• РЕГИСТРАЦИЯ

Что могут короли?

Martini
2 ноября 06:02 2 3212

Глава пятая                              Не дай судьба друзей...                                                                                                                                                                                                                                             

— Эй, сова! Открывай, медведь пришёл! — прозвенел за дверью тонкий голосок. Следом постучали. Через минуту долетала угроза, — не откроешь, выбью.

Хотел бы я на это посмотреть. Шух. И нет двери. Стефи перешагнула через порог. Хлоп, дверь появилась, но на новой двери — ни ручки, ни замка.

— Правильно. Чтоб не сбежал, — она подошла, серьёзно глянула в глаза, спросила, — что, ваше упадничество, всех разогнали, и горькую пьёте? Горе заливаете?

Нет, не заливаю. Просто устал. Надоело всё.

— Понятно. Бросил Харальда на амбразуру. Его Ингрид всё утро пылесосит. Не стыдно?

Нет, он взрослый дяденька, как-нибудь отмахается.

— Ах, так? Тогда как тебе другая новость?

Сказала и молчит. Интригует или ждёт, когда я спрошу? Ну, спрошу:

— И что ещё случилось?

— Конрада за жабры взяли, — радостно доложила Стефи. — Приехал этот чёрт из ордена в компании ещё двоих, поинтересовались завещанием, — она сделала трагическую паузу, и я сам закончил:

— А завещание фальшивое.

— Ты знал? — Стефи расстроилась. Хотела удивить, но не получилось.

Да, я знал. И знал, в пользу кого написано настоящее. Тут Стефи помрачнела, вздохнула тяжело, на глазах появились слёзы:

— Его убили.

Знаю. Это жизнь, и тут ничего не сделаешь.

— Ну, да, — Стефи всхлипнула.

Не стал бередить раны, напоминая, как она его сама чуть не убила. Обнял, погладил по голове. Это все новости? И зачем спросил? Стефи встрепенулась:

— Конунг укатил. Зело ругался на неких Эскилов. Чего он, а? добычей не поделились?

Да.


Ай, жадина какой! И что теперь?

Сньёли пожал плечами:

— Увидим. Пока же они не будут голосовать за меня на Ассамблее.

М-да, жестокие на Севере нравы, но оказалось, что я не права. Сньёли пояснил, с чего старикашка так озверел, но я ничего особо криминального в рассказанной истории не увидела. Флибустьер тяжело вздохнул:

— Ты не понимаешь.

О, как часто я это слышу! А можно сразу объяснить, не упрекая в непонимании? Сньёли посмотрел грустно:

— Альтинг Севера будет голосовать против моей кандидатуры на Ассамблее потому, что мой отец украл мою мать до того, как ей исполнилось восемнадцать лет. Это беззаконие.

Да ладно! А удержание малолетки под замком — прям акт гуманизма! Сньёли хмыкнул:

— Мой дед передал мать на попечение Хакона, и тот, как опекун, имел право действовать по своему усмотрению.

А! так вот откуда ноги растут у моей тюремной жизни! Но Альтинг может хоть на голове ходить — Сньёли уже король. Дверь-то в башню он открыл! Условие, поставленное Маргаритой, выполнил. Или Альтинг умеет поворачивать время вспять?

— Конечно, не умеет, но на Севере уверены, что я отбывал срок на каторге.

Это, типа, одно беззаконие привело к другому? Сньёли грустно кивнул:

— Да. Потому Альтинг поставит под вопрос мою легитимность.

Да? А я так думаю, что кому-то очень сильно чужой успех глаза застит. И дело тут в том, что один лихой волчара бабу спёр из-под носа, а второй — на престол взгромоздился поперёк батьки. Вот и вся легитимность. Но Альтинг может быть хоть сто раз против, всё уже решено.

— Решено, — согласился Сньёли, но вид у него был совсем не радостный. Я вцепилась, как репей, и викинг сдался: — из-за моей репутации отец не стал конунгом Тролльхейма.

Я вижу, как Харальд расстроился.

— Не видишь. Он действительно расстроился. Он мечтал об этом всю жизнь. Я разрушил его мечту.

Тут я не выдержала:

— Ты с жиру бесишься, твоё упадничество! Идиотизм какой! Ты стал королём! Да один Беловар размерами больше, чем ваша Тьмутаракань! Завтра Харальд пальцами щёлкнет, и ваш тамошний конунг на цырлах прибежит, и будет рад, если дальше двора пустят.

Сньёли смотрел грустно, в глазах — печаль. Нет, моя речь его позабавила, но тоску не разогнала. Что же там такое было, что он такой грустный? Мог бы и рассказать! Вместе погрустили бы. Ну?!

— Слух о том, что я отбывал срок на каторге, запустил мой друг.

Ого! Какой хороший друг.

— Да, — Сньёли кивнул. — Можно сказать, что из-за него я из дома ушёл.

А это как?

— Покурили неудачно.

Это как же надо было покурить? Они там весь Маркарид спалили на фиг?

— Мы жили в Тролльхейме, — первый раз улыбнувшись, возразил Сньёли, пояснил, — мы украли сигары, чтобы покурить с пацанами.

Пауза затянулась, и я сама предположила, что их поймали.

— Да, поймали. Отец Эрика и поймал.

Эрик — это тот друг?

— Да. Он злющий чёрт! — Сньёли передёрнулся, почесал ухо, как будто только что по нему получил. — Начал пытать, кто украл. Мне друга жалко стало, ведь прибил бы, я всё на себя и взял.

А друг промолчал?

— Да. Харальд мне отвесил, как положено. Мне обидно стало, ну, я отцу сдачи и дал.

И что?

— Отец сказал: «Пошёл вон».

А! Всё ясно! Один слишком грозно сказал, второй, весь в папашу, встал в позу.

— Да, я сам нарвался, — согласился Сньёли, — я только теперь понимаю, что далеко не подарок был. Первый раз из дома удрал, когда только-только брат родился. Мать дома осталась, а отец — в море, ну и я с ним. На драккаре спрятался, а вылез, когда из пролива вышли. Отец меня за уши отодрал за самовольство, а потом — ну, не за борт же.

А Харальд, наверное, хотел. Сньёли грустно улыбнулся:

— Руки чесались, наверное, вплавь меня домой отправить, чтоб в следующий раз думал. А когда я домой вернулся, мне ещё и дед добавил, — флибустьер почесал затылок, как будто дед добавил буквально вчера. Поморщился болезненно, продолжил, — Ингрид плакала... А я им заявил, что снова с отцом пойду. Правда, первый раз у меня не получилось — отец без меня ушёл, а в следующий раз я родителей не упустил. Они тогда вместе уходить собирались.

— Вместе?

— Да. Мама у отца штурманом была. Она и со мной разок ходила и это был самый спокойный и успешный поход, но больше её Харальд с чужими в море не пускал.

— С чужими?

— Ну, да. Она же не говорила, что со мной ходила. Сказала, что с Линцем. Хотя, если бы призналась, что со мной, было бы то же самое.

А это ещё почему?

— Думаешь, до отца слухи не дошли, что я на каторге был?

Думаю, дошли.

— Вот именно. А у него с такими разговор короткий. Каторжанин? Пошёл вон, — Сньёли вздохнул, помолчал, вспоминая что-то, оживился, продолжил рассказывать, как его заперли дома, но он всё равно удрал, — я на корабле спрятался. Хорошо спрятался. Три дня голодом сидел в трюме. Только посреди моря вылез.

