Пограничник. Глава 22

14 130

Добрый день, КОНТ! Продолжаем следить за событиями, разворачивающимися в очередной главе "Пограничника"... Эта глава, по сравнению с предыдущими, получилась самой объёмной.

Если обратили внимание на обложку, то теперь он называется "Пограничник. #пробуждение"... Вполне возможно, что в течении 3...5 глав история пробуждения силы завершится... возможно появится и продолжение...

Книга со всеми последними правками и дополнениями, в уже опубликованных здесь главах, выкладывается на ЛитРес и ЛитМаркет. При покупке по данной ссылке на ЛитРес, предоставляется скидка 10%, при покупке на ЛитМаркет - мне идёт больший процент вознаграждения.

Журнал "Worlds from Stranger" был создан исключительно для публикации авторских текстов. Подпишитесь на него и вы никогда не пропустите выход новых глав и рассказов.

Глава 22

Зорин сидел напротив окна и под мерное раскачивание вагона, смотрел на мелькающие деревья. Купе спецвагона отличалось от стандартного, прямо напротив него была мощная металлическая дверь, за которой находилась камера для заключённого, рядом с дверью была небольшая кухонька, где размещался холодильник, печка, для разогрева полуфабрикатов и термопот, рядом с которым был набор пакетированного чая и банка с растворимым кофе.

Прямо над его головой находилась ещё одна полка, как и в обычном купе, на случай если сопровождающих будет двое. Чтобы попасть в санузел, требовалось выйти из своего купе и пройти в конец вагона. По словам Савельева, это можно делать ничего не опасаясь, так как заключённый, даже при всём желании самостоятельно открыть дверь не сможет, да даже и сам Павел был не в состоянии этого сделать, без помощи начальника вагона. Для подачи еды заключённому, в стене рядом с термопотом, была предусмотрено специальное окно, которое сейчас было закрыто задвижкой.

Камера была снабжена видеонаблюдением и Зорин, периодически поглядывал на монитор, наблюдая за спящей девушкой.

Под монотонный стук колёс его начало клонить в сон и он, ещё раз бросив взгляд на экран, улёгся на нижней полке и вскоре заснул.

* * *

- Аккуратно заносим. – проговорил Кириллов, придерживая тюк, с одной стороны, а с другой его держал Николай. – Укладываем на стол.

Следом за ними в небольшую комнату вошли и Максим с Мариной, с любопытством осматриваясь по сторонам. Бетонные стены комнаты были просто заштукатурены и даже не окрашены, у одной из стен, во всю её длину стоял длинный узкий стол, над которым находился навесной шкаф, в котором хранились различные инструменты. Напротив входа, в стене, была встроена печь, от которой вся комната наполнилась жаром. Перед ней находился рольганг, для безопасной подачи тел в самое пекло.

- Тут как в сауне. – произнесла Марина, рассматривая пляшущие за дверкой языки пламени и расстёгивая плащ.

- Опять вентиляция барахлит. – Кириллов посмотрел на потолок, и подняв руку вверх, поводил ею перед многочисленными решётками.

- Начинаем распаковку? – проложил он, доставая нож, после осмотра содержимого нескольких ящиков, и начав надрезать скотч.

- Подожди. – Никонов открыл одну из дверок шкафа и достал оттуда нечто напоминающее защитный щиток для лица, совмещённый с наушниками.

- Это тебе. – произнёс он, протягивая его Марине. – С ним больше не попадёшь под его влияние.

- Нет, так работать нельзя. – продолжил говорить Николай, посмотрев по сторонам. – Мы тут употеем.

Он подошёл к дверце печи и, что-то бубня себе под нос, поводил перед ней руками, потом попытался вытащить из-под стола, лежащую там, металлическую болванку, но это ему не удалось.

- Помогите. – тихонько произнёс он, указав на отливающий серебристым цветом куб. – Надо его из комнаты вытащить.

Громко пыхтя, мужчины вытолкали железяку за дверь.

- Чем она тебе помешала? – вытирая пот со лба, спросил Кириллов.

- Сейчас поймёте. – Николай склонился над кубом и, коснувшись его рукой, вновь прошептал что-то неразборчивое.

– Можно продолжать работать. – произнёс он, вновь заходя в комнату, температура в которой начала стремительно падать. – Думаю, что минут двадцать у нас есть.

- Ты ещё и колдун, что ли? – спросил Максим, ощутив, что в комнате стало вполне комфортно находиться и от печи уже не идёт того жара.

