• РЕГИСТРАЦИЯ

Три королевства для Золушки. Глава девятая

Martini
7 сентября 01:00 0 691

Глава девятая    
Точно рассчитанная дурость                                                                                                                                                                                                                            

Утро. Я так хотел вернуться и поспать, а вместо этого полночи бродил по дворцу как неприкаянное привидение. Что со всем этим делать? Не знаю.

Поднялся на третий этаж. Зашёл в комнаты Маргариты. Эльф, валявшийся на диване, вскочил, сбегал в спальню девчонки. Выйдя, сложил руки на груди, завёл глаза в потолок. Ясно. Она так лежит со вчерашнего вечера!

— И с места не двинулась?

Эльф повертел головой из стороны в сторону. Странно. И что делать?

Прошёл в свой кабинет. По пути приказал принести кофе. Сел за стол. Смотрел в окно и думал, думал, думал. Что-то у меня не сходилось.

Стукнула дверь. Появился Валер, поставил передо мной поднос с кофе. Вышел. Следом пришёл Мартин. Подошёл, присел на край стола, смотрел сверху вниз. Что?

— Ничего, — и он провёл рукой перед моим лицом. — Вот с тобой что?

Что?

— Что с тобой? — колдун повысил голос.

Ничего. Думаю.

— О ней?

Да. И чем больше думаю, тем больше у меня не сходится.

— Со мной поделишься?

Что?

— Мне расскажи. Мне тоже интересно, что у тебя не сходится.

Многое не сходится. Она должна была испугаться, когда я назвал её настоящее имя. Должна была обрадоваться, что нет Маевской, и никто не сможет выяснить её настоящую биографию. Но ничего этого нет.

— Может, мы сможем это выяснить, — как-то туманно заявил Мартин, перевёл разговор: — Знаешь новости из Кастелро?

Нет. А там что-то случилось?

— Не то слово. Великий магистр зело опечален был поспешностью, с которой сожгли убийц.

Ай-яй-яй! Орден пожалел убийц королевы?

— Да. Даже к ответу хотел привлечь торопыг, но передумал.

Что так?

— Великому магистру напомнили, что орден не должен совать нос в светские дела. Теперь этот вопрос будет обсуждаться на Ассамблее.

Как интересно. А что светская власть?

— Ищут завещание.

Ну-ну.

— Пошли-ка пообедаем.

Не хочу.

— Пошли, пошли, — Мартин потянул меня за рукав, — в компании веселее. Хватит киснуть.

Мартин ошибся. Обед особого веселья не принёс. Карл смотрел волком. Молчал, и в этом молчании чувствовалось осуждение. Бастиан попытался оживить обстановку, но у него не получилось. В середине трапезы пришёл Валер, принёс записку от Норберта. Валевски сообщил, что уезжает. Бастиан фыркнул:

— Так он ещё утром укатил.

Карл поджал губы. Ну, понятно. Валевски придавал некоторую светскость нашей компании, а сейчас, по мнению шенка, во дворце останутся одни бандиты.

Под конец трапезы в столовую заглянул Валер, сделал какой-то странный знак Мартину. Что происходит? Мартин отложил салфетку, встал:

— Ваша светлость, срочное дело.

О, нет! когда всё это кончится?

Мы вышли из столовой. Валер что-то передал Мартину, тот кивнул, подхватил меня под руку. Что ещё?

Едва пришли в кабинет, Мартин подал мне небольшой пакетик, сказал:

— Догадываешься, что там?

Нет.

— Красавка. Иди и пытай.

С ума сошёл?

— У тебя есть другие варианты узнать правду? Давай-давай. Или это сделаешь ты или за дело возьмусь я.

Это надо прямо сейчас делать?

— А когда?

Показал на окно. Во двор въезжала карета. Очередные покупатели ехали договариваться о поставках. Мартин кивнул:

— Хорошо, но как только...

Так сразу.

В кабинете покойной королевы Ядвиги царил страшный бардак. Эгер и Топола перерыли всё, но так и не нашли завещания королевы, которая, по словам её секретаря, точно изложила свою волю на бумаге. Но куда она потом спрятала эту бумагу?

— Чёртова баба! — ругался Топола, по сотому разу проверяя все ящики. — В погреб что ли снесла?

Эгер согласно кивнул. Вздрогнув, ахнул:

— Сокровищница!

— А, чёрт! Что ж ты молчишь! Туда попасть можно?

Первый министр кивнул. Достал из кармана связку ключей, быстро покрутил, показал нужное — пару отмычек.

— Шельма! — похвалил Топола.

Эгер подошёл к книжной полке, снял одну из книг, вставив отмычку в скважину, повернул. С тихим скрипом отъехала в сторону полка, открывая проход в подземный ход. Эгер хотел войти, но Топола придержал его за руку, спросил:

— А кот?

— Всё с собой, — Эгер похлопал по карману камзола.

— И снова — шельма! — Топола расплылся в довольной улыбке.

Вельможи прошли по подземному ходу к сокровищнице. Кот уже ждал, смотрел требовательно. Водил усами, чуя выпивку. Эгер разлил по полу валерьянку, кот метнулся к ароматной луже. Топола усмехнулся:

— Алкоголик.

Войдя в сокровищницу, Эгер сразу прошёл к комоду, начал возиться с замком, гремя связкой ключей. Открыв ящик, первый министр присвистнул:

— Есть! — он достал небольшой тубус, положенный туда накануне Мартином. Снял крышку, достав завещание, прочитал, выругался. — Я так и знал! Опять эти чёртовы Кински.

— Что? — Топола отвлёкся от созерцания сокровищ, повернулся, подошёл к Эгеру, посмотрел на документ и поправил: — Он не Кински. Он — Валевски.

— Какая разница? Хрен редьки не слаще.

— Не слаще, — согласился Топола, помолчав, спросил:— А как ты смотришь на то, что мы сами короля выберем?

— Ты сошёл с ума.

— Мы все ненормальные в той или иной степени. Но я тебе дело предлагаю. Соглашайся. Этот, — Топола ткнул пальцем в завещание, — птица тёмная, мутная. Фон Майера-то мы знаем. Знаем, чего ждать.

— Я так понимаю, что ты от него и пришёл.

— Не совсем. Есть и кроме него люди в этом королевстве. Наше предложение: ты — первый министр, как и был, плюс титул и поместье.

Эгер задумался. Крутил в руках ключи. После короткой паузы заявил:

— И доля в конном заводе.

— По рукам. — Топола достал из кармана конверт, протянул Эгеру, — договор.

— Ты знал? Знал, что я соглашусь?

— Кто бы отказался от такого? Да и Кински эти уже вот где, — он провёл рукой по горлу. — Поцарствовали, пора и честь знать.

Первый министр покивал головой, спросил:

— Так что с завещанием?

— Не твоя печаль. Всё сам сделаю. — Он помолчал, вздохнул и всё же решившись, закончил: — Коли что, то ты ничего не знаешь, не ведаешь. Понял? Завещание было спрятано в кабинете. Ты нашёл. Всё уже так и было.

— А ты?

— Что я? Следы приведут к фон Майеру. Он — король, он и ответит.

— Ну, и кто из нас шельма? — рассмеялся Эгер. — Сколько тебе нужно времени?

— Прямо сейчас и займусь. Думаю, завтра ты бумагу-то и найдёшь.


Вечер. Скоро ужин, но есть не хочется. Покупатели укатили довольные. Мартин стоит над душой. Ладно, сейчас пойду. Вот это могу решить только я. Но сначала хочу знать, что в Кастелро.

— Завещание нашли.

Поздравляю. Мои бы проблемы так просто решились.

— Иди давай! — Мартин был безжалостен. — Давай-давай, иначе правды ты не узнаешь. А! кстати, ещё порадую.

