• РЕГИСТРАЦИЯ

Туземный адмирал Хабенский глазами белого полковника Уорда

2 447

Весьма откровенные и весьма поучительные воспоминания предводителя английских оккупационных войск в колчаковской Сибири. Сам Верховный правитель суверенной демократической буржуазной России выглядит в них каким-то подобием дрессированного пуделя, напрочь лишённого и чувства собственного достоинства, и самых элементарных представлений о достоинстве государственном. 

Автор воспоминаний горячо порицает политику прочих союзных держав и прочих оккупационных войск в Сибири. В конце книги особенно много горьких слов адресовано американцам и японцам. Но выдержки из заключительных глав выкладывать я не стал. Рекомендую обратиться к источнику. 

http://militera.lib.ru/memo/en...

Уорд Дж. Союзная интервенция в Сибири 1918-1919 гг. Записки начальника английского экспедиционного отряда полковника Джона Уорда / с предисловием И. Майского. — М.-П.: Государственное издательство, 1923

Оригинал: Ward, J., With the "Die-Hards" in Siberia. — London: Cassell And Company, Ltd., 1920


ЗА БАЙКАЛОМ. 

[В Иркутске осенью 1918 года.]

Когда заиграли английский гимн, все присутствовавшие обнажили головы, а одна старушка встала на колени, поцеловала руку моего адъютанта, благословляя нас как «спасителей»; командующий провозгласил ура «за единственную страну, пришедшую к нам на помощь без всяких условий». Я подумываю, что из всего этого выйдет. С. 56


ВДОЛЬ УРАЛА.

4 ноября я получил телеграмму от Престона, британского консула в Екатеринбурге, с просьбой командировать туда отряд к 9 ноября для празднования начала чешской национальной жизни и для участия в церемонии пожалования знамен четырем батальонам чешской национальной армии. Я посоветовался с генералом Ноксом, который получил подобное же предложение от генерала Гайды, командующего войсками в Екатеринбурге; отряд должен был также посетить различные части уральского фронта для моральной поддержки утомленных войною ветеранов наших союзников. Было решено, что я для этой цели возьму с собой хор музыкантов и сотню отборных людей для эскорта. Как русские, так и чехи давно с нетерпением ожидали обещанную помощь Англии и появление на сцене первого одетого в хаки солдата.

Все приготовления для моего путешествия были сделаны, и я назначил день отъезда из Омска на пятницу в 3 ч. пополудни. Рано утром в пятницу меня известили, что военный министр адмирал Колчак, отправляясь также на чешскую церемонию, в виду редких поездов, просит, не позволю ли я прицепить его вагон к моему составу. Я охотно согласился.

Ни один русский чиновник не подумает сделать что-нибудь прямо, если существует какой нибудь извилистый путь, который приведет его к цели. Так было и тут. Полковник Франк телеграфировал от моего имени всем станционным комендантам по линии, приказывая им под страхом высшего наказания очистить соответствующие участки пути и на всех остановках держать наготове специальные паровозы, чтобы брать поезд адмирала в момент подхода его к станции. Подкупив старого русского про-


— 72 —

водника, мы добыли русский флаг, прикрепив его к вагону адмирала; мы сделались, таким образом, первым русским поездом, который осмеливался носить русский флаг в течение почти года.

У нас было также два английских флажка, так что русские чиновники стали подозревать, что тут во всяком случае была комбинация цветов, заслуживающая величайшего уважения.

В результате, отправившись почти на сутки позднее назначенного срока, мы прибыли к месту назначения за час раньше. Нас ожидал почетный караул и завтрак более или менее разнообразного характера. Затем подношение хлеба-соли на изящном деревянном блюде, на котором руками дам был изображен древний монастырь, под стенами которого и должна была происходить церемония. Проходили мы мимо здания, в котором был заключен царь Николай II со своей семьей и откуда они были выведены на смерть. Мне не хотелось верить рассказам о несказанных ужасах, которым подверглись женщины царской семьи, но об этом говорили категорически. Лучше всего не верить ничему, о чем слышишь в России, и даже то, что видишь, в действительности не всегда таково, каким оно кажется.

По дороге мы приветствовали флаг на консульстве, где наш добрый товарищ и приятель-земляк, консул Престон, давал уют и бодрость как человеку, так и животному. Вдруг мы повернули направо и вошли в квадратный сквер, уже окруженный со всех сторон чешскими войсками, пехотой, артиллерией и кавалерией. Было действительно грандиозное зрелище. В высоком углу сквера была устроена платформа, справа от которой нам отвели почетные места; по какой-то странной причине, которую я не мог понять, потребовали исполнения британского национального гимна, во время которого вся чешская армия взяла «на-караул», так как вошел генерал Гайда и его штаб со знаменами. Я чувствовал, что мы присутствуем на празднике рождения новой нации. Сцена носила отпечаток особой торжественности. Одной из частей был мой старый Уссурийский батальон, и мой старый кум, капитан (теперь полковник) Стефан, был теперь самым гордым человеком, когда он нес полученное из рук священника только что освященное знамя своей страны.

Тогда же я был представлен молодому блестящему чешскому офицеру, генералу Гайда, который благодаря своей отваге.


— 73 —

сыграл такую важную роль, пробивая для своей армии путь с запада на восток. Затем был обычный банкет, на котором адмирал Колчак произнес свою первую значительную речь со времени назначения своего на пост военного министра. Со своей стороны, я выразил удовольствие моей страны по поводу рождения новой нации и возрождения свободы среди угнетенных народов мира.