- Нет, я кощей, а мы обязаны уметь многое. – начав распаковку, ответил он. – Колдуны, кстати, как раз от нас и пошли. Кто-то из людей добрался до тайных книг и, сделав копии, принялся применять эти знания…

- А почему Костя подобным не занимался? – спросила Марина.

- А его никто не учил. – сказал Никонов. – Либо родители хотели уберечь его от опасностей, которые могут его подстерегать, либо…

- Он детдомовец. – перебил его Кириллов. – Некому было учить, но натуру не обманешь и она, периодически пробивалась наружу, принося ему немало хлопот.

- Жаль, что его никто не понял. – снимая листы картона, продолжал говорить Николай. – Сейчас бы он был намного сильнее… Но если отпустите его к нам, в учебный центр, то он получит много знаний, которые пригодятся в работе.

- Поговорим об этом потом. – ответил Кириллов, помогая Максиму отнести зеркало, снятое со шкафа. – Пока займёмся этим «зайцем», угодившим в капкан.

- Не стал бы я его так называть. – засмеялся Никонов, окончательно освобождая зеркало от упаковки. – Если бы он не угодил в ловушку, то легко бы с ним не справились.

- Кто ты? – спросил Кириллов, обращаясь к находящемуся в зеркале мужчине.

- Соколов Виктор Тимофеевич. – ответил тот. – Будто вы не знаете. Куда меня привезли?

- Думаю, что тебе не понравится это место. – пока Вадим говорил, Николай с Максимом сняли зеркало со стола и поставили на пол, прислонив к стене, так, чтобы из него было видно печь.

- Хотите казнить? – засмеялся тот, посмотрев на то, как Николай при помощи Максима начал загружать в печь первое зеркало. – Думаете, меня это испугает?

- Нет, мы хотим просто поговорить. – спокойно продолжил Вадим. – Кто тебя прислал?

- А вы отпустите меня, если я вам всё расскажу. – глаза Соколова старшего бегали по лицам присутствующих, но никто из них не поддавался внушению, включая и девушку, лицо которой сейчас было прикрыто прозрачной маской. – Я только узнал, что у меня есть сын…

- А где ты всё это время был? – спросил Максим. – Мог бы и проведать нас с матерью.

- Ты ведь уже знаешь, что со мной произошло? – ответил он. – Мне никто не давал защиту от солнечного света, держали в каком-то подвале и выпускали на кормёжку только по вечерам… Я сначала хотел обратить и твою мать, чтобы забрать её с собой… но, после того как полностью осушил нескольких подопытных, понял, что не смогу вовремя остановиться, пока не наступает насыщение, и убью её…

- Кто выпускал?

- Тот, кто и обратил меня… Анвар.

- Ампиров? – удивился Вадим.

- Вижу вы знакомы. – улыбнулся Виктор. – Он самый, вот вчера он и сообщил мне, что у меня есть сын и предложил встретиться с ним в безопасном месте…, принесли мне в комнату специально подготовленное зеркало и объяснили, что делать.

- И где это место? – перебил его Максим.

- Мы с тобой должны были пройти через зеркало обратно и там, в безопасности, спокойно бы поговорили, а потом ты бы смог вернуться домой… – улыбаясь, проговорил Соколов-старший

- Ложь! – не дал договорить Никонов. – Заклинание прекратило бы своё действие сразу после того, как вы прошли через зеркало.

- У меня нет оснований не доверять Анвару…

- Погоди, Ампиров ещё жив? – до Кириллова вдруг дошёл смысл того, что говорил пленный. – Вся его команда пропала, примерно год назад…

- Кто-то догадался, что они нарушают договорённости и он, сдав свою команду, сымитировал и свою гибель. – продолжая улыбаться, говорил Виктор. – Сначала он думал, что это ваша команда сидит у него на хвосте, но потом понял, что вы, его даже не подозреваете, а в городе появился какой-то анонимный мститель, вот и пришлось срочно всем пожертвовать.

- Где он сейчас?

- Сидит в своём убежище.

- Где оно находится?

- А я знаю? Там, кстати, чем-то похоже на вашу ловушку. – с раздражением ответил упырь и улыбнулся так, чтобы все увидели его клыки. – Но у нас там множество комнат, где мы живём и только в центральной висит зеркало, через которое мы, по времени, и выходим в город, причём каждый раз в новом месте. Возвращаемся также через него, а кто не успел вернуться – просто сгорает под лучами солнца. Так что, если хотите, то ищите его сами.

- Кто занимается заклинаниями? – продолжил Кириллов. – Кто из колдунов работает на вас?

- Это вопрос к Анвару, только он знает ответ. – ответил Виктор и засмеялся. – Правда, он из убежища, да и из своей комнаты, вообще не выходит, мы ему еду в живом виде доставляем, реже в консервированном, если охота неудачна.

