• РЕГИСТРАЦИЯ

Три королевства для Золушки

Martini
31 августа 07:05 3 949

Глава восьмая      
Мёртвая петля                                                                                                                                                         

 


— Ганка! Ганка! Холера такая! Где тебя носит?

— Га?!

— Что «га»? Молоко неси, кулёма! Видишь, человек ждёт.

Противный голос вырвал меня из сна, заставив подскочить и начать искать источник дикого крика. В старом сарае, где я устроилась на ночёвку, окошек не было, выглянула в дверь.

Туман стелился по траве, как клочковатое одеяло, пытался вплыть в широкие ворота коровника, но спугнутый теплом, идущим изнутри, откатывался назад, болтаясь у ног востроносой тётки в странной шляпке, похожей на цилиндр. Из тёмного провала ворот доносилось коровье мычание, под аккомпанемент которого зычный женский голос призывал какую-то ленивую холеру Ганку.

Как я удачно попала-то! Угораздило меня найти пристанище в сарае у молочной фермы. Нет, всё бы ничего, но первая покупательница появилась ни свет ни заря, а хозяйка фермы обладала таким зычным голосом, что могла разбудить и мёртвого.

У ворот появилась Ганка — молодая девица, со спутанными со сна волосами. Хозяйка фермы отругала заспавшуюся работницу и, отправив ленивую бестолочь за молоком для покупательницы — местной швеи, — завела разговор. Пока служанка бегала за молоком, бабы, не снижая децибел, тарахтели, как сороки на колу, пересказывая друг другу последние сплетни. Местная швея, обшивавшая всю округу, была в курсе соседских дел и теперь сообщала фермерше последние сводки с окрестных полей. Молочница слушала, кивала головой, но мне с моего места было хорошо видно, что у тётки были новости покруче, и она только ждала момента, чтобы выступить. Но, если бы фермерша дожидалась, когда швея закончит, то пришлось бы слушать до обеда. Видимо, поняв это, молочница не выдержала:

— Да плевать я хотела на этих Равенски. Чтоб им ни дна, ни покрышки. Ты сюда слушай! Маргарита Кински работала в салоне у Тейт, а сейчас крутит шашни с этим головорезом из шайки Линца!

— Ах! — швея квакнула от неожиданности, побагровела, застыв с раскрытым ртом. Эх, зря молочница все новости одним махом вывалила. Сейчас модистку удар хватит. Но я ошиблась. Тётка оказалась не из слабонервных. А, может, её удержали на ногах невероятные новости?

Переведя дух, швея спросила:

— Ты на верное знаешь?

— Вернее не бывает! — ответила молочница, похвасталась, — племяш сказал. А уж он-то точно знает!

— А-а-а! — швея накуксилась, как будто ей вместо вожделенной конфеты подсунули пустой фантик, фыркнула презрительно: — нашла, кого слушать! Да твой племяш — первый сплетник на деревне. Кто бы ему верил!

Модистка говорила таким тоном, как будто думала иначе и хотела раззадорить молочницу и заставить поделиться подробностями. Хитрость удалась. Владелица фермы, обидевшись за родственника, собралась, было, дать отпор болтушке, но на сцене появилась Ганка с кувшином молока в руках. Молочница хлопнула варежкой. Швея, порывшись в карманах, быстро отсчитала мелочь, передала фермерше. Та, глянув острым взором на протянутую ладонь, кивнула девке, Ганка протянула швее кувшин с молоком, а молочница, забрав мелочь, бережно ссыпала её в кисет, висевший на поясе, настороженно косясь на свою работницу. Ганка, передав молоко, лениво развернулась, как гружёная баржа, и неспешно поплыла в коровник, провожаемая настороженными взглядами молочницы и швеи.

Честно говоря, была бы я в театре, захлопала и попросила исполнить на «бис». Обычное рутинное дело — продажа кувшина молока — со стороны выглядело, как сцена из крутого шпионского боевика, когда передают план военного завода или, на крайняк, карту острова сокровищ.

Когда работница фермы скрылась из виду, тётки встрепенулись, вспоминая, на чём остановились. Молочница, сообразив быстрее, презрительно бросила:

— Коли о сплетнях разговор, так это не ко мне. Тут есть, кому языком почесать, — стрела, выпущенная в швею, попала в цель, но молочница не дала парировать, решила бить наповал, — сведения верные, от самого Валевски, у которого сейчас племяш мой в слугах.

— Какого Валевски? — насторожилась модистка, моментально забывая обо всех обидах.

— Того самого. А он-то сейчас в Ройтте, у того головореза. Так как бы моему племяшу не знать, коли тот — лучший друг того?

Вот сказанула! Но швея поняла кто там «тот», а кто — «того», мелко закивала головой, поддакивая простой фермерше, которая неожиданно оказалась настолько близка к высшим сферам. А фермерша продолжала сыпать тайнами. Набрав воздуха в грудь, тётка сказала трагическим шёпотом, каким говорят в театре, чтобы услышала и галёрка:

— Племяш-то рассказывал, что она там шуры-муры завела.

— Какие муры? Кого с кем?

— Кота с псом! — рявкнула молочница, — сколько я тебе толкую! Кински с этим бандитом!

— Ах!

Вот теперь швею точно должен был хватить удар, но местная сплетница оказалась нереально крепкой. Видать, поддерживала мысль о том, что она станет первой, кто оповестит о моей жизни всю округу. Желая знать подробности, модистка поинтересовалась:

— И что там?..

Хозяйка фермы, забивая последний гвоздь в крышку гроба, важно сказала:

— Днями племяш будет, так обещал новостями поделиться.

— Когда? — прошептала швея с таким благоговением, с каким ждут слова божьего от самого Бога или от его секретаря.

— К балу прикатит.

Швея, услышав это, покраснела, как рак, и, ставлю королевство против медяка, в ближайшие дни тётка будет питаться исключительно молочными продуктами.

Интересно. Валевски на день рождения Станислава ехать не собирался. Он всегда очень презрительно отзывался о «бестолковом сопляке, у которого на уме только охота и другие развлечения», а тут вдруг рванул в гости? С чего бы это? Хотя, какая мне разница? Дело-то в другом. Наш аристократ, весь из себя такой-растакой, обо мне сплетни распускает? Сволочь! Погоди, собака. Вот я вернусь, и ты огребёшь так, что тебе никто не поможет!

Пока я строила планы мести, швея, вспомнив о том, что у неё масса дел, быстро попрощалась и помчалась разносить по миру удивительные новости. Молочница, посмотрев покупательнице вслед, злобно сплюнула и пошла в коровник, громко призывая холеру-Ганку.

Забрав вещи, я выбралась из сарая, дошла до поля, где паслась лошадка, которую сторожил Нильс. Забрав транспорт, отправилась искать воду. Эльф сказал, где можно умыться. Приведя себя в порядок и, заодно, создав из себя нечто, похожее на Мартина, я посмотрела на часы. Так, я попаду в этот мир ночью. Времени полно. Чем заняться? И я отправилась к дому с мансардой, но прежде чем я встретилась с феей, у меня состоялась ещё одна на этот раз незапланированная встреча.

Путь к дому феи шёл мимо потайного хода, ведущего во дворец Нейлина, и я решила глянуть на это место при свете дня. А что я там всё время по ночам шастаю? Я приехала к скале, спрятала лошадь, собиралась осмотреть каменную стену, но проход неожиданно открылся, из недр скалы вышел Сташек, выругался, зажмурив глаза на свету, громко сказал, обращаясь к закрывшемуся проходу:

— Жлоб.

Ох, кажется, у мужика сильное похмелье. Может, порадовать?


Сташек Белич — невзрачный мужик лет сорока, огляделся по сторонам, медленно побрёл к дороге, срывая на окружающих кустах своё раздражение. Ещё бы! Он пёрся в гору только для того, чтобы получить нагоняй! Никакой благодарности за долгую и верную службу. Правда, если бы кто спросил Белича, чем именно он выслужился и перед кем, он вряд ли бы смог вразумительно ответить на этот вопрос — не помнил. Единственное, что помнил Сташек — он работает слишком много, а получает слишком мало. Даже стакана вина не налили за долгую дорогу! Белич обернулся в сторону скал, уже скрывшихся за деревьями, погрозил кулаком, сказав, что они ещё увидят. Кто-то спросил:

— Кто увидит?

Белич подпрыгнул на месте, резко обернулся и, поскользнувшись на траве, шлёпнулся на задницу, разглядывая молодого рыжего парня, жарившего на костре жирную курицу. Бегло оглядев небогатый бивуак, и заметив торчащее из седельного мешка горлышко бутылки, Сташек судорожно сглотнул, ответил:

— Кому надо, тот и увидит. А ты чего тут обед устроил?

Парень пожал плечами, сказал, что для хорошего обеда, да под бутылочку винца место особо выбирать не надо — везде хорошо будет. Сташек хапнул воздух пересохшим от жажды ртом, кивнул, соглашаясь, а парень предложил:

— Присоединяйся. Одному скучно, да и не привык я в одиночку пить. Чай, не пропойца какой, чтобы сам с собой хлестать.