Я выразил также удовольствие, что первым делом нового русского военного министра было посещение фронта и личное ознакомление с условиями русского солдата, который так доблестно сражается для защиты народа и государства от насилия и анархии.

<...>


— 74 —

<...>

Мы прибыли на лысьвенский фронт около 10 ч. утра на следующий день, но не видели неприятеля и не слышали его пушек. Эта армия принуждена была отступить приблизительно верст на 60 в тот самый день, когда мы обсуждали возможность наступления на ст. Пермь, и ее настоящая позиция была еще не обеспечена. Пепеляев—молодой генерал, не более 30-ти лет, но выглядит настоящим старым солдатом. Мундир его так же грязен и заношен, хотя и не в таких лохмотьях, как у большинства его солдат. Он в полной уверенности, что сможет разбить врага, если его люди будут снабжены оружием и амуницией, которых многие не имеют. Половина его солдат ждет ружей от своих товарищей, которые могут быть убиты или замерзнут в снегу.

Разговоры были совершенно деловые, а присутствие адмирала Колчака как бы гальванизировало армию, придав ей жизнь и энергию. Русский солдат, сапоги у которого давно проносились и ноги которого обмотаны тряпками для защиты от снега, сразу ощутил уверенность, что и сапоги и платье скоро последуют за визитом военного министра. Пепеляев зашел ко мне в вагон, чтобы посетить генерала Гайду, а адмирал уплетал британский солдатский рацион, пока мы обсуждали разные вопросы, включая сюда предполагаемое наступление и необходимые меры, чтобы оно вылилось в победу.

Мы должны были отправиться на крайний правый участок, где на фланге оперировал генерал Вержбицкий, но адмирал


— 75 —

заявил, что положение солдат настолько тяжело, что его непосредственным делом явится организация тыла и обеспечение мер, благодаря которым солдат на фронте сможет исполнять свой долг. <...>

Адмиралу было необходимо повидать генерала Сырового 1) и Дидерихса с их штабами в Челябинске, а также осмотреть уфимский фронт. Пропутешествовав всю ночь, мы на следующее утро прибыли в Челябинск, где после формального осмотра войск засели за завтрак. Я не помню дня, но вдруг ко мне влетает, нарушая всякий этикет, мой старый приятель, полковник Пишон, и сообщает мне условия перемирия между Германией и Антантой; с собой он захватил бутылку шампанского, припасенную на этот случай. Мы поклялись всеми небесными и подземными силами, что мы были величайшими народами, которые когда-либо существовали во все времена и намеревались остаться таковыми и впредь.

После завтрака я оставил адмирала у генералов и отправился немного побродить по этому разбросанному, покрытому снегом городу, будучи твердо уверен, что отсюда мы едем на уфимский фронт. В 5 ч. пополудни меня уведомили, что совещания окончены и что есть неотложные причины для нашего непосредственного возвращения в Омск. Я ничего не ответил на это, так как со своей стороны более не нуждался в осмотре армии, скверно питающейся, плохо одетой, но продолжающей борьбу за спасение государства при этих невыносимых условиях. Мы отправились в обратный путь и около 11 ч. утра на следующий день прибыли в Петропавловск. Здесь станционный комендант уведомил нас, что генерал Болдырев хотел, чтобы мы дождались

______________

1) Генерал Сыровой, главнокомандующий чешскими армиями. (Прим. перев.)


— 76 —

его поезда, так как ему очень важно переговорить с военным министром. Это было первое сообщение о том, что генерал Болдырев покинул Омск и находится на пути для посещения уфимского фронта. Адмирал пригласил меня в свой вагон, обрисовал критическое положение в Омске, но не мог понять внезапного решения главнокомандующего покинуть Омск и искать с ним встречи в пути. У меня были подозрения, что обе правительственные группы схватились друг с другом и что одна решила покончить с другой; что адмирал Колчак должен будет определить свои отношения к этим группам и что, быть может, его жизнь, а также жизнь его британского эскорта будет зависеть от его ответа. Болдырев и Омск не знали ничего о наличии британского эскорта или об его численности, и если им было известно наше совместное появление на торжествах в Екатеринбурге, то не существовало никакого предварительного решения о том, что мы будем сопровождать адмирала в Челябинск.

Это было решено только накануне. Во время революции вы никогда не можете чувствовать себя в полной безопасности, и поэтому я приказал своим людям зарядить ружья и быть готовыми к действию каждую минуту, если это окажется необходимым. Отданы были также приказы патрулю на платформе не позволять публике, ни военной, ни гражданской, собираться около поездов; двум солдатам, приставленным к адмиралу, было приказано ни в коем случае не выпускать его из виду, сопровождая его и давая мне об этом знать. Двое солдат стали охраной у вагона генерала Болдырева. Увидев лица спутников генерала, я понял, что мои приготовления были более, чем необходимы. Когда поезд генерала вошел на станцию и адмирал Колчак вошел в вагон Болдырева, было ровно полдень 16 ноября 1918 г. Я попросил моего слугу, Мурмана, «зафиксировать» два поезда, так как чувствовал, что это свидание полно крупных событий для России. Во время фотографирования какой-то рабочий, возвратившийся эмигрант, заговорил с Мурманом на хорошем английском языке. Он спросил, кто все эти офицеры и о чем все они говорят, и когда мой слуга ответил ему, что он не знает, эмигрант сказал: «Все это, конечно, хорошо, если только они не собираются восстановить старого режима; но если таковы их намерения, я могу сказать им, что Россия никогда не согласится снова жить при старом режиме».


