Россия начала реванш, — Зеленский.Украина готовит контрнаступление

Пограничник 2. Глава 19

4 166

Добрый день, КОНТ! Продолжаем читать вторую часть "Пограничника".

Как обычно, версия со всеми последними правками будет доступна на ЛитРес и ЛитМаркет.

Лайфхак о том, как легально читать читать платные книги, не потратив своих денег.

Журнал "Worlds from Stranger" был создан исключительно для публикации авторских текстов. Подпишитесь на него и вы никогда не пропустите выход новых глав и рассказов.

Если вы зарегистрированы в Яндекс.Дзен, то можете подписаться на мой канал.


Глава 19

Одун сидел за столом и перетирал в порошок сушёные травы и семена известных только ему растений. Периодически, к полученной смеси он добавлял различные масла, собственноручно выжатые из орехов. Нагревая миску над свечой, он, нашёптывая заклинание, начал перемешивать содержимое деревянной ложкой, наблюдая за тем, как небольшие комочки растворяются в зелье, и оно загустевая, образует однородную массу. Прошептав, над миской последние слова наговора, он накрыл её крышкой и поставил на подоконник, чтобы получившееся снадобье остыло и приобрело необходимые свойства.

Не вставая из-за стола, он оглянулся и посмотрел на Максима, продолжающего неподвижно лежащего в кровати. Ойуун подошёл к нему, наблюдая за тем, как под закрытыми веками хаотично двигаются глазные яблоки, дыхание его было настолько слабым, что движение грудной клетки было едва заметным. Кожа стала бледной, а в некоторых местах появилась синюшность.

— Что-же тебя держит между мирами? – пробормотал он и взял со лба Макса сухую тряпку, смочил её в травяном отваре и, отжав, вновь положил на лоб, – Тебе надо вернуться, без тебя этот мир будет обречён на погибель… Чтобы мы не погибли, ты должен выбрать реальный мир, а не мир духов, так как вслед за нашим миром, падёт и тот. – раздавшийся стук в дверь прервал его и Одун от неожиданности дёрнулся, уронив миску с отваром на пол. – Кого там ещё принесло? – проворчал он, направляясь к двери. – Да хватит уже стучать, я и первый раз прекрасно слышал, – произнёс он в полный голос.

Открыв дверь, он вопросительно посмотрел на двух мужчин, стоящих на пороге: — Вы звонили Кириллову Вадиму по поводу Максима? – первым заговорил Павел, заметив во взгляде немой вопрос, – Он прислал нас, за ним.

— Да, звонил, – ответил ойуун, отходя в сторону и приглашая незнакомцев пройти в дом. – Но боюсь, что он сейчас в нетранспортабельном состоянии.

— Что с ним? – поинтересовался Юрий, осматривая лежащего без сознания. – Несмотря на то что он ослаблен, я всё равно не могу пробиться в его сознание.

— Его что-то держит между мирами, – начал пояснять Одун, – Он несколько раз возвращался в нашу реальность, но, по каким-то причинам не может здесь закрепиться, словно кто-то тянет его обратно.

— Может, у него там осталось невыполненное дело? – чуть прищурившись произнёс Юрий, – Или ещё что-то в этом роде.

— Этого я не знаю, – шаман развёл руками, – Последний раз, на той стороне он был без меня и я, даже не знаю, что там произошло.

— Есть идеи, как его вернуть? – Паша подошёл к кровати и посмотрел в практически белое лицо Максима.

— Нет, – ответил Одун, покачав головой, – Я занимаюсь только поддержкой его теля, чтобы ему было куда возвращаться, но долго это продолжаться не может: если умрёт тело, то он навечно останется в мире духов.

— Надо отправиться за ним, – проговорил Юрий, – И силой выдернуть его сюда.

— Невозможно, – возразил ойуун, перебивая его, – Во-первых, капище разрушено, и я не могу провести ритуал, а во-вторых, я не знаю в каком из миров его искать.

— Что же нам делать? – проговорил Паша, присаживаясь на табурет возле кровати.

— Только ждать, – проговорил Одун и, направляясь к печи, добавил: – Вы, наверное, с дороги устали, поэтому предлагаю перекусить и лечь спать.

