• РЕГИСТРАЦИЯ

Что могут короли? Глава первая "Ария варяга"

Martini
22 сентября 08:30 1 505

"Перекрёсток параллельных миров"  

Часть третья                                                                                                      

Что могут короли?                                                                                        

Глава первая                                                                                                                 

Ария варяга                                                                                                                      

   

В начале апреля в окрестностях Ниша — городка, стоящего на торговых путях, идущих из южных портов вглубь континента, появился одинокий всадник. Мужчина, давно вышедший из возраста гонцов, мчался, как на пожар, но у пограничного поста торопыге пришлось остановиться.

Осадив огромного гнедого жеребца у закрытого шлагбаума, всадник с удивлением осмотрел постоялый двор, невесть откуда появившийся на пустыре, зацепился взглядом за странное сооружение, похожее на ветряную мельницу, стоящее на пригорке. Что это?

От раздумий всадника отвлёк стук двери. Из дома, на котором было написано: «Пограничная застава Ниш», вышел стражник, одетый в странный наряд: короткие ботинки, пёструю куртку и такие же штаны. Пока стражник лениво шёл к шлагбауму, всадник подумал, что в лесу с таким лучше не встречаться — пока заметишь, прибьют.

Подойдя к шлагбауму, пограничник осмотрел путника внимательным цепким взглядом, спросил:

— Куда едете? Зачем?

— В Ройтте, по торговым делам, — мужик показал проездной лист.

Пограничник внимательно прочитал бумагу, сказал помощнику, что едет купец Гален Вагн из Тролльхейма, тот кивнул, пошёл куда-то, а пограничник повернулся к мужику, мало похожему на купца, сказал, что придётся подождать минут сорок. Сказал, что путник пока может отдохнуть.

Гален спешился, пошёл к постоялому двору. Устроившись под навесом и сделав заказ, уставился на странное сооружение, похожее на паука, лениво шевелящего лапами. Гален слышал, что управляющий Ройтте настроил вдоль границ королевства несметное количество странных башен непонятного назначения. Но люди, рассказывавшие об этом, несли такую чушь, что Вагн уже давно перестал слушать дикие россказни. Теперь, сидя почти в тени странной башни купец думал: «Что это? Зачем построено?». Но ещё больше ему хотелось попасть в Ройтте и увидеть своими глазами, что там творится. Мужчина укрепился в своём желании, когда услышал, о чём говорят на постоялом дворе. О королевстве рассказывали такие небылицы, что северный гость только головой качал, да и не только он не верил. Молодые парни в простенькой одежде, по виду — ремесленники — тоже сомневались, но когда кто-то из парней слишком громко и резко высказал сомнение, один из сидевших под навесом — старичок в обтрёпанном кафтане, — разозлился и, потрясая седой бородёнкой, начал делиться тем, что знает о сказочном королевстве.

— Сами вы дуболомы стоеросовые! Давеча сын оттудова приезжал. Так всё, как есть сказывал! Тама есть такие телеги дивные, которые сами ездят! Вот. Товары разные возят, аль людей. Я бы и сам на такой штукенции прокатился, да везу много, дороговато оно выходит. А кабы не груз, так до столицы за... — тут старик запнулся, замолчал и, хмуря брови, начал соединять время и расстояние. Поскрёбя в затылке, выуживая ответ, дед радостно воскликнул, — до столицы за полдня доехал бы! Вона как! Где бы ты такое видал? Ась, скажи? А крестьянам-то безлошадным управляющий лисапеты раздаёт. Это машины таки мудрёны, которые самому крутить надо. Даром! — старик потряс в воздухе корявым пальцем. И непонятно было, что «даром»: машины дают или крутить надо. Старикашка не заметил двусмысленности в своих словах, продолжил запальчиво, — а бабы тама бельё не стирают. Кладут в колёсу, покрутили в ручье, и чистое достают, как есть, как снег белое! Вот. А дороги-то по ночам светятся, чтобы проезжающим-то светло было, чтоб не блукали. Сын мой на одном месте останавливался. Тама всё для людей — поспать, аль еду приготовить. И даром!

— Ты ещё скажи, что там и работать не надо, всё само в рот падает, — заржал один из работяг.

— Вот зачем обижаешь, мил человек? — дед насупился, — я рази такое балакал? Работать надо, само в рот не свалится. Тока скажи мне, молодой да красивый, оно как лучше работается, когда к тебе с доброй душой, аль когда тебя пинком под зад? А? Чего молчишь-то? Вот, то-то и оно! Я всю жизнь горбатился, а что в ответку-то? Тычки, да пинки. Вона как. А лошадь сдохла, и кто мне чего дал? А тама управляющий крестьянам машины даёт, чтобы на базар-то товар свезть, аль из леса хворост привезть. Всё не на своём горбу муздыкаться. Сын-то мой на шахту устроился, так ему от шахты, значит, жильё выделили. Три комнаты и ещё кухня и тувалет собственный.

— Тувалет — это чего? — спросил один из ремесленников.

— Нужник! — гордо заявил дед, чем вызвал новую волну недоверия. Публика была готова поверить во всё, но в то, что в доме есть сортир, и этому деду не придётся зимой по сугробам зад морозить — нет. Такое, разве лишь в королевском дворце увидишь, и то, не во всяком. Но дед не сдавался. Клялся Небом, что так оно и есть, как сказал.

— Чего? Да врёшь ты дед! Не бывает такого, — тут уже ремесленники не выдержали, загомонили разом. Дед усмехнулся:

— Чевой-то не бывает? Сын-то уж с невесткой и дитями туда укатил, а теперича мы с бабкой, да с остатним барахлом туда едем. Понял? А мне тоже уж работу нашли. Истопником буду. Тама от одной печки весь дом греется. Видал такое? Нет? Вот езжай, да глянь. Хошь, щас поедем. Видал? — дед достал из кармана пару серебряных монет, — коли я вру — отдам, как есть, а коли нет — ты мне огород вскопаешь.

— Да по рукам! — самый недоверчивый из ремесленников протянул деду ладонь.

Под навесом поднялся страшный гомон. Народ, быстро поделившись на две партии, начал орать, перекрикивая друг друга и доказывая свою точку зрения. Одни верили старику, другие шельмовали доверчивых дураков, поверивших в сказки. Неожиданно какой-то молодой парень в модном кафтане громко крикнул, что все эти штуки, которые дед так расхваливает, вредные и помереть от них можно. Один из слушателей, усмехнувшись в густую бородищу, громко сказал:

— А жисть, паря, она вообще штука вредная. Все мрут. Только вот сосед мой туда о прошлый год укатил, когда дорогу ту дивную заново возрождать начали. Так вот он уже в собственном доме живёт, где полы и стены по ночам так светятся, что и свечей не надо. Работает в артели, которая банки небьющиеся делает, получает прилично, и лисапет имеет. Жена его на рынок товар возит. Вот так! А я сидел, манны небесной ждал. А он уж богаче меня. За полгода. Понял? Вот тебе и вся вредность. Так что сиди и не чирикай.

После этих слов народ притих. Пристыжённый парень, скрывшись за спинами людей, покинул навес. Народ зашептался, поглядывая на осведомлённого мужика, а гость из Тролльхейма обдумывал сказанное. Если хотя бы половина из того, что он услышал, правда, то тогда понятно, почему в последнее время народ так рвался на юг. Чуть ли не целыми деревнями уходили.

Минут через сорок, как и было обещано, стражник появился у постоялого двора, объявил, что разрешение на проезд получено, и окончательно вогнал купца в ступор, сообщив:

— Вам назначено на послезавтра. Десять утра, у вас будет полчаса.

— Что назначено? Какие полчаса?

— Его светлость выделит вам полчаса на переговоры о закупках, — коротко пояснил пограничник, пошёл к следующему проезжающему.

Гален тряхнул головой, посмотрел на паука, снова зашевелившего лапами. Тьфу! С помощью этой штуки они передают вести!

Шлагбаум поехал вверх, пропуская группу проезжающих, которым был разрешён въезд. Сидя в трактире, и попивая вино, мужик осматривал заставу, оценивая её возможности, и понимал, что захватить укрепление не составит труда, но, проехав за шлагбаум, понял, что сильно ошибся.