На такое заявление Сташек мог привести тысячу доводов и «за», и «против», но в нынешних обстоятельствах он был категорически «за», потому быстро подсел к костру; спросил, жадно облизываясь:

— Стакан есть?

Рыжий подал Сташеку бутылку, сказал насмешливо:

— Зачем тебе посредники? Из горла дуй.

— Наш человек, — хохотнул Сташек и, приложившись к горлышку, начал жадно пить.

Пока Белич утолял жажду, Рыжий снял с огня курицу, разложил на листе лопуха, начал рвать на куски. Положив в рот кусок хрустящей шкурки, лениво жевал, разглядывая Белича, а когда тот оторвался от бутылки и начал вытирать рот, сказал:

— Меня Мартин зовут, а ты кто такой? Во дворце служишь?

— Да не, — отмахнулся Метек, сказал не в лад, — я в Елхове живу. Ну, и кому чего сделать.

— И кто тебя так обидел?

— Кто обидел? Никто меня не обидел!

— Оно и видно, как ты кусты сшибал. Давай, рассказывай, — неожиданно резко и твёрдо сказал Мартин, — с самого начала рассказывай.

Сташек посмотрел на своего собеседника мутным взглядом, сказал с философской задумчивостью:

— Да кто ж знает, где там начало… — хлебнув вина, Сташек начал рассказывать: — Меня в эту историю давно впутали. Я тогда ещё совсем мальчишкой был, к кузнецу служить поступил.

— Молотобойцем?

— Мальчиком на побегушках, — не обратив внимания на подковырку, честно ответил Сташек, — а жить мне положили в старом сарае, пока не выслужусь. Ну, я и выслужился. На вторую же ночь хозяина сменил. Умаялся я за день, лёг спать, и стал мне сниться сон дивный. Вроде, как во дворце я, и с принцем беседы веду. Тот всё гадал, как в заколдованный дом попасть — двери, мол, заколдованы. Дурак! Зачем двери, если окна есть. Ну, я ему так важно и ответил, тот похвалил, а потом, тресь!.. — Сташек вздрогнул, как будто получив сильный удар по уху, — я глаза открываю, лежу в сарае, а надо мной принц наследный стоит. Посмотрел он на меня, да как рявкнет: «Ты что тут разлёгся?», а что я? Мне тут жить положили, я и лежу. Принц не вредный оказался, сказал, что к себе возьмёт. Так что я у кузнеца всего день и отработал. Роберт меня к себе взял.

— Советником?

Сташек снова не заметил насмешки, начал объяснять непонятливому собеседнику:

— Да нет! Мальчиком на побегушках! Я же никто, а он — принц! — Сташек оживился, добавил заносчиво, — но я, хоть и из деревни, а всё равно жил, куда там придворной братии! Правда, пока Маргарита королевства не поделила, зараза! Влюбилась в этого проходимца Николя, и поделила всё. Видать, хотела полюбовнику всё оставить.

— Какому Николя?

— Николя Маттео. Хельмут этого оборванца в дом притащил, — пояснил Сташек. — От ведь халда! Даже я знаю, как к приличным дамам ходить надо, а он всё, как в трактире шастал — голошеий. Сколько раз ему говорено было? Он и к королеве так вламывался. Сам слышал, как она его чихвостила за это. Ну, ни ума, ни понятия. Красота одна. А что та красота? Пшик, и нету её. Или новую можно навести. Делов-то! Но этого красавца быстро сплавили к чертям собачьим. Ученик мага наладил. А что он ему дорожку перебежал?.. — Белич осуждающе покачал головой, — оно очень вредно бывает, на чужое добро зариться. Он потом и королеву приговорил.

— Как?

— Так. Отравил, говорят. За то и сожгли. Ну, туда им всем и дорога. Я бы вообще это осиное гнездо спалил к чёртовой матери, чтобы народ не мутили.

— А что Роберт?

— Так ему-то что? Он шаром разжился, и начал творить, что душе угодно. Как он свою полюбовницу одевал да прихорашивал!.. ум-м-м!..

— Какую любовницу?

— Да, считай, что жену. Они ж с Ядей из Пригорья женаты были. — Сташек вздохнул мечтательно, — ух, и красивая была!.. Ни в сказке сказать, ни пером описать. Белокурая, коса до колена, глаза карие, бездонные, а фигура какая! Ноги!.. М-м-м! Ну, и видал, что из этого стало?

— Куда стало?

— Туда! Королеву Кастелро видал? Где ты там всю эту красоту видел? Всё сползло.

— Ядвига была женой Роберта? Да ладно!

— Ещё как была! Она ему и сына родила.

— Да иди ты!

— Сам иди! Родила она сына, а потом её Роберт брату сплавил, в Кастелро. Отправил корону искать, а Ядя ему такую фигу сварганила — любо-дорого. Через пару месяцев пришло известие, что Ядя замуж за Герберта вышла, королевой став.

— И как Роберт это съел?

— Съел? Куда там! На первом слове подавился. Орал, что прибьёт дуру, и сына прибьёт. Я лично весточку носил красавице. А она и ответила, мегера, что Роберт может со своим отродьем делать всё, что душе угодно.

— Охренеть! — еле слышно выдохнул Мартин.

— Хреней, — разрешил Метек, заржал довольно и, сделав очередной глоток вина, продолжил, — дальше ещё интереснее было. Мальчишку отдали в чужие руки на воспитание, а когда пацану четырнадцать стукнуло, Роберт меня за ним отправил. Приехал я, обалдел. Мальчонка в мамашу красотой пошёл! Уж такой, прям принц настоящий. А ехать не хотел ни в какую. И выучили же щенёнка умельцы дижонские. Чёрта с два я бы с ним справился, если бы мне Роберт приворот не дал! Короче, притащил я пацана. Роберт всё ему рассказал, всю правду о его рождении, а потом сказал, что наследника из него сделает. Правда, у Роберта наследник есть, но там не в коня корм — одна красота, а ума, как у воробья. И одно королевство не потянет, что уж тут об империи говорить. Так вот, решил Роберт, что старший брат будет помогать младшенькому. Он мальчишку ведьмаком сделал против его воли, и говорит, мол, давай клятву верности приноси, тогда вылечу, а мальчишка упёртый оказался, весь в мать. Фигу свернул, на отца наставил, и говорит, что видал он его... ну, ты понял, где. Послал отца, короче. Роберт разозлился, приказал вывезти мальца в лес, и бросить. Пусть, мол, там подыхает.

— Добрый какой.

— Не без того.

— А что дальше?

— Ничего. Я потом ездил, глянул, сожрали мальчонку-то.

— Охренеть! — прошептал Мартин.

— Хреней, — снова разрешил Белич.

— А дальше?

— Что, понравилась историйка? Вот! А мне платить не хотят. За такое я на золоте есть должен, — Сташек сплюнул досадливо, приложился к бутылке. Сделав несколько мощных глотков, допивая остатки вина, отбросил бутылку в сторону, сказав с горечью, — а меня, как собаку.

— Злодеи, — посочувствовал Мартин, достал новую бутылку, сунул в руки Сташеку. А тот, вышибив пробку, сделал ещё пару-тройку глотков, протянул обиженно:

— Вот, ты понимаешь! А они? Нет.

— Так что, Роберт решил всё Стасику оставить?

— Прям! Куда там что оставлять? Дураку стеклянные игрушки ненадолго. Роберт ждёт, когда у него контракт с женой кончится. Там женится на молодой, да и нового настругает. Дурное дело не хитрое. С шаром-то до ста лет дожить можно. Потому Роберт и не торопится.

— Не торопится? Он допрыгается, что Ройтте из рук уплывёт. Там Маргарита Кински сидит, того и глядишь, замуж выйдет.

— Да пусть выходит! Кто-то против, что ли? — Сташек презрительно фыркнул, — Роберт-то сначала подумал, что это дочка Хельмута. Крутил тот амуры с одной. А потом, как разобрался, понял, что это — шляпница и есть. А я ему что говорил? Откуда в салонах благородные девицы?.. Хотя... и так бывает. Роберт-то, как мне поверил, такую пакость устроил! Приходи кума любоваться, — тут Белич ехидно захихикал, — Роберт всем хвоста накрутил. Теперь все думают, что эта девица — наследница. А кто она? Да никто! Пустое место. Теперь ждём, кто на ней первый женится.

— В смысле, первый?..

— Так там уже очередь из желающих стоит. Понятно, что тамошний управляющий — первый, но там, как я знаю, уже и Конрад крутится. Ядвига, правда, всех обманула. Ну, думает, что обманула.

— В смысле?

— На коромысле, — Белич захихикал глумливо, — девица эта никаких прав ни на что не имеет. Хоть обженись. Да и то, что Ядвига заделала — тоже не играет. Как можно получить права от того, кто их не имел? Ух, Роберт ржал, когда узнал, как Ядвига подсуетилась! Дура, ну, как есть — дура-баба.

— Так как же всё-таки?