- Консервированном?

- Ну, те пакетики, из «Центра переливания», которые они раздают нуждающимся в пропитании.

- Значит, мы не ошиблись, что они в курсе происходящего… - резюмировал Вадим и продолжил размышлять. – Живут в каком-то бетонном бункере, из которого нет выхода…

- Выход есть, но только через зеркало. – перебил его ухмыляющийся Виктор.

- Но зеркало ведь туда как-то доставили. – продолжал говорить Кириллов, не обращая на него внимания.

- Подозреваю, что выход есть из комнаты этого Ампирова. – вставил своё слово Никонов. – Поэтому он и не покидает её, иначе может потерять свою власть над ними.

- Возможно, ты и прав. – обернувшись на него, произнёс Вадим. – Тоже к похожей мысли склоняюсь. Найти бы ещё того, кто символы рисует…

- Этот противник посерьёзнее будет. – Возможно, что именно он организатор всей этой заварушки.

- Ваша демонстрация силы завершена? – комнату вновь наполнил истерический смех Виктора.

- Ты о чём?

- От того, что вы загрузили в печь, уже ничего не осталось. Теперь моя очередь?

- Погоди. – прервал его Вадим. – Ты говоришь, что по ночам выходите на охоту, но у нас давно не фиксируются случаи пропажи людей и их гибели от обескровливания.

- Так полно всяких бездомных, кто их считает. На вокзале можно встретить отставших от поезда, или задержать вышедшего покурить.

- Нарушения у тебя серьёзные, да и всех остальных тоже… - задумался Кириллов. – Думаю, что весь ваш улей надо ликвидировать…

- Максим! – громко произнёс он. – Хочешь с отцом побеседовать?

- Мой отец умер ещё до моего рождения, а это его жалкая копия. – с презрением ответил он, даже не взглянув в зеркало. – Думаю, что ему пора в пекло, его там заждались.

- Николай, Марина, у вас есть к нему вопросы? – продолжил Кириллов и заметил, как девушку замотала головой и отошла в сторону, поближе к Максиму.

- У меня вопросов нет. – ответил Никонов. – Но, я покопался у него в голове и появились кое-какие мысли, надо будет их обсудить, в другом месте, а то тут опять жарко становится.

- Да, я заметил. – Вадим промокнул вспотевший лоб платком и продолжил. – Предлагаю сделать то, ради чего мы сюда приехали. Кто против?

Все молча стояли, переводя взгляд с зеркала на печь, Максим вышел вперёд и посмотрел на, продолжающего улыбаться, отца, а Кириллов подошёл к стене и открыл дверцу печи, приготовив всё к погрузке в неё зеркала.

- Предлагаю не медлить… начал говорить он и споткнулся на полуслове, увидев, как потолок в ловушке растворяется в воздухе и в камеру с Виктором начинает попадать солнечный свет.

На лице Соколова-старшего появилось выражение ужаса, а его кожа начала покрываться волдырями и дымиться. Глаза вылезли из орбит и кружились в безумном танце. Обугленная кожа, вместе с кусками мышц, падала на пол, оголяя идеально белые кости.

- Что происходит? – Кириллов бросился к зеркалу.

- Кто-то взломал нашу ловушку, и сейчас сам проводит казнь. – на лице Николая было сильное удивление. – Никогда не думал, что это возможно сделать…

Он схватил телефон и начал снимать происходящее, но в кадры попало только то, как голые кости падают на пол ловушки, а затем и её стены растворяются, одновременно с этим начали пропадать и символы, которые он начертил на зеркале.

Спустя минуту, всё было кончено, и зеркало, потеряв свои магические способности, начало отражать только то, что находится перед ним.

- Надо его уничтожить. – произнёс Максим. – Я чувствую, что в нём, что-то есть.

Он приблизился к зеркалу, слегка оттолкнув Вадима и стал смотреть куда-то вдаль, сквозь его поверхность.

- Тебе это кажется, я ничего не чувствую… – начал говорить Николай и запнулся, увидев, как в зеркало центре начинает менять свой окрас, а его поверхность начинает оплавляться, успев добавить только. – Что за…

Зеркало лопнуло, разлетевшись на множество кусков, а из образовавшегося раскола, на Максима прыгнуло существо, которое не удалось сразу разглядеть, и сразу впилось ему в шею своими клыками.

Взвыв от боли, Максим мгновенно обратился в огромное существо с волчьей головой, и сдёрнув с себя монстра, бросил его в открытую печь, из которой сразу же донеслись душераздирающие вопли, а комната наполнилась запахом сгораемой плоти.