В случае нападения пограничники отойдут в лес, пожертвовав домом, и вот там начнётся самое интересное. Гален крякнул, покачал головой. Он настолько заинтересовался тем, что ещё есть в дивном королевстве, о котором рассказывают такие сказки, что почти забыл о причине, заставившей тронуться в путь.

Купец не стал заезжать в стремительно разросшийся Ниш, решив на обратном пути выяснить, почему так разросся городок, стоящий на торговом тракте, но остановиться всё-таки пришлось. Гален слышал о том, что король Ройтте, начитавшись сказок, построил дорогу из железа, оказавшуюся бесполезной тратой денег, но никогда не видел, как это выглядит на самом деле. Теперь увидел, наткнувшись на железный путь, проложенный через тракт.

Остановив коня, купец разглядывал странный железный забор, положенный прямо на землю, посмотрел на странную надпись на огромной доске: «На путях не стоять!». Какие пути? Из раздумья Вагна вывел громкий свист. Конь испуганно заржал, заплясал, грохоча копытами по деревянному настилу. Мужчина обернулся на свист. А, чёрт! По забору, навстречу ему ехала странная карета, издавая истошный свист. Карета притормозила, из неё выглянул возчик, заорал:

— Чего на дороге встал, идиот? Никогда поезда не видел или читать не умеешь? Освободи путь!

Гален тряхнул головой. Да не может быть! Но, сказка оказалась реальностью. Странная повозка, тянущая за собой возы с какими-то коробами, наполненными банками с чем-то красным, помчалась по забору, стремительно набирая ход. С другой стороны показалась такая же повозка, но короба были пустыми. Повозки обменялись свистками, покатили каждая в свою сторону.

Вскоре впереди показалась развилка, у которой стоял столб с указателями. На стрелке, показывающей налево, было написано: «Столица Ройтте— 250 км». На стрелке, указывающей прямо: «Столица Ройтте — 270 км». И как это? Купец в недоумении переводил глаза с одной стрелки на другую. Как это получается? Куда они дели двадцать километров? Гален свернул на дорогу, уходящую влево. Вскоре слева показалась железная дорога, по которой бегали те самые самоходные тележки, а метров через сто — небольшой домик, стоящий у огромного чёрного зева, ведущего вглубь горы. Из домика вышел нестарый ещё мужчина, посмотрел на Галена, деловито спросил:

— Факел брать будешь?

Гален решил сделать вид, что его ничто не может удивить, спокойно спросил:

— Почём?

— Медяк.

Купец расплатился, получил факел, поинтересовался, как долго придётся ехать под землёй? Сторож охотно ответил:

— Так пятнашка, а по горам-то все тридцать пять, как с куста.

Гален въехал в тёмный зев тоннеля. Оглядывал своды, прикидывал, сколько потребовалось сил, чтобы выкопать такой проход под горой. Понимал, что там, на юге, всё не так просто, как он думал. Рядом прогрохотала тележка с товаром, ей навстречу — другая. Да, движение тут оживлённое. За час, потраченный на путь под землёй, мимо купца промчались не менее трёх телег в каждую сторону.

На выезде из тоннеля Гален остановился у такого же домика, у которого стояла женщина, выдававшая факелы очередным проезжающим. Увидев Вагна, женщина громко крикнула:

— Факел вертай!

Гален потушил факел в бочке с водой, вернул тётке. Та деловито кивнула, передала мальчишке, который тут же начал чистить использованный факел, готовя его к очередному заходу. А купец, отправившись дальше, думал, что здешние хитрецы хорошо устроились — продают смолу, которая даром под ногами лежит и никому не нужна. А что они ещё придумали? И вскоре Гален узнал.

Он ехал вдоль железной дороги, по которой одна за другой проносились тележки с грузом, когда из леса выкатила странная колесница на трёх колёсах. Крестьянин давил ногами на планки, приделанные к колесу, вёз короб, набитый сеном. Без лошади! Дед был прав, говоря о самоходных тележках. Купец окликнул мужика на странной телеге, спросил:

— Почём такую дивную штуку взял?

— Ни по чём. Выделили, как безлошадному, ваша милость, — ответил крестьянин, расплываясь в довольной улыбке.

Гален досадливо крякнул, проводил долгим взглядом счастливого мужика и двинулся дальше, но вскоре снова пришлось удивляться: впереди, на том месте, где раньше стоял затрапезный постоялый двор, уже шумел пусть и небольшой, но город. Купец вздохнул. В королевстве явно пахло не только умными и знающими людьми. Тут пахло большими деньгами. Огромными. Даром такое не делается.

Купец не стал заезжать в город, о чём вскоре пожалел — надвигалась ночь, но и не возвращаться же! Начало темнеть, и Гален испытал новый шок. Тянувшиеся вдоль странного забора столбы начали светиться нежно-зелёным светом. И, чем темнее становилось, тем ярче светились столбы. Как это? Тут столько магии? Это невозможно!

Впереди показался навес, на котором был написано: «Место отдыха». Что? Гален остановился у сарая с навесом и коновязью. Сарай, где можно было переночевать, построили у ручья. Сложили очаг. Даже котелки висят и вёдра! В небольшом сарае — лежанки с матрасами, набитыми соломой, на полке — посуда. Вагн удивлённо хмыкнул — а дед-то был прав. И ведь не крадёт никто. Хотя, если тут столько магии, красть — себе дороже.

Взбудораженный купец долго не ложился спать. Сидел на улице, разглядывая дорогу. Повозки двигались и ночью! Они пролетали мимо, светясь в темноте разными цветами. Интересно, что они возят туда-сюда?

На рассвете Гален тронулся в путь. Королевство оживало, начинало работать. На дороге появлялись те непонятные трёхколёсные тележки: крестьяне тащили товар на базар, сено, везли песок или хворост. К обеду впереди показалось озеро, по ровной глади которого туда-сюда сновали две странные лодки, движущиеся без вёсел. Купец присмотрелся. А, понятно, на другом берегу село строится! Ого! Быстро. Гость поднялся на невысокий холм, остановил коня. Усилием воли заставил себя сохранять спокойствие. На берегу озера появился город! Пока ещё маленький, но уже ясно была видна набережная, вдоль которой строили дома. Хорошо просматривались широкие прямые улицы, обсаженные деревьями. Странная дорога из железа сворачивала к городу, скрывалась под длинным навесом.

— А это настоящее?

Гален вздрогнул. Он сказал это вслух? Да, сказал. А хвастался, что прожил долгую жизнь, всё видел, всё знает, ничто его не может удивить. Да куда там! Стоит, раззявив рот, как деревенщина, первый раз приехавшая в столицу. Но Гален стоял недолго. Наткнувшись взглядом на королевский дворец, красующийся на другом холме, возвышающемся над городом, купец вспомнил, зачем приехал сюда, подумал, что сегодня вечером проберётся во дворец, всё выяснит, а утром — на аудиенцию. Но сначала надо узнать, что тут ещё есть кроме дивных красок, светящихся в темноте.

Въехав в город, Гален попал на непривычно широкую улицу. Ехал, разглядывая огороженные участки, отведённые под строительство домов, читал названия улиц, написанные на колышках. А вот и рынок. Крытый? Крытый рынок? Зачем? А это что на дороге за канавы? Какие-то странные штуки. Ничего непонятно. Единственное, что было хорошо знакомо и привычно — постоялый двор, на котором купец решил остановиться. Надо поесть. Во дворце, куда Гален собирался пробраться, вряд ли ему будут рады и пригласят к столу.


Что не так в этом проклятом дворце? Как получается, что Стефи исчезает бесследно? К сожалению, я забыл прояснить этот вопрос, когда пытал, выясняя, кто она такая, а сейчас она говорить не хочет. Я уже подумываю о том, что пора снова пытать. А что я ещё могу сделать, если она не хочет объяснять, куда пропадает бесследно и как появляется из воздуха? Я хочу знать, что происходит, но ответов никто не даёт. Ни Нильс, ни Стефи. Но если эльф просто пожимает плечами, то Стефи или молчит или плачет или уходит в парк и сидит там днями напролёт. Ладно, сейчас разгребу текущие дела, завтра приму Галена, едущего в гости с какой-то радости, а потом поймаю обоих. Не будут отвечать: Стефи запру в комнатах, эльфа в парк выселю.