— А если его в нашу клинику перевезти, – через несколько минут раздумий, проговорил Зорин, – Они там специалисты по лечению сверхъестественных существ…

— Только Николая до сих пор не могут вернуть, – перебил его Юрий, приложив руку ко лбу Максима и попробовав проникнуть в его разум и отрицательно покачав головой, когда это не удалось.

* * *

Максим, как слепой котёнок, продолжал блуждать в окружающей его тьме, до его слуха едва доносились слабые голоса, раздающиеся со всех сторон одновременно, сбивая его с толку и не позволяя выбрать одно единственное направление. В каком бы направлении он ни начинал движение, голоса по-прежнему оставались слабыми и далёкими. Сначала это был один голос, в котором Максу удалось узнать интонации Одуна, потом к нему добавились ещё два знакомых, но узнать их не получалось, так как когда они начинали звучать одновременно, то сливались в единый гул.

Обессилев от долгой ходьбы, Максим сел на твёрдую, невидимую для глаз, поверхность и, закрыв глаза, попытался сосредоточиться. Он, считая про себя до пяти, делал глубокий вдох, а затем, считая уже до десяти, протяжный выдох. Окружающие голоса, неожиданно стали затухать, словно их источник начал удаляться, и вскоре вокруг наступила тишина, от которой зазвенело в ушах.

«Куда же мне идти дальше, голоса хоть как-то могли направить меня к выходу из этого места», – пронеслась у него в голове мысль, но он, не отвлекаясь на неё, продолжал сидеть с закрытыми глазами, сосредотачиваясь лишь на своём дыхании и прислушиваясь к своим чувствам. Неожиданно его слух уловил новый звук, источник которого находился где-то за спиной, и присутствовал здесь с самого начала, но он, не обращал на него внимания, считая, что голоса знакомых ему людей имеют большее значение. Сейчас же этот звук превратился в журчание ручья, или даже горной реки, где-то далеко бегущей по камням.

Максим открыл глаза, вокруг него по-прежнему была непроглядная тьма, и максимально напряг свой слух. Судя по услышанному, прямо у него за спиной продолжала шуметь бегущая по камням вода и он, встав на ноги, повернулся в сторону звука. Сделав несколько неуверенных шагов, он понял, что теперь идёт в правильном направлении, а журчащий поток становится всё ближе. Вскоре на горизонте появилась алая полоска, которая пульсировала, словно языки пламени среди ночи, а воздух начал становиться удушливым. Не обращая внимания на дурные предчувствия, он продолжал идти в выбранном направлении. Узкая полоса света, постепенно расширялась и вскоре превратилась в огненную реку, от которой шёл серный смрад.

Макс подошёл к пологому берегу и, морщась от жара, идущего от огненного потока, огляделся по сторонам. По обе стороны от него, насколько хватало зрения, он видел лишь ровный берег, на который волнами набегали языки пламени, превращая поверхность в расплавленные потоки тягучей массы, которая, остывая, превращалась в стекло и которое вновь плавилось при следующем прикосновении огня.

— Где я? – вырвался у него из груди, хриплый из-за пересохшего горла, возглас, – Что это за место?.. – он сделал шаг к огненному потоку и тут же отпрыгнул, так как один из языков пламени устремился прямо к нему, – Пожалуй, тут надо быть осторожнее, – продолжал хрипеть он, рассуждая вслух.

Макс продолжал бродить взад и вперёд, вдоль берега пытаясь разглядеть хоть что-то за стеной огня. Вдруг земля под ногами задрожала так, что он едва удержал равновесие и не свалился в бушующую стихию. Когда землетрясение закончилось – пламя, находящееся перед ним, расступилось, а в образовавшемся проёме появился металлический мост с коваными перилами. На противоположном берегу огненной реки виднелись деревья и оттуда доносилось пение птиц.

— Из мира Нави в мир Яви лишь избранный пройти горазд, – откуда-то сверху, забасил голос, – В тебе его я вижу силу, но веришь сам ли ты в неё?