— Интересно? Наливай, расскажу, — Сташек закинул в кусты очередную пустую бутылку и, получив из рук собутыльника новую, продолжил рассказ, сдабривая его вином, — Ядвига — не королевских кровей, в правах ни черта не смыслит. А кабы смыслила, то знала, что все её указы и законы — пустой звук.

— Как это?

— Так это! Она — особа не титулованная.

— Она же королева.

— Э, нет! Она — вдовствующая королева — жена короля, и всё. А кем она была до него? Какой у неё титул? Нет у неё титулов. Ядя — дочь рыбака из Пригорья, и всего владений, что старый баркас да сети дырявые. Какая она королева? Она может сто указов написать, а толку?

— Но почему тогда Роберт не заявляет свои права? Хельмута-то нет.

— Нет, — согласился Сташек, посмотрел на Мартина, уточнил, — а вина тоже нет?

— Почему же? У нас всё есть.

Получив новую бутылку, Белич выбил пробку, взболтнул бутылку, понюхал, оценивая качество напитка. Теперь, когда лютая жажда была утолена, Сташек превратился в гурмана и, изображая из себя ценителя благородных напитков, небрежно смаковал вино, поясняя:

— Хельмута-то нет, и Роберт уже давно мог права на Ройтте предъявить, но что толку? Тело-то братцево не нашли. А коли он живой? Попробуй, вякни на Ассамблее — порвут, на клочки порвут. Каждая собака припомнит, что срок давности не вышел. Да и на Кастелро не только Роберт зарится. Он только ляпнет, сразу старая династия прискачет с требованиями. Потому Роберт правильный момент выжидает, — Сташек прихлопнул рукой по колену, как будто убивая комара, — чтоб уж наверняка. Сразу не получится, второго шанса не дадут. Понятно?

— Да уж куда ясней. М-да, устроила Маргарита.

— Да что взять с бабы-дуры? — Сташек заржал, сказал сквозь смех, — видал я её после смерти.

— Чего?

— Того! Я Роберту говорил, а он не поверил. Ты тоже не веришь? А я видал! Красивая зараза. Ух! — передёрнувшись от отвращения, Белич продолжил, — Роберт не верит. Дураком называет. Так сам дурак и есть! А я видел! И даже знаю, в кого она превратилась, ведьма! Во фрейлину свою. Была у неё такая Амальда. Красивая, но дура дурой. Вот в неё Маргарита и перешла, да и сама дурой стала. Как эти бабы не поймут, что нельзя личность просто так менять? — Сташек удивлённо пожал плечами, — чужая ж фактура давить начинает. И сам не заметишь, как чужак тобой руководит.

— Но тогда получается, что Маргарита была феей?

— Какая она фея? Ведьма она, как есть — ведьма! Грымза старая! Из таких только ведьмы получаются.

— Значит, она магию взяла?

— А чего бы и не взять? Кто королеву-то спросит?.. Мне бы дали, я бы тоже взял.

— Так ведь умереть можно.

— А какая разница?.. Уж лучше сдохнуть, чем в дерьме жить. А став ведьмаком, я бы прожил, уж не сомневайся, — и, клюнув носом в траву, Сташек громко захрапел.


Класс! Кажется, я перестаралась. Нет, узнала много, относительно. Но далеко не всё. А теперь что? ждать, когда протрезвеет? Так это до ночи сидеть придётся, а, может, и дольше.

Из листвы показался Нильс, рявкнул:

— Да хватит! Высидишь на свою голову неприятностей. Уходим отсюда!

И то верно.

Я замела следы, оставив пару пустых бутылок валяться на траве, остальное колданула с глаз долой, и, вскочив на коня, отправилась прочь из опасного места.

Перебравшись в укромное место — небольшой лесной грот, что приютился чуть выше по ручью, текшему поблизости от дома феи, я привела себя в нормальный вид и, сев у воды, начала колдовать. Создавая чай, спросила Нильса:

— Нет, ты это слыхал?

— Да уж не глухой!

— Мне интересно, как он до сих пор жив?

— Ты лучше подумай, сколько ты проживёшь, если Роберт узнает, что этот пропойца тебе всё рассказал?

Ну, не всё, но действительно много — голова взрывается от мыслей. Вернусь в Ройтте, прослушаю запись в спокойной обстановке, в компьютере покопаюсь, глядишь, кое-что и сама выясню. Всё-таки теперь у меня есть кое-какие имена, можно будет поискать нормально. Нильс кивал, поддакивал, потом спросил, пойду я к дому феи или нет.

Пойду. Прямо сейчас и схожу, благо недалеко.

До поляны я добралась быстро, но никакого дома там не было! Но я не могла перепутать! И что теперь? Нильс захихикал:

— Дождик наколдуй, глядишь, и вырастет, как гриб после дождя.

Холера! Издевается.

Но в чём именно содержалась издёвка, я поняла чуть позже, когда к месту действия подкатила карета, из которой выбралась Эмилия. Фея вышла из экипажа, дала указания кучеру, отправив того восвояси, и начала колдовать. Конечно, я не слышала, что она бормотала себе под нос, но на поляне быстро появился фундамент, стремительно поднявшиеся стены накрылись крышей, как шляпой. Получаса не прошло, как на совершенно пустой поляне появился тот самый дом с мансардой, в который меня привезла фея. Однако!..

Нильс поинтересовался:

— И как тебе?

А что тут скажешь? Я так не умею.

— Вот именно, а хорохоришься, как будто весь мир за пояс заткнёшь.

И Нильс завёл привычную пластинку о том, что магами не становятся, получив шар, а, наоборот, сначала очень долго учатся, и только потом... когда... и бла-бла-бла. Махнув на зануду, пошла назад к гроту.

Устроившись в небольшой пещерке, решила узнать, что творится в Ройтте. В этот раз я удрала, нацепив на ноги лапотки, в которых пару шагов сделал Нильс, и была уверена, что меня не так просто будет найти. Но, кажется, меня и не искали. Новостная лента Ройтте была забита обычными сообщениями — переговоры, договоры, встречи, обеды и ужины. Ничего необычного. Кто-то укатил по делам, кто-то вернулся. Кажется, меня и не ищут совсем. Ну и ладно, у меня есть, о чём подумать и чем заняться. Наколдовав себе кипу сена и плед с подушкой, решила поспать немного, добрать недоспанное утром.

Легла, но сон не шёл. Может, я бы и уснула, если бы не слова Сташека о чужой фактуре. Ко мне, если я правильно понимаю, тоже кого-то подселили. Ведь я же эту Маргариту выставила. Интересно, куда она делась? Она же не могла просто так пропасть. И где она? Ответов не было. Промаявшись немного, ворочаясь с боку на бок, я всё-таки уснула.

Проснулась я на закате. Потянулась сладко. Скоро фея отправится за Изабеллой. Если я помню, то ехать придётся часов пять. Отправила Нильса на разведку. Тот вернулся, доложил, что фея сидит в доме. Да? Странно? Она должна была уже выехать. И я пошла проверять.

Фея действительно была в доме. Никуда не собиралась ехать, если я правильно поняла. По крайней мере, у дома никакого экипажа не наблюдалось. Ладно, подождём.

Ждать пришлось долго. Карета появилась только часа через три. Нильс отправился следом за экипажем и, вернувшись минут через пятнадцать, доложил, что фея забрала какого-то парня и поехала в сторону Кастелро. Что? Вот я балда! Надо было самой глянуть.

Я вернулась к гроту, покормила коня, сама села ужинать, и тут до меня дошло. Фея заметала следы! Зачем? От кого пряталась? Или её попросили так сделать? Махнув рукой, переключилась на еду. Почему-то представила столовую Ройтте. Сньёл во главе, справа — Линц, слева — Берт, нашёптывает викингу обо мне всякие гадости. И так неважнецкое настроение испортилось ещё больше. Не помогло даже обещание, что вернусь, и оторву голову Валевски. А, нет! Я его на дуэль вызову. Точно! Тут же подумала — а если убьёт? Это я в нашем мире бывший КМС, а по фехтованию норму мастера спорта выполнила. А тут? А если он меня грохнет? Ну, будем надеяться, что он так быстро бегать не умеет. Как говаривал мой дядька — бывший армейский разведчик: «Быстрые ноги драки не боятся».

Эмилия и Изабелла приехали в наколдованный дом утром, и я глянула на себя со стороны. Стало грустно-грустно. Я настолько отвыкла от собственного лица, что никак не могла осознать, что смотрю на себя. Изабелла казалась мне совершенно чужим человеком. Хотя, может, так оно и есть?..

С трудом вырвавшись из тягостных мыслей о прошлом, подумала о будущем. Завтра побываю на балу, попытаюсь забрать брошенную туфлю, провожу Изабеллу в другой мир, тряхну Эмилию, чтобы отдала мне моё лицо, и поеду домой... Куда? Где у меня дом? Настроение испортилось. Когда почти год назад я собиралась в этот мир, я что планировала? Забрать своё лицо и вернуться домой. А там, с паспортом, отпечатками пальцев и собственным лицом доказать, что я — Изабелла Коробкина. Правда, я побаивалась, что за это время там ещё пара лет пролетит, а что уж говорить сейчас?.. Я даже думать не хочу о том, что там творится. А что тут? А тут... а тут роскошный мужик, который такой... такой, что... Короче, я тут — королева, а там — бомж. И что тут голову ломать? Вернусь домой, в Ройте.