На закате, заканчивая дела, посмотрел в окно. Стефи появилась в парке, пошла по центральной аллее. Та-а-ак! Если я правильно понимаю, на ужин она идти не собирается. Ну, всё. Разозлился. Вышел в парк через окно, пошёл искать и убивать одну маленькую вредную девчонку.

Стефи догнал только у озера. Не сдержался. Говорил излишне резким тоном. Она смотрела так, будто я её ножом режу. Вздрагивала от каждого слова. Я — молодец. Но, а как ещё? Неужели она ничего не понимает? Да если узнают, что она — лесная фея, мне придётся армию собирать, чтобы отбиться.

— Ну, да. Потому надо орать об этом на весь лес, — Стефи посмотрела с укоризной.

Тут никого нет.

— Не совсем, — и она одними глазами показала куда-то в сторону. Обернулся. А, чёрт! Вот только этого мне не хватало!


Из-за дерева вышел высокий мужик под пятьдесят. Фигура, как у молотобойца. Светлые волосы и яркие голубые глаза. И сейчас-то красив, аж тошно, а в молодости, наверное, бабы вешались!.. Интересно, это кто? А дядька, неожиданно появившийся на сцене, уставился на Сньёли, как баран на новые ворота. Помолчав с минуту, незваный гость возмущённо выдохнул:

— Ты?

— Как видишь.

— Скотина. Убил бы. Что ты тут делаешь, тварёныш?

— Я тут, — язвительно сказал Сньёли, — управляющий королевства. Зачем пришёл?

О, кажется, они давно знакомы?

— Отправь свою ведьму в дом, и поговорим, — по-хозяйски распорядился гость, но Сньёли и не подумал исполнять, ответил очень жёстко:

— С каких пор ты начал распоряжаться в чужом доме?

— По праву старшего.

— Это мой дом, и командую тут я. Иди, откуда пришёл.

Бум!

Ничего себе! Мужику за сорок, но я не углядела, как он оказался рядом и треснул Сньёли по лицу кулаком, как кувалдой.

— Поговори мне ещё! Щенок!

Тресь! Сньёли засветил незваному гостю в глаз, и опытность проиграла молодости — мужик сделал пару шагов назад. Пойду и я.

— Куда вы, мадам? Мы не договорили, а ярл уже уходит.

Так это тот самый пресловутый ярл? Я уставилась на дядьку, а тот, прищурив подбитый глаз, разглядывал Сньёли. И было видно, что он не боялся ни драться, ни отступить. Он решал, что делать — бить сейчас или ударить позже, и, значит, больнее. Сделав выбор, попрощался, весьма ехидно сказав:

— До свидания, — и покинул сцену, скрывшись за кулисами — высокими ивами, растущими на берегу озера.

Ох, видать сильно разозлился, если решил отступить. Но, что это было? Сньёли ответил, вытирая кровь, текущую из разбитой губы:

— Родственник в гости заходил.

Родственник? По отцу?

— По чёртовой матери, — Сньёли хапнул за руку, потащил назад, во дворец.

По пути в кабинет наткнулись на Мартина. Тот, увидев разбитую рожу викинга, глянул на меня удивлённо. Да, это я нашу светлость так приложила. Сньёли коротко бросил:

— Ярл в гости заходил, — и добавил, что будет ужинать в кабинете. Мартин кивнул, пошёл отдавать приказания прислуге. Сньёли запихал меня в кабинет, усадил в дальний угол, чтобы я не удрала, а сам пошёл на своё место. Дверь открылась, ввалился Мартин, сказал, что указания об ужине отдал, спросил:

— Надо готовиться к тому, что нас будут брать приступом?

— Нет. Вычеркни Галена из списка.

— Ах, даже так? Значит, будем ждать неизвестно чего?

— Да. И где мой ужин?

— Пытать будете? — деловито спросил Мартин. Мазнув по мне взглядом, предложил, — красавку принести?

— Не надо. Мадам сама скажет. Да?

А если не скажу, он меня бить будет, как ярла?

— Не буду, хотя руки чешутся, — совершенно серьёзно ответил Сньёли, — просто запру, если не будете отвечать.

Холера!

Мартин ушёл. Вскоре принесли ужин. Слуги накрыли стол. Скатерть. Свечи. Тарелки со всякой вкуснятиной. Вино. У камина — кофейник. Вот тебе, дорогая, и ужин при свечах с красивым мужчиной. Ты так об этом мечтала в прошлой жизни.

Выставив слуг и закрыв дверь на ключ, Сньёли сел за стол, навалил себе мяса полную тарелку, сказал, беря в руки нож и вилку:

— Не стесняйтесь, мадам. Ешьте и рассказывайте, что за горе у вас приключилось.

Нет, я так не могу!

— Придётся. Я не в том настроении, чтобы ужинать в каземате, где, по-видимому, вам будет проще разговаривать. Не хотите есть? Пейте кофе, рассказывайте, что за беда у вас стряслась.

У меня? И я задумалась, решая, у кого на самом деле стряслась беда.


Как-то подозрительно она молчит, как будто решает, что наврать. Так что всё-таки случилось? Стефи вздохнула, спросила:

— Знаешь, почему я — Маргарита Кински?

Ну, и почему?

— Потому, что это имя мне дала сама Маргарита, она же королева Трёх Королевств, она же — фея Эмилия, она же — придворная дама королевы Ядвиги Анна Маевская.

Охренеть! Я поперхнулся, закашлялся. Что-то я погорячился, надо было сначала поесть, потом — пытать. Стефи хмыкнула:

— Да, быть мне теперь Маргаритой пожизненно. Она никогда не отдаст мне ни моё лицо, ни имя.

Я взял бокал с вином, сделал глоток, спросив неосторожно, почему она так думает.

— Маргарита убила ученика мага.

Да твою ж мать! Я поперхнулся теперь уже вином. Забрызгал стол, заляпал рубаху. Так, сначала надо поесть, или я подавлюсь, а потом будем разбираться, кто убил, кого, где и когда.

Стефи вздохнула, отошла к окну. Есть не собирается, как я понимаю? Она пожала плечами:

— Не хочу.

У-у-у, всерьёз расстроилась, раз аппетит пропал.

Покончив с ужином, налил себе кофе, сел, откинувшись в кресле. Всё, может рассказывать, я приготовился.

— Да? Хорошо сел? — Стефи посмотрела усмешливо.

Кажется, меня ожидают великие открытия.

— Не то слово! — фыркнув, девчонка начала рассказывать, как некий Сташек устроился к королю Нейлина мальчиком на побегушках, и что из этого вышло. Я слушал, как занимательную сказку, не более. Меня не особо удивил тот факт, что Маргарита вышла замуж после смерти мужа. Вышла и вышла. И что? Стефи пожала плечами: — Действительно, если не считать того, что нет в роду Маттео никаких Николя, а так, — она вздохнула, — ничего особенного.

Ну, допустим, и что дальше? Стефи пожала плечами:

— Я могу только предполагать.

Ну, пусть предположит. Послушаю.

— Смотри, как интересно получилось. Накануне своей якобы смерти, Маргарита имела две встречи с учеником мага, который, по словам некой Амальды — фрейлины королевы, требовал от её величества должность придворного мага в обход действующего, но впавшего в маразм. И потом королеву нашли мёртвой, а фрейлина сообщила, что маг её и приговорил.

И она решила, что королева поменялась с Амальдой телами, убила фрейлину, и свалила всё на мага?

— Умный, да?

Ну, если так, то тогда королеве действительно не нужно ни это тело, ни это имя. И что она ещё знает?

— Я не знаю, я предполагаю. В этой голове, — Стефи постучала себя пальцем по лбу, — никаких сведений не сохранилось. Могу только предположить, что Маргарита, она же Анна Маевская, сделала всё, чтобы Гизела стала наследницей потому, что Гизела — её дочь от того самого неизвестного Николя.

Вполне может быть. Ну и что? Ядвига завещание написала. И, даже если её убили, убивала не Гизела, значит, она станет королевой.

— Ага, щаз! Ядвига могла хоть на голове ходить. Она — не титулованная.

Это как?