Харальд, небось, шкуру спустил?

— Не совсем, — Сньёли поёжился, — а мама сказала, что волк, сколько ни корми, всё равно в лес смотрит, и махнула на меня рукой. Так я начал с ними в море ходить, уже на законных основаниях — юнгой. Первый раз пожалел!.. Трепали, как собаку последнюю, а потом приноровился и начал выпендриваться. По всему миру ходил. Столько увидел, узнал, попробовал. Возвращался из похода разодетый в пух и прах. То в чалме, то в чинной шапке, то в шальварах, то в мехах и резинку жую, пузыри пускаю.

Ой, мама!

— Тебе смешно, а я вечно в синяках ходил. Вернусь, и давай перед соседскими мальчишками хвастаться. Ох, и колотили меня! Это я сейчас понимаю, что сам нарывался, а тогда мне никто не объяснял.

Никто? А Харальд?

— На днях Харальд мне сказал, — Сньёли грустно усмехнулся, — дословно: «За то, ты так драться научился, что вся эта голытьба, которую местные пиратами называют, боится тебя, как огня».

А отец-то у нашего величества, прям, Макаренко. Гроза пиратов вздохнул, почесал затылок. М-да. Ну, теперь я не удивляюсь, что папаша его выставил. Кстати, когда выставил?

— Мне тринадцать было, — Сньёли вздохнул, — ох, и поругались мы! Я тогда много чего лишнего сказал, за что меня Харальд выставил, ещё и пинка под зад дал. Я обиделся! Ушёл, пообещав, что никогда не вернусь.

И?..

— Мы с отцом позже встретились на ярмарке, случайно. Он увидел, помрачнел, сказал так небрежно: «Привет, ворюга», ну я и послал его, а он меня, — Сньёли почесал ухо.

Высокие отношения. А мать?

— Она не вмешивалась, но ни меня, ни отца не одобряла. Мол, оба хороши. Так мне и сказала, когда позже встретились. Она звала домой, но я не поехал. Решил отцу доказать, что он ошибался, когда говорил, что я — пустое место.

А друг? Почему друг решил, что он на каторге был? Сньёли грустно улыбнулся:

— Это случайно вышло. Не там, где надо показал свои знания.

Не поняла.

— Выпендрился в портовом кабаке в Маргедо, а там, оказывается, и мой друг детства был. Он всё видел и понял, как понял. Я разубеждать не стал, подумал тогда, что весна придёт, — Сньёли тяжело вздохнул.

А друг промолчать не мог? Сразу всем растрепал? Сньёли пожал плечами:

— Значит, не мог.

Решив, что главное сказано, я не стала дальше ковыряться в старых ранах, перевела разговор, спросив, где его брат.

— Понятия не имею. Он мне не докладывает.

И снова, какие высокие родственные отношения! А почему, кстати, он отца зовёт по имени?

— Но он же Харальд.

А ничего, что он ещё и отец?

— И это я тоже знаю.

М-да. Ничем не прошибёшь. Но что он будет делать дальше?

— Ничего. Снова буду доказывать, что я имею право. Буду проявлять себя, как правитель.

А уже сделанного недостаточно? К тому же, выбор сделан, и ни один маг не сможет опротестовать. Сньёли отмахнулся:

— Опротестовать не так сложно, как ты думаешь. Теперь ты понимаешь, зачем Роберт искал девицу из салона?

Теперь понимаю. Но, получается, они уже тогда знали? Наше новое величество пожал плечами:

— Может быть. И, всё. Хватит меня пытать. Идите к себе, мадам. Я устал. Сейчас лягу, и буду спать два дня, как медведь в берлоге.

И я ушла.

Свою угрозу Сньёли не выполнил. Уже на следующий день вышел к обеду, но выглядел так, как будто месяц на курорте отдыхал — отдохнувший, весёлый. А что это он такой радостный? Получил хорошие известия, или на него так подействовал сон от заката и до «пока не выспался»? Стьярна, посмотрев на нашего флибустьера, высказала брату претензию:

— Какой ты был красивый в дни юности своей. Зачем уехал в Маркарид?

Ах, вот оно что! Это у них семейное — драпать из дома. Волк, корм, лес.

Харальд зыркнул на меня, как голодный волк на глупую овцу, повернулся к сыну:

— Ты чему учил, воспитатель?

Теперь уже наше величество посмотрел на меня фамильным волчьим взглядом, прищурился, как будто прикидывая, с какой стороны будет откусывать. Но я не дала шанса, сама ответила:

— Всему, но людей мало, потому я совмещаю.

Харальд прищурился, спросил с искренним интересом:

— Что с чем?

— Пажа и фрейлину. А ещё я немножечко шью.

Я имела в виду то, что умею колдовать и, кажется, рикс и Мартин поняли намёк. Загоготали, как гуси в луже. Решив развить успех, я поинтересовалась, что там с вёслами. Сньёли не остался в долгу, попросил тётку:

— Мадам, объясните Маргарите, как используются вёсла.

Не нравится мне этот тон. Кажется, сейчас что-то будет. Гости с Севера переглянулись, улыбнулись в ожидании продолжения. Ох, не к добру. Так, что там с вёслами? Стьярна оглядела меня, покачала головой, ответила:

— Она не поднимет даже! Может, кому-то и нравятся такие тростиночки, но женщина должна быть, — мадам согнула руку в локте, хвастаясь мощным бицепсом. Она посмотрела на меня с жалостью, — девочка, вёсла женщине нужны, чтобы грести, и чтобы треснуть по маковке нахала, особо жадного до женского пола.

Я настолько обалдела, что не нашлась, что ответить. А остальные ржали!..

Позднее я нашла данные о сестре рикса. Первый раз мадам вышла в море в семнадцать лет, и сразу капитаном драккара, входившего в состав флота её отца, владевшего четырьмя судами. Видать, мадам умела командовать, раз её слушались, невзирая на пол и возраст, а, может, боялись её отца?.. Хотя, эту Брунгильду могли и так бояться, без наличия грозного папы. Такая от Европы до Америки догребла бы. Одна, за весь драккар.

Но это было первое отделение концерта. После обеда началось второе — камерное, причём, в обоих смыслах. Тюрьмой пахнуло, когда флибустьер пригласил меня на разговор в кабинет. А там, усадив в кресло, сказал:

— Я рад лишний раз убедиться, что вы умны. Далеко не каждый додумается, что если дверь закрыта, можно влезть в окно. Я понимаю, почему вы молчали о том, что лазаете в башню, как и то, что вы соорудили заслон от любопытных глаз, но я хотел бы узнать, вы стали ведьмой с помощью этого шара, или всё-таки раньше?


Почему она так озадачилась? Не предполагала, что я узнаю? А она посмотрела удивлённо, отведя глаза, уставилась в окно. О, сейчас врать будет. Но или я ошибся, или Стефи передумала врать. Она снова посмотрела на меня, ответила:

— Нет, ведьмой я стала раньше. Я же рассказывала. Ты теперь меня будешь постоянно на вранье ловить?

Обиделась. А что я могу сделать, если она врёт?

— Правды хочешь? Давай. Только сначала я тебе один вопрос задам. Правду ответишь, так и быть, буду рассказывать всё, как есть.

Не понял? Это шантаж?

— Проверка связи. Ты же у нас любитель недоговаривать. И куда ты ездишь по ночам, когда пропадаешь на день-два? К кому мотаешься? Давай, выкладывай.