До бала еле дожила. Во дворец поехала верхом, спрятала коня в лесу, и прошла по уже знакомой тропинке, выйдя в парк через дыру в заборе. Дождалась, когда появится Изабелла. Следила сама за собой, и не могла отделаться от мысли, что смотрю на чужого человека. Это на меня чужая натура давит, или я сама от себя отвыкла?

Изабелла прошла по парку, как будто шла на эшафот. Я быстро пробежала по аллее, пробралась на террасу. Вскоре появилась Изабелла. Заглянула в зал, достав смартфон, начала фотографироваться на фоне необычного пейзажа. Да, где-то в смартфоне есть эти фотографии. Может, распечатать?

Когда Изабелла скрылась в зале, я прошла следом и сразу отправилась к охотничьему бивуаку, но встала с другой стороны, чтобы Изабелла меня не увидела раньше времени. Пусть всё идёт, как было.

Встав у колонны, нашла взглядом Сньёла. Так, все актёры на местах. Ждём. И я дождалась. Сначала узнала, почему викинг снёс Изабеллу — меня увидел и очень сильно удивился, — а потом мне стало грустно-грустно. Сейчас, глядя на Изабеллу, как на совершенно чужого человека, я видела, что она викингу понравилась. А я так рвалась в красавицы! Допрыгалась. И что теперь? Прийти и сказать: «Знаешь, я та самая серая мышка с бала»? От грустных мыслей отвлёк Валевски. Появился неожиданно. Сказал над ухом:

— Добрый вечер, мадам!

От неожиданности я чуть не заорала на весь зал. Гад! Подкрался. Валевски подал руку, сообщил доверительно:

— Мадам, мы так по вам скучали.

Ах! я тронута до глубины души. Норберт кивнул, повёл в бальный зал. Специально делал так, чтобы викинг нас заметил. Тот увидел. Еле заметно кивнул. Ну, держись. Будет мне на орехи. Так и получилось.

Валевски передал меня викингу, сам пошёл приглашать Изабеллу. Сньёл, улыбнувшись тонкой змеиной ухмылкой, пообещал посадить меня в подвал, как только вернёмся домой. Ага, желательно подальше, и семь замков на дверь. Викинг сжал мою ладонь так, что я аж пискнула от боли, а он тихо-тихо спросил:

— Что-то случилось? Говорите!

Ага! Разбежалась.

«Твою...», Сньёл сдержался, фразу не закончил, а я, повернув голову, встретилась глазами с Изабеллой. Беги, дура, пока цела. Напугалась. О, я знаю, как шугануть её партнёра! Сама ему на ногу и наступлю. Ещё бы как-нибудь от викинга избавиться, а то вцепился, как клещ.

К счастью, Сньёл отвлёкся на разговор с Линцем, и этого вполне хватило, чтобы скользнуть в сторону, наступить Валевски на ногу, дать Изабелле сбежать, и самой удрать, воспользовавшись сутолокой. Проводив Изу глазами, побежала в зеркальный пассаж, но по пути наткнулась на Росси. Барон поклонился, сказал:

— Добрый вечер, мадам. Какая приятная встреча, — протянул руку. Я не стала церемониться:

— Только тронь, и я закричу. А Сньёл тебе голову оторвёт. Понял?

Росси посмотрел на меня во все глаза, отступил назад. Вот так! И я юркнула в зеркальный пассаж. Я уже поняла, что викинг прикажет искать меня, а не Изабеллу, но я хотела попытаться опередить его и забрать туфлю. Увы, не удалось. Сньёл успел первым.

Да вообще мне в тот день не везло. Едва выйдя на террасу, я нос к носу столкнулась с Моэром. Тот обомлел, чертыхнулся, но поймать меня не успел. Я рванула к лестнице, подобрав юбки, скатилась по ней кубарем, и рванула в кусты. К сожалению, Эжен видел, куда я помчалась, и пришлось ползать по саду по-пластунски, чтобы скрыться от преследования. Одно радовало — он не знал, что я умею колдовать, потому высматривал светлое женское платье, и мне удалось скрыться от преследования.

Когда я спустилась к подземному ходу, кареты уже не было, а я планировала добраться до дома феи на запятках! Придётся бежать!


Проводив Изабеллу, фея поднялась к дому, остановилась у крыльца. Из тени появилась Барбара.

— Лицо прикрой, — приказала Эмилия. — Проходи в кабинет. Молча.

Барбара кивнула. Пошла следом за феей в дом.

Зайдя в кабинет Барбара откинула капюшон, хотела что-то сказать, но фея не позволила

— Молча. Ты всё делаешь молча.

Барбара тяжело вздохнула, а Эмилия показывает на кровать, где лежала аккуратно сложенная одежда:

— Переодевайся, — а сама села к столу. Достав из несессера контейнер, сняла контактные линзы, положила в коробку. Достала другой контейнер, взяла новые линзы, поставила. Вытерла лицо полотенцем, на ходу превратившись в Маевскую. Посмотрев на себя в зеркало, произнесла высоким голосом:

— Добрый день, — и чуть ниже, — Добрый день.

Барбара подала голос:

— Да, то, что надо.

Фея не рассердилась, спросила:

— Ты готова?

— Да, сейчас, — и она вышла из-за занавески, одетая так же, как Изабелла.

Фея достала из ящика стола кроссовки на танкетке, подала Барбаре:

— Обувайся.

Выполнив указание, Барбара встала. Сделала шаг, тут же превратилась в Изабеллу и, подвернув ногу, упала на пол. Грязно выругавшись, произнесла:

— Чёртовы колодки. Как они на них ходят?

— Ходят? — фыркнула фея, — бегают.

— Иначе нельзя?

— Нет. Никто не должен догадаться. Ты не забыла?

Барбара покачала головой. Заученно произнесла:

— Иду пешком до Елхова. Пробираюсь в поместье, Дохожу до дверей, там снимаю эти туфли, надеваю свои и домой.

— Правильно. Пошли, и накинь капюшон.

Маевская и Барбара вышли из дома, свернули за угол.


Однако! Как я удачно попала! Эмилия и Изабелла вышли из дома. Отправились к ручью. Когда они свернули за угол, я помчалась к крыльцу. Ввалившись в дом, крикнула самовару:

— Ты меня не видел, — и спряталась в чулане под лестницей. Ну, держись, Эмилия.

***

Какой странный день. Почему-то сегодня все на меня смотрят так, как будто провожают в последний путь. Те, с кем хотел поговорить, сбежали, пошёл к той, что со мной говорить не хотела, но ей придётся.

Пригласил Анжелину танцевать. Та пошла. Молчала. Смотрела, как в последний раз. Но это и правильно. Она уедет, и вряд ли мы с ней когда-нибудь увидимся. Она так точно встречи искать не будет. Она и сейчас не хочет находиться рядом. Зачем же тогда танцевать пошла?

— Ты хочешь, чтобы я на весь зал объявила причину? — нервно произнесла старая знакомая.

Нет. Но можно было просто отказать.

— И ты бы ушёл?

Нет. Поговорить в любом случае пришлось бы.

— А если я не хочу говорить? Что мне с тобой обсуждать?

Ну, хотя бы, почему она решила предать. Анжелина ахнула тихонько. Сразу потеряла весь апломб. Неужели она думала, что я не узнаю? Так за что?

— Ненавижу! Ненавижу тебя! — прошипела Анжелина, сразу становясь некрасивой, отталкивающей. — Ты идёшь по головам. Плюёшь на чужие чувства. Всё ради великой цели.

О, Небо! И потому она меня продала за княжеский титул. Понятно. Больше вопросов я не имею.

Закончился танец. Я проводил Анжелину к мужу, вышел из зала. Тут же появился Мартин, сообщил, что гостья пришла во дворец через парк, но как ушла — неизвестно. Не понял.

— Сам не понял. Она ещё должна быть во дворце, но там её нет, и кареты нет.

Значит, едем к Эмилии. Только надо забрать Линца.

— А Валевски?

Сам доберётся, не маленький.

***

Притаившись в кладовке, я подыскивала слова для разговора с феей, но ничего на ум не шло. Все формулировки казались какими-то слишком мягкими, тон просительным. Я уже подумывала выйти с бейсбольной битой в руках, как послышался скрип. Фея идёт? Сердце ухнуло в пятки.

Бум-бум. Дзинь-блям. А это ещё кто?

Открылась дверь. В дом зашли Маевская и Гейнц. Я не поняла! Где Эмилия? Дитрих полез к Анне с поцелуями, но та отмахнулась:

— Ах, оставь.

Мама! Это же фея и есть! Дитрих перешёл к делу, спросил:

— Она вернётся?

— Куда она денется с чужим лицом?

Вот же швабра!