— Ядвига — дочь рыбака из Альбены. Кстати, там её ещё помнят, но даже не представляют, кем стала эта девица, — Стефи достала из воздуха тарелку с пирожными и чай. Начала выбирать пирожное, пробурчав, — интересно, как Мартин этого не знает?.. Он же колдун — куда деваться! — Стефи откусила большой кусок пирожного, испачкав нос кремом. Начала жевать, задумчиво глядя в окно.

Стефи была серьёзна, но крем на носу делал её невероятно смешной и одновременно трогательной. Настолько трогательной, что очень захотелось прикоснуться. Ладно, это позже. Но всё-таки не выдержал. Встал, подошёл, вытер салфеткой испачканный нос Стефи, спросил:

— И это повод чтобы так расстраиваться?

Стефи тяжело вздохнула:

— Ты не понимаешь.

Да уж куда мне! Стефи снова вздохнула:

— Ты со мной, как с маленькой! А я уже взрослая.

Незаметно.

— Вот! — она ткнула меня пальцем в плечо, — ты не хочешь видеть, что я — взрослая. Я столько всего могу, а чем я занимаюсь? И вообще!.. — Стефи безнадежно махнула рукой.

Вот про «вообще» хотелось бы поподробнее.

— Когда я жить нормально буду? Когда я будут делать то, что хочу? Когда не надо будет разбираться в том, кто и что накосячил? Когда я собой стану?

Хм. Хорошие желания, главное — почти неосуществимые. А делать то, что хочется, не получится уже никогда, это точно. Но что имеется в виду под нормальной жизнью?

Стефи всхлипнула:

— Мне даже потрындеть не с кем!

А Нильс? Или она перестала его понимать? Стефи посмотрела на меня насмешливо:

— Считаешь, что женщина может обсудить с мужчиной всё-всё?

Нет, я так не считаю. Я понял, в чём проблема. Думаю, я её решу достаточно быстро.

— Бонну наймёшь?

Нет. Есть другие варианты. Это все горести или есть ещё что-то? Стефи покосилась на меня подозрительно. Фыркнула:

— Прям, герой! Рэмбо — первая кровь. Все проблемы ногами распинал, — она достала из воздуха чашку с чаем, загремела сахарницей, выуживая кусочки сахара поменьше. Спросила: — кстати, о распинал. За что ты Линца в сугроб макал?

Что это она вспомнила вдруг?

— Я и не забывала, — пробурчала девчонка, покосилась на меня, — что? И спросить нельзя?

Можно. Я же спросил.

— Да уж! Так спросил, что захотелось в подвал бежать и прятаться.

Я — не Великий магистр. От меня можно не прятаться, и рассказать, что она ещё знает, но молчит.

Стефи посмотрела в потолок, пожала плечами:

— Да, вроде бы, ничего. Всё доложила.

Не верю! Сейчас — всё, а потом ещё что-нибудь выплывет. Стефи смотрела ясным взором, наводившим на мысли, что она говорит далеко не всё, но пытать бесполезно. Остаётся лишь ждать, когда случится очередная неприятность, которая заставит девчонку стать немного откровеннее. Вот бы ещё отучить её болтать, где попало, совать нос, куда не следует, и слушаться старших. Но, оказалось, что я слишком многого хочу. Когда сказал, что не разрешаю уходить дальше верхней части парка, Стефи вздохнула так, как будто я её в чулан запираю. Нет, это невыносимо! Она же не ребёнок и должна понимать. Или её под арест посадить?

— А сейчас я свободна? — спросила Стефи звенящим от обиды голосом. — Кто я тут? Игрушка? Туда не ходи. Сюда — не ходи. С этим не говори, на того — не смотри. Если бы ты посадил меня в подвал, и то было бы честнее. А так!.. — она безнадёжно махнула рукой, встав, перешла к окну, села на подоконник, забравшись на него с ногами. Мрачно глядя во двор, сказала, — я умею читать и писать. Строить дома. Разбивать сады. А что я делаю?.. Слоняюсь по дворцу, как привидение, и даже поговорить не с кем. Ты занят. Мартин занят, а если не занят, то поговоришь с ним, пожалуй. С Моэром и Бастианом — нельзя, ты волком смотришь. С Линцем можно, но не всегда хочется.

А это ещё почему? Стефи вздохнула:

— Он очень похож на одного человека из прошлого, вспоминать о котором у меня нет никакого желания.

И что там с этим человеком? Девчонка долго мялась. Пришлось надавить. Рассказала, но я ничего такого в этой истории не увидел. Первая любовь редко бывает счастливой. Что касается её знаний, то обсудить это она может только со мной и Мартином и то, исключительно в моём кабинете. Никак иначе. Касаемо всего остального, то мы это уже обсуждали. Вопрос решится, надо лишь ещё немного подождать.


Утром во двор королевского дворца Ройтте въехал лже-Гален. Стража на воротах осматривала гостя оценивающими взглядами, но тот был невозмутим. Сверкнув подбитым глазом, поехал к крыльцу.

Бьёрн вышел из дверей, встречать гостя, но, присмотревшись и увидев, кто приехал, быстро метнулся за колонну. Скорчив рожу удивлённому Бастиану, коннетабль королевства прошипел:

— Меня нет! Прими его сам!

Бастиан покосился на Бьёрна, но ничего спрашивать не стал. Сделал знак слуге, коротко бросил: «Прими», слуга побежал принимать коня. Бастиан ждал гостя на крыльце, косился на колонну, за которой прятался коннетабль.

Гость спешился, поднялся на крыльцо. Бастиан коротко кивнул, повёл рукой, приглашая во дворец. Гость пошёл к дверям. Бастиан двинулся следом, на входе оглянулся. Бьёрн махнул рукой, скорчил зверскую рожу:

— Давай-давай! Шевели костями.

Бастиан прошёл вслед за гостем. Закрылись двери. Бьёрн выдохнул с облегчением. Вышел из-за колонны, расправил плечи, одёрнул камзол.

Бум! Распахнулась дверь. На крыльцо вывалился Линц, встрёпанный и красный, как из бани. Отпрыгнув от дверей, Максимилиан налетел на Бьёрна. Коннетабль сочувственно поинтересовался:

— Попало?

— Нет! — выдохнул с облегчением Линц, — я его раньше заметил. Я знаешь, что подумал?.. Сньёл тут говорил, что надо дорогу разведать в княжество. Может, смотаемся?

— Дело! — оживился Бьёрн, махнул рукой слуге, — пару лошадей под седло! Немедленно!


Десять утра. Открылась дверь кабинета. На пороге появился Мартин, доложил с каменным лицом:

— Рикс Тролльхейма Харальд Эйд Магни Эдвард Эскил.

Рикс? Как говорит Стефи — это капец! Я его по старой памяти ярлом обозвал.

Харальд появился на пороге. Ухты, какой красивый. Сколько я заплачу за эту роспись? Харальд, как будто мысли прочитал:

— Не сомневайся, морда каторжная. Ты о своих словах ещё не раз пожалеешь, но это потом, когда я решу, какую шкуру с тебя содрать. А пока — о делах.

И какие у нас общие дела? Что-то не припомню.

— Будешь выпендриваться, счёт увеличится, — пригрозил рикс, начал загибать пальцы: — Мне нужен флюор, трубы, замазка, машины для стирки, тайд...

Он всё будет перечислять? Пальцев на руках не хватит.

— У тебя займу. Готовь товар, приедет Вагн — заберёт.

Как я понял, это бесплатно. В счёт какого долга?

— Догадайся. Где ведьму взял?

— Не поверишь. Подарил Великий Магистр.

— Не верю. Слишком щедрый подарок. А ты, значит, на королевство нацелился... Даром стараешься. Ассамблея никогда не утвердит, — рикс глянул насмешливо, — или ты хочешь застолбить место первого министра?

— Они утвердят.

— Я всегда знал, что ты — наглый, но удача тебя окончательно испортила. Насколько я знаю, кое-кто отбыл год на каторге за кражу.

— Я ничего не крал и на каторге не был.

Харальд сверкнул подбитым глазом:

— Ой, ли?..

— На каторге был Максимилиан Линц. Если хочешь, могу познакомить.

— Так, значит, — Харальд почесал подбородок, переспросил, — точно не был?

Да не был, не был.