К Сильверу ездил. Обсуждали с ним дела разные, которые нельзя обсудить во дворце. И к Ингрид ездил.

— И всё? — Стефи посмотрела с прищуром.

А, чёрт!

— Что и требовалось доказать!

Туда я не ездил с прошлого года, и больше не поеду.

— А что так? Разонравилась, или не по чину королю?

Как же был прав Харальд! И, если я сейчас не решу эту проблему, потом не разгребу. Объяснил, что мадам вышла замуж, остальное будем обсуждать после Ассамблеи. Только введение в высокий совет сделает меня королём окончательно. Тогда и поговорим.


Как интересно! А я в башню через окно не лазила. Зачем окна, когда есть двери и ключи к этим дверям! А это значит, что кто-то в башню шастал нелегально. То-то там окно приоткрыто было. О, стоп! Что Сташек говорил? Я знаю, кто шастал в башню! Роберт! Вот где он взял шар! Ахты, ж чёрт старый! Я отправилась в башню, но не повезло: появился Сньёли в компании Мартина. Пришлось удирать. Зачем мужикам знать, что я продолжаю шастать в башню? Пусть живут безмятежно.

Сньёли появился примерно через час после того, как я выбралась из башни. Прошёл в гостиную, приказал самовару подать кофе. Протянул руку, и в неё тут же прыгнула чашка с угольно-чёрной жидкостью. Я смотрела и завидовала. Ко мне в руки посуда так не прыгала, а к нему — запросто. Интересно, это от страха или из уважения? А, кстати, о страхе! Может, он мне всё-таки скажет, кто посоветовал Лисницки выступить именно в день заседания Ассамблеи? Сньёли посмотрел тяжёлым взглядом, ответил:

— Нашлись добрые люди, — он помолчал, поднял на меня тяжёлый взгляд, строго сказал: — Я вами недоволен, мадам.

Ох, ни фига себе выход из-за печки. Это ещё почему?

— Вы жаловались, что вам не с кем поговорить, поделиться своим женским. Но, как я вижу, вы не торопитесь сближаться с мадам Верне. Почему?

Это не я не тороплюсь, это мадам не горит желанием сближаться с проходимкой.

— Она не могла такого сказать, — возразил Сньёли.

В лицо, да. Мадам хорошо воспитана и умеет вести себя в обществе. Впрочем, это взаимно.

— Не понял. У тебя к ней какие претензии?

Не нравится. У неё муж есть, а она глазами по сторонам стреляет. Некрасиво.

— Приятно слышать, что вы столь постоянны, мадам, — язвительно заметил Сньёли, добавил: — И, раз вы так трепетно к этому относитесь, я контракт аннулировал.

О, как!

— Да так, — Сньёли развёл руками, улыбнулся и тут же предостерёг: — Готовьтесь, дальше будет хуже.

Что ещё?

— На днях приедут гости. Я тебя прошу, не заедайся с ними и не обращай внимания на подковырки.

О, Небо! Кто ж приедет-то?

— Сотоварищ Харальда — отец Бьёрна с женой и дочерью, такой же занозой, как и ты.

Как-то он это сказал... Подруга детства прикатит? Соперница в битве на вёслах? Флибустьер кивнул:

— Вроде того. Вы сможете подружиться, если не прибьёте друг друга при первой встрече.

Я слегка обалдела от такого представления старой знакомой, а Сньёли добавил:

— Учти, состоится бал. Будь любезна соответствовать.

Бал? Опять?

— Что тебе не нравится?

Всё! Тут вообще кто-то моется? Уже через час в бальном зале не продохнуть. И ещё надо сказать спасибо, что Хельмут сортиры построил, а то было бы, как на конюшне.

— Что я могу сделать?

Нет, это нормально? Он, вообще-то, в этом королевстве главный. Издал указ, и все метнулись в ванну.

— Хорошо, я завтра издам указ, запрещу одной маленькой девочке ходить туда, куда её не звали, запрещу подглядывать и подслушивать. Как вы считаете, мадам, каковы шансы на то, что данный королевский указ будет исполняться?

Ох, холера! подловил. Сньёли кивнул головой:

— Указ издать — штука нехитрая, но как заставить исполнять?


Джанлуиджи Боско прошёл в королевский кабинет, сел за стол и спросил, похлопывая ладонью по полированной столешнице:

— Так что там с завещанием?

Конрад фон Маейр, непривычно бледный и осунувшийся, ответил, что он ничего не знает, кроме того, что к нему приехали и сообщили, что именно он является наследником трона Кастелро.

— Кто приехал?

— Первый министр Кастелро граф Эгер, — доложил Конрад, метнул злорадный взгляд на первого министра, а тот безмятежно развёл руками:

— Простите, ваше сиятельство, но я нашёл документ в тайнике королевы и действовал согласно процедуре.

— Значит, никто не виноват, — задумчиво протянул Боско, похлопывая ладонью по столу, — и имя в завещании изменилось само по себе.

Секретарь Ассамблеи поднял глаза, посмотрел на первого министра, перевёл взгляд на Конрада. Фон Майер вздрогнул, начал сбивчиво рассказывать, как глава королевского совета Топола запугивал его, говоря, что они его поставили, они и снимут.

Боско внимательно слушал, подперев щёку рукой, а когда Конрад, окончательно запутавшись в объяснениях, замолк, спросил:

— Где глава совета?

— Он дома, — доложил граф Эгер.

— Пригласите его, будьте любезны, — очень вежливо попросил Боско, — и принесите мне кофе. Пока можете быть свободны.

Кабинет стремительно опустел, в комнате остались только секретарь Ассамблеи и один из сопровождающих. Боско откинулся на спинку кресла, оглядел комнату. Сопровождающий кашлянул, тихо заметил, что дело подозрительное, и подозрительнее всех выглядит именно Конрад. Боско коротко бросил:

— Почему?

— Только ему это выгодно.

— Это и настораживает, — возразил Боско, — причастность Конрада слишком очевидна, потому вызывает подозрения.

— Предполагаете, что его подставляют? — переспросил сопровождающий.

— Да. Но мы посмотрим, что скажет Топола.

Топола прибыл во дворец лишь через час, был собран и спокоен. На вопрос о запугивании прямо ответил, что такое было и именно такими словами, и пояснил:

— Но мотивы такого моего поведения несколько иные, чем их пытается представить фон Майер. Я — глава королевского совета, и не привык, что какой-то выскочка пытается вытереть об меня ноги, — Топола поклонился Боско. — Что же касается обещания снять его так же, как и назначил, это правда. Да, я говорил такое, но фон Майер забывает, что я, как глава совета, мог поставить под сомнение его права на престол, потому своим пребыванием, надо признать, коротким, в ранге наследного принца, фон Майер обязан, в том числе, и мне. В связи с этим я нижайше прошу принять мою отставку с поста главы Совета, — и он снова поклонился.

Фон Майер прищурил глаза, злобно смотрел на Тополу, но и сказать-то было нечего. Топола мастерски выкрутился из ситуации, признав свою ошибку и нежелание разбираться в правомерности найденного завещания.

Боско помолчал в раздумьях, кивнул головой:

— Отставка принимается. Все свободны.

Когда кабинет снова опустел, Боско встал, заложив руки за спину, начал мерять шагами комнату. Сопровождающий, во время разговора тихонько сидевший в углу, подал голос:

— Вы поверили?