— А всё же?

— Всё заряжено. Я поставила вход на седьмое.

— Хорошо. Пара дней в запасе.

Да чёрта с два! Я тут уже год кантуюсь! Ну, Эмилия! Погоди. Ускачет этот боец, я тебе устрою.

Но всё же это был явно не мой день. Впрочем, не только не мой.

Неожиданно распахнулась дверь. В дом ввалилась Ядвига, пьяная в хлам. Оглядев комнату, бухнула:

— Я так и знала! Ах, ты, скотина.

Я глазом моргнуть не успела, а в доме с мансардой уже бушевал грандиозный скандал. Королева и Маевская, не стесняясь в выражениях, начали высказывать друг другу всё, что думают, а Дитрих пытался успокоить двух мегер, расставив руки как рефери на ринге.

Всё же Ядвига оказалась проворной или, может, слишком пьяной? Улучив момент, она взмахнула рукой, видимо, хотела ударить Маевскую, но досталось Гейнцу. На лице мага появились четыре красных полосы. Бр-р! Прям, дикая кошка, а не королева.

Разодрав Дитриху морду, Ядвига захохотала, крикнула:

— Хрен вам, а не Кастелро! Ничего не получите!

На! Я не заметила, откуда появился нож в руке Дитриха, видела только, как мужик резко всадил лезвие в живот Ядвиге. Та ахнула, всплеснула руками, уставилась на убийцу, а тот усмехнулся:

— Допрыгалась? — прошипел Дитрих.

Губы королевы искривились в насмешке:

— Я переписала завещание. Королём станет мой сын! — просипела Ядвига.

Дитрих отпустил руку. Королева упала на пол, закрылись глаза Ядвиги.

Фу! Зачем я на это смотрела. Я опустила голову, стараясь сдержать тошноту. Слышала только, как Маевская закричала:

— Идиот! Что ты сделал?

— Я же не знал! Она написала завещание в пользу Гизелы!

Ай, да Ядвига! Мир её праху! Развела мага, как мальчика.

Фея хотела что-то сказать, но королевский маг не дал, начал действовать. Приказал фее собирать вещи, сам выбежал на улицу. Что он там делал, не знаю, но могу предположить, что привораживал кучера королевской кареты.

Через пару минут Гейнц вернулся, поднял труп королевы на руки, потащил к выходу. Дитрих был основательно нагружен, фея копалась в кабинете, и эти двое не видели, что нож выпал из раны, остался лежать у двери.

Вскоре фея вышла из кабинета с небольшим чемоданчиком в руках. Подойдя к столу, взяла свечу и подожгла край скатерти. Посмотрев на то, как разгорается пламя, фея довольно улыбнулась и вышла и дома.

Мне тоже пора! Сгорю тут на фиг! Я выбралась из каморки, подкралась к окну. Ну, правильно! Это экипаж Ядвиги выезжает с поляны. Я быстро наколдовала тряпку, подобрала с пола нож. Так, теперь осталось только понять, кому нужно рассказать об убийстве королевы.

За спиной зазвенел сервиз, запричитал:

— Огонь. Мы горим. Мы сгорим! Мы сгорим!

Ша! Выходим организованно! Достав из воздуха мешок, начала собирать посуду. Блюдца звенели, кричали. Не хотели идти в руки. Идиоты! Сгорите. Это не кто-то чужой! Это я! Изабелла! Только морда другая.

Пока я собирала посуду, из кухни примчались самовар с чайником. Сами нырнули в подставленный мешок. Всё, господа, эвакуируемся, и я бросилась прочь из дома, кашляя и чихая, как старый «Запорожец».

***

— Может, ваша светлость, вы мне всё-таки объясните, как так получается, что я не могу найти обыкновенную девицу? — Мартин ехал рядом, смотрел косо и, хотя в темноте не было видно, как именно он смотрит, но мне было немного не по себе. Конечно, старый друг имел право злиться, но и я имею право на личные тайны. Мартин не промолчал, напомнил, как застал у меня Маргариту, съязвил: — Я понимаю, что с молодой и красивой девушкой интереснее вести беседы, чем с мужиком, но обо мне-то вы всё знаете, а она — кто такая?

Я всё о нём знаю? Уж, конечно.

Мартин перевёл разговор, сказал, что я был излишне суров с Анжелиной. Нормально. Я не люблю, когда меня пытаются использовать.

— Она пыталась?

Конечно. Почему-то как-то так совпало, что мадам воспылала ко мне нежными чувствами после того, как я получил первый финансовый отчёт.

— А-а-а!

Вот-вот. А когда я дал понять, что ничего не получится, мадам сдала нас всех с потрохами, и теперь уезжает в счастливое и богатое будущее.

— Ну, это вряд ли.

Что так?

Мартин пожал плечами:

— Княжеский титул-то она получит, но один из замков заложен, часть кораблей сдана в аренду. Их сиятельство очень играть любят.

Хм. Как печально.

Из темноты вылетел Линц, резко натянул поводья, ставя коня на дыбы. Крикнул:

— Там что-то горит!

Видать, сильно горит. Ну, поехали, глянем.

На лесной поляне разгорался пожар — горел небольшой дом с мансардой. Мартин тут же заявил, что такого дома в этом лесу ещё неделю назад не было. Верю. Хочу знать, кто поселился в доме, выросшем в лесу, как гриб после дождя. Ответ получил тут же.

Распахнулась входная дверь, на крыльцо вывалилась... Маргарита?.. А она что тут делает?

Малявка, чихая и кашляя, скатилась с крыльца. Увидев нас, остановилась, как в стену ударилась. Испугалась? Нет, наоборот, вздохнула с облегчением. Подъехал, спросил, что в мешках. Она глянула несчастным взглядом, пролепетала: «Сервиз». Интересно. Она дом обворовала? И тут Маргариту прорвало. Захлёбываясь в слезах, она пыталась что-то сказать, но её заклинило на моём имени:

— Сньёли... Сньёли!.. а они там!..

— А вы уже и Сньёли? — насмешливо спросил Мартин.

Вот какая сейчас к чёрту разница? Тут что-то случилось и, кажется, весьма страшное. Спрыгнул с коня, вытащил из рук Маргариты позвякивающие мешки. Спросил, в чём дело? Ну? Хватит рыдать! Мы уже тут! Ну, соберись, девочка, давай!

— Дитрих убил Ядвигу.

О, чёрт! Когда?

— Только что. Сейчас её везут во дворец.

Доказательства есть? Маргарита пошарила в мешке, достала свёрток:

— Нож Дитриха, и у него морда оцарапана. Это Ядвига сделала. У неё под ногтями должна быть его кровь.

Да, должна.

Мартин выхватил свёрток, убрал за пазуху. Так. Стоп! Вместе поедем. Мартин посмотрел удивлённо. Спокойно. Мы всё успеем. Нужна карета. Линц и Маргарита пусть возвращаются в Ройтте.

— У меня там конь у ручья, — пролепетала Маргарита.

Да? А я думал, она пешком пришла.

Линц побежал за конём Маргариты. Мартин делал карету, а я отвёл девчонку в сторону, попросил:

— Обещайте мне, что вы не будете рваться на подвиги, а спокойно поедете в Ройтте. Хорошо?

Маргарита кивнула.

— Мадам, я на вас рассчитываю.

Мы с Мартином сели на коней. Помчались в Кастелро. На опушке оглянулся. Маргарита стояла рядом с каретой. Вид нерешительный. Надеюсь, она выполнит обещание.

***

Кто меня за язык дёрнул? Зачем я пообещала ехать в карете? Верхом мы бы добрались в два раза быстрее, но нет! Язык мой — враг мой. Линц уложил в карету мешки с посудой, подошёл, посмотрел внимательно:

— Мадам?

А, да! Едем. Я не стала упираться, сама села в карету. Захлопнулась дверца. Экипаж качнулся, тронулся с места. На диване уже лежали подушка и одеяло. Я легла, прикрыла глаза. Надо немного отдохнуть.


В коридорах дворца Кастелро было тихо и пустынно. Дворец Кастелро спал и видел десятый сон. В комнатах её величества Ядвиги было темно и тихо, еле слышно тикали часы, показывая время — четыре часа утра.

Раздался тихий скрип двери. Тяжёлые шаги. Дитрих внёс тело Ядвиги в спальню, почти бросил на кровать, сам сел рядом, с трудом перевёл дыхание. Появилась Маевская, спросила недовольно:

— Чего расселся?

— Дай дух перевести! Ноги не держат. Тяжёлая, зараза.

Маевская кивнула:

— Сейчас принесу вина, — вышла в соседнюю комнату.

Гейнц откинулся на спину, прижал руку к груди, как будто хотел унять бешено бьющееся сердце.

В соседней комнате послышался какой-то шум. Дитрих приподнялся на кровати:

— Что там?

С диким грохотом распахнулась дверь. В комнату ввалились гвардейцы во главе с начальником стражи, слуги, полуодетые придворные. Вперёд выскочила статс-дама, показала пальцем на Дитриха:

— Он! Он убил её величество! А она ему помогала.