— 77 —

Я подумал и думаю теперь, что в словах этого рабочего мне слышался подлинный голос России. Переговоры между адмиралом и генералом прервались в 5 ч. вечера; таким образом, они продолжались пять часов.

Адмирал был голоден и зашел ко мне что-нибудь перекусить; его прислуга ничего не приготовила, так как по русскому обычаю никогда не начинают готовить раньше, чем вы хотите есть.

После обеда мы заговорили, и по разговору я мог определить характер вопросов, обсуждавшихся на совещании с Главнокомандующим. Адмирал спросил меня, является ли в Англии военный министр ответственным за снабжение армии одеждой, экипировкой и за общее положение британской армии. Я ответил, что в Англии военный министр несет ответственность перед кабинетом, а через парламент перед страной за снабжение британской армии всем необходимым. Он ответил; «Что подумали бы вы в Англии, если бы Главнокомандующий сказал военному министру, что все эти вещи вовсе его не касаются, что он может иметь при себе небольшое управление из двух чиновников, а не штаб; что Директория (а в вашем случае Кабинет) нуждается только в титуле военного министра и что чем меньше он будет вмешиваться в дела своего департамента, тем будет лучше для всего остального». Я отвечал: «Если бы я был министром, я потребовал бы абсолютного контроля над всеми делами моего ведомства или же отказался бы». Помолчав минутку, он сказал: «Это как раз то, что я сделал» или «то, что я намерен сделать»—я не помню точно. Из того, что потом произошло, я думаю, что он сказал первое, так как на мой вопрос, что же генерал Болдырев сказал ему в ответ на его просьбу, он продолжал: «Генерал Болдырев очень хороший человек и хотя он и не видит всего, что я хотел бы, все же я думаю, он понимает обстановку и сам будет просить, чтобы мне была предоставлена большая власть, которая дала бы мне возможность спасти новую армию, могущую воскресить русское государство». Я очень хорошо помню слово «воскресить», так оно запечатлелось во мне своей правдой.

Государство было мертво, России не было; воскресение было необходимо.

Мы прибыли в Омск на городскую станцию в 5ч.30м. вечера, 17 ноября 1918 г. Адмирал поблагодарил меня за мою помощь,


— 78 —

мою охрану, мою благосклонность и защиту, которую я оказал ему. Я обещал ему и впредь свою помощь и симпатию в его патриотической попытке оживить дух его народа. Он прямо отправился на свою квартиру, где и оставался.

Корреспондент«Таймса» в своей депеше указывал, что Колчак уже знал о том, что должно было произойти в эту ночь в Омске. Я не думаю, чтобы это было так. Он мог лишь догадываться, что нечто очень неприятное носится в воздухе—даже наименее проницательные люди из тех, кто был вне сцены, знали это; но как все должно было произойти, откуда исходили директивы, на кого должно было все обрушиться, было секретом, который знали только немногие, и я убежден, что адмирал не был в их числе, если только не играл второстепенной роли. Полковник (теперь генерал) Лебедев мог бы рассказать всю эту историю, хотя его имя даже не упоминалось во время coup d'état.

Молодой и симпатичный казачий офицер, он находился в штабе Корнилова, когда Керенский пригласил этого великого казачьего генерала двинуть свою армию на Петроград для спасения только что избранного Учредительного Собрания. Хорошо известно, как Корнилов повиновался приказу Керенского, как последний изменнически отвернулся от него и разбцл единственную силу, которая была двинута по его же собственному требованию и могла спасти Россию.

Напротив, Корнилов оказался жертвой, которую и обвинили в этом акте разрушения. Лебедев ускользнул, но можно быть уверенным, что он сохранил продолжительную ненависть к социалистам-революционерам, которые обманули его великого вождя. {Любопытно, что на Корнилова, да и на Керенского в молодой воцерковлённй демократической России принято смотреть суверенными английскими глазами. - М.З.}

Сотоварищи Керенского, а в некоторых случаях и настоящие изменники, нашли убежище в Директории Пяти и в Совете Министров и продолжали вести ту же двойную игру, которая принесла гибель первому Учредительному Собранию. Они принадлежали к той же самой ничтожной толпе бесполезных шарлатанов, которые своей трусостью сделали свою страну притчей во языцех и допустили заключение Брест-Литовского мира. Я был в состоянии судить об этом. Я был уверен, что этот молодой человек был из тех, кто может позволить отде-


- 79 -

латься от своего начальства, оказавшись при этом недостижимым для наказания 1).

Он пробрался в Южную Россию, присоединился к Деникину и участвовал в его первом походе против большевиков.

Посланный Деникиным с депешами в Омск, он стал центром группы отчаянных людей, которым недоставало холодного рассудка, чтобы сделаться страшными. Положение в Омске в это время было просто неописуемое. Каждую ночь, как только темнело, начинали раздаваться ружейные и револьверные выстрелы, крики по всем направлениям. На утро санитарные двуколки поднимали от пяти до двадцати мертвых офицеров. Не было ни полиции, ни судов, ни закона, ни чего-нибудь подобного. В отчаянии офицеры группировались вместе и без разбора мстили населению, которое считали ответственным за убийство своих сотоварищей. Таким образом изрядная пропорция гражданских трупов была смешана с теми, кто носил мундир; что в этом отношении офицеры действовали верно, доказывается тем, что эти ночные убийства скоро сделались редкими, ä потом и совсем прекратились.

