• РЕГИСТРАЦИЯ

Часть третья "Что могут короли?"

0 500

Глава шестая

Большой секрет для маленькой компании                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                   

Когда Роберт, потеряв шанс на возрождение империи, уходил из коронационного зала, я и подумать не могла, что его величество решится на реванш. Но Роберт решился, да ещё и обставил всё так, как будто это Сньёли решил отомстить Лисницки за подставу!

Во всей этой истории утешением может быть только то, что Роберт не знал, с чьей подачи Лисницки решил выйти из состава Ройтте, но утешение, конечно, так себе! Люди погибли, и за что? И виноват в их гибели Сньёли, и ему же ещё придётся защищаться, поскольку, отбив «вероломное нападение», Роберт пошёл войной на Арден.

О том, что на нас собираются нападать, я узнала в ночь после бала, но к Сньёли не пошла — испугалась, что он разозлится, потому подняла на уши Мартина, а уж он будил наше величество и сообщал ему последние новости.

Дворец зашевелился сразу, как только Мартин оповестил Сньёли о надвигающейся войне. А ранним утром началась суета — в кабинете его светлости собрался военный совет, но меня на него не пустили. В смысле, Мартин перекрыл всё, не дав даже подслушать. От незнания было ещё страшнее. Я сидела у себя, смотрела прямые трансляции с дороги, ведущей от границы, по которой уже топали передовые отряды армии Нейлина, и тряслась как осиновый лист. Страшно было, не передать! И ещё страшнее было от того, что орден решил не предпринимать никаких действий.

Новому Великому магистру сообщили о коварном нападении, о начале ответных действий, и Морле на голубом глазу ответил:

— И что?

Секретарь ордена аж подскочил на месте:

— Но ваше магичество!..

— Не так давно один из высокопоставленных государственных деятелей напомнил, что орден не должен лезть в мирские дела. Почему я сейчас должен это делать?

— Но война...

— Сами затеяли, пусть сами и разбираются, — безапелляционно заявил Морле и выставил секретаря за дверь.

Оставшись в одиночестве, Морле прошёл к шкафу, достал бутылку и, наливая себе вина, произнёс:

— Посмотрим, что на это скажет Ассамблея.

В тоне Великого магистра было столько злобы, что мне показалось, он всё это затеял сам и лишь для того чтобы на приближающемся заседании королевского совета иметь возможность ткнуть королей мордой в лужу.

— Вполне возможно, — произнёс незнакомый мужской голос, и я чуть не умерла от страха. Медленно оглянувшись, я увидела мужчину, который расселся в моём кресле, как у себя дома.

Ой, чёрт!

— Скорее, ангел-хранитель, — поправил незнакомец, закинул ногу на ногу, смотрел нагло, как будто это я к нему в гости зашла без спросу, а не он ко мне.

Я разглядывала мужика, вспоминая, где я его видела раньше, но так и не вспомнила, а ангел, больше похожий на чёрта, усмехнулся и спросил, как мне тут живётся.

Не поняла. Так это его мне надо благодарить за свою сказочную жизнь? Он меня сюда приволок? Мужик отрицательно покачал головой, сказал, что может только уволочь назад. Прямо сейчас.

Что? Вернуться домой? Сердце предательски стукнуло. Незваный гость кивнул:

— Да. Вернётесь в тот момент, когда вам предложат заняться проектом, но вы откажетесь.

В тот день... То есть я ничего не буду помнить?

— Как можно помнить о том, чего не было? — едко спросил чёрт, смотрел серьёзно.

Не знаю, чего он хотел добиться, но мне стало страшно. Всё то, что я пережила за этот год, может исчезнуть навсегда. Ничего не будет. Не будет ни сказки, ни феи, ни сервиза, ни Нильса... ни... А он?..

— А что он? Какая вам разница?

Нормально? Гость усмехнулся, предложил два варианта:

— Вы можете остаться тут навсегда при условии, что не будете изобретать порох, или возвращаетесь домой. Выбирайте.

Чёртов ангел! Где ты был раньше? Почему не спас год назад? Теперь я уже не хочу. Что бы ни было, останусь тут. Мужик кивнул. Сказал, что я свой выбор сделала. Да, сделала. И что ты с меня за это попросишь? Мир спасать? Я не Брюс Уиллис и не американский пехотинец.

— Я не требую, чтобы вы махали ногами, кося врагов направо и налево. Живите себе спокойно. Но, вы же сами лезете! Вам напомнить, что вы уже сделали? Кстати, зачем вы это делали?

— Проводила научный эксперимент. Выясняла, что будет с палкой, если сунуть её в колесо.

— Вот видите! Сами влезли, а теперь жалуетесь.

О, и этот тоже пилит! Они сговорились с Эскилом? Неизвестный гость не обратил никакого внимания на мой сарказм, заявил, что раз я уже влезла, то придётся расхлёбывать последствия. Нет, действительно ничего особенного делать не надо. Уже всё сделала, сдуру. Теперь остаётся только ждать гостей с севера и обезвреживать их на подступах. Понятно. Действие третье: я с Мухтаром на границе. А Мухтар в курсе? Тут незваный гость усмехнулся:

— Это его прямые обязанности, защищать то, что создал.

А интересно, если он такой всемогущий, чего не разгребёт устроенный бардак? Гость посмотрел на меня, как на дитё несмышлёное:

— Вы — люди, наворотили, а кто-то должен убирать? Нет, сами, сами.

Я хотела ещё кое-что спросить, но от входной двери донёсся громкий стук, сыгравший роль петушиного пения на заре. Ангел-хранитель больше похожий на чёрта, растаял, напоследок издевательски сделав ручкой, а через пару секунд в гостиную вошёл Мартин. Застыв на пороге, секретарь принюхался, и я не удержалась, схохмила нервно:

— Да, серой пахнет. Черти в гости приходили.

— Вот как? — Мартин был невозмутим, — что сказали?

— Сказали, что орден сидит и ждёт, когда всех поубивают, чтобы хоронить оптом, а не в розницу.

— На них похоже, но я не за тем пришёл. Мадам, не думаю, что армия Нейлина и Кастелро сможет дойти до дворца, да и вряд ли они будут это делать, но я послан сказать — никуда не выходите. Сидите у себя. По первому сигналу тревоги быстро одевайтесь и спускайтесь на первый этаж.

Да если тут припечёт, я так спрячусь, будете год искать, не найдёте. Мартин кивнул:

— Верю, но лучше действуйте так, как я сказал, чтобы мы за вас не переживали, — и откланялся.

Посмотрев на закрывшуюся дверь, чуть не заплакала. Значит, наше величество не соизволит почтить своим присутствием? А он ведь на войну. А если?.. Нет, я не буду об этом думать!

***

Скоро рассвет. Передовые отряды грузятся в поезда. Следом отправятся гвардия и конница. Вроде, всё решено, а на душе муторно. В кабинет зашёл Мартин, сказал, что Моэр просится на разговор. Что так деликатно? Раньше вламывался без доклада. Эжен появился в кабинете, коротко поклонился, сказал:

— Я ухожу.