Что ещё? Война?

— Почти. Жди в гости Харальда.

Это с какой ещё стати?

— Кто-то сказал ярлу, что управляющий Ройтте хочет ему рога наставить.

О, как!

— Вот так. Готовься. Он злой!..

— У меня гвардия есть. Отобьёмся.

— Да куда там! — махнув рукой, Мартин злорадным голосом спросил: — Я предупреждал?.. Предупреждал. А теперь тебе голову оторвут.

С каким удовольствием он это говорит! Ждёт, что меня прибьют?

В комнатах девчонки ничего не изменилось. Эльф показал, что мадам почти не вставала. И ничего не ела. Ну, если мадам не ест, значит, всё очень плохо. Это обнадёживает? Посмотрим.

Зашёл в спальню. Маргарита лежала на кровати. Рассматривала потолок. Подошёл, постучал по спинке кровати. Маргарита даже не мигнула. Всё так же смотрела вверх. Снова постучал, сказал:

— Мадам! — никакой реакции. Повысил голос: — Мадам!

— Что тебе надо, демон?

Поговорить хочу.

— А смысл? Ты всё равно не поверишь.

Так, я не понял. Что происходит? Маргарита обвела рукой вокруг лица, спросила:

— Нравится? Да знаю, нравится. Так радуйся, это теперь навсегда.

Почему?

— А это мне Маевская такой подарок сделала.

Что?

— Не притворяйся, что глухой.

Хм. Как интересно-то! Если я правильно понимаю, её заколдовывала Анна Маевская?

— Ты правильно понимаешь. И отстань, — Маргарита перевернулась на бок, накрыла голову подушкой.

Ещё интереснее. Вышел. Порадовал Мартина. Вернулся. Маргарита всё так же лежала на кровати, спрятав голову под подушку.

Обойдя кровать, присел на корточки, приподнял подушку. Маргарита посмотрела больным несчастным взглядом, тихо спросила:

— Что ты привязался? Маргарите — семнадцать. Хочешь пытать, приходи через год.

Это понятно. Но, только если она — не Маргарита, а фея умерла, она должна была вернуться в свой настоящий вид. О! Маргарита оживилась. В глазах зажёгся огонёк интереса:

— Что ты хочешь сказать?

Она и сама понимает: она — не Маргарита, это мы давно выяснили, значит, фея жива и, вполне вероятно, сейчас ходит где-то с её лицом. Потому я хочу знать, кто она.

— Ты не поверишь.

Но, может, она всё-таки попробует? Терять-то нечего.

— Ну, да, — Маргарита тяжело вздохнула, полезла под подушку, достала небольшую плоскую коробку. Да не может быть! А девчонка что-то нажала, засветилась одна из поверхностей коробки, Маргарита начала быстро водить пальцем по поверхности, заставляя картинки мелькать, как в калейдоскопе. Найдя одну, протянула мне со словами: — На, любуйся.

Посмотрел на портрет. Это Изабел Сте Кор. И?

— Изабелла Степановна Коробкина. В этом мире — Изабелла Стефания Коро.

И она хочет сказать, что она и есть эта самая Изабелла? Маргарита вздохнула, печально сказала:

— Ну, и какой смысл говорить о чём-то? Ты же не веришь. Да я и сама как-то уже с трудом во всё это верю.

Да убедиться в том, что она говорит правду, как раз и не сложно. Если она согласится. Маргарита оживилась, глянула заинтересованно:

— Ты хочешь сказать, что ты поверишь? И что нужно сделать?

Ничего особенно сложного. Достал из кармана пакетик, переданный Мартином. Встряхнул в воздухе, пояснил, что всего лишь посыплю её этой пылью и всё.

— И я начну говорить правду? — Маргарита смотрела пытливо.

Да. Отвертеться ещё никому не удавалось. Все признаются. Правда, на следующий день ничего не помнят.

Я думал, что Маргарита расстроится, но она как будто даже и обрадовалась. Переспросила:

— То есть, если я тебе сейчас всё-всё расскажу, то ты поверишь, а я наутро ничего не буду помнить? Ничего-ничего?

Да. Ну, не совсем ничего. Ничего с того момента, как я посыплю её пылью красавки. Маргарита вскочила с кровати. Найдя туфли, обулась, подошла и, подставив лицо, приказала:

— Сыпь.

Что? Вот так легко и просто?


Поздним вечером или ранней ночью, это кому как понравится, на западной окраине Елхова появилась невзрачная карета, запряжённая парой лошадей не самого презентабельного вида, и в то же время у южных ворот города появился всадник на роскошном бриттском жеребце. Карета и всадник одновременно въехали в город с разных сторон, направились каждый к своей цели: простенький экипаж — к богатой меняльной лавке, что находилась на одной из центральных торговых улиц города, а всадник — к трактиру, вход в который находился в узком проулке, идущем параллельно торговой улице.

И карета, и всадник направлялись в один и тот же дом, но с разных сторон, а для несведущего человека это были два разных здания, но, впрочем, только для несведущего. Завсегдатаи знали, что меняльная лавка на торговой улице и трактир в проулке — это одно и то же заведение, а особо приближённые особы знали, что принадлежит это всё Гравёру — ювелиру и заодно специалисту по разным тёмным делам.

Карета остановилась у крыльца меняльной лавки. Из экипажа вышел Топола, поднялся на крыльцо, потянул дверь. Звякнул колокольчик, вельможа зашёл в лавку, огляделся:

— Эй, есть кто?

— Почему бы и не быть? — из узкой двери вышел приказчик, слегка склонил голову: — Добрый вечер дорогому гостю. С чем пожаловали?

— Вечер? Да уж ночь на дворе.

— Кому — вечер, кому — ночь, а кому — и самое что ни на есть утро, — возразил приказчик.

— Местные петухи и на луну кукарекают, слыхал. Только по три раза.

— По четыре, — снова возразил приказчик, спросил: — Так по какому делу к Гравёру?

Топола посмотрел насмешливо, но приказчик ничуть не смутился. Усмехнувшись понимающе, прошёл к полке, откинул деревяшку, открывая слуховую трубу, сказал, косясь на Тополу:

— К Гравёру. По паролю.

Послышалось глухое: «Проводи», и приказчик откинул крышку прилавка, открыл потайную дверь, осмотрел Тополу, предупредил:

— Ужаться придётся вашей милости.

— Ужмусь, — фыркнул Топола, протиснулся в дверь.

Пока Топола пробирался в мастерскую Гравёра, всадник проехал по проулку, въехал на двор трактира. Спешившись и передав поводья конюху, Всадник пошёл к крыльцу, у которого бултыхались в луже двое пьяных. Входя в трактир, всадник буркнул себе под нос:

— Хорошо гуляют люди.

Войдя в зал, где дым стоял коромыслом, мужчина снял шляпу, тряхнул светлыми локонами. Трактирщик поднял голову, радостно улыбнулся и пошёл навстречу гостю — милость, никогда не виданная местными пьянчугами. Низко поклонившись, трактирщик спросил:

— Что желает ваше сиятельство?

Валевски ответил:

— Моё сиятельство желает выпить, — и, понизив голос, поинтересовался: — Игра есть?

— А как же! — воскликнул трактирщик, тут же осёкся, шлёпнул себя ладонью по губам, перешёл на шёпот: — Есть, ваше сиятельство. Сами секретарь Ассамблеи едут. Ждём-с!

— Да? — обрадовался Валевски, довольно потёр руки. — Это я очень удачно зашёл. Принеси вина, да побольше.

— Будет исполнено! — и трактирщик кивнул. Подозвал трактирного слугу, приказал проводить гостя, а сам рванул за вином для гостя.