— Кто здесь? – закричал Максим, размахивая руками, словно бьётся с кем-то в рукопашном бою, одновременно с этим отпрыгивая от языков пламени, которые пытались лизнуть его лицо, – Покажись!

— На мост вступай ты без опаски, – продолжал басить голос, – И перейди на берег тот… – Максим, всё ещё не решаясь вступить на переправу, наблюдал, как металлические части моста, нагреваясь, начинают менять цвет.

— Не вечна эта переправа, спеши скорее в Явь, – голос начинал звучать настойчивее и в нём появились повелительные нотки. – Смородину сдержать мне трудно, попытка есть всего одна!

Макс продолжал в нерешительности стоять и наблюдать, как перекинутое через поток пламени полотно приобретает красный цвет и начинает плавиться, образовывая в некоторых местах дыры.

— Беги! – прокричал, появившийся прямо перед глазами образ Германа, – Ты что, не слышишь голоса оракула? Река не даст тебе второго шанса. Если ты не воспользуешься этим, то мост исчезнет навсегда.

— Гера? – удивился Максим, – Это действительно ты? Бежим вместе!

— Нет, моё место теперь здесь. Я не могу вернуться, так как моё тело уже повреждено и разум не выдержит этого… Ваш мир и так трещит по швам, только нашествия зомби вам не хватало. – ответил дух Ефремова, едва заметно улыбнувшись. – Тебе же, надо бежать. Только ты сможешь остановить нашего врага, и чем скорее, тем лучше. Не дай ему завершить начатый ритуал…

— Какой ритуал? – не понял Максим.

— Помни, что сам он не настолько могущественен, как считает, – голос Германа начал дрожать, и он пристально посмотрел за спину Макса, – А вот те, кому он поклоняется… те, кто его сделал таким… Боюсь, что с ними, в мире живых не справится никто. Если он завершит ритуал и откроет портал, то, даже ты не сможешь их остановить... А вслед за вашим миром последуют и другие, это только вопрос времени, но проходы в них они найдут… Везде, где они пройдут, останется только выжженная земля, а выжившие будут завидовать мёртвым… И даже не сомневайся в этом.

— Кто там? – Соколов обернулся и не увидел ничего, кроме окружающего его мрака, но всем своим существом почувствовал, как и без того непроглядная тьма сгущается и словно приобретает физическую форму.

— Времени почти не осталось, – крикнул Герман. – Они уже здесь. Беги, пока мост связывает берега Яви и Нави, а я попытаюсь их задержать, чтобы они не прошли вслед за тобой.

— Ты не справишься в одиночку, – Макс чувствовал, как его обволакивает страх, – Я помогу тебе, задержать их.

— Беги, – продолжал кричать Ефремов. – Без тебя погибнет вообще всё живое, а я останусь здесь и выполню своё предназначение…

Максим, не раздумывая, бросился вперёд и в один миг промчался сквозь стоявший перед ним образ друга и вступил на переправу. Полотно моста, при каждом шаге проминалось, словно густое желе. Ноги обдавало жаром, а в нос ударил запах, плавящейся от высокой температуры подошвы.

Когда до противоположного берега оставалось не более пяти метров, опора начала уходить из-под его ног, а перила моста, отвалившись, с грохотом погрузились в огонь.

Макс, оглянувшись, увидел, образ Германа, который пульсировал яркими вспышками и то поглощался мраком, то вновь, становится видимым. При каждом всплеске света тьма издавала леденящие кровь вопли и, на мгновение отступая, с новыми силами набрасывалась на свет. С каждым её напором силы Ефремова угасали и вспышки его ауры начинали проскакивать всё реже и реже, а их яркость с каждым разом падала. Силуэт Германа, в очередной раз попытался вспыхнуть, но Максим увидел лишь едва заметный огонёк, последний раз промелькнувший внутри мрака.

Максим посмотрел вперёд и понял, что потерял много времени и теперь, с этого места, он не сможет допрыгнуть до нужного ему берега. Путь обратно также был отрезан, там на берегу, издавая жуткие звуки в попытках пересечь реку, бесновалась тьма, но каждая её попытка натыкалась лишь на пламя, огромными волнами, накатывающими на берег и не позволяя мраку приблизиться ближе. «Река никого не отпускает, беги! – раздался в голове едва различимый голос Германа, – Мне удалось его задержать, и не пустить на мост. Я свою задачу выполнил, теперь дело за тобой».