Далеко? Моэр не ответил, заявил, что на его лояльность и помощь я могу больше не рассчитывать. А я-то, было, понадеялся.

— Да хватит! — крикнул Моэр, — хватит издеваться! Как ты меня достал! Всё тебе смешно. Все вокруг дураки, один ты умный, красивый и бабы тебе на шею вешаются.

Бабы? Это когда ж мне так повезло?

— Так ты припомни, с кем в Кастелро веселился, — Моэр скривился, как от зубной боли, простонал: — Как я тебя ненавижу! Всех подминаешь. И даже она, вроде, и не дура, а на контракт согласилась! Ты думаешь, я не знаю, почему ты это сделал? Теперь у неё только два пути: или она твоя фаворитка или в шляпницы. Других вариантов нет.

Сволочь, что скажешь? Но ему-то какая печаль? Не замечал за ним раньше такой расположенности к юным дамам из рода Кински. И это всё или он ещё что-то хочет добавить?

— Не бойся, о твоих махинациях с разрешениями я рассказывать не буду, — и, резко развернувшись, Моэр вышел из кабинета.

Дверь закрылась с громким стуком, снова открылась. Мартин показал рукой себе за спину, спросил:

— Что это такое было?

Ещё одна крыса рванула с корабля.

— Далеко рванула?

Да кто ж его знает?..

— Нас можно поздравить?

Даже не знаю. Наверное, да. Но это лирика, а сейчас у нас по расписанию — война.

***

Первые отряды пехоты выдвинулись на северо-восток ещё затемно, следом отправились гвардия и конница. Я посмотрела трансляцию отправки первой партии войск и побежала в башню — уж больно на душе было муторно и казалось, что что-то будет плохое. Моя душа оказалась права, как никогда. Выяснив новости, я помчалась к себе.

Переодеваясь в более приличную одежду, истерично вызывала Сньёли, но тот не отвечал. И нашёл же время для обидок! А ещё взрослый дядька. Приведя себя в приличный вид, рванула вниз; кубарем скатилась по лестнице на второй этаж, поскользнувшись, чуть не шлёпнулась на повороте. Кто-то подхватил сзади, не дав проехаться носом по мрамору. От неожиданности я заорала на весь дворец.

— Свои, мадам.

Линц, собака такая! Снова подкрался. Так же умереть недолго.

— Что случилось? Вы летите так, как будто дворец горит.

Нет, дворец пока ещё не горит.

— Пока. Ещё. И когда ждать пожара?

Что-то зашуршало, в коридоре появилась стража, натасканная Бастианом. Линц объяснил, что тревога была ложной, стражники удалились, а плейбой, подав руку, повёл в гостиную, где мы уже как-то сиживали. По моим ощущениям, так лет сто тому назад.

Закрыв двери, плейбой попросил кофе и поинтересовался, что произошло.

— Что-то срочное?

Да не то слово! Это обман! Обман.

— Мадам, успокойтесь, и говорите толком.

С трудом собрав мысли в кучу, поведала, надеюсь, достаточно понятно, что армия Нейлина поделилась на две части: одна, как и ожидается, идёт с северо-востока, а вторая, пройдя лесами, появится с северо-запада, со стороны Проклятого перевала.

— Они перейдут его сегодня к вечеру. Встанут лагерем в лесу. Оттуда до столицы кавалерия доберётся за три часа.

Линц кивнул:

— Так, кофе отменяется. Идите к себе.

Стой, у меня идея есть.

— Какая идея? — плейбой сверкнул очками, а я, подойдя поближе, прошептала ему на ухо, что можно разогнать вражескую армию без шума и пыли. Линц посмотрел внимательно, сказал, как полицейский хулигану, — докладывайте.

Милицейский тон сбил с толку. Я начала что-то блеять, путаясь и сбиваясь. Линц слушал внимательно и терпеливо, не подгонял и не прерывал. Я успокоилась и финал досказала уже нормально. Плейбой согласился, что идея хорошая, но так войны не ведут.

— Да? А что насчёт Роберта? И как в этом случае надо поступить? Выйти по-джентльменски на поле, развернуть штандарты, протрубить в трубы и ждать, когда пинка под зад дадут?

Линц усмехнулся, хотел что-то возразить, но меня понесло, я не дала ни одного шанса:

— Правила. Права. Это всё красиво, но война — не дуэль. Роберт идёт грабить и убивать? Значит, он — враг. И тут есть только одно правило — враг должен быть разбит, и только одно право — постараться сохранить жизни своих людей.

Плейбой смотрел внимательно, молчал. Я добавила последний аргумент:

— Заметьте, я предлагаю очень гуманную войну. Захватчики уйдут с этой земли живые, пусть и дурно пахнущие.

— В чём-то вы правы.

— В чём-то! Я полностью права!

— Ну, я уже давно убедился, что вы — женщины — всегда правы, поэтому спорить с вами — себе дороже. Проще кивнуть головой и сделать правильно.

Нет, это нормально? И как он считает правильно в этой ситуации? Отдать всё Роберту? Линц сказал, что передаст его величеству моё предложение, а сейчас я могу подняться к себе, и сидеть там до особого распоряжения или до сигнала тревоги.

— Но я надеюсь, что до этого не дойдёт.

Посмотрим.

Весь день мне было как-то не по себе. И, вроде бы, я предупредила Линца, он начал действовать, и хитрый манёвр Роберта не пройдёт, но беспокойство не покидало. Казалось, что я что-то или забыла, или упустила из виду. А что? В полночь во дворце сменили посты, выставив усиленные наряды, но меня это не успокоило.

Я прошла в башню, посидела у компьютера пару часов, но ничего необычного или подозрительного не нашла. Вернувшись к себе, устроилась в гостиной, решив попить чайку, но тут зазвенело оконное стекло, разбилось, посыпались на пол осколки. Я чуть не умерла от страха! Вскочила, а Нильс, шлёпнувшись на пол, заверещал:

— В парке враги! Идут сюда. Их много! Очень много! Они идут сюда! Это враги. Враги!

Сньёли!! Где ты? У нас в парке враги! Где ты?!

Выскочив из своих комнат, я подбежала к перилам, перегнувшись, заорала в темноту вестибюля:

— Вставайте! В парке враги! Идут сюда!

Темнота зашевелилась, зашуршала, зазвенела. Послышались спокойные уверенные голоса, отдающие короткие, но ёмкие указания. Снизу донёсся спокойный голос:

— Мадам, не устраивайте истерику. Одевайтесь, и спускайтесь вниз.

Глянула вниз. Линц стоял в вестибюле, осуждающе качал головой. Глянула на себя. Ой, мама! На мне — туника до колена. По местным меркам — позор на все джунгли. Коварное нападение с тыла оправданием не считается.

Рванула к себе, быстро оделась, изредка косясь в окно. Выскочила в коридор, помчалась к лестницам, но на втором этаже затормозила, услышав звуки боя. Прокравшись к балкончику, присела на корточки, глянула вниз. Холера! Я не успела!

Из разбитых окон первого этажа южного крыла доносились звуки боя: звон оружия, крики, топот ног. В окнах появился яркий свет, заметались за опущенными шторами силуэты.