Трактирный слуга поклонился Валевски, повёл гостя на второй этаж, в игровой зал, по пути прихватив подсвечник с тремя свечами, стоявший на одном из столов. Пьянчуги возмутились было, но махнули рукой, здраво рассудив, что мимо рта не пронесут.

Поднявшись на второй этаж, слуга прошёл к простенку, украшенному вазой с цветами, стоящей на мраморной подставке. Слуга поставил подсвечник на подставку рядом с вазой. Сдвинул саму вазу и, порывшись в кармане, достал длинный тонкий ключ, вставил в еле-еле заметную скважину. Повернув ключ, слуга толкнул стену, открывая проход в игральный зал.

Валевски, с презрительной усмешкой следивший за манипуляциями слуги, вошёл в зал, стянув с плеч плащ, бросил на спинку стула, стоявшего у стола, крытого зелёным сукном. Слуга поставил подсвечник на стол, поклонился и вышел. Как только закрылся проход, Валевски подошел к стене, что находилась напротив входа, постучал по стеклу, прикрывавшему картину, громко сказал:

— Давай, выходи.

Катала — молодой человек лет двадцати пяти, одетый в бархатный камзол на голый торс и обычные кожаные штаны, сплюнул досадливо:

— Собака! Всё знает.

— А как ты хотел? — фыркнул хозяин заведения — тот самый Гравёр, которого мало кто видел, а большая часть из тех, кто видел, и понятия не имел, что этот невзрачный мужчина лет сорока худой и сутулый с острым носом-клювом, отбывал срок на каторге за подделку документов и денег.

Гравёр родился в Бургисе, в районе рядом с портом, где крутились авантюристы всех мастей. Маленький мальчик по имени Юзек был кривым на один глаз, но это не мешало его таланту: Юзек умел рисовать. Хорошо рисовать, надо сказать. Одно плохо: не попался в детстве мальчику под руку человек, разглядевший бы этот талант, зато попался на пути аферист, который использовал умения мальчика на свой лад: научил подделывать чужой почерк.

К счастью, таланты Юзека не ограничивались умением хорошо изображать что угодно. Юзек быстро понял, чем грозит ему новое умение, потому никому не рассказывал о том, чем занимается, а потом начал скрывать не только свои таланты, но и настоящее лицо и имя. Но всё же предосторожности не помогли — Юзек попался.

Дело было ерундовым: Юзек подделал вексель торговца, потому получил за своё деяние не так уж и много: пару лет каторги.

Попав на каторгу и хлебая бобовую похлёбку в компании таких же неудачников, Гравёр поклялся, что больше никогда не будет заниматься мелочёвкой. Если уж рисковать, то за большие деньги.

Выйдя с каторги, Гравёр переехал из родного Бургиса в Елхов, где нравы были попроще, а стража пожаднее, и устроил притон с выходами на разные улицы и в подземный ход. На первом этаже притона были устроены вполне легальные заведения: трактир и меняльная лавка, на втором — полулегальные — игральный зал и мастерская, где хозяин создавал ювелирные изделия и иногда исполнял заказы, но брался лишь за ту работу, которая приходила от хорошо проверенных людей.

Нынешний гость пришёл по проверенному каналу, но Гравёр всё же осторожничал, решая, светиться ли перед посетителем или нет. Он сидел потайной комнатке и разглядывал Тополу через зеркало с прозрачной стенкой.

Вельможа в отличие от Валевски, о дополнительных свойствах картин, висящих на стенах комнаты, не знал. Сидел в кресле, крутил головой, оглядывая комнату, и нервно постукивал ногой по полу. Катала фыркнул:

— Нервничает.

— Чего бы и не нервничать. Дело костром пахнет.

Тихо скрипнула дверь, в комнату вошла та самая модистка, в салоне которой год назад Маргарита покупала одежду. Гравёр поманил женщину рукой, показал на кресло, повернулся к Катале:

— Иди. Тряхни аристократика. Говорят, он с волчарой разругался. Может, чего скажет интересного. Понял?

Катала кивнул, вышел в казино, а Гравёр повернулся к модистке:

— Ты смотри. Не нравится мне этот поц.

— Думаешь, будет подпаивать?

— Будет. Обязательно будет. Кто ж захочет на костре жариться, хоть в одиночку, хоть в компании.

Гравёр похлопал женщину по руке, вышел в мастерскую.


Что случилось в нашем королевстве, если мадам так легко решилась на разговор? Тут есть подвох или я уже на воду дую?

Достал из кармана пакетик. Маргарита посмотрела с интересом, ткнула пальцем:

— Это оно?

Она. Красавка. Ну, что? Она готова? Я могу сыпать.

— Чаво уж там, ляпи! — девчонка безнадёжно махнула рукой.

Но я не спешил воспользоваться разрешением. Я хотел понять — зачем ей это надо? Маргарита пожала плечами:

— Ты же сам хотел! Всё время пытал — скажи правду, да скажи правду. А теперь, когда я сама согласилась, тебе снова что-то не нравится? Да если я просто так скажу, ты ни жисть не поверишь. Потому надо пользоваться случаем.

Логично. И, что самое интересное, честно. Значит, хочет расставить все точки? Маргарита кивнула:

— Пользуйся, пока не передумала.

Кстати, хорошая мысль. Открыл пакетик, поднял над головой Маргариты, тряхнул. Девчонка чихнула раз, второй. Потёрла нос. Задрала голову и спросила:

— И сколько ждать?

Уже можно начинать.

— Так быстро?

Кивнул. Сам чихнул. А, чёрт! И сам хапнул! Теперь главное, чтобы она мне не стала вопросы задавать. Маргарита снова чихнула, почесала нос и выдала:

— И только не говори потом, что не веришь! Я — Изабелла Стефания Коро. Пришла сюда из другого мира... — она осеклась, добавила: — Два раза приходила. Первый раз на бал в Нейлин. Ты там со мной танцевал. Потом я ушла домой, но уже с этой мордой, и вернулась, но попала на год назад. Как раз перед днём рождения Ядвиги.

Она посмотрела на меня ясным взором, а я стоял, как дурак и не знал, что сказать. Маргарита фыркнула:

— Ты бы себя в зеркало видел!


Катала появился в игральной комнате. Подойдя к Валевски, протянул ладонь и коротко поздоровался:

— Здорово.

— Сам не кашляй, — ответил Норберт, шлёпая по подставленной ладони.

Катала кивнул, прошёл к комоду, достал пару запечатанных колод карт, хьюмидор. Перенёс всё на стол, развернулся и тут Валевски подал голос:

— Не суетись. Я уже зарядил, — он открыл хьюмидор. Разглядывая сигары, уточнил: — Контрабанда?

— Естессно, — ответил Катала, усаживаясь в кресло. Достав из кармана камзола огрызок сигары, он прикурил от свечи и, пыхнув дымом, пояснил: — Счастливая.

Норберт понимающе кивнул. Взяв сигару и откусив золотой гильотинкой кончик, прикурил и сказал, выдохнув дым аккуратными кольцами:

— Удача тебе сегодня понадобится.

— Посмотрим.

— Где Джиджи?

— На подходе, — Катала распечатал колоду, выложил карты на стол рубашками вниз. — По пырому скатаем?

— Почём?

— По десяточке.

— Давай.

Катала перемешал карты, начал тасовать. Валевски курил, глядя в потолок. Пришёл слуга, принёс заказанное вино. Налил Норберту в бокал. Бесшумно удалился. Валевски выпил вино, налил себе ещё. Катала покосился на Валевски, пыхнул дымом.

А в это время в мастерской Гравёра пили за помин души. Топола не поскупился, принёс с собой двадцатилетний скотч, привезённый из Англетерры. Мужчины выпили за помин души королевы, закусили нарезанным лимончиком. Гравёр поинтересовался, с чем пришёл гость. Топола замялся:

— Тут такое дело... надо один документик почистить. Кое-что убрать, кое-что добавить.