Стряхнув с себя обрывки одежды, Макс стал оглядываться по сторонам и, прорычав что-то невнятное, принялся собирать с пола крупные осколки и забрасывать их в печь.

Николай, сбросив оцепенение, быстро вытолкал Марину за дверь и закрыл её на засов, а Вадим бросился к ближайшему осколку зеркала, но не успел его поднять, как он лопнул и в его лицо полетело множество осколков, оставляя множество порезов, а вместе с ними в комнату выскочил ещё один упырь.

- Уничтожайте все осколки. – Максиму, наконец удалось внятно произнести фразу. – Иначе это не прекратится.

И он в прыжке перехватил пролетевшего мимо Вадима кровососа и, переломив его пополам, забросил в печь. Краем глаза он заметил, как все лежащие на полу осколки взрываются и из них выскакивает ещё десятка два упырей, а в глазах Кириллова проскочили нотки ужаса, но они быстро сменились ледяным холодом, а попавший под его взгляд вампир вдруг застыл, словно превратившись в статую.

Схватив за голову очередного упыря, впившегося ему в ногу, Соколов почувствовал, как в его руках крошится его череп, а когда монстр перестал дёргаться, то уже привычным движением отправил его в пекло.

Николай прокричал нечленораздельные звуки и все вампиры, словно потеряв зрение и обоняние, стали оглядываться по сторонам, потеряв свои цели. Резким движением, он вырвал у ближайшего к нему упыря сердце и бросил его в печь, пламя которой с радостью пожирало всё, что ему скармливают.

Мелкие осколки зеркал разорвались ещё раз, наводнив комнату новыми тварями.

Максим, уже не тратил время на расправу с упырями и закидывал их в печь живьём. Нескольким тварям удавалось выбраться из печи и они, беспорядочно бегая по комнате в предсмертной агонии и, сталкиваясь с другими, поджигали и их. Стало казаться, что вся комната превратилась в сплошное пекло, а от стоящей вони, горелого мяса, не выворачивало только благодаря какому-то чуду.

- У нас не так много времени, скоро они снова начнут видеть нас. – крикнул Никонов и бросился собирать лежащие рядом остатки зеркала. – Надо уничтожать осколки и избегайте столкновения с этими факелами.

Вадим, оглядывать по сторонам, тоже упал на четвереньки и принялся подбирать куски зеркала, сразу же забрасывая их в жерло печи, пока через них не полезла новая партия упырей.

Огромные пальцы Максима уже не позволяли ему собирать мелкие осколки, и он защищал ползающих по полу людей от беснующихся от огня монстров. Ломая им кости и отрывая головы, он продолжал наполнять печь всё новыми и новыми тварями, успевая удивляться лишь тому, что она успевает поглотить их до того, как он отправит в неё новую жертву.

Когда комната практически опустела, если не считать лежащие на полу обугленные тела, да нескольких статуй, из упырей взглянувших в глаза Вадима, со всех сторон вновь начал доноситься звук бьющегося стекла, но в комнату, на этот раз никто не проник.

- Похоже, остались только мелкие осколки. – произнёс Николай, слегка улыбнувшись, – Они больше не могут, сюда проник…

Он вновь замер на полуслове, увидев, как из одного, из осколков выпрыгивает тощий ротвейлер с красными горящими глазами, из пасти которого, при виде людей потекли слюни.

- Они обратили собак в упырей? – только успел произнести он, перед тем как пёс вцепился ему в ногу и принялся раздирать плоть.

Максим, одним ударом когтистой руки, перерубил пса пополам и выполнив, уже ставшую рутинной, работу утилизации, повернулся к Никонову:

- Ты как?

- Пока нормально, но, когда закончим, потребуется противоядие. – прошипел он, вставая на ноги, и вновь пробормотав какое-то заклинание, добавил. – Надо и мелкие осколки уничтожать.

В комнату, со всех углов теперь лезли кошки и собаки всех размеров, которые превращались в обездвиженные объекты под взглядом Кириллова или находили свой конец в лапах Соколова.

Никонов же забирал их жизни, просто прикасаясь к голове, при этом сначала, как бы замораживая тварей, а высушивая до состояния мумии. Но этот процесс был достаточно долгий, и если бы не заклинание невидимости, то ему, скорее всего, это не удавалось бы сделать.

Вскоре комната вновь опустела, и люди принялись вновь искать осколки зеркал, а Максим стоял наготове, на случай очередной атаки.

- Похоже, отбились. – произнёс Николай, тяжело дыша и падая на пол.