— Кто? — спросил начальник стражи.

— Маевская! — доложила статс-дама.

— Найти. Арестовать, — отдал короткий приказ начальник стражи.

Два гвардейца выбежали из спальни. Начальник королевской гвардии подошёл к Дитриху. Хотел что-то спросить, но не успел. Статс-дама закричала, показала рукой на пол. Все уставились на ковёр, на котором лежал окровавленный нож.

Начальник королевской стражи сделал знак одному из гвардейцев, приказывая поднять орудие убийства, а сам снял с пояса длинную цепь, подошёл к Гейнцу, приказал:

— Руки.

Дитрих покорно протянул руки. Начальник стражи обмотал запястья мага длинной цепью. Защёлкнул замок. Дёрнул цепь на себя:

— Вставай.

Дитрих встал, бросил мимолётный взгляд на шпалеры, украшавшие стены комнаты, вздрогнул и, резко вскинув руки, закричал:

— Там! Там люди!

— И звери, и птицы, — начальник стражи кивнул согласно. — Пройдёмте, ваше магиятельство, -— и бросил страже: — Выводите.

Отыгрываясь за годы поклонения и страха, стражники потащили мага из королевских покоев. Дитрих выворачивал шею, пытался что-то разглядеть на шпалерах, но безрезультатно.

Сньёл закрыл глазок, сказал:

— Всё. Гейнца повязали. Нож нашли. Не отвертится.

Мартин кивнул:

— Хорошо. Так что ты хотел?

— Где документ?

Колдун протянул Сньёлу небольшой кожаный тубус. Тот снял крышку с тубуса, достал свиток, развернув, прочитал, усмехнулся:

— На, порадуйся за нашего друга.

— Чему радоваться?

— Норберт Валевски — наследник королевства Кастелро.

— Это не новость.

— Фу, какой ты.

— А ты какой?

Сньёл показал на себя пальцем:

— Я? Я — сволочь, гад, змей, тиран и деспот. Кажется, ничего не забыл.

Мартин кивнул:

— Да. А ещё ты чёрствый.

Викинг внимательно посмотрел на колдуна. Подойдя, обнял за плечо:

— Не совсем. Но я стараюсь держать голову в холоде, чтобы разум не затмевали эмоции. Не переживай. Убийце уже ничто не поможет. Ты это знаешь. А у нас ещё одно дело не доделано.

— Какое?

— Надо избавиться от конкурента.

— От Валевски?

— Ты что-то совсем расклеился, — осудил Сньёл. — С Валевски всё понятно, но есть ещё фон Майер.

— И как ты собираешься от него избавиться?

— Тебе понравится.

— Змей.

— Конечно. Давай, убери эту сволочь царапучую. Надо в сокровищницу заглянуть.

Мартин кивнул. Достал из кармана бутылочку. Сньёл тут же дёрнул носом, сказал:

— Дивный аромат.

— Тебе тоже сделать? — спросил Мартин.

— Нет. Я за рулём.

— Не понял.

— Кто командовать-то будет?

Мартин и Сньёл прошли по коридору. Викинг встал за углом, а колдун прошёл к двери, ведущей в королевскую сокровищницу. Навстречу Мартину вышел кот, начал тереться о ноги мужчины, выпрашивая выпивку.

Мартин разлил на полу валерьянку и, когда кот бросился слизывать спиртное, позвал:

— Выходи.

Сньёл выглянул из-за угла, поинтересовался:

— Снова орать не начнёт?

— Не сейчас.

Мужчины зашли в сокровищницу. Мартин подошёл к большому комоду, достал отмычки, начал ковыряться с замком. Сньёл, посмотрев на мучения друга, сказал:

— Да не так! — отобрав у Мартина отмычки, быстро открыл замок.

Мартин заглянул в ящик, хмыкнул. Сньёл тоже заглянул, пожал плечами:

— Что?

— Что-то новое, — колдун показал на коробку обитую чёрным бархатом, откинул крышку коробки. На чёрном бархате лежало ожерелье с рубинами. — Риомцы подарили.

Викинг презрительно фыркнул:

— Да уж конечно! Риомцы жадные, как ростовщики на ярмарке. Никто это не дарил. Ядвига сама заказывала.

— Откуда знаешь? — Мартин посмотрел подозрительно.

— Сам оцени, это рука Гравёра, да и он недавно хвастался, что на новый уровень выходит.

— А-а-а! понятно.

Мартин внимательно разглядывал ожерелье, а Сньёл, пройдясь по сокровищнице, показал на сундук, сказал:

— Нужно убрать. Жирно будет.

Колдун оглянулся, кивнул. Положив тубус в ящик, вернулся к изучению содержимого комода. Сньёл открыл ещё один потайной ход, затащил туда сундук, ещё несколько очень ценных вещей. Закрыл проход и повернулся к Мартину:

— Ну, нашёл?

— Нет ещё, — и Мартин продолжил копаться в ящиках комода. Всё же найдя небольшую коробочку, выдохнул: — Есть.

— Тогда, на выход.

Солнце медленно поднималось над землёй, но в овраге, что находился поблизости от поместья Бартошей, ещё царил сумрак. Пара коней переминалась в густых зарослях, шелестя листвой.

Раздался шорох, невнятные ругательства. Из кустов выбрались двое мужчин, начали отряхиваться.

Бам! Бам! Бам! Забухал колокол. Сньёл и Мартин подняли головы, посмотрели в небо. Колдун тихо спросил:

— Казнь? Так быстро?

Сньёл пожал плечами:

— Нормально.

Выведя лошадей из оврага, мужчины сели на коней, отправились к центральной площади Кастелро, где уже начали собираться люди.

В центре площади, у наспех сколоченного помоста крутились слуги, носили вязанки хвороста. За спинами гвардейцев, окружавших место казни, быстро собиралась толпа — горожане сбегались посмотреть на казнь. Толпа волновалась, перешёптывалась, накатывала волной на оцепление и снова отодвигалась назад.

На помост вышел глашатай. Кокетливо выставив ногу, развернул свиток, начал зачитывать приговор.

До Сньёла и Мартина, стоявших в самом конце площади, у выезда на улицу, ведущую за город, долетали только отдельные слова:

— Убийство… Ядвиги… Маг… Подельница… К смерти… На костре…

Открылись ворота. Толпа ахнула, заволновалась.

На площадь вывели Дитриха и Маевскую. Гейнц шёл сам, казалось, он не верит в то, что его сожгут, или наделся на помилование? Маевская, в отличие от мага, не надеялась на счастливый исход, её тащили, женщина упиралась, истошно кричала:

— Это не я! Это не я! Не я это! Не я! А-а-а!

Мартин брезгливо поморщился, Сньёл передёрнулся, тихо сказал:

— Пойдём?

Колдун кивнул. Мужчины развернулись, пошли по улице, с трудом пробираясь через встречный поток.

Добравшись до окраины, Сньёл и Мартин прошли к коновязи, отвязывая коней, дружно оглянулись. За стеной домов поднимался столб дыма. Мартин тяжело вздохнул, Сньёл сказал:

— Всё, едем домой.

— Езжай.

— А ты?

— Я съезжу к тому дому.

— Сейчас?

— А когда? Пока следы свежие надо всё проверить.

— Хорошо. Погнали.


Поздняя ночь. Мы с Мартином идём по следам, оставленным некой Изабел Сте Кор. Спать хочется. Сил нет, но доделать надо. Впереди показался Елхов. Что-то не нравится мне направление. Мартин резко свернул, пошёл по узкой тропке. Темно, но я знаю, куда ведёт эта тропа, знаю и мечтаю, чтобы всё это оказалось неправдой. Но колдун идёт уверенно, как собака по свежему следу. А нет. Остановился. Засомневался?

Мартин свернул вправо, от сердца отлегло, но рано я обрадовался. Следы привели к дыре в заборе. Колдун прошёл, я остался у лаза. Держал в поводу коней, старался ни о чём не думать.

Зашуршали кусты, Мартин выбрался на дорогу. Сказал мрачно:

— Она пришла в тот дом отсюда.

Ну, вот и приехали.


Вечерело. Притихший в трауре дворец Кастелро вздрогнул. По пустынным коридорам, грохоча сапогами, прошла небольшая делегация, возглавляемая новым Великим Магистром.

Жени Морле — молодой брутального вида мужчина, — возглавлял делегацию, распугивая слуг и обитателей дворца. Те, привлечённые шумом выглядывали в коридор и тут же прятались, воздевали глаза вверх, просили Великое Небо о защите.

Пройдя по длинной анфиладе комнат, Великий магистр вошёл в кабинет её величества, где уже находились несколько человек: начальник королевской гвардии Кастелро, первый министр граф Эгер и Юзеф Топола Вышеградский -- глава королевского совета Кастелро и самый богатый помещик королевства.

При виде Великого магистра все присутствующие в кабинете встали. Морле кивнул головой, сходу спросил:

— Орден хочет знать, почему столь поспешно были сожжены преступники?