Гравёр посмотрел усмешливо:

— Королевскую волю подкорректировать хотите?

Топола вздрогнул, заозирался по сторонам. Спросил тревожно:

— Кто напел?

— Ваша милость! Давно живу. Считать умею. Раньше-то вы ко мне не заглядывали, — Гравёр взял лист бумаги и перо, быстро что-то начертал, подвинул Тополе. Тот посмотрел на лист, полезли вверх брови. Вельможа кашлянул, заметил:

— Там шестнадцать букв.

— Зато королевских. И вы плохо считаете. Шестнадцать надо убрать, шестнадцать поставить. Это уже тридцать две.

Топола смотрел на Гравёра исподлобья, пыхтя как паровоз и думая, что такой пройдоха и в королевском совете не был бы лишним. Жаль, что не получится.

Подумав немного, Топола кивнул:

— Делай. Но если что...

— Ваша милость, здесь люди серьёзные.

Топола достал из кармана кожаный тубус, протянул Гравёру. Тот взял в руки тубус, нацепил на нос очки, достав завещание, прочитал и тут же фыркнул:

— Надо же!

— Что?

— Всё в порядке, ваша милость. На кого меняем?

— На фон Майера.

Гравёр кивнул. Разложил на столе свиток, придавил чугунными чушками. Начал расставлять инструмент. Взяв налобную лупу, явно привезённую из другого мира, нацепил на голову, надвинул на глаза. Топола смотрел с интересом за приготовлениями. Думал, что ему посоветовали очень ценного человека. Надо будет использовать в будущем.

Гравёр не знал, о чём думал Топола, да ему и не до того было. Он приступил к очень важному делу: удалению букв.


М-да. У меня нет оснований не верить Маргарите, но и в то, что она сказала, я поверить не могу. И что делать? Решил пойти самым простым путём, сообщил, что Изабелла Коробкина умерла. Девчонка радостно поддакнула:

— Ага! С моста кинулась от зависти, что подружка замуж вышла, а она — нет.

Вообще-то, я серьёзно.

— А я шучу, что ли? — обиделась Маргарита. — Вот это всё мне тётка рассказала, когда я домой вернулась. Маевская, холера такая, меня прямо на кладбище отправила. Я как раз на похороны соседа попала.

Какого соседа?

— Николая Матвеева. Там и его дочь видела, Дашку, — Маргарита вздохнула,— я её еле узнала. Она же за два дня, что я её не видела, растолстела невообразимо. А потом оказалось, что прошло не два дня, а два года, — и она снова вздохнула. Помолчала. Ахнула и крикнула: — Где сервиз?

Я напрягся, вспоминая. Вроде, в чулан сложили. А что?

Маргарита вылетела из спальни. Вышел следом. Слышал, как девчонка возилась в чулане, звенела посудой, что-то бормотала. Я не стал торопить. Мне нужно время, чтобы подумать. О, окно открыто. Эльф удрал? Очень вовремя. Закрыл окно. И не услышат, и мешать никто не будет. Задёрнул шторы.

Маргарита появилась в комнате, прошла к столу, села, огляделась, дёрнулась нервно. На столе появилась чашка с чаем, следом — торт. Маргарита встала, прошла к буфету, начала копаться в ящике. Достав нож, вернулась к столу, начала нарезать торт.

Последовал её примеру: сел за стол, разглядывал, изучал. Если сложить то, что она мне сказала с тем, что я вижу последний год, то всё сходится, но всё же верится с трудом. Маргарита положила себе на тарелку кусок торта, начала есть. А меня, значит, не покормят. Девчонка пожала плечами.

Щёлк. На столе появилась чашка с кофе. Ну, хоть так. Попросил рассказать с самого начала. Маргарита посмотрела настороженно:

— С какого начала? С начала времён?

Нет, так рано не надо. Хотя бы с того, как она отправилась сюда. Маргарита кивнула, начала рассказывать. Первая же нестыковка возникла, когда узнал, что фея кружила по дорогам, заметая следы. Зачем? Маргарита пожала плечами:

— Фея её знает. Мне не доложили.

И где она вошла?

— Где-то рядом с домом, который фея наколдовала.

Точнее можно?

— Я тебе картограф, что ли?

Нет. Но она фея, она может создать карту со следами. Маргарита посмотрела пронзительным взглядом. Хмыкнула и достала свою коробку. Всё время забываю, как называется. Какой-то фон... вроде, умный, что ли...

Шух. На столе появилась бумажная карта. Маргарита снова принялась за торт, сказав:

— Наслаждайся.

Взял карту, посмотрел. Да уж. Действительно. И тут меня осенило. Спросил:

— Ты можешь создать весь маршрут, которым прошла в этом мире?

Девчонка пожала плечами. Поковырялась с фоном. Шух, шух, шух. На столе одна за другой начали появляться карты. Начал просматривать листы. Карты были пронумерованы, но всё равно я запутался. Потребовал объяснений. Маргарита оторвалась от поедания торта, посмотрела. Удивлённо приподняла брови:

— Не поняла. Что за фигня?

Грубо, но верно.


В игровом зале уже было сильно накурено. За столом появился третий — Джиджи — секретарь Ассамблеи. Игра набирала обороты. Валевски отсчитал с десяток монет, двинул по столу в центр, где уже лежала немалая куча денег:

— Поддерживаю, и пятьдесят сверху.

Джиджи выругался сквозь зубы, швырнул карты на стол:

— Да пошёл ты!

Валевски засмеялся, одной рукой сгрёб выигранное серебро, другой бросил на сукно карты. Джиджи ахнул, заматерился. Катала радостно засмеялся: Валевски блефовал.

Норберт посмотрел на Джиджи с усмешкой, взял бокал с вином, отсалютовав проигравшему, выпил. Катала собирая карты, спросил Джиджи:

— Ты понял?

— Понял, понял. Везучий, собака.

— Не везёт в картах, повезёт в любви, — заявил Валевски, но Джиджи возразил:

— В любви только Снъёлу везёт. Бабьё кружит вокруг, как мухи над вареньем.

Катала фыркнул:

— Над вареньем ли?

— При нём скажешь? — Джиджи посмотрел усмешливо. Катала обратился к Валевски:

— Смотри, смерти моей хочет.

— Сволочь, однозначно, — согласился Норберт. Немного подумав, встал: — Простите, господа, я на минутку.

Валевски вышел. Джиджи тихо сказал:

— Может, хватит мурыжить?

— Не пыли. Дойдёт до кондиции, всё вывалит. Я его первый день знаю, что ли?

— Может, ускорить? — Джиджи показал на карман, но Катала только отмахнулся:

— Утром ты отбиваться будешь? Нет уж! Это без меня.


Маргарита выхватила у меня карты, разложив на столе, начала изучать следы, старательно водя по бумаге пальцем. Следил за каждым движением руки, но всё же плохо понимал, что происходит. А вскоре стало ещё непонятнее.

Проследив свой путь от дворца до дома феи, а потом до Елхова, Маргарита ударила кулаком по столу, нервно воскликнула:

— Да нет! — тряхнула свой телефон, — что за хрень?

Вот и я хочу знать. Девчонка посмотрела на меня с прищуром, протянула как-то уж слишком настораживающе:

— Сейчас узнаешь, — и пошла к чулану. Открыв дверь, девчонка сказала: — Выходи по одному, ножи и вилки на пол.

Напрягся. Был готов ко всему, но реальность превзошла все ожидания. Из дверей появился самовар! Взлетел, приземлился на столе, посмотрел на меня. Чёрт подери!