Из тени, отбрасываемой крышей погреба, донёсся недовольный шёпот:

— Быстро сообразили.

— Да, ваше... — говоривший резко оборвал себя, но первый лазутчик не обратил внимания на непочтительность, лишь отметил:

— Надо действовать быстрее.

Тени пробежали по свободному пространству, скрылись за дверью, ведущей в кухню. Один из мужчин, на удивление хорошо ориентировавшийся в тёмном помещении, быстро прошёл меж столов и большой плиты к дверям, ведущим в коридор. Второй отправился следом, но по незнанию отклонился от верного пути, тут же зацепил полки, полетели на пол кастрюли. На шум в кухню вбежал поварёнок с большим половником в руке. Приглядевшись, узнал одного из мужчин, хотел окликнуть, но не успел, упал, получив удар ножом в бок от шумного незваного гостя.

Первый неуверенно предложил:

— Может, вернёмся.

— Нет! — рявкнул убийца, вытирая кровь об одежду поварёнка, — следующая возможность может не представиться никогда. Пошли. Где выход в южное крыло?

Знаток дворцовой топографии кивнул, толкнул дверь кухни, ведущую в коридор.

Мужчины выскользнули в коридор, пошли к дверям. Первым шёл тот самый знаток, но, оказалось, что знает он далеко не всё. Мужчины свернули за угол, уткнулись в стену. Знаток удивлённо воскликнул:

— Что это? Раньше такого не было.

Где-то рядом послышался звон железа, встревоженные голоса. Тут же и со стороны кухни донёсся сходный шум: топот ног, крики: «Обыщите весь этаж», «Они где-то здесь».

— Сюрприз, говоришь? — зловеще прошептал старший по чину. Выхватив нож, ударил резко снизу, и сделал этот так быстро, что знаток дворцовой топографии даже не заметил момента нападения, лишь ахнул и начал сползать на пол, а его спутник, выдернув нож, бросился к окну. Разбив стекло, он выскочил в сад, но далеко убежать не смог: кто-то кинулся наперерез, сверкнуло лезвие шпаги, раздался голос Кристофа:

— Ни с места.

Чужак выхватил нож, метнул в шута со словами:

— Подавись, гаер.

Кристоф вскрикнул от боли, сделал резкий выпад, достал шпагой чужака и, потеряв равновесие, упал сверху, придавив противника телом.

В детстве и юности я читала истории о храбрых юных девушках, моих ровесницах или около того, которые попадая в неприятности, смело шли в бой, сражались с врагом, боролись с преступниками, или ещё нечто в этом же роде. Побывав в переделке, могу точно сказать — ерунда полная. Человек, не подготовленный к бою, внезапно оказавшись на линии огня, не способен не только воевать или защитить себя, но даже действовать осмысленно.

Только попав в самую гущу событий, и прячась от пробравшихся в дом чужаков на балкончике, я вспомнила об обруче-невидимке, который сняла и положила на комод, когда натягивала свитер. А ещё я вспомнила, что надо было не рваться вниз, а выйти в башню, и сидеть там, носа не высовывать. Хотя... нет, я бы так не смогла. Бросить остальных, а самой удрать? А сейчас и думать нельзя было о том, чтобы прорваться в свои комнаты. У лестницы, ведущей на третий этаж южного крыла, шла самая ожесточённая драка.

Прижавшись к балясинам, и глядя то в коридор второго этажа, то вниз — в вестибюль, залитый призрачно-мертвенным светом, идущим от плинтусов, покрашенных флюором, я молила о том, чтобы меня никто не увидел, а вокруг гремело, звенело, кричало, материлось.

Где-то рядом раздался крик, ругань, грохот. Мимо меня что-то пролетело, гулко шлёпнулось о мраморный пол вестибюля. Глянула вниз, но лучше бы не смотрела... Кто-то лежал на мраморе, из-под тела расплывались тёмные пятна...

Снова ругань... звон шпаг... Кто-то совсем рядом дерётся... Холера! Мартин! Как же я ошибалась, когда считала его деревенским увальнем. Да куда там! Тигр, вышедший на охоту. Мягкое кошачье движение, сдавленный крик. Один из нападавших упал. Хлоп, и арбалет в руке, и в кого-то стрела полетела. Как в кино. А, чёрт! Сзади! Мартин стремительно извернулся, бросился в ноги нападавшему, сбивая его на землю, ударил снизу. Чем? Не видела, но нападавший, глухо мявкнув, повалился на пол мешком. Начала растекаться по полу тёмная лужа.

— Сзади! — предостерегающе крикнули с лестницы, ведущей на третий этаж.

Мартин резко перекатился в сторону, вскочил. Бам! Полетела стрела из арбалета. У него арбалет-автомат, что ли?

С лестницы что-то полетело кубарем, раздался крик, звон железа. Ух, ты! Кто-то так лихо рубился на шпагах, что я, забыв о том, где нахожусь, засмотрелась на умельца, даже ещё подумала, кто ж это такой. Ведь явно наш. Умелец спустился на пару ступенек, показалось лицо. Я пригляделась, оторопела — умельцем был Валер! Не поняла, это в деревне сейчас так учат?

Бух! Рядом что-то упало, и я вспомнила, где нахожусь. Мама, как мне страшно! Сньёли, ты где? Нас тут убьют! Смска. Да куда там! Я тут, на втором этаже. Я не успела! Сньёли, где ты? я на балконе, на втором этаже. Я сидела, забившись в угол и подавая сигналы СОС, но смски приходить перестали. А вокруг всё звенело-гремело, рубилось-материлось. Снизу донеслись звуки боя. А кто там выступает? Стьярна? Ничего себе! Мадам рубилась секирой на длинном топорище с той же лёгкостью, с какой я могу управляться со шпагой. Засмотревшись, я на минутку забыла, где нахожусь, но тут случилось страшное.

Стьярна рубанула нападавшего от всей души, тот упал на пол, истекая кровью, женщина развернулась, и тут кто-то кинулся к ней из темноты, скользнув лёгкой тенью, сделал выпад.

— А-а-ах!.. — раненая женщина попыталась отбить удар, но поздно. Рука Стьярны дрогнула, опустилась секира, Брунгильда постояла немного, и упала на пол.

— Стьярна!

Я вскочила, побежала вниз. Ай! чем-то ожгло по руке. Что-то горячее потекло по коже. Тут же закружилась голова. Стало легко-легко. А что это? Меня ранили? А я думала — это больно, а это горячо и щекотно.

Кто-то подхватил, оттащил в сторону от лестницы. Кто? Линц? А он схватил, прижал к себе, поцеловал в макушку, приговаривая:

— Девочка моя любимая. Живая.

Там Стьярна! Ей надо помочь! Стьярна!

— Ей уже ничем не поможешь. Она уже ушла.

Как ушла? Она умерла?

— Она ушла в другой мир.

Она умерла? Она умерла. Стьярна умерла! А кто ещё?.. А я?.. А я где? Тут или там?..