- Надо эти статуи сжечь, пока они не очухались. – произнёс Вадим, пытаясь поднять одну из статуй. – Я только на время могу их блокировать.

- Я думал, что вы обычный человек. – удивился Никонов. – До начала боя не чувствовал ничего сверхъестественного, ещё удивился, что вас начальником назначили.

Вадим, нашёл где-то веник и совок и уже начал выметать со всех углов мусор, сразу же закидывая их в огонь.

- А кто вы? – спросил Макс.

- Ну, моя бабка, была Горгоной. – засмеялся Кириллов, продолжая подметать. – А прапрапрадед – Лешим. Вот отсюда и способность превращать людей в статуи, правда, в деревянные и на довольно короткое время…

- Как бы насекомые какие не полезли. – продолжал говорить он. – Не отобьёмся от них.

Максим, ещё не вернувшись к человеческому виду, легко поднял статую и засунул её в печь, следом за ней последовали и все остальные останки монстров, оставшихся на полу после боя.

От постоянного подкармливания огня, новыми жертвами, в комнате стало настолько жарко, что даже выступающий пот, моментально испарялся.

- Вроде всё. – сказал Кириллов, выметая мусор из последнего угла. – Можно возвращаться.

- Ты как? – обратился он к Николаю, заметив, как распухла его нога.

- Хреново. – прохрипел он. – Срочно нужно противоядие. Надо добраться до номера.

- А тебе нужна одежда. – Кириллов перевёл взгляд на Максима, который уже принял человеческий облик и стоял голым среди комнаты. – Поищи по шкафам, там должно что-то быть подходящее.

В одном из отделений навесного шкафа Максим нашёл стопку спецодежды, серого цвета, и выбрав подходящую по размеру, быстро оделся. После этого они с Вадимом попытались поднять Никонова, чтобы донести его до машины, но даже лёгкое прикосновение к его телу, вызывало невероятные боли, и Николай начинал кричать.

Марина, слыша звуки, идущие из комнаты, что есть силы барабанила в дверь и кричала:

- Что у вас там происходит? Откройте! Максим, с тобой всё нормально?

- Мы не успеем ему помочь. – с отчаянием в голосе, произнёс Вадим. – Может, я обращу его в статую и это замедлит обращение? Думаю, что успеем доехать до отеля, к тому моменту, как мои чары начнут спадать.

Никонов, потеряв сознание, упал на спину и по его телу прошла мелкая дрожь.

- Мне кажется, что у нас слишком мало времени и это не сработает. – покачал головой Максим, чутьё подсказывает мне только один выход…

- Какой? – только успел спросить Кириллов, как заметил появляющиеся изо рта Соколова клыки.

Уже в следующее мгновение, Максим впился зубами в бедренную артерию и принялся жадно пить.

- Ты что делаешь? Хочешь добить его окончательно. – Вадим попытался оттащить Макса за шкирку, но тот легко оттолкнул его от себя и продолжил пить кровь.

Спустя минуту, Соколов поднялся на ноги и посмотрев в глаза Вадиму, проговорил:

- Теперь можем ехать, я снизил концентрацию яда. Опасности больше нет.

С трудом подняв Николая за руки, они потащили его к двери, в которую продолжала бить Марина.

- Все живы? – произнесла она, как только дверь начала открываться, а увидев бесчувственное тело москвича, свисающее между Максимом и Вадимом, продолжила. – Он жив? Что случилось?

- Жить будет. – не останавливаясь, проговорил Максим, продолжая идти в ногу с Вадимом и не обращая внимание на лужу расплавленного металла, находящуюся в том месте, где они оставили металлическую болванку.


Космоновости № 44. Ядерные ракетные двигатели - просто о сложном.

Ядерный буксир «Зевс».В конце июля 2021 года в подмосковном Жуковском состоялся 15-й авиационно-космический салон МАКС 2021. Роскосмос занимал большую площадь, было много интересных нов...

Премия для Навального, афганских феминисток и боливийского диктатора

Каждый раз, когда кажется, что либералы пробили уже последнее дно, ниже уже некуда, мимо вниз пролетает очередной неполживый рукопожатец с криком «Смотрите, как надо!». И этот раз не с...

День памяти комбата

16.10.2021 исполнилось пять лет со дня гибели Арсена (Арсения) Сергеевича Павлова. Неравнодушный русский парень, который стал одним из символов героической борьбы Донбасса против укронацис...

Обсудить
    • DZ
    • 14 октября 10:37
    :yum: :yum: дело Джона Константина живет :stuck_out_tongue_winking_eye:
  • :raised_hand:
  • Сегодня жути нагнал...