Следом за самоваром из чулана дружными парами появились чашки и блюдца, сахарница и прочая посуда. Маргарита вернулась к столу, сказала, садясь на своё место:

— Прошу любить и жаловать. Спасённый из огня сервиз феи Эмилии. Он знает, что было, когда я ушла.

Самовар грохнул крышкой:

— Это кто?

Я вздрогнул от неожиданности, а девчонка заявила:

— Он тут главный.

— А-а-а. Так пусть воды принесёт, раз главный, — и вся посуда уставилась на меня в ожидании.

Да и принесу. Мне не тяжело. Кстати, я кофе люблю. Посмотрел на Маргариту, та показала рукой на дверь спальни. Предложила не стесняться. Не буду.

Вышел из гостиной, услышал, как Маргарита докладывает самовару, что я — управляющий. Самовар на это вполне резонно ответил, что таскать тяжести — дело мужское. Я не спорю, но как-то неприлично обсуждать за глаза. Сказал. Из гостиной донёсся язвительный детский голосок:

— Ой, нам так стыдно!


Сервиз феи готовил неплохой кофе. Очень даже неплохой. Под кофе самовар рассказал, как было дело в тот вечер, и по словам посуды выходило, что Изабелла вошла в дом один раз, а вышла два, но ещё один раз входила другая девушка по имени Барбара.

Маргарита фыркнула:

— Да ладно! И у неё случайно оказался такой же размер ноги?

— Нет, — ответил самовар, — у неё был другой. Она какие-то туфли одела, чтобы нога стала меньше.

Мы с Маргаритой переглянулись. И я подумал, что если бы она мне всё это сама рассказала, я бы не поверил. Ни за что! Даже сейчас с трудом верю. Хотя посуда врать не может. Не умеет. И тут Маргарита хлопнула себя по лбу. Схватила свой телефон. Приказала показать следы Барбары — горничной из дворца Кастелро. Посмотрев на карту, победно ткнула пальцем в стол:

— Вот! Смотри!

Посмотрел. Вот теперь всё сходилось, вплоть до последнего пути, пройденного Барбарой до центральной площади столицы Кастелро.


Гравёр взял тонкое лезвие, счистил буквы и подул на лист, сдувая пылинки и частички пергамента. Протерев подчищенное место какой-то прозрачной жидкостью и припудрив пергаментной пылью, снова подул на лист.

Топола с интересом следил за каждым движением Гравёр, а тот, прокатав лист с помощью пресс-папье, посмотрел на подчищенное место через лупу и, довольно кивнув, протянул руку:

— Чернила.

Топола сначала не понял, что от него требуют, но потом, спохватившись, достал из-за пазухи королевское перо и чернильницу, взятые со стола её величества.

Гравёр взял лист бумаги, перо, макнув перо в чернила, начал быстро писать, сверяясь с завещанием. Определив место, где королева макала перо в чернильницу, Гравёр отложил лист и перо и приступил к следующему этапу.

Взяв лист полупрозрачной бумаги, вырезал окошко ровно по размеру подчистки, положил на завещание, придавил грузами и взялся за перо.

Окунув перо в чернильницу, Гравёр глубоко выдохнул и быстро начал писать, повторяя руку Ядвиги. Дойдя до нужной строчки, быстро начертал «Конрад фон Майер», и снова перейдя на кальку, оторвал перо от бумаги и шумно выдохнул.

Топола дёрнулся, было, к листу, но Гравёр рявкнул:

— Сидеть!

Вельможа замер. Гравёр подождал немного, посыпал завещание песком, снял грузы и кальку, и, взяв бумагу в руки, встряхнул лист и посмотрел на свою работу через лупу. Довольно кивнув, Гравёр положил лист перед гостем со словами:

— Любуйтесь.

Топола начал разглядывать лист, но не заметил никаких следов подчистки. Гравёр кивнул:

— Как так и было, — и, сняв с головы лупу, протянул Тополе.

Вельможа посмотрел на завещание через лупу, но всё равно не заметил следов подчистки. Хмыкнув, похвалил:

— Чистая работа.

Гравёр протянул руку:

— Хотелось бы получить.

— А? Что? — Топола удивлённо посмотрел на Гравёра, тот повторил:

— Платить будем?

— Да-да, конечно, — вельможа достал из кармана мешок с деньгами, положил на стол. И пока Гравёр считал деньги, свернул завещание и спрятал в тубус. Встав, Топола поблагодарил и пошёл к лестнице.

Гравёр сказал в спину:

— Заходите ещё, — и, когда дверь закрылась, вышел в потайную комнату, где сидела модистка.

Сев напротив, Гравёр почесал горло, попросил:

— Принеси-ка зельица.

— Так, вроде, ничего не было, — женщина удивлённо посмотрела на Гравёра.

— Да куда там! Ещё как было! С таким делом, да без подстраховки? Дураков нет.


Маргарита отодвинула блюдо с тортом, сказала:

— Всё, больше не хочу, — но, подумав немного, щёлкнула пальцами. Взяв ложку, начала черпать мороженое из большой креманки, старательно выбирая места, где было больше тёртого шоколада.

Смотрел и думал, что делать со всем этим. А девчонка ещё и спросила язвительно:

— Выяснил?

Да уж!

— Вот! — Маргарита ткнула в меня ложкой, — теперь прикинь, как бы ты на меня смотрел, если бы я тебе всё сама рассказала!

Согласен. И я готов поверить...

— Чего ты там готов? — и она посмотрела на меня с ехидным прищуром.

Да ни хрена я ни к чему не готов! Встал, прошёлся по комнате. Не готов я к этому. И что делать — не знаю. И хочется верить, и не могу!

Девчонка сказала самовару, показывая ложкой на меня:

— Мужчина! — фыркнула: — Правды хотел, добивался чуть не с ножом у горла. Получил и снова недоволен. Что ему надо?

И я промолчал. А что я мог сказать? Если она говорила правду, то она имеет право быть насмешливой. А если она врёт?.. смешно. Так, стоп! Начнём сначала.

Вернулся к столу. Потребовал кофе. И приказал сделать карты за прошлый год. Маргарита пожала плечами, облизала ложку (чуть не умер), достала свой телефон, начала копаться в нём.

На столе появилась новая стопка карт. Девчонка снова собралась приняться за мороженое. Не дал. Сейчас разберёмся.

Мы прошли с ней весь её путь с момента появления в этом мире год назад. Она рассказывала, я сверял её слова с линией, прочерченной на картах. Да, всё правильно. Она была в избушке. Оставила там вещи. Побывала в Елхове и Нейлине, а потом — в Кастелро. Она была на острове Змей, а оттуда добралась до Альбены. Прошла до Елхова, где её и подловили Мартин и Линц. Всё правильно, но не верится. Устроил допрос, выясняя, что именно она оставила в избушке. И тут всё сходилось, но не могу поверить, хоть ты тресни.

— Что тебе не нравится, демон?

Вот! Вот это мне и не нравится. Развязность её не нравится. Воровской жаргон.

— О, да! Мы уже выяснили, что местные красавицы необразованные. Ничего не знают и не умеют. По фене не ботают.

Да чёрт подери! Она ещё и издевается.

— Это ещё кто над кем издевается! Третий час пытаешь! Нервы на кулак наматываешь! — возмутилась Маргарита.

Пусть скажет «спасибо», что я пытаю, а не великий магистр. Девчонка фыркнула:

— Далеко не каждая согласилась бы с твоими словами.

Не понял.

— Нынешний великий магистр очень даже внушает, — ехидно заметила Маргарита, — местные девы в восторге.

О, да! Не сомневаюсь. Морле умеет произвести впечатление на женщин. Девчонка поддакнула ехидно:

— Вот-вот. Думаю, любительницы пыток в очередь выстроятся, — она фыркнула, — мы ещё с Нильсом гадали, кто успеет власть перехватить, а оно, вот оно как получилось.