— Соврал — и ты там побываешь, гарантирую, — пригрозил рикс, но я не стал ждать, что будет дальше. Сам выступил:

— Помнится, как-то поспорил один ярл с королём, что и дети рыбаков на престоле могут сидеть, коли нужда придёт.

— Ну, было такое, — Харальд прищурился настороженно.

А спор ещё в силе?

— А как же.

Ну, вот, собственно и всё. Я позвал Мартина, попросил принести кофе. Рикс, до этого не соизволивший даже присесть, вроде, как на минутку забежал, указания дать, устроился в кресле с хозяйским видом. Вскоре принесли кофе, а когда двери закрылись, Харальд спросил, улыбаясь в предвкушении интересных новостей:

— Ну, и кто у нас рыбацкий сын?

— Рыбацкая дочка. Ядя из Пригорья.

— Ах, ты! — и рикс начал вспоминать все те слова, которые приходят на ум, когда оказывается, что какие-то недоумки порезали сети. Излив душу, Харальд посмотрел острым взглядом:

— Это точно?

Точнее не бывает.

— Ладно, так и быть, одну шкуру ты отработал, — смилостивился Харальд, — но должок за тобой длинный. Готовься.

Надеюсь, он не будет рассказывать об этом на альтинге?

— Ссышь?

— Теряешь форму. Раньше ты издевался более изощрённо.

Рикс прищурился, подсчитывая, хмыкнул:

— Ведьма напела, которую тебе магистр спихнул. Ох, и везучий ты, щенок, — Харальд встал, вышел, не прощаясь.

Тут же в кабинет влетел Мартин, удивлённо спросил:

— И что ты ржёшь? Я думал, он тебя прибил. Так ругался!

Можно выдохнуть. Рикс будет занят какое-то время.

— Пронесло? Не верю.

— Верь! — я откинулся на спинку кресла, потянулся довольно. Сам себя похвалил: — Я — герой! Один за всех отбился. А где мой коннетабль? На пару с Линцем ревизуют границу с Нейлином?

— Почти, — Мартин засмеялся, — поехали в Разлог.

А, ну хоть так.


И что такого сказал Сньёли, если ярл вышел из кабинета, задумчивый, как Пьеро? Что там было? Вот и как узнать? Мартин, зараза такая, перекрывает кислород намертво. Эх, была бы у меня шапка-невидимка!.. Шапка... невиди... Сервиз! Как фея сделала обыкновенный сервиз летающим?..

Ну, всё! Держитесь все! Я вам устрою! Схватив тонкий серебряный обруч, украшенный жемчужным цветком, помчалась в башню. Нильс мчался следом, заваливал вопросами, но я ничего не слышала.

Включив компьютер, я положила обруч перед экраном, мысленно произнесла длинную формулу, в которой, кажется, всё предусмотрела. Обруч засветился, заискрился голубыми искорками, похожими на фонтанчики фейерверка.

Нильс устроился на подоконнике, смотрел презрительно. Он не понимал, что я делаю, и каков будет результат, но уже готовился насмехаться. Ничего. Мы сейчас вместе посмеёмся.

Фонтанчики искр, разгоревшись, начали медленно затухать. Когда голубые огоньки погасли, я осторожно прикоснулась к обручу. Чуть горячий, но держать в руках можно. Взяла, покрутила. Нет, ничего не изменилось. Нацепила на голову, повернула цветок.

— А! Ты где? Ты где? — Нильс запрыгал по подоконнику, взлетел, ринулся в мою сторону, чуть не попал мне прямо в лоб. Отмахнулась, взяла в руки вазу со стола. Да! Есть. Я сделала обруч-невидимку, который скрывает не только меня, но и то, что я держу в руках. Ну, всё, теперь возьми меня за рупь за двадцать! Я сняла обруч, посмотрела на Нильса:

— Скажешь кому хоть слово, будешь питаться капустой и морковкой. Понял?

— Кому я скажу? Никому я не скажу, — затарахтел Нильс, разглядывая обруч. Осторожно протянул палец, прикоснулся к железке: — Это чего это?

Того это!


Вечерело. На стенах замка фон Майера забегали огоньки — начальник стражи совершал вечерний обход.

В кухне потушили огонь в печи. Подёрнулись пеплом угли. Повар — здоровенный мужик, похожий на лесоруба, зевнул, прикрывая рот рукой, стянул с головы колпак. Грузно сел на табурет, тот заскрипел жалобно.

Открылась дверь. В кухню вошла экономка — высокая тощая женщина лет сорока. Повар вскинул голову:

— Что там?

— Всё. Отужинали, — с облегчением выдохнула экономка. Сняла с пояса ключи и, пройдя к буфету, открыла дверцу. Достав бутылку вина, поставила на стол. Повар оживился, сверкнул глазами:

— Ну, не томи!

Экономка разлила вино по кружкам. Повар схватил свою, сделал пару больших глотков. Вытирая рот, довольно сказал:

— Эх, хорошо с устатку-то!

Издалека донёсся грохот, звон стекла и возмущённый женский крик. Повар усмехнулся:

— Хозяйка нового хозяина гоняет.

— Так не всё старому-то уворачиваться. Пусть и новый побегает.

— Ох, допрыгается. Прибьют её когда-нибудь.

— Кто? Энтот хлюпик? Он жетельмен. До конца жизни будет вокруг да около ходить. Ах, мадам! Простите, мадам, — передразнила Кристофа экономка.

Пока экономка и повар уничтожали хозяйское вино, сама хозяйка замка выглянула из дверей спальни, прислушалась. Где-то рядом кто-то тихо кашлянул. Качнулась тень. В коридоре появился Кристоф, скользнул к открытой двери.

Айша пропустила Кристофа в свои владения, притихла, прислушиваясь, но в коридоре было тихо — все спали.

Закрыв дверь, Айша повернулась к Кристофу, тихо спросила:

—Что?

— Мне ответили, — прошептал Кристоф. — Завтра я отправляюсь на встречу.

— Когда?

— Вечером. На ужине поругаемся. Я уеду. Вернусь через пару дней.

— Хорошо, — Айша кивнула. Посмотрела на Кристофа с надеждой: — Думаете, он согласится?

— Не переживайте, мадам. Это не единственный вариант, — Кристоф подмигнул Айше, — Конрад не так умён, как думает. Спокойной ночи, — и вышел из комнаты.


Обруч-невидимку я сделала, но воспользоваться им повода не было. Серьёзного повода. Не рисковать же из-за ерунды, которую можно узнать чуть позже или выяснить с помощью смартфона. Вон, когда совещание устраивали по поводу канатки, ничего не перекрывали, я всё видела, правда, не слышала, но это я уже сама так сделала, и причина у меня была уважительная.

Чуть разбогатев, Сньёли взялся за ремонт дворца. Вообще-то, это было правильное решение: королевское жилище больше походило на сарай, заставленный недешёвой мебелью. Ремонт шёл с размахом: чинили не только внутри, но и снаружи. Дошло дело и до двора, который как будто фашисты бомбили. И во время совещания, на которое примчался Петрич и Линц материализовался, как из воздуха, во дворе пилили камень. Пила визжала, как резаная. Мужики ругались, как извозчики. Меня хватило на пару минут, а потом я выключила звук, оставила лишь субтитры. Изредка косилась на экран, читала, о чём говорят.

Нильс выполз из спальни. Потёр глаза, широко зевнул. Вот же гад! Снова дрых на моей кровати. Эльф фыркнул:

— Спал и буду! Раз тебе жалко этого своего попросить, чтобы он мне апартаменты выделил! — он прошёл к столу, посмотрел на смартфон: — Что говорят?

— То, что они говорят, ни одна цензура не пропустит.

Нильс залез на стул, посмотрел на экран. Начал читать, довольно кивнул:

— Правильно! Обеспечьте этого нищеброда транспортом.

Что? Схватила смартфон, почитала. Нет! Не надо туда! Нет, можно, но лучше потом, а сейчас лучше тянуть в другое место, откуда можно было таскать сразу два местных ископаемых, а трасса получалась намного короче. Поняв, что сейчас примут решение, я занервничала. Надо остановить разговор, а как? Мартин меня туда не пустит, да и не надо никому знать, что я могу. Посмотрела на Сньёли, чуть не взмолилась: «Сделай перерыв на обед! Сделай!». Сньёли дёрнул бровью. До него дошло? А флибустьер хмыкнул, сказал:

— Продолжим позже, — тряхнул колокольчик, приказал Мартину, появившемуся на пороге, отдать указания насчёт обеда.