Роберт никогда ранее не участвовал в военных действиях. Книги по тактике и стратегии читал, только когда это было?.. Но сейчас он хотел прижать этого выскочку, который порушил то, к чему король шёл годами. Тщательно создаваемая постройка рухнула благодаря какому-то проходимцу, и Роберт решил отомстить. Отомстить и вернуть незаконно захваченное.

Пехота и часть гвардии, выступавшие под королевским штандартом и водительством коннетабля королевства, должны были войти в Арден с северо-востока и занять выгодную позицию на небольшой высотке у широкого поля, вполне подходившего для битвы и тянуть время, отвлекая на себя основные силы Ардена.

Роберт же, используя мобильность конницы, появился в Ардене на день раньше и, встав лагерем в лесу, планировал захватить королевский дворец, откуда можно было диктовать условия узурпатору.

Утром разведка сообщила, что войска Ардена отправляются на северо-восток навстречу армии Нейлина. Во второй половине дня лазутчики, отправленные на разведку, доложили, что гвардия покинет дворец поздним вечером и отправится к морю, чтобы обойти армию Нейлина с фланга и ударить с тыла. Роберт, услышав об этом, довольно усмехнулся. Всё шло, как нельзя лучше.

Стемнело. Сменились караулы. Лагерь притих, набираясь сил перед ночным броском.

В ночной тишине послышался тихий печальный вой. Один из караульных прислушался, тряхнул головой, понял, что ему не показалось. На болоте, что находилось метрах двухстах от лагеря кто-то выл. Тихо, протяжно, печально. К одинокому голосу присоединился другой, третий, четвёртый. Вой нарастал, становился громче. За деревьями замелькали огоньки, начали приближаться.

Постовые — взрослые, закалённые долгой службой мужики — занервничали, начали тревожно вглядываться во тьму. Неожиданно у одного из постов, где стояли два убелённых сединами ветерана, возникли тёмные силуэты, светящиеся в темноте призрачным светло-голубым светом. Призрак метнулся к постовым, истошно завыл, схватил стражника за руку. Мужик, имевший внуков, заорал, как базарная баба, метнулся в сторону. Но и там уже были призраки. Они окружили лагерь со всех сторон, выли, стонали, хватали перепуганных людей холодными руками, тянули за собой.

В лагере началась паника. Кони, напуганные людскими криками, разбежались, их безуспешно ловили по лесу те, кто не потерял рассудок от страха. Один из тех, кто был покрепче нервами попытался выстрелить в призрака из арбалета, но стрела отскочила, упала в траву. Неуязвимость призрака вызывала в лагере ещё большую панику.

Роберт, как и все отдыхавший перед вылазкой, был разбужен дикими криками. Выскочив из шатра и увидев привидение, идущее прямо на него, король Нейлина помчался, куда глаза глядят, оглашая лес громким криком, а привидение шло следом, тянуло к королю холодные руки, завывало загробным голосом:

— Роберт — это я, твой брат Хельмут! Куда же ты! Вернись! Куда же ты бежишь, пойдём со мной!

Начальник королевской гвардии оказался посмелее, но и у него нервы не выдержали, когда прямо перед ним, как будто из-под земли возникло огромное чудовище, светящееся в темноте, провыло страшным голосом и протянуло ледяные руки, хватая за шею. Военачальник рванул в лес, петляя между деревьев, как заяц.

В течение часа армия двух королевств, состоявшая из семисот кавалеристов и двух с половиной тысяч пеших воинов, прекратила своё существование, разбежавшись по окрестным лесам. Разрозненные остатки этого грозного войска ещё долго вылавливали по лесам местные жители и, подкармливая, слушали страшные истории, приговаривая:

— Да, по весне у нас много привидений из болот вылезает. Какие и с гор спускаются. Разные они есть. Но не любят чужих. Они вас нюхали?

Кто и кого там нюхал, не помнил ни один из тех, кто повстречался с привидениями, но все, как один признавались, что нюхали. Крестьяне важно кивали головами, говорили:

— Вот! Не ройттский дух они за сотни километров чуют!

Полдень. Нападение отбито. Нападавшие или рассеяны или лежат на леднике. Сейчас всё закончу и уеду. Мартин насторожился:

— Навсегда?

Да, надоел этот бардак хуже горькой редьки.

— Кого вместо себя оставишь?

Харальда. Он тут всем даст прос... короче, даст.

— Харальд ещё не вернулся.

Уже в пути. Скоро будет. Мартин насторожился:

— Откуда такая уверенность?

— Очнись! О чём ты думаешь?

— А? — колдун посмотрел растерянно, — да, ты же в башне был. Ну, и что дальше?

Ничего. Сейчас немного разгребу, и уеду, как планировал, а Харальд пусть тут командует. Казнит, милует. Да и допросы провести лучше Харальда никто не сможет.

— Уверен?

— Да.

— Что будешь делать с этим шутом гороховым?

Голову оторву.

— Серьёзно?

Он и больше заслужил. Это же надо было так удачно влезть и прибить Конрада в моём доме! Мартин развёл руками:

— Судьба. Зато сколько проблем сразу решилось.

Да уж. Кстати, о проблемах. Я бы хотел поговорить с Валером.

— Пригласить?

Да. Надеюсь, их сиятельство изволили встать.

Громкий храп оглашал большую пышно украшенную спальню Великого магистра; глава ордена магов спал. Накануне он получил посылку из Сен-Мартена с крепчайшим напитком, что делали из виноградного вина, что оказалось очень кстати — на границах Ардена разворачивались весьма интересные события. Просматривая сводки с намечающихся фронтов, его магичество сильно злоупотребил вином и уснул на закате, пропустив всё самое интересное.

Прислужники мага знали, что его магичество вчера изволили слишком много выпить, и не торопились будить главу ордена, зная, что это может кончиться печально для того кто осмелится нарушить сон главы ордена.

Время шло. События, разворачивающиеся в Ардене, становились всё тревожнее, и около девяти утра у дверей, ведущих в спальню магистра, собрался совет. Смельчака, по собственной воле готового отправиться будить главу Ордена, не нашлось, потому был брошен жребий. Слуги проводили неудачника, вытащившего короткую палочку, как провожают в последний путь, и притихли, ожидая развязки. Вскоре из-за дверей послышался грохот, вылетел из комнаты слуга, рванул по коридору, вслед ударил яростный крик:

— Всех на костёр!

Слуги прыснули в разные стороны, забились в щели, как тараканы, пережидая грозу.

Примерно через полчаса в коридоре появился смертник, которому быть смелым приходилось по обязанности. Секретарь Ордена прошёл к спальне Великого магистра, деликатно постучал.

— Какого чёрта? — донеслось из-за дверей.

— Новости, ваше магичество, — произнёс секретарь, скрещивая пальцы и шепча: «Пронесите черти мимо верной смерти».

— Входи.

Секретарь выдохнул, зашёл в комнату.

Великий магистр сидел у шара, на вошедшего секретаря даже не посмотрел, только коротко бросил:

— Что?

— Передовой отряд Ардена захватил Людогор. Варна пала.

Глава ордена на мгновение потерял самообладание, посмотрел на секретаря, спросил жалобным голосом:

— Как?

Секретарь поклонился, жалея о том, что нельзя никому рассказать о том, как растерялся грозный магистр, узнав последние новости.