Снова не понял. О чём они говорили?

— Ты забыл! Я же тебе говорила, что была тут год вперёд! На балу мужики обсуждали эту тему, и даже дату смерти старого великого магистра называли. Я знала, когда он умрёт.

Твою мать!


Мама родная! А чего его так перекосило? Так посмотрел, что грешным делом подумала, прибьёт. Явно с трудом взяв себя в руки, Сньёл встал. Уже уходит? Викинг показал головой, поправил:

— Уходим. Давайте прогуляемся, мадам.

О, нет! Ну, что ещё? Пойдём проверять весь маршрут? Викинг не ответил, взял за руку, потащил к выходу.

Мы спустились на второй этаж, прошли в комнаты Сньёла. Нормальный? А если кто-то увидит? До конца жизни не отмоюсь! Но викинг и ухом не повёл. Усадил в кресло в гостиной. Сел напротив, приказал:

— Кофе.

Я ему кофеварка, что ли? Викинг пронзил острым взглядом. Я сочла за лучшее промолчать. Ладно, так и быть. Но я ему это ещё припомню. Сньёл взял чашку в руки, приказал:

— Рассказывай, где и когда ты говорила о смерти Великого магистра.

Вот же привязался! Доложила. Викинг слушал внимательно. Явно нервничал, поскольку постукивал ногой по полу. Когда закончила, спросил, почему я ему не рассказала. Вообще-то, я хотела! Но сначала он куда-то уехал, а потом он сам меня слушать не захотел! Перебил, и я забыла.


О, женщины! И я ещё и виноват! Маргарита возмутилась:

— А кто? Я же у тебя тут как собачка на поводке — лает, но кто её слушает, а ты весь такой взрослый и умный. Вот и получи и распишись.

Как она меня приложила! Но, если подумать, то и не обидно вовсе. Это лишний раз доказывает, что их всё-таки две: к той, что из другого мира, подселили местную красотку, остаётся выяснить сущую ерунду — какую именно. И эта порой проявляющаяся развязность от чего? От привычной свободы собственного мира или она привнесена человеком с очень интересной биографией?

Высказал предположение, но, видимо, очень туманно высказался. Маргарита не поняла. Нахмурилась, спросила грубо:

— Чё?

Пришлось пояснять:

— Меня, мадам, пугает некоторая ваша развязность. Девушки вашего возраста ведут себя несколько иначе.

Маргарита фыркнула:

— О, да! Одна Гизела чего стоит! — она помолчала, посмотрела пронзительно и ахнула. — А! я поняла! Решил, что я — шляпница.

Ну, не совсем уж решил, но предполагаю и очень хотел бы выяснить, только не знаю — как. Маргарита снова фыркнула:

— Это как раз не большая проблема. Проверить-то несложно.

Да, и каким это образом? Или у неё есть и другие свидетели?

— Нет. Свидетелей нет. Всё проще гораздо. Можно составить свадебный контракт на один день и ты сам убедишься.

Охр... С ума сойти.

— Сходи, — разрешила Маргарита и тут же добавила, как строгая мамаша, — но чтоб к утру был дома.

Нормально? Девчонка пожала плечами, сказала, как будто ничего такого удивительного не происходит:

— А как я ещё могу доказать? У меня есть только один стопудовый аргумент, — она глянула насмешливо, спросила: — А ты не хотел?.. Хотел, ещё как хотел! С того момента, как я в твоей жизни появилась. Только возраст останавливал, так ведь?

Допустим. Но о себе-то я всё знаю, а она? Она готова пожертвовать последним аргументом, чтобы доказать?

— А что ты обо мне всякую ерунду думаешь!

— Мадам, в глаза смотрите и отвечайте! Зачем вам это?

— Не можешь допустить варианта, что ты мне просто нравишься? А я бы и на всю жизнь согласилась, — она помолчала, пробормотала, — жаль, что не берёт никто.

Да? А как насчёт того, что сейчас она — яркая красивая девица, а став настоящей, превратится по её собственному определению, в мышь серую?

— Уж конечно. Ум и душа никому не нужны. Всем красоту подавай, а остальное значения не имеет. Так ты не парься, товарищ флибустьер, я — фея. Что захочу, то и наворочу.

Да это я уже понял.

— Понял он. В любом случае ты мне должен.

В смысле?

— На коромысле. Ты меня на балу уронил? Уронил. Что сказал? Готов возместить. У тебя есть выбор: или ты на мне женишься, или я тебя на дуэль вызову. Жениться можно и на день, а убью — насовсем.

Не сомневаюсь.

Встал, отошёл к окну, смотрел в парк, только, чтобы не видеть девчонку, которая мешала сосредоточиться и обдумать неожиданное предложение. Я бы очень сильно посмеялся, если бы кто-то мне сказал, что в моей жизни может случиться такое, но оно есть, и я не знаю, что с этим делать. Это ловушка или она думает, что такой брак закончится, как в её мире — разошлись и забыли?

За спиной раздался щелчок. Оглянулся. Маргарита создала бутылку вина. Только этого не хватало! Подошёл, отобрал. Девчонка посмотрела печально, заявила, что ей надо напиться, чтобы всё забыть. Есть более простой путь. Маргарита глянула грустно:

— Да, ещё можно утопиться пойти.

Это успеется. Если она не передумает.

— А как я буду жить потом? Я только и делаю, что тебя в мужья зову... — она вздохнула, — а ты отказываешься. Тут только вешаться или топиться.

Так, стоп! Я не отказывался. Желание женщины — закон. Взял её за руку, потащил в кабинет. Усадив Маргариту в кресло, открыл ящик. Так, малая печать? Пойдёт.

Я писал, думал о том, как хотел сделать, и что в результате получилось. И что? Какая разница? Затормозил на имени. Как писать? Она пожала плечами, сказала, что можно и не писать. Не всё ли равно, если на один день. Конечно, не большой срок, но всё же. Маргарита глянула грустно:

— А Маргарита не катит?

Не катит. Хочу настоящее имя услышать.

— Стефания. Настоящее. Настоящей не бывает.

Красивое имя. Ладно, пусть будет Стефания. Дописал, поставил печать. Дал ей прочитать. Она долго читала-перечитывала. По лицу тень пробежала. Взяла перо, быстро подписала бумагу.

Чёрт подери! И слова не спросила! Она уверена, что так и надо?.. Попросил приложить к печати подушечку указательного пальца, если она серьёзно. Она усмехнулась, буркнула: «граница на замке», сделала, как просил. Сам подписал, приложил палец.

Маргарита ехидно усмехнулась, тихо сказала:

— Какая прелесть!

Это она о чём? А она объяснила, что больше не является моей воспитанницей. Конечно. Теперь это по-другому называется. Открыл ящик стола, кинул туда брачный контракт, снова закрыл на ключ. Она посмотрела на меня, спросила, что дальше?

— Ты знаешь, — я подхватил её на руки, понёс в спальню.


В игровой комнате толстым одеялом висел слой дыма, колыхался над головами игроков. Джиджи пыхнул сигарой, двинул в центр стола горку серебра:

— Закрыл.

Катала кивнул:

— Вскрывайтесь.

Джиджи выложил на стол карты — пять подряд разной масти. Валевски небрежно бросил на стол свои, гордо заявил:

— Полный дом, — и начал сгребать серебро.

— Чёрт! Прушный какой! — возмутился Джиджи, схватил бокал с вином, осушил одним махом.

Катала, собирая карты, сказал с неким оттенком зависти в голосе:

— О! Это ты ещё с его дружком не играл. Тот догола разденет, собака.

— Сньёл-то? Это да. Ему везёт... Всё ему. Деньги, власть, бабы, — Валевски тяжело вздохнул, помолчал и радостно выдал: — Ну, ничё. И на нашей улице телега с конфетками перевернётся.