Надо же! Услышал. С ума сойти. А через пять минут за мной пришли — пригласили в столовую.

Я еле продержалась до конца трапезы, в течение которой Сньёли косился так, как будто примеривался — как будет с меня шкуру снимать. А когда я вышла из столовой, догнал в коридоре, подхватив, как куклу, запихал в первую попавшуюся комнату, и сказал, глядя прокурорским взглядом:

— Ну, мадам, я жду.

Рассказала. Сньёли коротко кивнул головой. Ушёл в кабинет. А на ужине было объявлено, что решение о том, где будет строиться новая дорога, принято. Слава труду.

На следующий день я встала поздно. Настроение — не ахти. До обеда бродила по комнатам, как привидение. Часы отбили время. Через полчаса обед. Может, не ходить?

Неожиданно смартфон мелодично блямкнул, сообщая, что пришла смска. Чего?? Глянула на экран. Да, смска! Не может быть! Схватила смартфон, посмотрела. Да, действительно смска от неизвестного абонента. Что это? Осторожно провела рукой по экрану, открыла сообщение, глаза на лоб полезли: «Жду в столовой к обеду. Сньёли».

Ничего себе! А как это? Тут же пришла ещё одна смска: «Не только ты такая умелая. Сньёли». А ну-ка, где этот умелец? В кабинете сидит? Сейчас будет тебе! С удовольствием посмотрела на то, как Сньёли ловит разлетевшиеся бумаги, а потом передала: «А вот и нечего тут!». Я нажала на сохранение нового абонента. Машинально пролистала список. Хм, Даня? А его-то номер что тут делает? Хотела удалить, но пришла новая смска от Сньёли: «Будешь плохо себя вести, посажу под домашний арест». Ой-ёй-ёй! А сейчас я где сижу?

Управляющий не перестал развлекаться. Найдя новый, необычный способ общаться, он завалил меня смсками. Последнее сообщение пришло поздно вечером, когда я уже легла спать. Сньёли пожелал мне спокойной ночи. Холера! Я почти спала!

В спальне управляющего Ройтте было темно и тихо. Мерно тикали часы на каминной полке. Минутная и часовая стрелки разошлись в противоположные стороны, встали одна — на двенадцати, вторая — на шестёрке.

Бум! Что-то громко хлопнуло. Мужской голос грозно гаркнул: «Рота подъём!».

Управляющий подпрыгнул на кровати.

Хлоп! Взорвались хлопушки, осыпали Сньёла серпантином и конфетти.

Управляющий прищурился, прошептал: «Ах, так!», вскочив, ушёл в гардеробную. Покопался там, появился, одетый в спортивный костюм и кроссовки. Вышел из спальни.


Сделав Сньёли пакость и подняв его по тревоге в шесть утра, довольно закрыла глаза. Можно ещё поспать.

Сквозь сон услышала какие-то шорохи, грохот железа, как будто кто-то ходил по крыше. Они решили ремонт делать в шесть утра? Надо было окно на ночь закрыть!

Ба-бах! Распахнулись рамы. Я подскочила на кровати. В комнату ввалился Сньёли. Он с ума сошёл?? А если кто-то увидит?

Лихой флибустьер одним прыжком оказался на кровати, прижал, поцеловал и радостно доложил:

— Рота встала! Первый подвиг совершила.

Какой к чёрту подвиг?

— Пробрался в башню к принцессе.

Дракона почему не убил?

— Взятку дал.

Сньёли снова полез с поцелуями.

Сволочь! Что люди скажут?

— Завтра узнаем.


Около восьми утра, когда мы уже завтракали, появился Нильс. Оглядев Сньёли, эльф, ещё бывший не в курсе наших новых отношений, спросил:

— А тебе не кажется, что он немного странно себя ведёт?

— Да не бери в голову!

Сньёли хмыкнул, сказал:

— Я сегодня уеду. Надеюсь, неприятных сюрпризов не будет?

— Куда это ты собрался?

— Недалеко. По делу. Но учтите, мадам, что для чужих я — дома. Понятно?

Ничего не поняла, но так и быть.

Сньёли кивнул:

— Прекрасно, — встал, подошёл, поцеловал в щёку. Холера! А викинг пошёл к двери. По дороге, проходя мимо камина, протянул руку, эльф шлёпнул по подставленной ладони, не выпуская из другой руки ложку полную варенья. Как они быстро общий язык нашли! Наверное, придётся заводить тайны от Нильса. Не очень он надёжный товарищ. За банку варенья сдаст.

Сньёли ушёл. Нильс показал рукой на закрывшуюся дверь, прочавкал:

— Это чевой-то?

Это кавой-то! Нильс посмотрел подозрительно. Подхватил банку с вареньем, перелетел к столу, попытался заглянуть мне в лицо. Вот только допроса мне не хватало! Встала, ушла к окну. Смотрела в парк, думала о том, куда собирается Сньёли, да ещё так таинственно.

— А-а-а! Я понял! — доложил Нильс.

Я повернулась, посмотрела на эльфа, а тот, показав ложкой на дверь, спросил:

— Он по объявлению, да?

Холера! А мог бы и промолчать!


Вечерело. Елхов просыпался, готовился к бурной ночи. У опушки леса появились двое: Линц и Сньёл. Сньёл передал поводья своего коня Линцу, приказал:

— Жди.

— Долго? — простонал Линц.

— Ты куда-то торопишься?

— Нет.

— Вот и жди. И варежкой не щёлкай!

— А когда я щёлкал-то?

— Напомнить? — Сньёл глянул строго, Линц стушевался, потеряв весь свой задор, опустил голову.

Сньёл хлопнул Линца по плечу, пошёл к заброшенному участку, заросшему малиной. Перебравшись через повалившийся забор, Сньёл зашёл в погреб. Достал из кармана фонарик, щёлкнул выключателем. Начал спускаться по лестнице, плясал на ступеньках яркий круг света.

Спустившись в погреб, Сньёл прошёл вдоль полок к глухой стене, что-то нажал. Стена отъехала в сторону, открывая проход во тьму. Сньёл зашёл в подземелье, быстро пошёл по бесконечному коридору. Вскоре слева и справа начали появляться двери с табличками: «Салон Тейт», «Табаки и сигары», «Вина», «Казино 777», «Лучшая в мире контрабанда».

Пройдя вдоль ряда дверей, Сньёл остановился у двери с надписью «Гравёр», постучал два раза, через паузу стукнул ещё раз, и снова два раза. Пароль был принят. Дверь отворилась с лёгким скрипом. Сньёл убрал фонарик в карман куртки, начал подниматься по ступенькам.

Хлоп! Открылась дверь, на земляную лестницу легла полоса света. В дверях появился Гравёр, хмыкнул:

— Здоров.

— Здоров, — кивнул Сньёл. — Где мой гость?

— Маякнули, что на подходе. Пошли, покалякаем пока.


Покалякаем. Знаю я, о чём он собирается калякать, не хочу, но придётся. Никуда не денусь. Мы прошли в модный салон. Навстречу вышла жена Гравёра. Как её зовут-то? Забыл. Поздоровался. Гравёр попросил принести кофе, повёл рукой, приглашая в одну из примерочных. Хм. Интересно.

Вошли в тёмное помещение. Огляделся, понял, где мы. Это задняя часть одной из витрин. Неплохо. Видно всё, что делается на улице. На другой стороне улицы: бывший модный салон, теперь там меняльная лавка. Туда должен прийти мой гость.

Появилась жена Гравёра, поставила на столик поднос с кофе, удалилась бесшумно. Гравёр пригласил:

— Садись.

Да уж стоять не буду. Сел в кресло. Гравёр начал разливать кофе, сказал:

— Спасибо за подогрев.

— Выбирай выражения. Ты ещё скажи, за крышу. Ты сделал, я заплатил. Всё.

— А, ну да! Ты у нас теперь власть.

Гравёр взял чашку с кофе, пил, смотрел с ехидцей. Но больше ничего не спрашивал.