Эгер взял слово:

— Ваше магичество! Нам удивительно слышать такие слова. Согласно Уложению о магах, покусившийся на короля или королеву должен быть казнён незамедлительно.

Морле прикусил губу, но быстро взял себя в руки, перевёл разговор:

— Вы нашли завещание королевы?

— Пока нет.

— Почему? Разве её величество не оставила завещания? Насколько я знаю, наследницей была объявлена герцогиня Гизела Бартош.

Первый министр покачал головой:

— Вас ввели в заблуждение, ваше магичество. Её светлость Гизела Бартош была лишь претенденткой.

— Хорошо, орден рассмотрит это дело, — заявил Морле, развернулся, чтобы выйти. Эгер сказал в спину Великому магистру:

— Ваше магичество, согласно Уложению о магах, орден не вправе вмешиваться в дела наследования.

В комнате повисла мёртвая тишина. Морле обернулся, просверлил взглядом первого министра, но тот не сдался, не отвёл взгляд. Великий магистр усмехнулся:

— Мы зададим этот вопрос на Ассамблее, — и вышел из кабинета.

Закрылась дверь. Эгер выдохнул, повернулся к Тополе:

— Я это сказал, — повторил потрясённо: — Я это сказал!

Топола обнял Эгера, похлопал по плечу:

— Этот день войдёт в историю, мой друг!

А Эгер всё повторял:

— Я это сказал! Я сказал!


Как я устала! Зачем я согласилась ехать в карете? Линц то ли никуда не торопился, то ли решил провести инспекцию местных постоялых дворов. Два дня жизни псу под хвост. Когда карета въехала во двор Ройтте, я просто не поверила своему счастью. Мечтала, что сейчас поднимусь к себе, полежу в ванной и как завалюсь спать до завтра. Но, ничего из задуманного совершить не удалось.

***

Мы вернулись в Ройтте только через два дня, лишь чуть- чуть обогнав карету с Маргаритой. Я ещё думал, что успею переодеться, но куда там! Всё, что успел, это сменить сапоги на мокасины и скинуть колет. Потом на пороге возник Мартин и спокойным голосом, каким говорят о погоде, сообщил, что мадам Маргарита вызвала Норберта Валевски на дуэль. Что?..

Рванул вниз. На лестнице услышал звон шпаг, эхом разносившийся по дворцу. Глянул через перила. Дуэлянтов не увидел, только услышал. Знакомый детский голосок злорадно заявил:

— Давай, давай, аристократ! Шевели породистыми булками. Покажи мне, шлюхе деревенской.

Что?? Это Берт такое сказал? Чуть не шлёпнувшись на повороте, сбежал на второй этаж. К этому времени Маргарита успела загнать Берта к лестницам, и я смог увидеть это несколько неожиданное зрелище.

Валевски дрался на шпагах с Маргаритой. Хотя, нет. Неправильно я выразился. Не он дрался, а его драли. Я хотел остановить это безумие, но увидел внизу Бастиана. Согрейв стоял, опершись о колонну, и сложив руки на груди, с лёгкой усмешкой наблюдал за тем, что происходит. Что ж, он не даст довести дело до убийства. Вот только зря я опасался за девчонку. Бояться надо было за старого друга, которого Маргарита во всеуслышание обвинила во лжи. Громко так сказала, что Берт распускает о ней сплетни, тут же сделала хитрый финт. Берт повёлся, проскочил в пустоту. Маргарита добавила ему ногой пониже спины. Гвардейцы, Бастиан и слуги, наблюдавшие за этим цирком, весело засмеялись, а девчонка язвительно сказала:

— Хватит отдыхать! Разлёгся, тут! Или ты полы моешь? Ой, слуги тебе спасибо скажут.

Валевски вскочил, рванулся к ней и тут же снова провалился в пустоту. Маргарита, под аккомпанемент зрительского хохота злорадно заметила:

— У вас грязные полы? Тогда мы идём к вам!

— Хотел бы я знать, когда Маргарита успела взять уроки фехтования у мастеров дижонской школы, — раздался за спиной голос Мартина.

Не знаю.

Снизу донеслось злорадное: «Шпаги звон, как звон бокалов, с детства мне ласкает слух. Вжик, вжик, вжик, уноси готовенького. Вжик, вжик, вжик. Кто на новенького?».

— Она ещё и поёт? — Мартин посмотрел вниз, предрёк: — Сейчас она Берта грохнет.

Мартин был прав. Выждав момент, Маргарита блестяще провела «кроазе», выбив шпагу из руки Берта. Раздался звон, шпага ударилась в стену, упала на пол, шагах в десяти от того места, где стоял Валевски. Тот хотел дёрнуться к оружию, но, увидев острие чужой шпаги у своего кадыка, замер. Маргарита язвительно констатировала:

— Падай, ты убит!

Гвардейцы одобрительно захлопали. Бастиан поздравил: «Браво, мадам». Маргарита взяла шпагу «подвысь», потом резко отмахнулась вниз вправо, заканчивая бой. Отдала оружие гвардейцу и пошла к лестнице. Появился эльф. Пролетел над головой Норберта, ехидно хихикая. Маргарита презрительно махнула рукой:

— Слабак! — пошла к лестнице.

***

О, его светлость пожаловать изволили. Стало немного обидно, что он не видел, как я разделала его дружка. Зрелище было впечатляющее. Хотя, может, ему расскажут? Приврут с три короба, и ещё лучше получится? Сньёл спросил, в чём дело. Да ни в чём, собственно, если не считать того, что его друг, я показала рукой за спину, распускает обо мне сплетни. Викинг дёрнул бровью:

— Кажется, я вам уже говорил когда-то, что вы не должны решать сами. Разбираться буду я.

— Нет, это — моя добыча.

Получил? А я ещё и добавила, что Валевски совсем не о Росси говорил, а о кое-ком другом. Сказав, тут же поняла, что ляпнула что-то лишнее. Я знаю, как Сньёл может злиться, но тут!.. Да и Мартин тоже не обрадовался. Лица у них были!.. Викинг громко спросил, обращаясь к Валевски:

— Это правда?

— Что именно? — истинный ариец уже встал, поправлял манжеты, делая вид, что это не он только что собирал пыль по всему вестибюлю.

— То, что она сказала.

— Конечно, нет, — невозмутимо ответил Валевски, — женщины из нашей семьи многое говорят, но верить этому не стоит.

Нет, я сейчас его второй раз на дуэль вызову, и в этот раз не буду церемониться, грохну сразу! Я рванулась к Берту, но Мартин перехватил сзади, как будто именно такой реакции и ждал. Лягнула секретаря ногой, крикнула, вложив в голос весь доступный мне сарказм:

— Женщины из твоей семьи? Это ты о себе говоришь?

Норберт вскинулся и, если бы мы были один на один, мне бы не только шпага, мне бы и пулемёт не помог.

Викинг рявкнул:

— Унеси её!

Мартин подхватил меня, потащил по коридору. Я только видела, как Сньёл взял Валевски за плечо. Обидно. Пропущу самое интересное.

***

Когда всё закончится, буду спать неделю. Пока же нужно разобраться с Валевски. Повёл его в потайную гостиную. Там-то нас точно не услышат. По пути попался шенк. Обиженно поджав губы, заявил, что теперь понимает, почему я разрешаю Маргарите любые вольности. Да ну? Может, мне расскажет?

— Я проверил, — заявил шенк, — в Пазолини не было такой ученицы. И это так, она училась не там, она училась в Дижоне. Не так ли?

— Карл?

— Ваша светлость, вы можете говорить всё, что угодно, но наличие в доме наёмной убийцы вам не простят никогда, — Троянски ушёл.

— Поздравляю, ваша светлость, — буркнул Валевски.

Ещё и он!

— И я.

Затащил Норберта в гостиную. Закрыл дверь. Сходу приказал:

— Ну, говори!

— Карл, — Норберт показал на дверь, как будто шенк стоял в коридоре, — прав. Она из Дижона. Ты знаешь, откуда у Гравёра появился первоклассный инструмент? Она притащила. И пароль сказала, не поперхнулась. И ручкой на прощание сделала, — Валевски показал, как именно сделала ручкой Маргарита.

Это всё?

— Нет. Я узнал. В Дижоне была некая Сте Кор. Степания Корк — дочь Корка.

— Того самого?

— Да.

— Так это сколько же ей лет?

— Уже под сорок.

А, чёрт! Валевски заявил:

— Всё! Я с этим никаких дел иметь не хочу!

Понятно. Всё на меня сваливают. Ладно. Отправил Валевски. Спустился в свой кабинет. Маргарита сидела в кресле в углу, смотрела исподлобья. Мартин, стороживший девчонку, хотел уйти. Попросил остаться. Как-то мне при свидетелях легче, что ли? Прошёл, сел во главе стола. Сказал:

— Я бы хотел получить разъяснения.

— Опять? Что на этот раз?

— Я предупреждал, что буду искать сам?

Маргарита прищурилась:

— И что нашли?

— В сгоревшем доме побывала некая Сте Кор или Степания Корк — представительница воровской династии, ученица школы в Дижоне, сбежавшая с каторги, где отбывала срок за убийство.