— Не совсем. Темнит Топола, но и доказательств нет. То, что он грозил Конраду, не доказательство.

— Само завещание?

— Нет никаких следов. Кроме графа Эгера тубус держали в руках двое: королева Ядвига и Дитрих Гейнц. — Боско остановился, задумчиво повторил: — Дитрих Гейнц. Он вполне мог подделать завещание.

Резко хлопнула дверь. В комнату ввалился запыхавшийся молодой человек. Привалившись к стене, он доложил, сбивающимся голосом:

— Нашли, вас сияс... хух... нашли.

— Что? — невозмутимо спросил Боско, снова садясь за стол.

Молодой человек, немного переведя дух, начал докладывать, что он нашёл место, где подделывали завещание. Трактир принадлежит некому Норберту Валевски.

— М-м-м, какое совпадение, — усмехнулся Боско, — и что говорит Валевски?

— Ничего, ваше сиятельство. Норберта Валевски убили накануне. Зарезали недалеко от Елхова.

— Следы есть?

Молодой человек кивнул, полез за пазуху, достал свёрток, положил на стол. Боско осторожно откинул грязную ткань, посмотрел на нож, осторожно провёл рукой вдоль рукояти, и тут же со всей силы врезал кулаком по столу:

— Не может быть!

Помощники затихли, а Боско, не сдержавшись, высказался:

— Я так и знал! Эта старая ведьма жива!

— Ваше сиятельство? — осторожно спросил молодой человек.

— Что? — рявкнул Боско, — не понял? Маевская расчищала трон для герцогини Гизелы Бартош. Маевская подставила Дитриха, который был против. Маевская убрала с дороги Конрада и Валевски. И где теперь искать эту старую ведьму?

— Вы считаете, что женщина могла задумать и выполнить столь хитроумный план?

— Я разве сказал, что она это делала одна? — выпалил Боско и тут же осёкся, поняв, что в своих откровениях зашёл слишком далеко. Встав, он схватил плащ, висевший на спинке кресла, приказал: — Едем в Елхов.


Сньёли не обманул, и через пару дней приехали обещанные гости. Отец Бьёрна, коренастый дядька, одетый в белый джинсовый костюм, подпоясанный вышитым кушаком, постоянно порывался врезать подзатыльник нашему коннетаблю, но останавливался на полпути. Точнее, дядьку останавливала очередная Брунгильда, одетая так, как будто собиралась танцевать фламенко. Судя по нарядам, эти двое не так давно вернулись из Южной Америки, и ещё не весь мир знал об удачном и славном походе. Но громогласный дядька и не менее шумная тётка не напугали меня так, как их дочурка — Регинлейв — высокая стройная длинноногая и рыжая, как лисица. Красивая, зараза.

Несмотря на проделанный долгий путь, гости не стали засиживаться в комнатах, вышли к обеду. Мартин начал представлять гостей и обитателей дворца. Дело это было долгое, и до дальнего угла, в котором я спряталась, дело должно было дойти нескоро.

Пока знакомящиеся перебрасывались обычными вежливыми фразами, девица, показывая свою близость к некоторым обитателям дворца, фамильярно поздоровалась со Сньёли, припомнила какой-то давний счёт:

— Инги! С тебя должок.

Что? Кого она пингвином обозвала, курица. За спиной раздался смешок, рядом, как из-под земли появился Линц, предостерёг:

— Не вздумайте назвать Регинлейв курицей вслух. Тогда вам и ваша дижонская школа фехтования не поможет.

О, плейбой нарисовался. Где был?

— Везде. А как вы тут?

Нормально мы тут.

— Что-то случилось?

Нет. Почему он так решил?

— Вижу, как вы смотрите на Регинлейв.

Да нужна она мне сто лет.

— Заметно, — съязвил Линц.

Я не обратила внимания на его язвительность, следила за тем, как Регинлейв знакомится с бывшей мадам Верне. Или мадам действительно умеет держать себя в руках, или к гостье с Севера у неё претензий не было, или во мне говорит ревность и обида. Ладно, посмотрим, что дальше будет.

Вскоре очередь дошла и до меня. Родители Бьёрна просто поздоровались, а Регинлейв, оглядев с ног до головы и оценив наряд, сказала сахарно-медовым голосом:

— О! Кински начали пускать в приличные дома.

Я не простила, ответила в тон:

— Я смотрю, северные дамы вежливостью не обезображены.

— В отличие от некоторых, мы не только этикет знаем, но и читать-писать умеем.

— Хорошая попытка, но мимо.

— Ух, как из-за твоего волчонка девки грызутся! А говорили, что троллёныш никому не понадобится, — прогудел отец Бьёрна, сам похожий на тролля, посетившего салон красоты и бутик. Не желая давать Регинлейв ни единого шанса, обратилась к папаше коннетабля:

— Как поживают дон Педро с донной Розой?


Который раз я жалею, что Стефи так несдержанна? Она впервые видит людей, и говорит, не думая. Вигмар удивлённо посмотрел на девчонку, ответил:

— Всё в порядке, слава Небу. Процветают. Купили ещё одну плантацию.

Чёрт! Стефи не ожидала такого ответа! Но быстро сориентировалась, важно кивнула:

— Я за них очень рада. И что выращивают? Коку?

Она с ума сошла такое спрашивать? Я её посажу под домашний арест. К счастью, гости восприняли эти слова, как шутку, засмеялись, а Вигмар доложил, что дон Педро, может, и хотел бы выращивать коку, но пока не решился.

— Ну и правильно. Зачем ему столько счастья в жизни?

И снова все засмеялись, вот только мне что-то не до смеха. К счастью, наконец-то очнулся Линц, отвлёк Стефи разговором о предстоящем бале, та скривилась, впрочем, как всегда. Как же ей не нравится эта тягомотина, как она называет такого рода развлечение. А что ей нравится? Книжки читать и чужие разговоры подслушивать?

После обеда Линц со Стефи ушли в парк. Проводил их завистливым взглядом, прошёл в кабинет, где уже сидели Вигмар и Харальд. Разговор зашёл о домашних делах и я перестал жалеть, что приходится сидеть в кабинете, вместо того чтобы гулять в парке. Вигмар со свойственной ему прямотой заявил, что никогда не верил в моё каторжное прошлое:

— Я Харальду говорил, он не верил, — прогудел Вигмар, — всё к плохому готовился, и как всё вышло? Кто был прав, а?

Харальду оставалось только кивать головой, а Вигмар на этом не остановился:

— И нашим всем говорил, что не надо всему, что вороны каркают, верить. И когда ты уехал, — он треснул Харальда по плечу, — поговаривать начали, что сбежал от позора, а я всем говорил, что ещё ахнут, и что? Кто был прав? Так и вышло! — он встал, прошёлся по кабинету, посмотрел на карту, повернулся к Харальду: — Ну, чем займёмся? Аж руки чешутся чего сотворить такого, чтоб ух! — он потряс кулаком, — чтоб у всех глаза на лоб полезли.

— Завтра прокатимся, посмотрим, — пообещал Харальд, запоздало спросил: — Их величество разрешит?

Куда я денусь?

Линца я увидел только перед ужином. Появился в одиночестве. Куда Стефи дел?

— Съел. Мы очень весело провели время, жаря мясо в лесу у костра.

Меня, значит, не пригласили.

— Знаю, как тебе обидно, но ты — величество, тебе такое не положено, — Линц развёл руками, сообщил, что на ужин не придёт — не голоден. Откланялся и ушёл.