Такова была кровавая сцена, на которую мы были заброшены, и таковы были условия, ставшие совершенно ненормальными в столице под управлением пятичленной Директории.

Члены ее были самыми отчаянными банкротами, которых когда - либо производила Россия, и народ ждал с нетерпением и надеждой их скорого удаления. Я нисколько не удивился, когда на следующее утро мой адъютант, полковник Франк, в страшном возбуждении и волнении вернулся из русской главной квартиры, говоря мне, что, повидимому, Россия осу-

___________________

*) Характеризуя личность ген. Лебедева, Уорд обнаруживает очень неточное представление о событиях, предшествовавших падению Временного Правительства Керенского. Так Учредительное Собрание кажется ему существующим еще в августе 1917 г., когда состоялось выступление ген. Корнилова. Самое это выступление представляется ему направленным на защиту Учредительного Собрания. Уорд повторяет здесь версию офицерских кружков, защищавших позицию ген. Корнилова.

Противоположная точка зрения высказана у Керенского в «Деле Корнилове» и в «Воспоминаниях» В. Б. Станкевича, разобранных мною на страницах «книги третьей» журнала «Дела и Дни». Все это дело ждет еще своего беспристрастного исследователя. (Прим. перев.)


- 80 —

ждена на вечную смуту. Я спросил, почему? Он отвечал, Что в эту ночь несколько негодяев арестовали, членов Директории и правительства из социалистов-революционеров, что в главной квартире никто не знает лица, кто мог бы стать во главе правительства в стране, и что для него нет никаких сомнений в том, что члены бывшего правительства уже убиты *). Я принял необходимые меры для безопасности моей команды и начал ожидать развития событий. Я узнал, что телеграф на восток прерван и что coup d'État: уже в стадии завершения.

______________________

*) Этот торопливый рассказ о случившемся со слов полк. Франка во многих чертах разнится от последующих реляций Уорда. Франк в данном месте передает настроение правительственных кругов под первым впечатлением совершившегося переворот, произведенного тайной офицерской организацией. Правительство Директории из партии Петра Вологодского хорошо знало как о готовящемся перевороте, так и о его ближайших исполнителях; и тем не менее и оно в первую минуту не было в курсе всех деталей ареста министров-эсеров. Последнее сказывается в первом «Правительственном сообщении», помеченном 20 ноября, которое и было сообщено полк. Франку, прикомандированному к Уорду. В нем мы читаем:

«Утром 18 ноября к председателю Совета Министров поступило сообщение о том, что минувшей ночью в квартирах членов Временного Всероссийского Правительства Авксентьева и Зензинова и товарища министра внутренних дел Роговского произведен был обыск людьми, одетыми в военную форму, и после обыска указанные лица были арестованы и увезены, при чем местопребывание их Председателю Совета Министров установить не удалось». Далее в «Сообщении» говорится, что Совет Министров, осуждая самоуправные аресты, постановляет «безотлагательно назначить под личным наблюдением министра юстиции расследование событий, имевших место в ночь на 18 ноября, поручив вместе с тем министрам юстиции и военному принять решительные меры к обнаружению местонахождения незаконно лишенных свободы членов правительства и к обеспечению личности их от всяких насилий. После сего Совет Министров занялся обсуждением вопроса о возможности дальнейшей деятельности Вр. Всероссийского Правительства» Если сопоставить этот дипломатичный  документ с только что приведенными словами полк. Франка, мы получим ясное представление, откуда последний заимствовал свой рассказ. (Прим. перев.)

<...>

-108-


ОПЯТЬ ИНТРИГИ

Колчак принял верховную власть, Директория была окружена партией офицеров-монархистов, таких же мятежных и беспокойных, как и сам Троцкий. Все эти офицеры совершенно свободно сносились друг с другом по особому телеграфному коду, как будто бы в их руках была даже вся власть. Первым осведомлением об этих заговорах, полученным Колчаком, была шифрованная телеграмма от генерала Иванова-Ринова к генералу Белову, начальнику штаба генерала Болдырева: она обнаруживала многие стремления этих людей и указывала, что цели их были исключительно личными. Я с большим интересом прочел эти телеграммы, так как они превосходно посвящали меня в главные причины революции, а вместе с тем знакомили меня с характером среднего русского офицера. Генерал Антоновский из бывшей Военной Академии, присутствовавший при подписании Брест-Литовского мира с германцами, был одним из участников этих планов и на два пальца отстоял от того, чтобы стать у адмирала начальником штаба. Все шло великолепно, когда шифрованная телеграмма Ринова размотала весь клубок. Белов был отослан на восток, Антоновский на юг, и монархисты оказались разбиты.

1 февраля мой адъютант сообщил мне: когда он ожидал кого-то в коридоре главной квартиры, генерал Белов вышел из комнаты генерала Лебедева. Несколько позже из другой комнаты вышел генерал Антоновский и тогда оба они подошли к одному казачьему генералу, очень кровожадного


— 109 —

вида. Я знал, что это предвещала мало хорошего для порядка, и предупредил адъютанта Колчака. Несколько позже мне было сообщено, что была сделана попытка заменить фиктивной охраной конвой у резиденции верховного правителя. В эту ночь я соединился прямым проводом и слушал до 12 ч. 30 м. ночи и нашел, что он был захвачен русской главной квартирой.