Или я принимаю желаемое за действительное, или Маргариту эти сведения шокировали? Она не ожидала, что всё это можно выяснить? Правда, надо отдать девчонке должное, она быстро пришла в себя:

— Допустим. Но я тут при чём?

А она ни при чём?

— Вы зря на меня так смотрите.

— Как мы должны смотреть?

— Вы делаете мне предъяву, на основе чьих слов?

— Я, как вы выражаетесь, делаю предъяву на основе тех данных, которые мы выяснили вместе с Мартином.

Девчонка явно расслабилась. Хмыкнув, протянула насмешливо:

— А-а-а! Тогда понятно. Так вы плохо искали. И нашли далеко не всё. Вы, для начала, тряхните мадам Маевскую — хозяйку сгоревшего дома, а ещё лучше, привезите её сюда. И мы поговорим.

Вот это вряд ли.

— Что «вряд ли»?

Я бы тоже хотел привезти сюда хозяйку того дома, но это уже не получится никогда.

— Это ещё почему? — Маргарита насторожилась.

Мартин ответил:

— Анну Маевскую и Дитриха Гейнца сожгли на костре за убийство королевы Ядвиги.

Маргарита глянула на меня во все глаза, прошептала:

— Как сожгли?

Я развёл руками. Девчонка побледнела. Нет, она не заплакала. Только взгляд стал какой-то пустой, безжизненный. Она тихо сказала:

— Это капец, — встала, пошла к дверям.

Окликнул, но она не слышала. Вышла из кабинета. Тихо закрылась дверь. Посмотрел на Мартина, тот пожал плечами:

— Не понимаю.

Я тоже.

Что НЕ сказали журналисты про диверсию в "Газпроме"

История про отключение насосов в газпромовских трубопроводах во всех смыслах показательна. Начать хотя бы с того, как быстро новость разлетелась по всем ведущим и большинству просто зна...

Сирийский эндшпиль России

В американских соцсетях огненно "бомбит" от видео с базы под Манбиджем, куда вошла сирийская армия при поддержке российской военной полиции. Пишут не только, что Трамп агент Кремля, но ...

Пообщался с украинкой в чатрулетке. Почему она ненавидит нас

Сегодня вечер пятницы, делать особенно нечего, я поставил свою старушку машинку в ремонт и иду оттуда домой по дороге спокойным прогулочным шагом. Путь домой знакомый, даже привычный. Поэтому я достал...

Ваш комментарий сохранен и будет опубликован сразу после вашей авторизации.

0 новых комментариев

    Загрузка...
    Martini Westoday
    17 октября 05:38

    И снова о пенсиях

    В качестве иллюстрации низких пенсий в России и высоких — на Западе, приводится возможность британских и американских пенсионеров путешествовать по миру на старости лет. Мол, на Западе государство платит такие пенсии, что можно жить не тужить, но как на самом деле?Сегодня мне попались данные о том, что в Британии с апреля следующего года будет увеличена ...
    12543
    Martini Вокруг света
    15 октября 21:56

    Air Canada решила отказаться от привычного приветствия ради гендерного равенства

                                                                                                             ...
    504
    Martini Westoday
    14 октября 07:36

    Центробанк Нидерландов заговорил о ценности золота во время кризиса

    Центробанк Нидерландов опубликовал статью, в которой говорится, что если нынешняя экономическая система рухнет, золотой запас может послужить основой для восстановления системы.                                                      &nbs...
    557

    Письмо матери

    Поисковики, проводя раскопки в районе Долины Славы (Мурманская область), нашли гильзу, в которой хранилось письмо, адресованное матери солдата, погибшего в 1941 году в этих местах.                                                      &...
    535
    Martini Westoday
    13 октября 19:15

    Американцы попали в котёл на севере Сирии

    Президент США Дональд Трамп объявил о выводе порядка 1 000 военных с севера Сирии. Как сообщает сайт news.com.au, в ходе атаки турецких войск на город Рас Аль-айн, что находится недалеко от границы Турции, террористы ИГИЛ (организация запрещена в России), покинули район, оставив американцев отбиваться самостоятельно. Представители МО США заявили, что сит...
    2689

    Back in USSR

    В последнее время на Конте появляется очень много статей на тему возрождения СССР. Что удивительно, люди жаждут возрождения Союза тоскуя по стабильности. Логика железная: в желании получить стабильность люди готовы ввергнуть страну в революционный пожар. Ладно, когда это пишут люди, которым за это деньги платят, тут всё понятно: кто платит, тот заказывает музыку, но о...
    765
    Martini Westoday
    10 октября 18:32

    Новое изделие от компании «Ниссан» может припарковаться самостоятельно

    Вы подумали об авто/велосипеде/мотоцикле/самокате? Вы ошибаетесь.                                                                                      &nbs...
    555
    Martini Westoday
    10 октября 04:49

    Боинг фсё? (обновлено)

    Чем ближе дата запланированного возвращения на линию снятых с полётов Боингов-737 МАХ, тем больше появляется новостей, наводящих на мысль, что триумфального возвращения не будет.По крайней мере, в этом году.          Все помнят, как авиакомпании мира стали отказываться от эксплуатации Боинг-737 МАХ, когда выяснилось, что в двух п...
    755

    Откуда же вы, русские, взялись?

    Я часто натыкаюсь на Конте на войны историков-традиционалистов и альтернативщиков. Обе стороны смачно «мочат» друг друга аргументами на радость публике, но, я думаю, следующее с позволения сказать «исследование» доставит удовольствие обеим сторонам, да и всем россиянам, поскольку некий специалист по Библии с Ближнего Востока наглядно показал, откуда есть пошла Русская...
    827
    Martini 10 октября 04:15

    Пошла рубаха рваться

    В следующем году начнётся строительство ветки газопровода из Турции в Сербию.                                                                                   ...
    617
    Martini Сказка
    9 октября 17:59

    Сказка в аудиоформате

    Здравствуйте, уважаемые читатели!                                          У меня сегодня есть две новости: хорошая и плохая.                                      &n...
    534
    Martini Westoday
    9 октября 08:40

    Уровень работы американской верфи: прямой обман государства

    Намного проще заплатить адмиралу, чтобы тот закрыл глаза на проблемы с кораблём, чем решить эти проблемы.                                                                           ...
    1663
    Martini Westoday
    9 октября 04:23

    Подводные лодки в пустынях Ирана

    Довелось мне тут прочитать интересную статью на сайте Оilprice.com под названием: «Россия мёртвой хваткой вцепится в Персидский залив» за авторством Саймона Уоткинса — бывшего биржевого трейдера, главы отделов форекс в разных банках, и, среди прочего, редактора в Research for Renaissance Capital в Москве. Уоткинс со ссылкой на высокопоставленные источник...
    664
    Martini Westoday
    6 октября 15:58

    FAA заявило, что современные пилоты летать разучились

    Управление гражданской авиации США (FAA) обратилась в Международную организацию гражданской авиации (ICAO) с требованием решить проблему потери лётных навыков пилотами.                                                         ...
    552
    Martini Сказка
    6 октября 05:38

    Что могут короли? Глава третья

    Вот и началось то, чего я боялась. У меня совершенно не хватило времени на переработку, и эта публикация будет, что называется - "с колёс", потому в будущем вполне вероятны любые изменения в сюжете.                                                &nbs...
    571
    Martini Вокруг света
    5 октября 21:26

    Новый канал "Вокруг света"

    Уважаемые читатели!В связи с появлением нового формата написания статей, я решила закрыть данный журнал и все статьи о туризме и путешествиях создавать исключительно на новом канале «Вокруг света». Адрес нового каналаhttps://cont.ws/channel/138Новый формат даёт меньше возможностей в плане публикации, но он мобильнее и там проще выкладывать большие и тяжё...
    558

    Наши девочки на Джапан Опен порвали всех!

    Александра Трусова и Алина Загитова победили на Джапан Опен, оставив Кихире лишь третье место.                                                                              &nb...
    656
    Martini Westoday
    5 октября 13:31

    Штаты отчитались за 2018-й финансовый год

    Отдельные штаты Америки наконец-то опубликовали финансовые отчёты за 2018 год, и Тruth in Аccounting подвёл общий итог. Результаты удручающие: 40 штатов не смогли свести концы с концами, а положительный баланс лишь у 10 штатов. Общий долг отдельных штатов составляет 1.5 триллиона долларов. Тruth in Аccounting в своём ежегодном отчёте пишет, что губернато...
    635
    Martini Цитата дня
    3 октября 10:11

    Куда вас сударь к чёрту занесло?

    Цитата дня от Михаила Боярского.                                                                                    Известный артист припарковался...
    669
    Martini Westoday
    1 октября 20:02

    Понеслась! ФРС начал выдавать банкам срочные однодневные займы

    С 17 сентября Федеральный резервный банк Нью-Йорка начал выдавать экстренные краткосрочные займы банкам, чьи имена не называются.                                                                    &nb...
    2445
    Служба поддержи

    Яндекс.Метрика