Они, значит, не голодны. Где мой ужин, чтоб вас всех черти побрали? И где Стефи? Послал за ней Мартина. Секретарь вернулся из похода на третий этаж, когда мы собирались садиться к столу. Громко доложил, что у их сиятельства голова болит. Регинлейв насмешливо поинтересовалась:

— И что тут у вас воссияло?

— Мадам Маргарита Кински, — пояснил Мартин.


Как же я лоханулась! Ляпнула первое, что в голову взбредёт, вспомнив старый фильм, а оказалось, что есть в этом мире такие люди, и именно в Бразилии, и не менее знаменитые, поскольку никто не уточнил, какой именно дон Педро, хотя мало ли в Бразилии Педро? И не сосчитаешь. Ан нет. Этого Педро, и жену его донну Розу все знают.

Линцу я наврала, сказала, что слышала краем уха, но совершенно не знаю, кто они такие. Плейбой пояснил, что это — очень богатые люди, которые держат не только плантации, но и порт, потому их знают все, кто ходит в Масейю. А коку в здешней Бразилии запрещено выращивать под страхом смертной казни, следит за этим не гвардия, а маги, у которых не забалуешь. Я поняла, что почти вляпалась, и меня чудом пронесло мимо неприятностей.

Всё это я узнала, когда уже закончился обед, и мы с Линцем вышли в парк — плейбой предложил прогуляться.

Мы прошлись по аллеям, начали спускаться к озеру. Линц спросил, почему я так не люблю балы. Объяснила. Плейбой развёл руками:

— К сожалению, нельзя приучить людей мыться по мановению волшебной палочки.

Да ладно! Нашему величеству достаточно морду скорчить, и шёпотом оповестить всех, кто стоит рядом, что местные красавицы, может, и хороши, но были бы ещё лучше, если бы дали себе труд помыться и сменить бельё. Одного этого будет достаточно, чтобы на следующий день двери в купальни снесли. На это плейбой ничего не ответил, перевёл разговор, спросив, что мне нравится. Мне? Люблю пикники на природе — шашлык, игры в мяч, можно — скачки верхом.

— Шашлык?

Слава магии, но я могу не только рассказать, но и показать. Пара взмахов рукой, и на тебе: мангал, и шампуры, на которые уже нанизано маринованное мясо с луком. Красота. Мы съели всё, запивая вкусным очень-очень лёгким вином, больше похожим на компот. Отметив, что Линц, наевшись, как Тузик на помойке, расслабился, я решила кое-что спросить:

— А почему наше величество все зовут троллёнышем? Из-за того, что Харальд из Тролльхейма?

— Не только. И, может, его бы так и не звали, если бы он не был таким высоким, совсем, как тролль. А так его боятся и выдумывают разные небылицы о том, что Ингвар такой же жестокий и безжалостный, как тролль, ну, и такой же глупый.

Понятно, предрассудки рулят.

Короче, мы собирались только прогуляться, а вернулись во дворец лишь к вечеру. Я так натрескалась, что когда пришёл Мартин, звать на ужин, отгавкалась, что у меня голова болит, хотя на самом деле лопалась по швам от съеденного в парке, и очень хотела спать, нагулявшись на свежем воздухе.

Проснувшись утром, сразу взялась за смартфон, который что-то там брякал в ночи. Почитала новости, узнала, что бывшая мадам Верне, ныне — снова Эль-Баккар, укатила в Беловар по делам. Эта новость меня обрадовала, как-то не сложились мои отношения с этой знойной красавицей. И её отсутствие к лучшему, не нужно будет изображать приветливость и оказывать внимание не очень приятному для меня человеку. К сожалению, это были все хорошие новости на сегодня.

Когда я вышла к завтраку, самовар доложил, что вчера приходил Сньёли. Но, как пришёл, так и ушёл, разве только кофе попил. По словам самовара, наше величество решил, что я его игнорирую. Кажется, мой вчерашний поход в компании Линца, мне ещё аукнется.

С замиранием сердца спустилась к обеду. В столовой было пустовато. Не было Айши и её бывшего мужа, который поехал провожать мадам. Старшее поколение викингов в компании министров и прочих сопровождающих отправилось на экскурсию в столицу. В результате к столу вышли только Клара фон Зейде, наше величество, Регинлейв с братом и кузены Эскила.

Сньёли поздоровался, но холодно, отстранённо. Всё. Приехали. Кузены Эскила и Бьёрн были более милостивы, но всё дело испортила Регинлейв, знавшая наше величество с детства. Решив использовать это преимущество, Лиса Алиса предложила съездить на озёра.

— Поохотимся, у костра посидим, как в давние времена. Да, Берси? — она вопросительно посмотрела на брата, тот кивнул:

— Можно. Верхом поедем?

— Конечно. По тем девственным лесам и крутым косогорам на карете не проедешь, — ответила Регинлейв, начиная сколачивать междусобойчик, в котором для меня места не было по определению. Его величество, видимо, сильно обидевшись на меня за вчерашнее, легко согласился, коннетабль тоже не возражал, но всё дело испортила фон Зейде, спросившая:

— А мадам Маргариту вы не приглашаете?

Регинлейв пожала плечами:

— Если бы мадам хотела, попросила.

Я сделала вид, что не слышала ни вопроса, ни ответа. И, может быть, после обеда я бы обрыдалась, закрывшись в своих комнатах, но вернулся Харальд сотоварищи.

Рикс и компания появились во дворе как раз в тот момент, когда я уже ушла к себе, и приготовилась рыдать от обиды, а слуги седлали лошадей. Харальд, узнав, что молодёжь собирается на пикник, быстро посчитал осёдланных лошадей, хмыкнул, но недоумение рикса длилось недолго, буквально до вестибюля, где его подловила Клара. Будучи недовольна тем, как закончилось дело, фон Зейде выступила по полной программе, выложив Харальду, как отцу нашего величества всё, что думает о его бессовестном сыне и не менее бессовестных и плохо воспитанных друзьях. И, как бы я ни была зла на наше величество, в этот момент я его пожалела — рикс рассвирепел.

От жестокой расправы Сньёли спас только приобретённый на днях королевский иммунитет, который, впрочем, оказался далеко не полным.

Первой удар нанесла Ингрид. Подойдя к сыну, она тихо сказала, не скрывая горечи в голосе:

— Недостойно мужчины сводить счёты с женщиной, — и пошла к лестнице, бросив сына на произвол судьбы. А произвол, проводив жену долгим взглядом, спросил ласково-ласково:

— Повеселиться решили? Правильно. Отдыхать надо. Езжайте, дети мои, веселитесь. Можете сильно не торопиться, если задержитесь до полуночи, обещаю, ругаться не буду, — он повернулся к свояку, — не возражаешь?

Барон отрицательно покачал головой, отдавая сыновей на заклание. Вигмар тоже своих детей защищать не стал, и те пошли к дверям, как на Голгофу, а Харальд — старый змей, сделал контрольный в голову — крикнул, обращаясь к Мартину:

— Давай-ка, дружище, организуй нам Верклиг. Знаешь, что это такое?

Мартин с готовностью кивнул, Ингвар помрачнел ещё больше, но Харальд только усмехнулся:

— Ты куда-то собирался? Так езжай.

М-да. Жестокое на Севере воспитание.