Взяв себя в руки, глава Ордена произнёс:

— Отправить письмо в Арден. Управляющий должен отвести войска.

После этих слов секретарь склонился ещё ниже, прошелестел:

— Простите, ваше магичество, но это невозможно.

— Что? — в голосе главы ордена снова зазвучал потерянный, было, металл.

— Законы войны, ваше магичество, — напомнил секретарь. — Армия Нейлина бежала, бросив королевский штандарт. Армия Ардена имела право поступить по своему усмотрению.

— Идиоты! Вокруг одни идиоты! — окончательно теряя самообладание, закричал Великий магистр, — ничего нельзя поручить. Ничего! Позови начальника гвардии!

Секретарь попятился, скрылся за дверью, старательно делая вид, что ничего особенного не произошло, хотя только очень глупый или глухой не понял бы, что к началу военных действий приложил руку сам Великий магистр.

Открылась дверь. В кабинет зашёл Валер, поклонился, щёлкнув каблуками:

— Ваше величество.

— Ваше сиятельство.

Валер усмехнулся, прошёл к столу, сел напротив. Смотрит нагло, ехидна. Сказал ему, что Конрад убит. Валер кивнул:

— Да, ваше величество, я знаю, — и тут же заметил многозначительно: — Шут оказался весьма кстати и в нужном месте.

Так, не надо на меня наговаривать, мне и так хватит. Я тут совершенно ни при чём. Я хочу знать, он сообщил своему сюзерену?

— Зачем, ваше величество? Уверен, там прекрасно осведомлены о произошедшем.

Вот почему я недолюбливаю аристократов с голубой кровью! Ну, сейчас я тебе выдам:

— О том, что Конрад убит, не знают даже в Ордене.

Валер удивлённо вскинул брови:

— Как так?

Вот так! Уметь надо.

— Какие цели вы преследуете? — в тоне Валера появилась почтительная настороженность.

Думаю, когда ты узнаешь, окончательно вспомнишь, кто тут король, а кто — погулять вышел. Пока же — ждём-с. Предложил попить кофе. Валер кивнул благосклонно, посмотрел косо. Явно ждал, что я его за кофе и пошлю, но такой радости я ему не доставлю. Слуги в этом доме ещё не кончились.

Мы были в библиотеке, пили кофе, когда появился Сильвер. Поклонившись, сообщил, что получен ответ из Кастелро. М-м-м, и что же нам пишут?

— Первый министр королевства сообщил, что его высочество Конрад фон Майер изволят охотиться, а компанию им составляет его сиятельство Карл Троянски.

Теперь это так называется, да? Сильвер поклонился:

— Это официальный ответ, ваше величество.

Я перевёл взгляд на Валера. Тот старался быть невозмутимым, но щёки порозовели. Явно взволнован, и я его понимаю.

Конрад фон Майер был лишь претендентом на престол Кастелро, потому не мог действовать самостоятельно, лишь с одобрения королевского совета и первого министра. Конрад под прикрытием офицеров ордена проник во дворец Ардена, что можно расценить как угодно — от грабежа до попытки свержения власти. Первый министр должен был отмежеваться от действий Конрада, но он его покрывает, следовательно, он в курсе событий, дал на это санкции, и, как следствие, лишится своего поста.

Валер всё это быстро понял, и понял, что его сюзерен только что получил право разогнать чужой гадючник и создать собственное правительство исключительно из верных ему людей. Думаю, и мой собеседник в этом правительстве будет не на последних ролях. Интересно, хотя бы «спасибо» скажет или по давней аристократической привычке ограничится благосклонным кивком?

Валер, надо отдать ему должное, справился с нервами и вспомнил, с кем потрещать пришёл. Встал, низко поклонился, произнёс торжественно:

— Благодарю, ваше величество. Позвольте откланяться, я должен сообщить в Райн.

Обязательно. Валер вышел. Я сделал знак Сильверу, приглашая занять освободившееся место. Фон Зейде чиниться не стал, сел в кресло, сказал ехидно:

— Аристократия.

А то! В их замках даже клопы дворянских кровей. Так что там с Эгером? Он точно знает, куда отправился Конрад?

— Да. Он был в курсе, и зело ругаться изволил на своенравное высочество, но будет покрывать до последнего.

Ещё кто-нибудь в курсе?

— Конечно. И, будьте уверены, люди скажут, что Эгер знал.

М-м-м, прекрасно. Человечка не засветит? Нам теперь при том дворе свои уши нужны, как никогда раньше.

— Не беспокойтесь, ваше величество. Всё будет. И человечек будет, и такой, что ни у кого и мысли не мелькнёт.

Что, ещё один аристократ, которому славное прошлое семьи жить спокойно не даёт?

— На Валера намекаете? Нет, я нашёл вариант лучше.

Да? Интересно было бы узнать.

— Узнаете, ваше величество, в своё время.

Интриган. Ладно, подожду.

Переговорив с Сильвером, вернулся в кабинет, позвал Мартина. Нужно закрыть вопрос с Кастелро окончательно.

Включив шар, я зачитал список адресатов, которых нужно было вызвать, и, получив подтверждение, начал зачитывать обращение, составленное только что с помощью Мартина.

«Первый министр Кастелро граф Эгер сообщил, что его высочество Конрад фон Майер отправился на охоту. Точное местонахождение принца граф Эгер назвать отказался, между тем, этой ночью Конрад фон Майер появился во дворце Ардена в компании Карла Троянски. Будучи замечен, убил поварёнка, ранил Кристофа Верне и был убит ответным ударом. В данный момент тело Конрада фон Майера лежит на леднике дворца Ардена».

Секретарь Ассамблеи тяжело вздохнул, посмотрел на второй шар, где в светло-голубом дыму плавало изображение лица секретаря ордена, тихо спросил:

— Ты это слышишь?

— Да, но хуже то, что это слышим не только мы.

— Кто ещё?

— Все, ваше сиятельство. Все у кого есть шары.

— Прекрасно! — выдохнул Джиджи, попрощался с секретарём ордена, перевёл взгляд на первый шар, раскрывавший всему миру подробности нападения на Арден.

Раздался тревожный звон. Во втором шаре снова заклубился дым, в котором появилось лицо Владислава Мазе. Коротко поздоровавшись, он сказал, что представители Союза южан отправляются в Арден.

— Ройтте, — поправил Джиджи, но Мазе возразил:

— Арден! Даже вы не можете отменить то, что решено там! — он покрутил в воздухе указательным пальцем, и добавил: — В Арден прибудут и представители династии Кастель-и-Рон. Надеюсь встретить там и вас.

— Обязательно, — процедил сквозь зубы Джиджи и, дождавшись, когда исчезнет лицо Мазе и шар отключится, протянул: — Ну, собака скандинавская, я тебе это припомню!

Я закончил зачитывать сообщение, и почти тут же пошли нескончаемые звонки с уточнениями и расспросами. Отвечал коротко, ссылаясь на занятость. Задержался только с Мазе, уж очень много е от него зависело. Глава Союза южан сообщил, что экстренное заседание пройдёт в Ардене послезавтра:

— Будут не все, но я буду обязательно. Приедет и представитель династии Кастель-и-Рон.