Генерал Нокс добыл, наконец, некоторые сведения и тогда я начал действовать; я командировал офицера в русскую главную квартиру с инструкциями сообщить генералу Лебедеву, что мы встревожены относительно безопасности верховного правителя; что если какое-нибудь зло будет задумано против него, мы будем считать его лично ответственным за это, если только он не сообщит нам во-время об опасности, чтобы мы могли устранить ее; далее сообщал, что если офицеры задумают убийство адмирала Колчака с целью провозглашения абсолютной монархии, без санкции русского народа, они жестоко ошибутся; что со всяким, кто сверху или снизу попытается нанести удар настоящему правительству и снова бросить Россию в состояние анархии и насилия, будет поступлено как с врагом.

Генерал Лебедев ответил, что он не знал ни о какой особой опасности, угрожавшей адмиралу Колчаку в этот момент, и благодарил полковника Уорда за его предложение помочь правительству в случае необходимости.

Конспираторы были рассеяны, но самые ловкие из них продолжали плести непрерывную паутину русских беспорядков. Мы знали о существовании элементов, которые продолжали контрреволюционную работу, действуя часто с ведома и при содействии чиновников колчаковской администрации. Во время революции неожиданные взрывы даже со стороны небольшой партии могут угрожать опасностью всей организации государства.

Мы сговорились с полковником Джонсоном сосредоточить наши силы и, сблизившись в этом отношении с русскими властями, мы тем самым внесли дальнейшую деморализацию в ряды заговорщиков. Мы протестовали при этом против обвинения, что мы имели в виду нашу личную безопасность, но конспираторы не верили нам. Я знал, что поезд адмирала готов уже несколько дней для отъезда его на фронт. 3 февраля в Омске было получено известие, что важная японская миссия выехала из Иркутска,


— 110 —

имея своей конечной целью повидать верховного правителя.

В то же время адъютант правителя известил меня, что адмирал 7 февраля в 5 ч. пополудни отбыл на фронт.

Генерал Нокс всегда заботился, чтобы не обнаруживать признаков ослабления нашей поддержки Омского

правительства, так как тогда, в случае беспорядков, наше положение оказалось бы необеспеченным. После совещания было решено предложить адмиралу личную охрану во время его путешествия в пятьдесят человек с одним офицером Гемпширского полка.

Это было принято и отослано начальнику штаба для утверждения; затем препровождено генералу Жанену и во французский  штаб. Они сразу же запротестовали на том основании, что наличие чисто английской охраны унизит в глазах русских французский престиж. Наконец, согласились, что конвой должен быть, но состоять наполовину из англичан, наполовину из французов, и на это мы сразу же пошли, уменьшив число солдат до двадцати пяти. Тогда французский штаб указал, что у них нет никаких войск в Омске, а они не могут оставить свой штаб без повара. Наибольшее количество ординарцев, которых они могли достать, оказалось девять, так что выходило: сорок один английский солдат на девять французских. Это обстоятельство совершенно перехватило дух у дипломатов—первое предложение было унизительно для французского престижа, второе грозило гибелью всей Франции. Кончилось дело тем, что адмиральский конвой состоял из девяти солдат с одним офицером от каждой национальности, итого всего двадцать человек.


-111-

У нас были многочисленные совещания о положении русского рабочего и о том, возможно ли для союзников сделать что-нибудь для него. Британские офицеры делали отчаянные усилия, чтобы организовать и снабдить войска для нанесения ранней весной смертельного удара большевикам. Генерал Нокс работал изо всех сил и давал больше указаний русскому правительству, чем все остальные союзные представители вместе. Действительно, без его проницательности и решительности, нам лучше было бы оставаться дома. Он путешествовал из «Влади» в Омск, из Омска во «Влади», как будто 5-тысячный переезд был для него пробегом из Лондона в Бирмингам. Его сила заключалась в том, что он составил себе определенное решение относительно принятого курса и держался его, тогда как все вокруг него никогда не могли решиться держаться чего-нибудь одного. Если вы хотите что-нибудь сделать, не имейте союзников. Союзники хороши, когда могущественный враг напал на вас или на них; тогда тут все


— 112 —

просто; простого самосохранения достаточно, чтобы держаться вместе для общей защиты. Если же опасность миновала, и шум бури звучит в отдалении, союзники становятся неспособными ни для каково дела, исключая шпионства друг за другом и препятствий для текущей работы. Нет никаких доказательств, что какая-нибудь союзная держава, исключая Англии, сделала что-нибудь для облегчения трудного пути нового русского правительства; только благодаря стойкой энергии генерала Нокса образовались личные и материальные запасы, достаточные для оправдания веры в успех его планов. Тогда неожиданно поднялась другая тень, угрожавшая расстроить все наши расчеты, а именно,—хорошо приуроченный бунт среди железнодорожных рабочих, рассчитанный на то, чтобы парализовать наши пути сообщения и сделать невозможной доставку войск и припасов.

<...>


— 114 —

РАБОЧИЙ ВОПРОС В РОССИИ. 

… генерал Нокс попросил меня (Английский генерал попросил английского полковника поговорить с русскими рабочими в суверенной Колчакии. - М.З.)  предпринять мирную пропаганду вдоль железной дороги, чтобы увидеть, возможно ли убедить рабочих стать на работу и дать стране возможно интенсивную работу для восстановления порядка. Я пришел к заключению, что если хоть что-нибудь можно сделать для придания практического и устойчивого характера русскому трудовому сознанию, то стоит попытаться выполнить это.