Почти полночь. Я вернулся в свой собственный дом, откуда меня выставили, как нашкодившего щенка. Кто я? Хозяин или мальчик для битья? Хотя... прав рикс, и даже сказать нечего. Как бы я ни был обижен на Стефи, всё же не имел права вымещать зло на женщине. Недостойный поступок. И Харальд правильно всё рассчитал. Я весь день казнил себя за это. Ни о каком веселье разговор и не шёл. Мы молчком слонялись по округе, как неприкаянные привидения. И лично я старался не думать, как сейчас весело во дворце. Как же давно я не был на Верклиге! И, когда разудалое веселье пришло в мой дом, меня в этом доме не было.

Когда мы въехали в ворота, и добрались до крыльца, из дверей показался рикс. Я думал, что он будет злорадствовать или снова учить, но не тут-то было. Харальд поманил меня рукой:

— А ну-ка, пошли, поговорим.

Когда мы зашли в мой кабинет, рикс спросил, показывая на деревянную мишень, центр которой был утыкан миниатюрными стрелами, как ёжик:

— Что это?

Я откуда знаю? Меня тут не было, когда они веселились.

— Правильно. Если ты не дал воспитать себя в детстве, когда синяки от ремня на заднице — нормальное явление, будешь отдуваться в более зрелом возрасте. Кто эта твоя ведьма? Мы ей, как маленькой девочке и арбалетик дали детский, а она руку вытянула, — Харальд показал, как встала Стефи, как прищурилась, вытянув руку, — блям, и стрела в десятку. Блям, блям, блям. Я такого никогда не видел. А она это делала, как здрасте. Так кто она?

Фея она.

— Да нет, родной, это ведьмины проделки.

Раз такой умный, объяснил бы, в чём тут разница.

— В том, ваша невоспитанность, что фея — она волшебница и этого у неё не отнимешь, хоть ты её режь.

А у ведьмы, значит, отнять можно?

— Так с какой стати они такие злобные? Торопятся урвать, пока сила не кончилась.

Нет, на Стефи это не похоже. На что рикс философски заметил:

— Если бы все ведьмы были на ведьм похожи, то жизнь была бы слишком простой.


Наше величество вернулся к двенадцати, и, может, и приходил, но я не слышала. Спала. На самом деле. Устала, как собака. Этот их Верклиг оказался очень весёлым, но уж очень утомительным развлечением. Тут тебе и пляски, и гонки в мешках, и разные игры вроде лапты и состязания по стрельбе, где я сдуру выпендрилась. Ушла я в одиннадцать, придя к себе, сразу завалилась спать, а утром встала только около двенадцати и то, исключительно потому, что притопал Мартин, напомнить, что вечером состоится бал.

Оценив мой внешний вид — халат, растрёпанные волосы и босые ноги, — секретарь отвёл взгляд, говорил, глядя куда-то в сторону. Я не выдержала, выглянула, увидев портрет какой-то тётки, уточнила, кого приглашают на бал — её или всё-таки меня. И тут наше величество вырулил в коридор из своих комнат. Тоже дрых до последнего?

Окинув меня удивлённым взглядом, Сньёли, вместо того, чтобы поздороваться, грозно рыкнул:

— Мадам, что вы себе позволяете?

Мартин тут же свинтил, и след простыл, а наше величество затолкал меня в мои комнаты и, даже не подумав извиниться за вчерашнее, начал, глядя фамильно-волчьим взглядом, отчитывать за сегодняшнее. Разбудила я зверя своим видом. В конце мне было безапелляционным тоном сказано:

— На обеде быть непременно. На бал не опаздывать.

Бах! Грохнула, закрываясь, дверь. Вот и поговорили. Ну, ладно!


Нет, так невозможно работать! Кто решил, что фехтовальный зал должен находиться рядом с моим кабинетом? Нет, не совсем рядом, следом за библиотекой, но я всё равно слышу, как там сталь грохочет. И крики слышу. Стефи по очереди гоняет кузенов. Те обороняются, но, судя по доносящимся воплям, бьют их безжалостно.

Как хорошо день начинался, но нет!.. Бастиану надо язык оторвать за то, что ляпнул об умениях мадам. Кузены вцепились мёртвой хваткой. Теперь не дают сосредоточиться, отвлекая звоном железа и криками.

Хлопнула дверь. Харальд зашёл в кабинет, покачал головой, услышав очередной радостный вопль. Присаживаясь за стол, сказал:

— Кто-то мне говорил, что феей обзавёлся. Так я этого и в упор не вижу.

Вместо того чтобы нотации читать, лучше бы разогнал этот бардак. Работать мешают. Харальд усмехнулся, сказав, что есть способ проще.

Да? Это какой же?

— Окно закрой, — и он показал на колышущуюся занавеску.

Что? Кто открыл? Вызвал Мартина, но тот ничего путного не сказал. По крайней мере, он окна точно не открывал, и это очень плохо. Отправил Мартина выяснять, кто хозяйничал в моём кабинете. Заодно хотел сплавить и Харальда, но не нашёл повода, а тот не торопился. Дождавшись, когда мой секретарь выйдет, спросил, глядя в никуда задумчивым взглядом:

— Тебе не кажется, что какая-то пакость ожидается?..

Что так?

— Не знаю, но нутром чую, — Харальд помолчал, поднял на меня тяжёлый взгляд, ткнув пальцем в ту сторону, откуда доносился приглушённый звон железа, сказал, — и вот это мне тоже не нравится.

«Это» — это что?

— Ведьма твоя слишком умелая. А всё ли ты мне, милый друг, поведал?

Как он вовремя завёл разговор. Рикс прищурился, глядя оценивающе, встав и собираясь уходить, пригрозил:

— Мы продолжим.

Не сомневаюсь, что меня ещё припрут к стенке.

— Надеюсь, вы ничего такого не думаете? — осторожно поинтересовался Мартин, когда я, закончив дела, собирался идти, переодеваться к балу.

Он о чём?

— О том, что было утром.

Нет, но голову могу оторвать, особо не раздумывая. Мартин согласился, что можно и так, уточнил:

— Мадам появится на балу?

Обязательно. И я собирался с ней поговорить, но обстоятельства складываются таким образом, что, то она на меня обижена, то я на неё. Решу, когда гости разъедутся.

В этот раз мадам на бал не опоздала. Пришла чуть раньше, буквально на пару минут, но об этом я узнал у Мартина, так как сам выходил последним, как и положено по чину. Сразу оглядел зал, увидел Стефи. А, чёрт! Где она берёт такие наряды? Снова весь зал на неё смотрит. На полностью открытые плечи. На диковинную юбку с длинным шлейфом, похожим на павлиний хвост. Нет, надо её в покрывало закутать, как в Магрибе. Я же хотел!.. Но почему-то передумал.

Заиграла музыка. И я пошёл искать Регинлейв. У меня был составлен план: первый танец танцую с ней, потом приглашу кого-нибудь из местных, кто удосужился помыться перед балом, а третий танец, самый длинный из первых, буду танцевать со Стефи. Увы, не сложилось.


Наше величество пошёл выбирать даму, шёл по залу, как садовник по цветнику, морщился, проходя мимо юных красавиц. А что так? Что ему не нравится? О, пригласил Регинлейв. Ну, кто бы сомневался. Шасть, передо мной появился Линц, поклонился. Умеет же появляться, как из-под земли.

— Да, — плейбой расплылся в довольной улыбке, похвалил мой наряд: — Ваше платье — верх портновского искусства. Не скажите, кто вам такое шил?