М-м-м, даже так?

— Ну, вы же понимаете, что в свете последних событий Кински не смогут претендовать на Кастелро, а кто ещё, если не представитель старой династии?

Действительно. Кто ещё?

— Вы зря настроены так скептически. Это очень достойная семья, а претендент — выше всяких похвал. Прекрасное образование. Прекрасные манеры. Хорошие связи при дворах Запада. Он может нам очень пригодиться на переговорах по использованию канала, — убеждал Мазе.

Я слушал, кивал, с трудом сдерживался, чтобы не зевать, а Мазе говорил, говорил. Он распинался с полчаса и, может, проговорил бы и дольше, если бы его не отвлекли. Глава Союза южан вспомнил, что у него полно дел и откланялся. Я выключил шар, начал спускаться по лестнице, увидел Мартина; тот сидел в гостиной на диване, пил кофе. Когда я появился, язвительно заметил:

— Надо было ему сказать, что всё это, кроме войны и партизанщины Конрада мы сами и придумали. Его бы удар хватил.

Я прошёл, сел рядом, протянул руку, требуя кофе. Тут же вспомнил, о чём хотел попросить. Мартин, выслушав предложение создать такой же сервиз, как у мадам, оживился, сказал, что подумает и добавил:

— Выйду на пенсию, открою собственный фарфоровый завод.

Везёт ему. Пенсия. Мне такое не светит.

— Ты сам хотел.

Хотел, но мои мечты были несколько проще, хотя... нет, до пенсии ещё надо дожить.

— Думаю, последняя миссия будет почти невыполнима, — совершенно серьёзно заявил Мартин.

С чего это вдруг?

— Джиджи, — коротко пояснил колдун.

Что, Джиджи?

— Назвал тебя собакой и пообещал припомнить. Жди, он тебе устроит пакость.

Не сомневаюсь, пакость — его второе имя. И собаку я ему тоже не забуду. Ладно, я от Джиджи цветов и оваций не ждал, потому поговорим о другом. Где Харальд?

— На подходе.

Что с мадам?

— Там Ингрид. Я не лез.

Не лез. Выставили, наверное. Мартин кивнул:

— Было сказано, что это не моего ума дело, и было предложено на выбор несколько направлений.

Потому он пришёл ко мне. Надеюсь, он выбрал направление с предлогом «к», а не «в», но ладно. Значит, туда не пускают, тогда займёмся делами.

Король Ардена ошибался, рассуждая о причинах, толкнувших Валера на роль простого слуги в доме управляющего.

Валер принадлежал к славному роду Альгау, представители которого веками служили верой и правдой королям династии Кастель-и-Рош. Предок Валера во времена создания империи был приближённым короля Кастелро, и не раз предупреждал об опасности сближения с Нейлином, но его предупреждение никто всерьёз не принял.

Кастелро влилось в империю Вацлава как раз в то время, когда неожиданно скончался король; наследный принц — подросток лет тринадцати, — править толком не мог в силу возраста, и вся власть перешла в руки королевы-матери, в девичестве — Валевски.

Старик Альгау королеву-мать терпеть не мог, вполне заслуженно считая полной дурой. Неприятие было взаимным, и вскоре после смерти короля, его наперсника и главного советника отправили с посольством в Райн. Альгау, скрепя сердце, уехал, перед отъездом предсказав, что скоро придёт королевству конец, и оказался прав.

Наследного принца — заносчивого подростка, вступившего в переходный возраст, — начали обрабатывать. Сначала третировали науками, как будто специально выбирая наиболее скучные предметы, которые, по большому счёту, будущему королю знать особо и не требовалось, а потом следовали развлечения: охота, балы, разухабистые гулянки. Постепенно количество времени, отводимого на учёбу начало сокращаться в пользу гульбищ.

Настало время, когда будущий наследник престола перестал учиться вовсе, всё своё время тратя на развлечения, а потом наступил главный момент: принц во всеуслышание заявил, что престол ему и даром не нужен, и лучше быть свободным и независимым, а правят пускай заумные дураки. Желание принца было исполнено незамедлительно: королевский совет с подачи королевы-матери передал все права на управление Вацлаву, а следом наступил последний акт драмы — Кастелро из самостоятельного королевства превратился в область империи.

К тому времени уже бывший наследный принц достиг совершеннолетия, но кутить не перестал; мотался по свету в компании собутыльников. Добрался он и до Райна, где повстречался с представителями семьи Альгау; те пришли в ужас, увидев в кого превратился сын их покойного сюзерена. Глава славного семейства — сын недавно умершего уже бывшего посла Кастелро, сделал попытку спасти угасающую династию. Принца женили на представительнице местной аристократии, но гуляка остепеняться не хотел, пил, гулял и догулялся — умер с перепоя в одном из портовых кабаков, куда его занесла жестокая судьба. Впрочем, наследника после себя он всё-таки оставил, и на том спасибо.

Безумно обрадовавшись тому, что почти усохшее дерево дало новый росток, Альгау со всей страстью взялись за его сохранение и слегка переусердствовали — сын непутёвого наследника ударился в науки. С той же страстью, с какой его отец кутил, сын занимался изучением мира. Отец знал все кабаки Европы, сын — все реки, озёра, леса, минералы. Целью отпрыска королевской династии стало путешествие к краю Земли.

— Я должен узнать, где заканчивается мир. Должен пройти по краю.

Альгау хватались за головы, но сделать с упрямцем ничего нельзя было; он стоял на своём. Единственное, что удалось: заставить молодого человека сначала продолжить род, а уж потом пускаться в дальнее путешествие, полное невзгод, трудностей и смертельных опасностей.

Бросив дома молодую беременную жену, представитель королевской династии отправился на край света и, конечно же, не вернулся, но где он сгинул, осталось неизвестным. Впрочем, никто особо и не горевал. Дело всей жизни — наследника, — географ сделал.

Со второго раза у Альгау получилось чуть ли не идеально — внук гуляки и сын географа оказался не таким упёртым, на чём-то одном не зацикливался, имел разносторонние интересы и по природе своей предпочитал вести оседлый и трезвый образ жизни, но и на солнце есть пятна. Очередной представитель династии Кастель-и-Рон не считал представителей семьи Альгау благодетелями и, когда ему об этом напомнили, рассмеялся прямо в лицо благодетелю:

— Я вас ни о чём не просил. Почему я должен вам быть благодарен по гроб жизни за то, что было сделано исключительно по вашей инициативе?

Глава семейства Альгау обиделся на молодого умника и удалился, заявив, что больше этому семейству ничего не должен и знать их не хочет. На время пути двух семейств разошлись.

Потомки королевской династии вели вполне светский образ жизни: женились, беря в жёны представительниц разных династий Запада, рожали детей, о семействе Альгау особо не вспоминали и на мировую идти не хотели. Не по чину королям, пусть и бывшим, кланяться бывшим фаворитам и советникам.

Потомки рода Альгау тоже сходиться с потомками королей не торопились. Получив от ворот поворот, о бывших подопечных не говорили, а если и заходил случайно разговор, то титуловали не иначе, как олухами или ничтожествами.