Джиджи и Катала оживились, посмотрели на Валевски. Катала перестать тасовать карты, спросил:

— Свадьба намечается?

— А! — Норберт небрежно махнул рукой, — это ещё не скоро.

Но Катала не поверил:

— Как так? Вроде, он же собирался, на той красотке, что ему Великий магистр подарил. Тот, который на днях откинулся.

— О, давай все однодневки праздновать. Так и спиться недолго, — проворчал Валевски, разглядывая почти пустую бутылку.

В разговор вступил Джиджи, поинтересовался, зачем это нужно, на что Норберт только постучал пальцем себе по лбу:

— Голову включи! Ядвига Маргариту прав лишила в пользу Гизелы? Значит, у Маргариты права были? Он на ней женится и всё. В дамках.

— Ты серьёзно? — изумился Джиджи.

— О чём? О контракте? Конечно. Тут королевство на кону. Не до шуток, — Норберт посмотрел на Каталу: — Чего ворон ловишь? — и спросил у Джиджи: — продолжим, или всё, бобик сдох?

Джиджи отрицательно покачал головой, полез в карман достал мешок с серебром, бросил на стол. Норберт хмыкнул:

— Штаны у тебя бездонные, я смотрю.


— А вы — сволочь, — раздалось неподалёку.

— Я знаю.

Сньёл и Мартин! Да чёрт подери! Сколько можно шастать по моим комнатам, как по своим? Я хотела встать и пойти устроить разборки, но быстро поняла, что это я по чужим комнатам шляюсь, как по своим. Причём, без одежды. А что вообще вчера было? Голова пустая, как барабан. А нет, не совсем. Ой-ёй-ёй! Я что вчера наворотила?..

Вскочив, начала одеваться, прислушиваясь к тому, что происходит в соседней комнате. Если я правильно помню, там — гостиная, из которой можно выйти в кабинет Сньёла и в коридор. Ну, Сньёли! сходи в свой кабинет. Пошурши там бумажками, покажи Мартину пару документов. Ну, пожалуйста!

— Кстати, ты читал вчерашний отчёт?

— Нет. А что, ваша светлость, там есть что-то важное?

— Скорее, интересное.

Хлоп, бухнула дверь. Я выглянула. А! стоят в кабинете. Ну, отвернитесь!

Поймав момент, проскочила к дверям, выбралась в коридор, и — к себе. Только ввалившись в прихожую, поняла, что кое-что забыла в чужой спальне. Холера! Возвращаться не буду!


Занимался рассвет. В кабинет покойной королевы Ядвиги проникли первые лучи солнца, заиграли на стенах яркие блики. Первый министр королевы прошёл к окну, задёрнул шторы, посмотрел на часы. Пять утра, а Тополы всё нет. Ещё пара часов, и опять придут, начнут трепать нервы, спрашивая о завещании королевы. Долгая задержка вызовет подозрения, поддельное завещание будут проверять всерьёз. Эгер тяжело вздохнул. Подумал, не зря ли он ввязался в это дело?

За спиной раздался тихий стук. Эгер встрепенулся, бросился к камину.

Открылся потайной ход и в кабинет вошёл Топола. Поднял над головой тубус с завещанием:

— Вот. Сделано!

Эгер выхватил тубус. Достав завещание, начал изучать бумагу, смотреть на свету. Топола расплылся в довольной ухмылке:

— Да хоть как смотри! Я через такое смотрел, что и не снилось! Не подкопаешься. Классная работа.

— А как работник? — спросил Эгер, сворачивая завещание и укладывая назад в тубус.

— К утру забудет. Я в виски кое-что добавил.

— А сам-то как?

— На каждый яд своё противоядие найдётся. Собирай совет.


О, чёрт. Мартин разбудил на рассвете. Деликатно постучал в дверь спальни. Не мог прийти на пару часов попозже? Забрав одежду, вышел в гостиную. Мартин, мрачный и недовольный, сидел в кресле. Когда я прикрыл дверь в спальню, спросил:

— Бумага где?

Знает.

— Конечно. Вы печать ставили. Так, где бумага?

Будет тебе бумага. Достал свёрнутый в трубку контракт, показал печать. Мартин полез в карман, что-то достал, сжав в ладони, провёл над сургучом. Кивнул: «Есть». Убрав в карман руку, сказал, что я — сволочь. Знаю. А что сделаешь? Увёл его в кабинет. Нужно было кое-что обсудить.


В игровой комнате царил полумрак. Догорали и тухли одна за другой свечи. Валевски спал, уронив голову на кучу серебра.

Джиджи встал, набросил плащ и пошёл к двери. Катала улыбнулся:

— Разбогатеешь, приходи.

Секретарь Ассамблеи кивнул, вышел. Катала покосился на Валевски. Собрал со стола затрёпанные карты, прошёл к камину и бросил карты в огонь. Загорелась засаленная бумага, полетели в разные стороны голубые искорки. Катала взял кочергу, помешал карты, выбивая из карт следы магии.

Вернулся к столу, потряс Норберта за плечо:

— Ваше сиятельство, вставайте! Утро.

Валевски приоткрыл один глаз, посмотрел вокруг, перевёл взгляд на горку серебра, кивнул:

— Встаю, уже встаю.

И снова уронил голову на стол.


Я вошла в гостиную. Самовар громыхнул крышкой. Так, походу сейчас начнётся вторая серия пыток. Смотрит, как отец на загулявшую дочь, вернувшуюся домой под утро. Самовар пыхнул паром:

— Жаль, что я тебе не отец. Ох, жаль.

Так, только не надо меня пилить! Я всё сделала. Спихнула заботу в чужие руки. Можно делать ноги.

— Куда? — самовар смотрел требовательно.

Да куда угодно. Какая разница? Мир большой, я — фея. Я везде устроюсь.

— Ты уверена?

Да! И я пошла в гардеробную.


Валевски медленно шёл по дороге, ведя в поводу коня. Он уже преодолел границу и вышел на дорогу, ведущую к столице Кастелро, когда навстречу выехал большой отряд. Норберт выругался, сошёл на обочину, жалея, что не успел спрятаться в кусты.

Отряд подъехал ближе. Вскинули трубы герольды. Затрубили на весь лес, пугая птиц. Валевски глянул с интересом, ждал продолжения.

Всадник, едущий первым, закричал зычным голосом:

— Королева умерла. Да здравствует король! Конрад Первый из рода Майеров!

Отряд проехал мимо. Норберт проводил герольдов долгим взглядом, сказал:

— Умереть — не встать.


Переодеваясь в лосины и длинный свитер, думала о том, как жить дальше. Я не помнила, что вчера говорила и что делала, но я помнила, с чего всё началось, и знала, чем закончилось. Середина выпала, но такой провал в биографии не сильно меня расстроил. Хотя бы не будет стыдно.

Проклятый Даня! Вколотил в меня такие комплексы, что вешаться хочется. И ведь надо сказать ему спасибо, а то бы я этому плейбою средневекового разлива ничего не доказала. Но теперь я в новые неприятности влипла... И ещё неизвестно, что хуже...

Этот мужик... Мужик, короче. Сказал — сделал. Уверен в себе. Знает, чего хочет. Идёт к поставленной цели. Железобетонный бункер, в котором даже атомная война не страшна. Последний год я жила, как в песне: «Дом хрустальный на горе для неё. Сам, как пёс, так бы и лёг в пыли». Ну, почти. И что я вчера сделала? Сама всё порушила. Кто меня за язык тянул? Ой, нет! Я не буду об этом думать! Но проще было сказать, чем сделать. И я постоянно возвращалась к тому, что было вчера, и понимала, что снова домечталась, и мои мечты привели меня куда-то не туда.