Легко. Сама глазыньки над рукоделием ломала. Плейбой снова улыбнулся, кивнул. Заговорил о вчерашнем развлечении. Да, повеселились на славу.

— То есть, такие развлечения вам нравятся больше? — уточнил Линц.

— Да. И спится после них лучше. Еле голову до подушки донесла.

— Обычно юные девы не рассказывают такие подробности своей жизни.

Да и фиг с ними.

— С девами или с подробностями?

Со всеми вместе.

Первый танец, открывающий бал, длился минут двадцать. Мы его лихо оттарабанили, и Линц исчез так же неожиданно и незаметно, как и появился. Я отошла к выходу на террасу, посмотрела, что творится в зале. Музыканты начали играть новую мелодию, Сньёли пошёл вдоль ряда девиц на выданье, долго не копался, выбрал дочь главы местной оппозиции. Ну, и это понятно. Перед этой семейкой не один раз придётся «ку» сделать, чтобы перетащить на свою сторону. А я кто такая? Я Рембрандта не читала, передо мной можно пол шляпой не мести. В лучшем случае мне в этом дворце будет отведена роль фаворитки. Чтобы сильно не расстраиваться, глядя, как его величество танцует с местной красоткой, вышла на террасу. Постояв на верхней ступеньке, махнула рукой на доводы разума и спустилась в парк.

Проходя мимо стола, за которым днём наше величество пил кофе с отцом и его сотоварищами, мельком подумала о том, что дворцовая прислуга разленилась донельзя — не удосужилась убрать бардак. Выйдя на аллею, прошла по дорожке до первой беседки, откуда открывался хороший вид на дворец. Сев на скамейку, подумала, что на этом празднике жизни я хоть и не чужая, но и не совсем своя, и тут в полосе лунного света, падающей на пол беседки, показалась большая тень. Я вскинула голову, ахнула — у входа в беседку стоял Сньёли, но одет он был в футболку, джинсы и кроссовки. Улыбнувшись, флибустьер сказал хрипловатым, как будто простуженным голосом:

— Такие красавицы не должны бродить в одиночестве.

Наверное, чёрт меня за язык дёрнул, раз я сказала:

— Тебе Линц слова списал?

Сньёли удивлённо хмыкнул, а я добавила голосом обиженной примадонны:

— И почему ты мне не рассказывал, что у нас был и прибарахлился? Кстати, чем торговал? Золото, камни?

— О, как! — хмыкнул флибустьер, пробормотал себе под нос: «Всё интереснее и интереснее», отклеился от косяка, подошёл, опёрся рукой о спинку скамьи, на которой я сидела, хотел наклониться, но его спугнул грозный рык:

— Двинешься, и я тебе шею сверну.

Я повернула голову. На пороге беседки стоял ещё один Сньёли, одетый в привычный наряд: колет, белая рубаха с кружевами, кожаные штаны заправлены в ботфорты. Медленно сползая в обморок, я успела подумать, что здешний наряд идёт ему больше, чем джинсы и футболка.


— Наверное, в прошлой жизни я очень сильно провинился. Может, был чертовски невежлив, — задумчиво протянул рикс, разглядывая своё отражение в самоваре, начищенном до зеркального блеска. Подняв взгляд на Кари, потребовал: — Объясни, теперь принято незваным приходить на бал, одевшись, как захудалый крестьянин?

Кто бы говорил о незваных гостях. Но я не стал произносить это вслух. Зачем лишний раз злить рикса? А Харальд рявкнул:

— Ты что здесь забыл, бездельник? А ну, пошёл вон! И ты, — он повернулся ко мне, — твой титул и её статус не дают тебе права шастать по её комнатам, как по своим. Выметайся.

— А можно не кричать? — из спальни Стефи выглянула Ингрид, сказала громким шёпотом, — вы, риксы, короли, бездельники. Идите отсюда.

И мы ушли. Кари пошёл переодеваться, а я спустился в бальный зал. Гости уже знали, что приехал мой брат, и теперь обсуждали эту новость.

Поскольку все планы поломал Кари, вломившийся в мой дом, как слон в посудную лавку, я всё переиграл, переключившись с танцев на дела. На балу хорошо дела решаются, под шумок. Я как раз беседовал с фон Зейде, когда в зале появилась Ингрид. Подошла к риксу, что-то начала нашёптывать ему на ухо. Сначала Харальд удивился, потом насторожился, посмотрел на Кари, танцевавшего с одной из местных красавиц, помрачнел. А что вызвало такую гамму чувств? Об этом я узнал, когда закончился бал, и Харальд приказал нам с Кари пройти в кабинет. Да, именно приказал, и я посчитал за лучшее не возражать.

Устроившись в моей вотчине, как в своей, Харальд положил ладони на стол, спросил, глядя исподлобья:

— Как прогулялся, сынок? Что видел? Что слышал?

Кари промолчал, и ярл переключился на меня:

— Это ты его послал?

Я посылал по другому адресу. Кари подтвердил:

— Я сам ходил. Интересно же, как там люди живут.

— Узнал? А одели тебя там задаром?

— Почему? Золото везде уважают.

Задав ещё пару вопросов, Харальд махнул рукой на двух оболтусов, вышел из кабинета. Едва за ним закрылась дверь, Кари упал в кресло, выдохнув с облегчением, сказал:

— Прости, не очень красиво получилось.

А! теперь это так называется?

— Не цепляйся!

— Решил пойти проторенным путём?

— Я уже понял, что об этом даже думать опасно. — Кари потянулся с хрустом, заявил: — Всё, я — спать. Устал, как собака. А, и ещё. Раз ты тут навсегда устраиваешься, застолби за мной титул принца. Как-никак, я всё-таки брат короля.

Нахал.

— Как говорит мама: «Вас, волков, надо ставить перед фактом», что я и делаю.


М-да. Нормально я так с братом нашего величества познакомилась!

Ингрид просидела у меня недолго. Ушла примерно через час. И, не успела она выйти из моих комнат, как я встала, нацепив флисовый костюм: широкие брюки и кофту с капюшоном, перебралась в гостиную. Самовар сразу спросил, кого это принесло. Принца, блин, на белом коне. Достав айфон, глянула, что творится в бальном зале. М-да. Как я могла их перепутать? Нет, похожи, конечно, все в папашу, но не до такой степени, чтобы не понять, где и кто. Сньёли разговаривает с Ле Мором. Братец, кстати, как его зовут? развлекается, холера скандинавская. Кстати, а это не он ли был в Кастелро? Как бы узнать?

А бальный зал гудел! Народ, крутившийся у столов с напитками, обсуждал тонкий нюх нового короля, который на дух не выносит местных девиц, не дающих себе труда помыться. Гости судачили о том, что его величество пригласил именно ту красотку лишь потому, что та удосужилась помыться, собираясь в гости. Да ну? Сньёли удастся вычистить эти Авгиевы конюшни? Снимаю шляпу.

Посидев ещё немного, и поняв, что спать не хочется, решила сходить к большому квадрилиусу. Вдруг узнаю что-то интересное?


Спал. Сон такой хороший видел: оказались со Стефи на необитаемом острове. Вокруг — никого. Тишина! Но покой очень быстро закончился. Стефи начала трясти меня, кричать: «Вставай, война!». Кто с кем воюет? Проснулся. Мартин, стоящий у кровати, мрачно сказал:

— Нейлин и Кастелро идут на нас войной, ваше величество. 