Шло время, стирало острые углы, заставляло иначе взглянуть на дело под иным углом. И отец Валера уже заговорил о том, что представители королевской династии были правы. Ждать благодарности за доброе дело, а уж тем более требовать её, не стоит. «Вопрос в том», говаривал Альгау, «что без нашей помощи эти королишки недорого стоят. Куда они скатились без нас?».

Валер был полностью согласен с отцом, тем более что сама жизнь служила подтверждением: короли перестали быть королями сразу после удаления Альгау так же, как после удаления опоры падает на землю виноградная лоза.

Неизвестно, удалось ли географу королевских кровей лично убедиться в округлости Земли, но всё же она круглая, и два представителя славных фамилий — Валер Альгау и Фридрих фон Дюрен из династии Кастель-и-Рон, — так старательно избегавшие друг друга, встретились на узкой дорожке, которая пролегла через бальный зал королевского дворца Райн.

Двадцатилетние балбесы сцепились, как два молодых петуха и чуть не подрались, выясняя, кто и кому должен. Спор мог зайти далеко, если бы Валер не напомнил, куда скатилась династия Кастель-и-Рон сразу, как только убрали подпорку в виде Альгау.

— Ты хочешь сказать, что с твоей помощью мы сможем вернуть трон? — рассмеялся Фридрих.

— Легко! — ляпнул Валер и, поняв, что сморозил глупость, всё же сумел вывернуться: — Правда, в ближайшее время не получится, у меня много дел, но, как только появится свободный год-другой, я займусь.

Фридрих рассмеялся, обозвал Валера болтуном. Валер не остался в долгу, окрестив собеседника простофилей. На том два представителя славных династий расстались, но Фридрих посмеялся и забыл, а Валер, будучи весьма целеустремлённым молодым человеком, принялся за изучение вопроса.

Через несколько месяцев Валер прикатил с визитом в дом фон Дюренов и, пройдя в кабинет хозяина, заявил, что у него, наконец, выдалось свободное время, и он готов исполнить обещанное.

Глава рода Кастель-и-Рон Амадей фон Дюрен, сорокалетний мужчина, получивший хорошее воспитание и образование, на память не жаловался и прекрасно помнил разговор с сыном, сообщившим, о чём говорил с этим наглой выскочкой Альгау. Тогда Амадей посмеялся, и сейчас не знал, то ли смеяться, то ли рассердиться. Наглый же визитёр спросил без тени усмешки на породистом лице:

— Так вам королевский трон нужен или я могу искать другого желающего?

Амадей понял, что парень не шутит, и слегка растерялся, но, сумев сохранить лицо, заявил, что ему нужно подумать. Валер понимающе кивнул и, дав хозяину на размышление неделю, удалился.

Придя в себя от изумления, Амадей пригласил в гости парочку родственников из тех, что были наиболее рассудительны и умели держать язык за зубами. Рассказав о странном визите и не менее странном предложении, он спросил совета.

Разговор затянулся. Родственники судили-рядили долго, но в конце концов пришли к заключению, что Валер Альгау имеет в виду трон Кастелро, на который у фон Дюренов были кое-какие права. Обсудив шансы, представители семьи решили рискнуть. Валер, получив ответ, приехал к фон Дюренам и, подтвердив, что попробует вернуть трон Кастелро, потребовал должность первого министра королевства:

— Моему предку надо было давно потребовать этот пост, тогда бы и восстанавливать ничего не потребовалось бы.

— Простите, мой юный друг, — ответил Амадей, — но это невозможно, и вы это знаете не хуже нас. Я примерно представляю, какой лазейкой вы пытаетесь воспользоваться, чтобы вернуть трон нашей династии, но в этом случае мы не сможем заменить ни королевский совет, ни первого министра.

Валер согласился с этим утверждением, но напомнил, что все люди смертны, и закончил:

— Я не тороплюсь взваливать на себя государственные заботы в столь юном возрасте, но возьмусь за дело лишь при твёрдом обещании, что получу этот пост в будущем.

Фон Дюрены, посовещавшись, пришли к заключению, что граф Эгер не так стар, потому продержится ещё достаточно долго, а за это время много воды утечёт, и согласились на требование молодого нахала. Валеру Альгау было дано слово, что он получит пост первого министра Кастелро сразу же, как только освободится место, но никто, даже Валер, не предполагал, что высокий пост освободится так быстро.

Выйдя из библиотеки, Валер прошёл в свои комнаты, что находились на антресолях северо-восточного крыла дворца и, пройдя к шкафу, достал бутылку вина. Одним махом выпив почти половину, Валер утёр рот и, сев в кресло, тихо сказал:

— С ума сойти.

Посидев немного, он посмотрел на часы и, дождавшись, когда минутная стрелка доползёт до цифры «12», громко произнёс, чётко выговаривая слова:

— Конрад убит. Первый министр Кастелро знал о том, что принц тайно отправился в Арден, но покрывал деяния фон Майера. Правительство уйдёт в отставку. Вы сможете самостоятельно сформировать кабинет, — Валер хотел напомнить о данном ему слове, но передумал. Они там все своей честью хвалятся, значит, должны помнить, что говорили и что обещали.

Эх, век бы сидел в этой гостиной. Тихо тут, спокойно, никто не тревожит. И только я об этом подумал, затрезвонил шар. Мартин показал рукой в потолок:

— У кого-то сильно подгорает.

Могу предположить, у кого: или Харальд добрался до дворца или наследники Кастелро хотят знать подробности.

Мы поднялись на площадку. Включил шар. Оказалось, второе. Амадей фон Дюрен желал из первых уст услышать, что может действовать по собственному усмотрению. Лично услышав о смерти Конрада и действиях Эгера, фон Дюрен подтвердил свой приезд в Арден и отключился. В наступившей тишине раздалось тихое: дзинь-блям.

Мы с Мартином посмотрели на шар, но тот молчал.

Дзинь-блям. Кажется, это где-то внизу. Мы спустились в гостиную. Дзинь-блям. Да, звук идёт отсюда, но что это? Где-то есть ещё один шар? Дзинь-блям.

— В буфете! — воскликнул Мартин.

Я подошёл, хотел открыть дверцу, но та неожиданно засветилась, на ярко-голубой поверхности появилось сообщение: вице-премьер Ардена рикс Харальд Эскил прибыл во дворец. Я машинально сказал:

— Уже? На крыльях летел?

— Да нет, здесь надо задавать другой вопрос, — Мартин подошёл, оглядел дверцу буфета: — Что это?

Кажется, я догадываюсь.

— Я тоже, — колдун тяжело вздохнул: — Она сделала копию шара, но такую, как в их мире.

Да.

— Я говорил? Я говорил! Говорил, говорил, говорил, но никто не слушал! Пытать надо было. Пытать и никаких разговоров. Что она ещё придумает или уже придумала? Придёт в себя, будешь пытать. Красавка есть.

А толку? Чтобы правильно пытать, нужно знать, что именно спрашивать. Он знает, какие надо вопросы задать? Мартин сразу растерял весь свой пыл. Задумался. Вот именно! Да и вряд ли она снова согласится.