С самого начала я встретился с затруднением, заключавшимся в том, что я не мог предложить рабочим что-нибудь определенное взамен их согласия поддержать сражающуюся часть русского общества. С пустыми руками нечего было рассчитывать на что-нибудь крупное. Единственный человек, который мог говорить за правительство, был сам верховный правитель, и к нему-то я и обратился со следующим письмом:

(Копия)

Омск. Сибирь.

4-го февраля 1919 года.

Его Высокопревосходительству Адмиралу Колчаку,

Верховному Правителю.

Сэр. Генерал-майор Нокс, Глава Британской Военной Миссии в Сибири, поручил мне предпринять объезд железнодорожных мастерских вдоль Сибирской железной дороги с целью обратиться к рабочим и призвать их к тому, чтобы отдать весь свой труд Русскому Государству в продолжении настоящих и будущих военных действий, не соединяться в стачечное движение и не учинять всего того, что может помешать продвижению войск и военных припасов, пока не будут закончены военные действия против врагов. Причем я указал генералу Ноксу, что, желая взять на себя эту миссию, я боюсь, что она окажется совершенно бесполезной, если я не смогу обещать рабочим от имени русского правительства некоторого улучшения в их положении.

1. Например, мне сообщили, что некоторые железнодорожные и другие государственные рабочие не получают заработной платы для содержания себя и своих семейств иногда по нескольку недель, а в других случаях и месяцы. Если это так, то невозможно ожидать, чтобы рабочие были довольны, и чудо, если они соглашаются работать, как они это делают до сих пор.


— 115 —

Необходимо, чтобы я был в состоянии обещать им, что эти непорядки будут исправлены и плата в будущем будет выдаваться во-время.

2. В России не существует много такого, что считается необходимым для поддержания промышленного мира и порядка в таких индустриальных государствах, как Англия. Я допускаю, что в настоящее тревожное время для страны можно осуществить только сравнительно немногие реформы созидательного характера* но все же задача моя будет облегчена, если я смогу сказать рабочим, что я имею полномочие от русского правительства обещать, что как только порядок будет восстановлен, будут приняты законы для защиты и помощи русским рабочим и их организациям, на подобие тех, которые применяются в Англии.

Если я заручусь чем-нибудь определенным относительно указанных пунктов, я думаю, это окажет содействие в деле умиротворения рабочих классов в России и сильно укрепит власть Вашего Превосходительства в сердцах русского народа.

Подписано: Джон Уорд.


(Копия)

Омск, февраля 5-го 1919 г.

Полковнику Джону Уорду, члену парламента, командующему 25-м батальоном Миддльсекского полка.

Сэр. В ответ на ваше письмо от 4-го февраля,

сообщаю вам, что я с громаднейшим удовлетворением узнал, что вы собираетесь предпринять важную миссию обращения к железнодорожным рабочим и призвать их к тому, чтобы отдать все свои силы для дела России в этот крестный момент нашей национальной жизни. Оба вопроса, которые вы поднимаете в своем письме, не могут остаться без скорого ответа, а потому мне хочется довести до вашего сведения следующее:

1. Повелительная необходимость правильных и регулярных платежей заработанных денег рабочим была предметом моих личных забот, и неотложные мероприятия в этом направлении проводятся правительством. Так как железную дорогу мы считаем такой же важной отраслью, как и армию, то вы поймете, что все, что в силах правительства, будет сделано им в этом отношении, чтобы помочь угрожающему положению.


— 116 —

2. Что касается до второго вопроса, упоминаемого в вашем письме,то смею вас уверить, правительство уже установило в своей официальной программе, что рабочие найдут защиту и помощь в законах, которые должны будут укрепить и обеспечить их организацию на началах, сходных с демократическими государствами Европы. Правительство в настоящий момеyn образовало особый департамент труда, который подготавливает будущее законодательство по этому вопросу, следуя общему ходу конструктивной работы, которая, я надеюсь, будет продолжаться со всей энергией и силой, если позволит военное положение.

Пользуюсь настоящим случаем, чтобы выразить вам, как глубоко ценю тот интерес, который вы проявляете к нашему положению, и то ценное содействие, которое вы так великодушно предлагаете в этом важнейшем деле умиротворения рабочих классов в России.

Искренно преданный вам А. Колчак.

<...>

-119-

Мне очень хотелось узнать, как процветает новая румынская дивизия под французскими ауспициями. Четырнадцать тысяч ружей было оставлено здесь за несколько дней перед тем одним нашим поездом с военными запасами. Местные русские власти ничего не знали об этом: с ними даже и не советывались по этому поводу. По их сведениям, в округе живет до трех тысяч румын, из которых большая часть прониклась большевистскими взглядами. Я начал допытываться по обыкновенным английским


— 120 —

инстанциям, но все они оказались в полном неведении.

Посещение русского железнодорожного управления обнаружило факт, что какой-то французский офицер подписывал приказы о задержании в Иркутске вагонов, содержащих ружья, и таким образом было выгружено до трех тысяч ружей, причем остальной запас ружей французы предлагали направить в Томск, где они надеялись распределить их среди сербских банд с большевистскими тенденциями. Уже одни эти факты указывают на очевидную необходимость, чтобы английская помощь давалась бы только английскими руками.

Русские офицеры стали приобретать свои старые характерные привычки, начали заполнять увеселительные дома и рестораны города, и очень мало вспоминали о своих полуодетых сотоварищах, продолжавших тяжелую борьбу вдоль Уральских гор.

