777 Меломан
    24 февраля 14:43

    Золотые хиты 80-х: Cyndi Lauper - Girls Just Want To Have Fun

    Пришла Масленица, а вместе с ней пора весенних надежд и веселья. А мне вдруг вспомнилась задорная песенка Синди Лопер "Girls wanna have fun". Всем - веселой Масленичной недели!:) БиографияГод рождения22 июня 1953 (возраст 66)Место рожденияBrooklyn, New York, New York, СШАCyndi Lauper (Синди Лаупер, полное имя Cynthia Ann Stephanie Lauper...
    1911

    Конец эпохи Суркова во внешней политике России на постсоветском пространстве: что дальше?

      18 февраля сего года Владимир Путин освободил от должности своего помощника Владислава Суркова. Соответствующий указ опубликован на сайте Кремля. Сурков отвечал за социально-экономическое сотрудничество со странами СНГ, Абхазией и Южной Осетией, а позже сконцентрировался на работе по украинскому направлению и Донецкой и Луганской народным республ...
    9605
    lovejoy7777777 Военный параД
    21 февраля 17:48

    Душенов 256. Авианосные утопленники Дяди Сэма

    Дорогие читатели журнала "Военный параД", предлагаем вашему вниманию очередной, 256-й выпуск программы Константина Душенова "Если завтра война": ...
    231
    lovejoy7777777 Меломан
    16 февраля 17:50

    Золотые хиты 80-х: Chilly - Simply A Love Song (1982)

    Да - такую музыку мы слушали и под такую танцевали. Конкретно  про данную композицию:я не припомню, чтобы ее ставили на дискотеках, но если услышал тогда, в 10-11 лет, она бы мне точно понравилась:) БиографияЛетом 1978 года продюсер Бернт Мёрле (Bernt Mohrle), работающий на Europasound Studios во Франкфурте-на-Майне, приступил к...
    2465
    lovejoy7777777 Это наша жизнь
    15 февраля 07:50

    Глобалисты против националистов: гражданская война всемирного масштаба?

    Не знаю как на вас, а лично на меня сцена в Американском Конгрессе, когда спикер нижней палаты, демократка Нэнси Пелоси демонстративно разорвала текст обращения Трампа к нации произвела на меня глубочайшее впечатление. Это очень симптоматично для нынешнего состояния американского общества и диагноз здесь может быть поставлен лишь один: Америка стоит на ...
    10270
    lovejoy7777777 Военный параД
    14 февраля 17:50

    Душенов 255. Хаотический гиперглюк Пентагона

    Дорогие читатели журнала "Военный параД", предлагаем вашему вниманию очередной, 255-й выпуск программы Константина Душенова "Если завтра война": ...
    285
    lovejoy7777777 Меломан
    13 февраля 12:25

    Песни о любви. Век XXI. Maroon 5 - This Love

    Вот так в наше время на западе поют о любви. Хорошо хоть о любви мужчины и женщины. Правда, молодые хмыкнут: "Какое же это наше время: песня 2004 года!" Так я еще деликатен: сейчас и такого (по уровню) уже не создают... БиографияАктивность (лет)2002 – сегодня (18 лет)Место основанияLos Angeles, Los Angeles County, California, СШАУчастник...
    333
    lovejoy7777777 Меломан
    11 февраля 10:51

    Gary Moore - Still Got The Blues (1990)

    Композиция Гари Мура "Still Got The Blues" в представлении не нуждается. Несколько пьяная (в смысле, предполагаю, что нравится пьяницам), но уверен, что не только им:))) БиографияГод рождения  1952Место рождения    Belfast, County Antrim, Northern Ireland,Великобритания Дата смерти6 февраля 2011 (возраст 58)Гэри Мур (англ...
    435
    lovejoy7777777 Это наша жизнь
    10 февраля 14:57