За окном раздался стук копыт. Я повернул голову. Мимо окна проехал всадник. Остановился у меняльной лавки. Это он? Гравёр кивнул:

— Твой гость.

Я встал, подошёл поближе к окну. Разглядывал Кристофа.

— Как тебе припекает! — фыркнул Гравёр.

Не в этом дело. У меня нет времени.

— Это понятно.

Гравёр провёл ещё одним потайным ходом в меняльную лавку. В одной из комнат уже ждал Кристоф. Протянул руку, представился. Сходу перешёл к делу. Спросил, что Конрад написал в договоре. Кристоф пересказал. Странно. Спросил:

— Не вижу проблемы. С этим договором можно легко отбиться от Конрада.

— Вы не знаете некоторых обстоятельств. Могу я быть откровенным?

Да.

— Конрад проиграл Беловар в карты пять лет тому назад.

А! Всё ясно. Он хочет взять реванш. Кристоф кивнул:

— Да, причём, дважды.

Хм. Это как?

— Он хочет отомстить мадам за… ну, так скажем, не состоявшийся брак.

Всё понятно. А Сильвер-то был прав. Погореть, не погореть, но проблем я себе наживу. И отказаться уже нельзя. Нет, можно, но тогда получится, что я подставлю человека, который мне поверил и доверился.

Ладно. Прорвёмся. Они твёрдо решили, не передумают?

— Нет, — Кристоф покачал головой. — Нам отступать некуда.

— Отступить всегда можно. Вопрос, что потом будет. — Кристоф кивнул, хотел что-то сказать, но я остановил. Продолжил: — Восьмого мая вы должны быть в Ройтте. От меня прибудет человек, всё объяснит. Поможет добраться скрытно.

— Мы можем и сами.

Нет, теперь решаю я. Кристофу оставалось только согласиться, но он всё же попытался поставить условие:

— Я хотел бы, чтобы после подписания договора мадам осталась во дворце.

И мадам, и он.

— Я вам зачем?

Какие все хитрые! Все хотят на меня свои проблемы переложить и ничего не делать. Нет уж! Я один этот воз волочь не желаю. Я встал. Кристоф вскочил следом. Да нет, вот он как раз может посидеть. Желательно до утра.

— Что я тут буду делать?

— Думаю, вы не соскучитесь. Играйте, пейте. Пусть по возвращении мадам устроит скандал. Хороший такой. С битьём посуды и морды.

Кристоф выслушал, усмехнулся:

— Со знанием дела говорите.

Да уж.


Новый хозяин Беловара вернулся домой с первыми петухами и явно навеселе. Бывший шут с трудом спешился и, если бы не помощь слуг, точно бы свалился на землю. Отвязав от луки седла круглую коробку, перевязанную ленточками, хозяин ушёл в дом.

Прошло несколько минут. Из распахнувшегося окна донжона вылетала коробка, упала на плиты двора. Хлопнула створка. Послышался недовольный женский голос. Звуки ударов. Из конюшни выглянули конюхи, переглянулись, снова скрылись из виду.


Я настолько убедила себя в том, что Сньёли дома, но в плохом настроении и его лучше не трогать, что утром утопала в сад с глаз долой. Сидела в беседке, читала книжку, радовалась тёплому дню. Около обеда смартфон затрезвонил, как будто пожар начался. Достала, посмотрела на экран, а там!.. А там с десяток сообщений, эволюционирующих от простого вопроса: «Ты где?», до грозного рыка: «Появишься — убью!». Где я? В гнезде! Посмотрела, где Сньёли. О, вернулся! Сидел в кабинет. Вид какой-то встрёпанный. А что случилось? Ответила, что сижу в парке, книжку читаю. Тут же прислал новое сообщение, требовал, чтобы вернулась во дворец. А что творится? Война началась? Я пошла в дом, гадая, что случилось. Когда появилась в кабинете, Сньёли спустил на меня всех собак. Оказалось, что они тут меня потеряли! И что? Сньёли рявкнул:

— Почему я должен тебя искать?

— Потому, что у тебя тараканы в голове! Надо же! Игрушка не доложила, куда идёт!


Бам! Бухнула, закрываясь, дверь. Так, кажется, на пару дней я свободен. Да нет, если не возьму приступом, то неделю кругами ходить придётся.

— Ваша светлость?..

Поднял голову. Рядом стоял Мартин. В руках стакан с водой. Это зачем?

— Мадам сказала, что тебе надо голову лечить.

Понятно. Может, он мне даст пару уроков фехтования?

Мартин посмотрел жалостливо:

— Да, действительно, голову надо лечить. Фехтование тебе зачем? Комнаты мадам штурмом брать будешь?

Почти.

— Ты знаешь, я в чём-то даже завидую, так вы весело живёте.

Весело. Умереть со смеху.

— Умирать не надо. Ты нам ещё живой нужен. Отвлекись от мадам. Сильвер вызывает на разговор.

Так, хватит по углам прятаться! Пусть переезжает во дворец. Всё. Выходим из сумрака.

— Вскрываемся? А если у них — покер на тузах?

Нет. У них ничего на руках. Сплошной блеф.

— Уверен?

Да. Если бы что-то было, то мы бы уже знали.

— Думаешь, претендентов на Ройтте не найдётся?

Почему же? Полно набежит. Но прямых наследников нет, только тёти-дяди, племянники и племянницы. Их будет столько, что они сами всё испортят.

— Думаешь, не договорятся?

Да куда там! Как бы не поубивали друг друга.

— Теперь я понимаю.

Что?

— Зачем ты мадам на контракт раскрутил.

Нет, он неправильно всё понимает. Мартин попытался съязвить:

— Ну, да! Она тебя раскрутила.

Я промолчал. Колдун посмотрел во все глаза, протянул:

— Да ладна-а-а!

Пошёл к чёрту!

— Только вместе с тобой. Ты дорогу знаешь.


Конунг Маркарида Хакон Рафнсварт — седой и сморщенный старик за семьдесят, — прочитал приглашение, присланное из Ройтте, вызвал сына — Олафа — сорокасемилетнего крепкого мужика, и, пересказав ему содержание письма, проскрипел:

— Давай, иди к этой... скажи, что мы едем.

— Хочешь забрать?

— Почему бы и нет. Пообещаем сотоварищество. Давай, иди.

Олаф покорно отправился выполнять указание. Первым делом двинулся в порт, где у причалов стояли разномастные корабли. Найдя драккар, на мачте которого развевался флаг с оскаленной волчьей мордой, Рафнсварт поинтересовался у членов команды, где он может найти мадам Ингрид. Узнав, что мадам в гостинице, Олаф направился туда.

Ингрид не очень обрадовалась появлению Рафнсварта, посмотрела недовольно, спросила, зачем пришёл.

— Где этот твой? — бухнул Рафнсварт, не обратив внимания на приглашение пройти, и оставшись на пороге гостиной.

— Кто?

— Где твой троллёныш?

— С каких пор я должна отчитываться перед тобой?

— Может, скоро придётся, дорогая, — заявил Олаф, вложив в голос всю язвительность, на которую был способен. — Шестого мая мы должны быть в Ройтте. И этому своему скажи.

Открылась неприметная дверь, ведущая в спальню. В гостиную вышел Харальд Эскил и, на ходу застёгивая рубашку, сказал:

— А он знает, — Харальд сел на диван, закинул ногу на ногу, упрекнул гостя: — Если это приглашение, то ты бы мог быть и повежливее.

— Быть вежливым с тобой? Ты даже не пытаешься соблюдать приличия, а я должен быть вежливым?

— Конечно. Если я, по твоему мнению, беззаконный тролль, то зачем ты опускаешься на мой уровень?

Рафнсварт каркнул:

— Твоё поведение не удивляет. О тебе и не такое говорят.

— Обо мне многое говорят, — резко сказал Харальд, вставая. Подойдя к Олафу, предупредил: — Но, чтобы не сесть в лужу, лучше не повторять это вслух.

Рафнсварт окинул Харальда долгим оценивающим взглядом, сказал насмешливо:

— Ах, простите, что побеспокоил, — и вышел, громко хлопнув дверью.

— Знаешь, дорогая, — повернувшись к Ингрид, Харальд сказал, — твой жених остался таким же дураком, как и был!

— Что ты сказал? — Ингрид сверкнула глазами.