Не прав медведь, что корову съел; не права и корова, что в лес зашла.

Конец эпохи Суркова во внешней политике России на постсоветском пространстве: что дальше?

  18 февраля сего года Владимир Путин освободил от должности своего помощника Владислава Суркова. Соответствующий указ опубликован на сайте Кремля. Сурков отвечал за социально-экон...

Не в тот самолет попала ракета vs Своих не бросаем

По тому, как быстро и организовано эвакуировала Россия наших соотечественников из китайского Уханя, и какие серьезные проблемы были с вывозом своих сограждан у Украины, сразу же стало п...

Честь превыше жизни - "идитенахуйблять" // Виолетта Крымская

Накануне праздника МУЖЧИН повторю публикации о наших ГЕРОЯХ Один российский солдат стоит сотню врагов.08.08.2008 красиво смотрится дата? Особенно для Южной Осетии...В Грузии существовал ...

Ваш комментарий сохранен и будет опубликован сразу после вашей авторизации.

0 новых комментариев

    Загрузка...

    Они сражались за Родину

    Аронова Раиса Ермолаевна10.02.1920 — 20.12.1982 Старший летчик 46-го гвардейского ночного бомбардировочного авиационного Таманского Краснознаменного полка. Герой Советского Союза.Раиса Аронова родилась 10 февраля 1920 году в городе Саратов. Во время учебы в школе окончила аэроклуб. Затем поступила в Саратовский институт механизации сельского хозяйства им...
    9

    Станкостроение военной поры. Немного статистики

    Предыдущий текст из этой серии: Станкостроение военной поры  https://cont.ws/@mzarezin1307/1592108Hародное хозяйство СССР в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг. (Статистический сборник). Госкомстат СССР. Москва, Информационно-издательский центр, 1990  http://istmat.info/node/350Некоторые таблицы приводятся не целиком, а лишь в той ча...
    66

    Где ты, ненька протестантская этика?

    https://rabotadoma.club/loxotron-rabotnik-makdonaldca-ockorblyaet-nachalnika-i-uvolnyaetcya/*Лохотрон* Рaбoтник Мaкдoнaльдca ocкoрбляет нaчaльникa и увoльняетcяОпубликовано: Редактор Рубрика: Лохотрон17 Mar 2017 Каждый день к нам на почту приходит радостное сообщение от спамеров, что некий рaбoтник Мaкдoнaльдca ocкoрбляет нaчaльникa и увoльняетcя пocле выигрышa 74 мил...
    67

    Не все гости одинаково желанны

    http://mignews.com/news/travel/230220_95633_95527.html23.02 10:20 MIGnews.comИзраиль может закрыть границы из-за коронавируса В субботу, 22 февраля, Министерство здравоохранения распространило сообщение, что Израиль может вскоре закрыть границы для туристов из-за опасений распространения коронавируса.В свою очередь, Южная Корея выразила протест в связи...
    88

    Экуменическая толерантность природы

    Саранче всё равно, что есть. Лишь бы есть. http://mignews.com/news/disasters/230220_83733_43320.html23.02 09:37 MIGnews.comПо пути в Израиль? Полчища саранчи обрушились на СинайОгромные полчища саранчи с большой долей вероятности обрушатся на Израиль.Стаи саранчи уже находятся по обоим берегам Красного моря - и в Саудовской Аравии, и на Синайском полуо...
    93

    Духовно-бюрократическое возрождение 2013. 6. Обидеть художника может каждый

    Четыре случая из далёкого 2013 года, когда лица, реализующие духовность, предъявляли претензии светским властям.1. Православные требовали признать теологию наукой в полном смысле слова.2. Автономные православные требовали не забирать у них мощи силой.3. Мусульмане требовали снять административный харам с перевода Корана на русский язык.4. Пятидесятники обиделись на об...
    52

    Как неожиданно закончилась война

    Барон Н. Король Карелии. Полковник Ф. Дж. Вудс и британская интервенция на севере России в 1918-1919 гг.: история и мемуары / Ник Барон; [пер. с англ. А. Голубева]. — СПб.: Издательство Европейского университета в Санкт-Петербурге, 2013. — 346 с. — (Эпоха войн и революций; вып. 3). — Тираж 600 экз. — ISBN 978-5-94380-144-0 ≡ Baron N. The King of Karelia. ColP.J. Woods...
    101

    Ленин о грудинизме (тт. 21, 54, "И теперь наша партия идет в Думу ... для того, чтобы с думской трибуны звать массы к борьбе...")

    Ленин о грудинизме (тт. 19, 20; "... именно царская монархия есть средоточие той банды черносотенных помещиков ..., которая сделала из России страшилище не только для Европы, но теперь и для Азии...")  https://cont.ws/@mzarezin1307/1580964Продолжаем. Безвременье заканчивается. Партийная жизнь оживает. Боевитость рабочего класса повышается. А тут, как раз кст...
    132

    Станкостроение военной поры

    В продолжение серии выписок из книги Айзенштадта и Чихачева (последняя выписка тут - https://cont.ws/@mzarezin1307/1591193 ) предлагаю и места из знаменитой работы Н.А. Вознесенского, в той или иной мере относящиеся к станкостроению.Названия глав работы выделены полужирным шрифтом. Если за названием текста не следует, значит я плохо смотрел и ничего, относящегося...
    80