    Український обман. Правда о майдане

    Представляю вашему вниманию фильм "Импичмент. Деньги Байдена. Массовые убийства", который был показан в США на телеканале One America News, близком к Республиканской партии и вызвавшем огромный скандал на Украине. Чувствуется, кто-то скоро получит по заслугам... ...
    651
    lovejoy7777777 Меломан
    10 февраля 14:46

    Забытые хиты: Сюзи Кватро - Heart of stone (1982)

    Очередная неизвестная мне ранее, но, имхо,  хорошая композиция звезды глэм-рока 70-х  Сюзи Кватро обнаружилась мною как побочный продукт спора с товарищем, где на мой вопрос "А пела ли сия дива что-то еще хорошего, кроме "Stubling in" c Крисом Норманом?" тот начал, по обыкновению, кидать ссылки на ее хиты, а я их, по обыкновению, отвергать. Ну...
    690
    lovejoy7777777 Военный параД
    8 февраля 08:49

    Душенов 254. Атомный порог США: кто споткнётся первым?

    Дорогие читатели журнала "Военный параД", предлагаем вашему вниманию очередной, 254-й выпуск программы Константина Душенова "Если завтра война": ...
    1063

    Контуры нового мира

    После объявленной президентом России во время его послания Федеральному собранию  программы конституционных реформ мое личное отношение к исследованиям и прогнозам известного политолога Михаила Хазина заметно изменилось в лучшую сторону. Стало очевидным, что тот, что называется "бил в десятку" последние, как минимум, полгода предвещая в своих про...
    20574

    Дания дала разрешение на прокладку труб "Северного Потока 2". Начало работ 15 апреля

    Привожу текст статьи по, как известно моим постоянным читателям, давно интересующей меня проблеме полностью. Держим руку на пульсе. На карте красным показан оставшийся недоделанный участок трубопровода. В немецких водах осталось проложить девять километров, а в датских 61 и 81 километр.Все корабли предназначенные для работ находятся в неме...
    1600
    lovejoy7777777 Меломан
    6 февраля 12:18

    Легендарные хиты: Procol harum - A Whiter Shade of Pale (1967)

    Итак, позади изнурительная подготовка к экзаменам и сдачам на лицензии. Теперь, когда я без пяти минут гид-переводчик по ставшему родным за последние 30 лет Питеру,  я могу, наконец, вернуться к полноценной блогерской деятельности. Сегодня хочу напомнить читателям и слушателям "Меломана" о легендарной композиции не менее легендарной группы "Procol ...
    1021
    lovejoy7777777 Военный параД
    1 февраля 21:01

    Душенов 253. Ближневосточные тайны ЦРУ

    Дорогие читатели журнала "Военный параД", предлагаем вашему вниманию очередной, 253-й выпуск программы Константина Душенова "Если завтра война": https://www.youtube.com/watch?v=hZbOMhiixTc&list=PL2zbO1Ks2ovzJeHlDnnXJhLQraVeI_yx- Бог знает, что происходит. Видео опять невозможно опубликовать. Пока предлагаю посмотреть видео по ссылке н...
    1593

    Душенов 252. Ядерная Гиперборея Кремля

    Дорогие читатели журнала "Военный параД", предлагаем вашему вниманию очередной, 252-й выпуск программы Константина Душенова "Если завтра война": ...
    2909
    lovejoy7777777 Меломан
    19 января 20:44

    Ностальгия онлайн: Andrew Bojanic & Kaci Deanne Brown & Elizabeth Hooper - Back In Time (2018)

    Обнаружил замечательную ностальгическую вещь в новом сезоне сериала "Гранд". Могут, если захотят. Но, как всегда, на ваш суд. Я такие вещи - сразу в айпод! Подписывайтесь на журнал "Меломан"! Размещайте интересные музыкальные материалы, включая свои собственные. Вы отправляетесь в увлекательное путешествие в мир музыки. В добрый путь!...
    4934
    Служба поддержи

    Яндекс.Метрика