— Подложи!

Будет ещё хуже! Она поймёт утром.

— А, да. Поймёт, — помолчав, колдун спросил: — Ты ей скажешь, что знаешь?

Нет.

Не в тот самолет попала ракета vs Своих не бросаем

По тому, как быстро и организовано эвакуировала Россия наших соотечественников из китайского Уханя, и какие серьезные проблемы были с вывозом своих сограждан у Украины, сразу же стало п...

Глубинный народ нытиков – cамое страшное, что произошло с нашей страной!

Самое страшное, что произошло с нашей страной, с нашим народом, и что вероятно очень сильно упустила власть, это то, что образовался «глубинный народ нытиков».Не знаю, сколько их, надею...

Летучий уханец

От коллеги Яблокова :)Шестая годовщина «великой европейской революции» получилась очень зрелищной и символичной. Пока в Офисе президента Зеленского шли жаркие споры о том, как правильно...

Ваш комментарий сохранен и будет опубликован сразу после вашей авторизации.

0 новых комментариев

    Загрузка...
    Martini 23 января 14:57

    Китайская пневмония: миссия выполнена?

    В прессе активно разгоняется тема нового коронавируса, которым начали болеть в Китае. Кое-что в этой теме меня заинтересовало, и хотелось бы поделиться сомнениями. Вчера мне на глаза попалась карта из New York Times, где был указан очаг заболевания – город Ухань в китайской провинции Хубей, и сообщалось, что местом заражения стал рыбный рынок.Сами китайц...
    4244

    Териберка она такая разная...

    Териберка вызывает в душе смешанные чувства. В первую очередь в глаза бросаются запустение и нищета северного села, так смачно показанные в фильме «Левиафан». Заброшенные дома, разбитые окна и груды мусора, пьющие и матерящиеся люди — такой Териберку увидел весь мир. Увидел, и не забыл, но есть и другая сторона...               ...
    677
    Martini Сказка
    18 января 08:28

    Что могут короли?

    Глава девятая         Незваный гость хуже татарина                                                                                    &...
    349
    Martini 14 января 09:31

    Почему русские едут в Мурманск любоваться на помойки, а иностранцы — на северную красоту?

    В 2019-м году Мурманск побил очередной рекорд по количеству туристов. Путешественники рвались в Териберку через снежные заносы, стояли в очередях в «Снежную деревню», восхищались красотами и чудесами и, вроде бы, можно было бы радоваться, если бы не одно очень большое «но». Почему-то восторгались Севером, в основном, иностранцы, русские же старательно искали гадости. ...
    626
    Martini Сказка
    11 января 11:58

    Что могут короли?

    Глава восьмая             Здравствуйте, я ваша тётя!                                                                                &nb...
    447
    Martini 7 января 23:02

    Пожар в борделе

    или как один случайный визит Президента РФ может повлиять на ситуацию в отдельно взятом регионе.                                                                              &...
    889
    Martini 7 января 18:19

    Путин в Сирии

    Президент РФ неожиданно посетил Сирию.                                                                                              &nb...
    532
    Martini Сказка
    7 января 05:04

    Что могут короли?

    Глава седьмая     Предчувствие его не обмануло                                                                                        &...
    485
    Martini 6 января 06:57

    Арктика -- локомотив российской экономики на ближайшие 15 лет

    В последние дни Нового года в Москве произошло несколько интересных событий. Сначала прошло заседание Правительства, на котором присутствовал и Президент РФ, а потом, по результатам этого заседания был подписан очень интересный документ: План развития инфраструктуры Северного морского пути на ближайшие 15 лет.               ...
    1332
    Martini 5 января 04:27

    С новым годом!

    Здравствуйте, уважаемые читатели!Всех с Новым годом! Надеюсь, он будет наполнен исключительно хорошими событиями.Возвращаясь к блогу. Меня давно не было не Конте. Для этого была пара причин: одна плохая, вторая — хорошая, хотя то, что хорошо мне, вряд ли будет хорошо и вам.Новостей больше не будет, будет только аналитика и большие статьи. Причина: моя новая работа. Ко...
    466
    Martini Сказка
    2 ноября 2019 г. 06:02

    Что могут короли?

    Глава пятая                              Не дай судьба друзей...                                                                  ...
    4066
    Martini Вокруг света
    1 ноября 2019 г. 17:33

    Пекин показал трамплин для big air

    На сайте новостного агентства Синьхуа появились фотографии одного из олимпийских объектов. И всё бы ничего, но есть одно "но". Это трамплин для дисциплины big air, на котором будут разыграны 4 медали зимней Олимпиады в Пекине, которая пройдёт в 2022 году. Этот трамплин, единственный олимпийский объект, который находится в даунтауне Пекина.Н...
    4243
    Martini Westoday
    1 ноября 2019 г. 14:56

    Тепло ли тебе, девица?

    В этом году США окончательно убедились в том, что глобальное потепление на пороге.                                                                                  &...
    4187
    Martini Цитата дня
    31 октября 2019 г. 17:39

    Американский сенатор сказал правду о продукции Боинг

    После катастрофы «Суперджета» довелось услышать немало рассказов о том, что наш отечественный самолёт — говно-машина. Причём происходило это всё в то время, когда Боинг-737 МАХ уже был снят с полётов. Но о Боинге вспоминали мало, в основном пинали отечественный самолёт и отечественных пилотов в бесконечных статьях.Всё это привело к тому, что даже в заруб...
    6003
    Martini Вокруг света
    24 октября 2019 г. 11:21

    Консервы для акулы

    Одна из туристических компаний организовала тур для дайверов, в ходе которого туристы смогли ощутить себя килькой, правда, в томате или в чём другом... это зависит от нервной системы Огромная белая акула, приплывшая к месту съёмки, не смогла вскрыть клетку с дайверами, хотя пыталась. Организатор тура компания Island Charters, Inс, объясни...
    6238
    Martini Westoday
    24 октября 2019 г. 06:55

    Уроки испанского

    Как нужно правильно разгонять оппозицию, чтобы она заткнулась и не вякала.                                                                                   &nb...
    5492
    Martini Westoday
    23 октября 2019 г. 11:12

    Новшество от Credit Suisse: Со следующего года банк будет не платить проценты вкладчикам, а отнимать

                                                                                                             ...
    5720
    Martini 23 октября 2019 г. 07:20

    Он улетел, но обещал вернуться

    США готовят «второе пришествие террористов» в Сирии?                                                                                          &nb...
    5698
    Martini Сказка
    20 октября 2019 г. 07:35

    Что могут короли? Глава четвёртая

    Глава четвёртая                                                                                                     ...
    5361
    Martini Westoday
    17 октября 2019 г. 05:38

    И снова о пенсиях

    В качестве иллюстрации низких пенсий в России и высоких — на Западе, приводится возможность британских и американских пенсионеров путешествовать по миру на старости лет. Мол, на Западе государство платит такие пенсии, что можно жить не тужить, но как на самом деле?Сегодня мне попались данные о том, что в Британии с апреля следующего года будет увеличена ...
    31516
    Служба поддержи

    Яндекс.Метрика