    О непрочности картельных соглашений

    https://www.finanz.ru/novosti/birzhevyye-tovary/opek+-skonchalas-ot-koronavirusa-saudovskaya-araviya-gotovitsya-razorvat-neftyanoy-soyuz-s-rossiey-102892797421.02.2020 19:48:29ОПЕК+ скончалась от коронавируса: Саудовская Аравия готовится разорвать нефтяной союз с Россией Идиллия в отношениях крупнейших нефтедобывающих стран мира, включая Россию и Саудовс...
    93

    Вагонов становится больше, а грузов становится меньше

    Вероятно, причина появления этих материалов - межбуржуйская драчка за бюджетные средства. Но кризисная картинка производит глубокое впечатление.https://www.kommersant.ru/doc/4261537?tgВагончик не тронетсяНа железной дороге все больше брошенных поездовГазета "Коммерсантъ" №32 от 21.02.2020, стр. 1 Рост производства вагонов, неблагоприятная конъюнктура на ...
    135

    Современный российский капитализм представляет собой вполне созревший плод. Развиваться ему уже некуда

    https://www.finanz.ru/novosti/aktsii/banki-obyavili-boykot-kreditovaniyu-rossiyskoy-ekonomiki-1028927163Банки объявили бойкот кредитованию российской экономикиПопытка вернуться к модели Госплана и указом президента заставить банки кредитовать экономику, бизнес - инвестировать, а ВВП - расти с мировой скоростью, пока не приносят результата.Хотя до «прорыва» остается вс...
    519

    СПИД как общечеловеческая ценность

    https://59.ru/text/incidents/66679006/19 ФЕВРАЛЯ 2020, 13:20Пермяк с ВИЧ об отказе в медпомощи: «Я даже из-за судимости не сталкивался с дискриминацией»Мужчина с ВИЧ, которого отказалась принимать врач в Ныробе, рассказал 59.RU подробности инцидента Мужчина узнал о диагнозе три года назадФото: Анна КаргапольцеваБывший осужденный Сергей (имя изменено из э...
    89

    Духовно-бюрократическое возрождение 2013. 5. Достойные люди. Эксперты в области духовности

    1.https://www.sova-center.ru/religion/news/authorities/legal-regulation/2013/01/d26183/От защиты чувств верующих к защите чувств общества11.01.2013 - 16:33 / Вся Россия Владимир Васильевич Ряховский Иосиф Евеньевич Дискин23 января 2013 года члены Совета при президенте по развитию гражданского общества и правам человека (СПЧ) Владимир Ряховс...
    78

    Станкостроение СССР. Подготовка к послевоенному периоду

    Л. А. Айзенштадт, С. А. Чихачев. Очерки по истории станкостроения СССР. - Москва : Машгиз, 1957.  https://yadi.sk/i/_L9Vi2_qCw_2iQПредыдущий отрывок из этой книги - https://cont.ws/@mzarezin1307/1590173Читаем дальшеПОДГОТОВКА К ПОСЛЕВОЕННОМУ ПЕРИОДУВ последней фазе войны, когда полное поражение гитлеровской Германии уже было предопределено и захваченные...
    66

    За русских или за янки?

    https://t.me/tolk_tolk/43672о февраля 2020 года Аналитический центр Европейского Совета по международным отношениям опубликовал результаты опроса, охватившего 60 тысяч человек из 14 стран Европы. Респондентам задали вопрос: «На чью сторону должна встать ваша страна в случае войны между США и Россией?».Ожидаемо, самой проамериканской страной оказалась Пол...
    193

    Не нужно нам небо в брильянтах, // Алмазы хотим продавать!

    https://www.fondsk.ru/news/2020/02/12/rossia-lider-na-mirovom-rynke-almazov-no-brillianty-prodajut-drugie-50117.html ВЛАДИМИР МАЛЫШЕВ | 12.02.2020 | ЭКОНОМИКА Россия – лидер на мировом рынке алмазов, но бриллианты продают другиеМожет ли крупнейший производитель алмазов торговать на рынке драгоценных камней чем-то, кроме необработанного сырья?Как сообщила...
    396

    Хотелось бы надеяться на чудо

    https://topwar.ru/167971-da-nu-ih-jetu-sibir-i-jetot-dalnij-vostok.htmlСибирь и Дальний Восток - для китайцев?17 февраля 2020 О проблеме малозаселенности сибирских и дальневосточных регионов я писал не раз. Рассказывал об оттоке молодежи из Зауралья, о том, что население этих богатейших регионов практически брошено центральной властью. Не говоря уже о бе...
    83

    То, что всё-таки выжило после победы буржуазной демократии, нуждается в защите. Теоретически

    https://www.rbc.ru/technology_and_media/20/02/2020/5e4d403c9a79474bd9c110b4Технологии и медиа , 20 фев, 06:00 14 436 Производители электроники попросили новых преференций при госзакупкахПочему скидка в цене не позволит конкурировать с зарубежными поставщикамиПроизводители электроники попросили правительство ввести при закупках госорганами 15-процентные ценовые префер...
    64

    Масштаб события

    Новый мост через Амур20 Февраля 2020, 17:31  НовостиРФ теряет от снижения товарооборота с КНР из-за коронавируса 1 млрд рублей в деньМОСКВА, 20 фев — ПРАЙМ. Россия теряет от снижения товарооборота с Китаем из-за коронавируса 1 миллиард рублей в день, заявил министр финансов РФ Антон Силуанов."Недавно мы разговаривали с таможенной службой: потери от...
    67
    Служба поддержи

    Яндекс.Метрика