— Прости, дорогая, — мужчина улыбнулся заискивающе. Подойдя к женщине и, взяв за руку, поцеловал ладошку, произнёс покаянным тоном: — несостоявшийся жених.

— То-то, — Ингрид погладила Эскила по волосам, провела рукой по скуле, ещё хранящей следы синяка: — Надеюсь, ты не будешь зверствовать в Ройтте?

— Не надейся! За этим щенком длинный список долгов, — Харальд моментально сбросил покаянный тон, посуровев, произнёс, — и он ещё добавил. Ты знаешь, что твой троллёныш, — передразнивая Рафнсварта, злобно каркнул Эскил, — женился на один день? И как с ним теперь поступить?

— На один день? На ком?

— Думаю, на той самой, которую ты видела в Ройтте, — Харальд внимательно посмотрел на женщину, усмехнулся, — какая ты красивая, когда злишься.

— Я злюсь? — Ингрид удивлённо вскинула брови.

— Конечно. И, сейчас, после этих слов, ты никогда не убедишь меня в обратном.


Первая часть романа "Перекрёсток параллельных миров":

читать бесплатно онлайн или на мобильных устройствах

скачать бесплатно в разных форматах

Спасет ли наших детей смертная казнь для педофилов?

Страшная трагедия в Саратове всколыхнула не затихающую с 1996 года дискуссию о необходимости смертной казни в России.Для начала расставим точки над «i»: смертная казнь в Уголовном кодек...

Возьми крест свой

В ночь на 14 октября 1937 года на территории Тобольского Кремля было расстреляно 217 человек по делу так называемой «повстанческой организации духовенства». Тюремный замок...

⚡ "Маятник Станислава" ⚡

1.Маятник Ньютона - колебания 1-2 минуты.                                             ...

Ваш комментарий сохранен и будет опубликован сразу после вашей авторизации.

0 новых комментариев

    Загрузка...
    Martini Вокруг света
    Вчера 21:56

    Air Canada решила отказаться от привычного приветствия ради гендерного равенства

                                                                                                             ...
    100
    Martini Westoday
    14 октября 07:36

    Центробанк Нидерландов заговорил о ценности золота во время кризиса

    Центробанк Нидерландов опубликовал статью, в которой говорится, что если нынешняя экономическая система рухнет, золотой запас может послужить основой для восстановления системы.                                                      &nbs...
    177

    Письмо матери

    Поисковики, проводя раскопки в районе Долины Славы (Мурманская область), нашли гильзу, в которой хранилось письмо, адресованное матери солдата, погибшего в 1941 году в этих местах.                                                      &...
    159
    Martini Westoday
    13 октября 19:15

    Американцы попали в котёл на севере Сирии

    Президент США Дональд Трамп объявил о выводе порядка 1 000 военных с севера Сирии. Как сообщает сайт news.com.au, в ходе атаки турецких войск на город Рас Аль-айн, что находится недалеко от границы Турции, террористы ИГИЛ (организация запрещена в России), покинули район, оставив американцев отбиваться самостоятельно. Представители МО США заявили, что сит...
    2281

    Back in USSR

    В последнее время на Конте появляется очень много статей на тему возрождения СССР. Что удивительно, люди жаждут возрождения Союза тоскуя по стабильности. Логика железная: в желании получить стабильность люди готовы ввергнуть страну в революционный пожар. Ладно, когда это пишут люди, которым за это деньги платят, тут всё понятно: кто платит, тот заказывает музыку, но о...
    354
    Martini Westoday
    10 октября 18:32

    Новое изделие от компании «Ниссан» может припарковаться самостоятельно

    Вы подумали об авто/велосипеде/мотоцикле/самокате? Вы ошибаетесь.                                                                                      &nbs...
    206
    Martini Westoday
    10 октября 04:49

    Боинг фсё? (обновлено)

    Чем ближе дата запланированного возвращения на линию снятых с полётов Боингов-737 МАХ, тем больше появляется новостей, наводящих на мысль, что триумфального возвращения не будет.По крайней мере, в этом году.          Все помнят, как авиакомпании мира стали отказываться от эксплуатации Боинг-737 МАХ, когда выяснилось, что в двух п...
    396

    Откуда же вы, русские, взялись?

    Я часто натыкаюсь на Конте на войны историков-традиционалистов и альтернативщиков. Обе стороны смачно «мочат» друг друга аргументами на радость публике, но, я думаю, следующее с позволения сказать «исследование» доставит удовольствие обеим сторонам, да и всем россиянам, поскольку некий специалист по Библии с Ближнего Востока наглядно показал, откуда есть пошла Русская...
    392
    Martini 10 октября 04:15

    Пошла рубаха рваться

    В следующем году начнётся строительство ветки газопровода из Турции в Сербию.                                                                                   ...
    251
    Martini Сказка
    9 октября 17:59

    Сказка в аудиоформате

    Здравствуйте, уважаемые читатели!                                          У меня сегодня есть две новости: хорошая и плохая.                                      &n...
    199
    Martini Westoday
    9 октября 08:40

    Уровень работы американской верфи: прямой обман государства

    Намного проще заплатить адмиралу, чтобы тот закрыл глаза на проблемы с кораблём, чем решить эти проблемы.                                                                           ...
    1314
    Martini Westoday
    9 октября 04:23

    Подводные лодки в пустынях Ирана

    Довелось мне тут прочитать интересную статью на сайте Оilprice.com под названием: «Россия мёртвой хваткой вцепится в Персидский залив» за авторством Саймона Уоткинса — бывшего биржевого трейдера, главы отделов форекс в разных банках, и, среди прочего, редактора в Research for Renaissance Capital в Москве. Уоткинс со ссылкой на высокопоставленные источник...
    318
    Martini Westoday
    6 октября 15:58

    FAA заявило, что современные пилоты летать разучились

    Управление гражданской авиации США (FAA) обратилась в Международную организацию гражданской авиации (ICAO) с требованием решить проблему потери лётных навыков пилотами.                                                         ...
    190
    Martini Сказка
    6 октября 05:38

    Что могут короли? Глава третья

    Вот и началось то, чего я боялась. У меня совершенно не хватило времени на переработку, и эта публикация будет, что называется - "с колёс", потому в будущем вполне вероятны любые изменения в сюжете.                                                &nbs...
    236
    Martini Вокруг света
    5 октября 21:26

    Новый канал "Вокруг света"

    Уважаемые читатели!В связи с появлением нового формата написания статей, я решила закрыть данный журнал и все статьи о туризме и путешествиях создавать исключительно на новом канале «Вокруг света». Адрес нового каналаhttps://cont.ws/channel/138Новый формат даёт меньше возможностей в плане публикации, но он мобильнее и там проще выкладывать большие и тяжё...
    222

    Наши девочки на Джапан Опен порвали всех!

    Александра Трусова и Алина Загитова победили на Джапан Опен, оставив Кихире лишь третье место.                                                                              &nb...
    315
    Martini Westoday
    5 октября 13:31

    Штаты отчитались за 2018-й финансовый год

    Отдельные штаты Америки наконец-то опубликовали финансовые отчёты за 2018 год, и Тruth in Аccounting подвёл общий итог. Результаты удручающие: 40 штатов не смогли свести концы с концами, а положительный баланс лишь у 10 штатов. Общий долг отдельных штатов составляет 1.5 триллиона долларов. Тruth in Аccounting в своём ежегодном отчёте пишет, что губернато...
    273
    Martini Цитата дня
    3 октября 10:11

    Куда вас сударь к чёрту занесло?

    Цитата дня от Михаила Боярского.                                                                                    Известный артист припарковался...
    301
    Martini Westoday
    1 октября 20:02

    Понеслась! ФРС начал выдавать банкам срочные однодневные займы

    С 17 сентября Федеральный резервный банк Нью-Йорка начал выдавать экстренные краткосрочные займы банкам, чьи имена не называются.                                                                    &nb...
    2107
    Martini Цитата дня
    1 октября 11:33

    Экономика сошла с ума

    Петер Костелло, отвечавший за австралийский кошелёк в течение 9 лет вплоть до 2007 года, заявил, что экономика страны находится в ненормальном состоянии.                                                              ...
    308
    Служба поддержи

    Яндекс.Метрика