О чём я мечтала? В сказку попасть. Попала, но моя личная сказка как-то очень неправильно сказывается, а дело вообще через одно место делается.

Я хотела стать красавицей и стала, видеть всё это не могу. А ещё я хотела замуж за короля выйти...

Так, всё, с мечтами завязываю.

Победа России в Сирии как этап на пути реализации евразийского проекта

Последние новости из Сирии лично для меня, безусловно, радостные, если иметь в виду мое особое отношение к этой ближневосточной стране и ее народу. В свое время я подробно описывал свое...

Пообщался с украинкой в чатрулетке. Почему она ненавидит нас

Сегодня вечер пятницы, делать особенно нечего, я поставил свою старушку машинку в ремонт и иду оттуда домой по дороге спокойным прогулочным шагом. Путь домой знакомый, даже привычный. Поэтому я достал...

Великие свершения России. В тишине

Если вдуматься, какие дела ворочает Россия в наши дни... На севере заново открывает Арктику, пробивает Северный путь, строит СПГ-поселения и порты, плавучую АЭС запускает на Чукотке. Далеко на ...

Ваш комментарий сохранен и будет опубликован сразу после вашей авторизации.

0 новых комментариев

    Загрузка...
    Martini Westoday
    17 октября 05:38

    И снова о пенсиях

    В качестве иллюстрации низких пенсий в России и высоких — на Западе, приводится возможность британских и американских пенсионеров путешествовать по миру на старости лет. Мол, на Западе государство платит такие пенсии, что можно жить не тужить, но как на самом деле?Сегодня мне попались данные о том, что в Британии с апреля следующего года будет увеличена ...
    13685
    Martini Вокруг света
    15 октября 21:56

    Air Canada решила отказаться от привычного приветствия ради гендерного равенства

                                                                                                             ...
    699
    Martini Westoday
    14 октября 07:36

    Центробанк Нидерландов заговорил о ценности золота во время кризиса

    Центробанк Нидерландов опубликовал статью, в которой говорится, что если нынешняя экономическая система рухнет, золотой запас может послужить основой для восстановления системы.                                                      &nbs...
    745

    Письмо матери

    Поисковики, проводя раскопки в районе Долины Славы (Мурманская область), нашли гильзу, в которой хранилось письмо, адресованное матери солдата, погибшего в 1941 году в этих местах.                                                      &...
    717
    Martini Westoday
    13 октября 19:15

    Американцы попали в котёл на севере Сирии

    Президент США Дональд Трамп объявил о выводе порядка 1 000 военных с севера Сирии. Как сообщает сайт news.com.au, в ходе атаки турецких войск на город Рас Аль-айн, что находится недалеко от границы Турции, террористы ИГИЛ (организация запрещена в России), покинули район, оставив американцев отбиваться самостоятельно. Представители МО США заявили, что сит...
    2873

    Back in USSR

    В последнее время на Конте появляется очень много статей на тему возрождения СССР. Что удивительно, люди жаждут возрождения Союза тоскуя по стабильности. Логика железная: в желании получить стабильность люди готовы ввергнуть страну в революционный пожар. Ладно, когда это пишут люди, которым за это деньги платят, тут всё понятно: кто платит, тот заказывает музыку, но о...
    957
    Martini Westoday
    10 октября 18:32

    Новое изделие от компании «Ниссан» может припарковаться самостоятельно

    Вы подумали об авто/велосипеде/мотоцикле/самокате? Вы ошибаетесь.                                                                                      &nbs...
    739
    Martini Westoday
    10 октября 04:49

    Боинг фсё? (обновлено)

    Чем ближе дата запланированного возвращения на линию снятых с полётов Боингов-737 МАХ, тем больше появляется новостей, наводящих на мысль, что триумфального возвращения не будет.По крайней мере, в этом году.          Все помнят, как авиакомпании мира стали отказываться от эксплуатации Боинг-737 МАХ, когда выяснилось, что в двух п...
    939

    Откуда же вы, русские, взялись?

    Я часто натыкаюсь на Конте на войны историков-традиционалистов и альтернативщиков. Обе стороны смачно «мочат» друг друга аргументами на радость публике, но, я думаю, следующее с позволения сказать «исследование» доставит удовольствие обеим сторонам, да и всем россиянам, поскольку некий специалист по Библии с Ближнего Востока наглядно показал, откуда есть пошла Русская...
    1015
    Martini 10 октября 04:15

    Пошла рубаха рваться

    В следующем году начнётся строительство ветки газопровода из Турции в Сербию.                                                                                   ...
    794
    Martini Сказка
    9 октября 17:59

    Сказка в аудиоформате

    Здравствуйте, уважаемые читатели!                                          У меня сегодня есть две новости: хорошая и плохая.                                      &n...
    712
    Martini Westoday
    9 октября 08:40

    Уровень работы американской верфи: прямой обман государства

    Намного проще заплатить адмиралу, чтобы тот закрыл глаза на проблемы с кораблём, чем решить эти проблемы.                                                                           ...
    1849
    Martini Westoday
    9 октября 04:23

    Подводные лодки в пустынях Ирана

    Довелось мне тут прочитать интересную статью на сайте Оilprice.com под названием: «Россия мёртвой хваткой вцепится в Персидский залив» за авторством Саймона Уоткинса — бывшего биржевого трейдера, главы отделов форекс в разных банках, и, среди прочего, редактора в Research for Renaissance Capital в Москве. Уоткинс со ссылкой на высокопоставленные источник...
    837
    Martini Westoday
    6 октября 15:58

    FAA заявило, что современные пилоты летать разучились

    Управление гражданской авиации США (FAA) обратилась в Международную организацию гражданской авиации (ICAO) с требованием решить проблему потери лётных навыков пилотами.                                                         ...
    736
    Martini Сказка
    6 октября 05:38

    Что могут короли? Глава третья

    Вот и началось то, чего я боялась. У меня совершенно не хватило времени на переработку, и эта публикация будет, что называется - "с колёс", потому в будущем вполне вероятны любые изменения в сюжете.                                                &nbs...
    757
    Martini Вокруг света
    5 октября 21:26

    Новый канал "Вокруг света"

    Уважаемые читатели!В связи с появлением нового формата написания статей, я решила закрыть данный журнал и все статьи о туризме и путешествиях создавать исключительно на новом канале «Вокруг света». Адрес нового каналаhttps://cont.ws/channel/138Новый формат даёт меньше возможностей в плане публикации, но он мобильнее и там проще выкладывать большие и тяжё...
    737

    Наши девочки на Джапан Опен порвали всех!

    Александра Трусова и Алина Загитова победили на Джапан Опен, оставив Кихире лишь третье место.                                                                              &nb...
    834
    Martini Westoday
    5 октября 13:31

    Штаты отчитались за 2018-й финансовый год

    Отдельные штаты Америки наконец-то опубликовали финансовые отчёты за 2018 год, и Тruth in Аccounting подвёл общий итог. Результаты удручающие: 40 штатов не смогли свести концы с концами, а положительный баланс лишь у 10 штатов. Общий долг отдельных штатов составляет 1.5 триллиона долларов. Тruth in Аccounting в своём ежегодном отчёте пишет, что губернато...
    811
    Martini Цитата дня
    3 октября 10:11

    Куда вас сударь к чёрту занесло?

    Цитата дня от Михаила Боярского.                                                                                    Известный артист припарковался...
    849
    Martini Westoday
    1 октября 20:02

    Понеслась! ФРС начал выдавать банкам срочные однодневные займы

    С 17 сентября Федеральный резервный банк Нью-Йорка начал выдавать экстренные краткосрочные займы банкам, чьи имена не называются.                                                                    &nb...
    2630
    Служба поддержи

    Яндекс.Метрика