--------

Скачать бесплатно первую часть можно на сайте Литрес

Читать онлайн можно на Mybook

Кому на Манхэттене жить хорошо, или Почему сын Ходорковского вынужден сдавать свою квартиру
  • Awgust
  • 7 декабря 15:57
  • Промо

Сын Михаилу Борисовичу Ходорковскому не удался. К 33 годам кровавый олигарх вместе со своими подельниками по ЮКОСу Леонидом Невзлиным и Платоном Лебедевым владели ЮКОСом, выкачивали «скважинную жидкос...

Миропонимание: контактёрство

Недавно посмотрел несколько видео от Валентины Когут, которые она называет лекциями. Захотелось понять, чему может научить 37-летняя деваха с необузданной фантазией, далёкая от жизненны...

Егора Жукова берут в «Новую газету» - будут растить журналиста-русофоба и пособника террористов
  • Awgust
  • 7 декабря 17:15
  • Промо

В редакции «Новой газеты», кажется, задались целью собрать как можно больше русофобов-маргиналов из числа наших соотечественников. Во всяком случае, когда возникла мысль позвать к себе осужденного в п...

Ваш комментарий сохранен и будет опубликован сразу после вашей авторизации.

0 новых комментариев

    Загрузка...
    Martini Вокруг света
    1 ноября 17:33

    Пекин показал трамплин для big air

    На сайте новостного агентства Синьхуа появились фотографии одного из олимпийских объектов. И всё бы ничего, но есть одно "но". Это трамплин для дисциплины big air, на котором будут разыграны 4 медали зимней Олимпиады в Пекине, которая пройдёт в 2022 году. Этот трамплин, единственный олимпийский объект, который находится в даунтауне Пекина.Н...
    3331
    Martini Westoday
    1 ноября 14:56

    Тепло ли тебе, девица?

    В этом году США окончательно убедились в том, что глобальное потепление на пороге.                                                                                  &...
    3273
    Martini Цитата дня
    31 октября 17:39

    Американский сенатор сказал правду о продукции Боинг

    После катастрофы «Суперджета» довелось услышать немало рассказов о том, что наш отечественный самолёт — говно-машина. Причём происходило это всё в то время, когда Боинг-737 МАХ уже был снят с полётов. Но о Боинге вспоминали мало, в основном пинали отечественный самолёт и отечественных пилотов в бесконечных статьях.Всё это привело к тому, что даже в заруб...
    5061
    Martini Вокруг света
    24 октября 11:21

    Консервы для акулы

    Одна из туристических компаний организовала тур для дайверов, в ходе которого туристы смогли ощутить себя килькой, правда, в томате или в чём другом... это зависит от нервной системы Огромная белая акула, приплывшая к месту съёмки, не смогла вскрыть клетку с дайверами, хотя пыталась. Организатор тура компания Island Charters, Inс, объясни...
    5313
    Martini Westoday
    24 октября 06:55

    Уроки испанского

    Как нужно правильно разгонять оппозицию, чтобы она заткнулась и не вякала.                                                                                   &nb...
    4445
    Martini Westoday
    23 октября 11:12

    Новшество от Credit Suisse: Со следующего года банк будет не платить проценты вкладчикам, а отнимать

                                                                                                             ...
    5292
    Martini 23 октября 07:20

    Он улетел, но обещал вернуться

    США готовят «второе пришествие террористов» в Сирии?                                                                                          &nb...
    4606
    Martini Сказка
    20 октября 07:35

    Что могут короли? Глава четвёртая

    Глава четвёртая                                                                                                     ...
    4724
    Martini Westoday
    17 октября 05:38

    И снова о пенсиях

    В качестве иллюстрации низких пенсий в России и высоких — на Западе, приводится возможность британских и американских пенсионеров путешествовать по миру на старости лет. Мол, на Западе государство платит такие пенсии, что можно жить не тужить, но как на самом деле?Сегодня мне попались данные о том, что в Британии с апреля следующего года будет увеличена ...
    29093
    Martini Вокруг света
    15 октября 21:56

    Air Canada решила отказаться от привычного приветствия ради гендерного равенства

                                                                                                             ...
    5257
    Martini Westoday
    14 октября 07:36

    Центробанк Нидерландов заговорил о ценности золота во время кризиса

    Центробанк Нидерландов опубликовал статью, в которой говорится, что если нынешняя экономическая система рухнет, золотой запас может послужить основой для восстановления системы.                                                      &nbs...
    5362

    Письмо матери

    Поисковики, проводя раскопки в районе Долины Славы (Мурманская область), нашли гильзу, в которой хранилось письмо, адресованное матери солдата, погибшего в 1941 году в этих местах.                                                      &...
    5200
    Martini Westoday
    13 октября 19:15

    Американцы попали в котёл на севере Сирии

    Президент США Дональд Трамп объявил о выводе порядка 1 000 военных с севера Сирии. Как сообщает сайт news.com.au, в ходе атаки турецких войск на город Рас Аль-айн, что находится недалеко от границы Турции, террористы ИГИЛ (организация запрещена в России), покинули район, оставив американцев отбиваться самостоятельно. Представители МО США заявили, что сит...
    7519

    Back in USSR

    В последнее время на Конте появляется очень много статей на тему возрождения СССР. Что удивительно, люди жаждут возрождения Союза тоскуя по стабильности. Логика железная: в желании получить стабильность люди готовы ввергнуть страну в революционный пожар. Ладно, когда это пишут люди, которым за это деньги платят, тут всё понятно: кто платит, тот заказывает музыку, но о...
    5738
    Martini Westoday
    10 октября 18:32

    Новое изделие от компании «Ниссан» может припарковаться самостоятельно

    Вы подумали об авто/велосипеде/мотоцикле/самокате? Вы ошибаетесь.                                                                                      &nbs...
    5925
    Martini Westoday
    10 октября 04:49

    Боинг фсё? (обновлено)

    Чем ближе дата запланированного возвращения на линию снятых с полётов Боингов-737 МАХ, тем больше появляется новостей, наводящих на мысль, что триумфального возвращения не будет.По крайней мере, в этом году.          Все помнят, как авиакомпании мира стали отказываться от эксплуатации Боинг-737 МАХ, когда выяснилось, что в двух п...
    5576

    Откуда же вы, русские, взялись?

    Я часто натыкаюсь на Конте на войны историков-традиционалистов и альтернативщиков. Обе стороны смачно «мочат» друг друга аргументами на радость публике, но, я думаю, следующее с позволения сказать «исследование» доставит удовольствие обеим сторонам, да и всем россиянам, поскольку некий специалист по Библии с Ближнего Востока наглядно показал, откуда есть пошла Русская...
    5732
    Martini 10 октября 04:15

    Пошла рубаха рваться

    В следующем году начнётся строительство ветки газопровода из Турции в Сербию.                                                                                   ...
    5314
    Martini Сказка
    9 октября 17:59

    Сказка в аудиоформате

    Здравствуйте, уважаемые читатели!                                          У меня сегодня есть две новости: хорошая и плохая.                                      &n...
    5464
    Martini Westoday
    9 октября 08:40

    Уровень работы американской верфи: прямой обман государства

    Намного проще заплатить адмиралу, чтобы тот закрыл глаза на проблемы с кораблём, чем решить эти проблемы.                                                                           ...
    6488
    Служба поддержи

    Яндекс.Метрика