Максим, осмотрев небольшой островок, который остался от моста, и на котором он продолжал стоять, понял, что теперь окончательно убедился в том, что ему оставалось надеяться только на чудо, самостоятельно ему не спастись. Он, едва сдерживаясь, чтобы не впасть в панику, наблюдал за тем, как от жара, начинает тлеть ткань на штанах, а остатки моста, продолжают, медленно погружается в бушующую огненную реку. В голове, от беспорядочно проскакивающих мыслей творился полный хаос, и Макс уже успел попрощаться с жизнью, приготовившись быть навек поглощённым Смородиной, закрыл глаза и глубоко вздохнул. В этот момент, в дело вмешалась третья сила и, схватив его за руки, буквально выдернула из пекла.

Макс, находясь в полёте, вдруг ощутил, как в нос ударил поток, свежего воздуха и он принялся жадно хватать его ртом. Описав в воздухе дугу, он грохнулся на землю, успев заметить, как остатки моста с шипением погружаются в воду небольшой мутной речки, а как только они скрылись под водной гладью, реку тут же окутал густой туман. Когда он рассеялся, то перед Максимом была лишь небольшая поляна, а от реки не осталось и следа.

— Куда ещё меня вынесло? – удивился он, рассматривая окружающие его сосны, вершины которых, казалось, упираются в небо. Он попытался осмотреться по сторонам, чтобы подробнее представлять место, в которое его забросила, но, незримая сила в очередной раз схватила его и потащила сквозь лес, с такой скоростью, что мелькающие перед глазами деревья начали сливаться в единое целое. Макс с трудом успевал замечать ориентиры, над которыми несла его неведомая сила: небольшие полянки, бьющие из земли ключи и наконец большое болото, после которого скорость полёта стала снижаться. Вскоре он, не быстрее спокойного шага, пролетел над капищем и, прямо сквозь стену, залетел в дом Одуна. Первое, что он увидел — это своё тело, лежащее на кровати, а ойуун, стоящий рядом, с силой тянул за верёвку, идущую к рукам. Незримая сила продолжала тянуть его к ложу и, перед тем как воссоединиться со своим телом он, пролетая через комнату, заметил стоящих чуть в стороне Пашу и Юрия.

* * *

Одун, проснувшись перед самым восходом солнца, подошёл к окну и взял в руки миску и заглянул внутрь. Её содержимое за ночь настоялось и теперь приобрело ярко-жёлтый, с вкраплениями красного, цвет. Полученная мазь слегка светилась, освещая руки держащего миску ойууна, неким подобием ауры.

— Куда же тебя забросило, – недоумённо пробормотал он, внимательно разглядывая получившуюся массу, – Почему зелье получилось такого странного цвета? И откуда это сияние?

— Вы уже встали? – услышав голос, произнёс Павел, приподняв голову от подушки, протирая глаза.

— Да, – Одун взял висящую на стуле верёвку и направился к Максиму, – Средство, которое я приготовил, за ночь настоялось и готово к употреблению. Теперь надо проверить его в действии. Надеюсь, что сегодня, удастся его вытащить в мир живых.

Павел, вскочил с пола, где были постелены шкуры животных, на которых они спали и, попутно толкнув Юрия, спросил: – Наша помощь потребуется?

— Ваша задача заключается только в том, чтобы не отвлекать меня, а с остальным сам справлюсь, – проворчал шаман и принялся натирать верёвку приготовленным снадобьем. В местах, покрытых зельем, сразу же появлялось лёгкое сияние, которое напоминало языки пламени, которые разбегались по всей её поверхности. – Где же ты, – прошептал Одун, с удивлением рассматривая получающийся результат, – Куда тебя занесло? Почему вокруг тебя столько огня? – заканчивая натирать верёвку, продолжал бормотать он себе под нос. Немного замешкавшись, он, внимательно посмотрел на полыхающее пламя, которое не обжигало рук и сделал на ней узел, в который продел свободный конец, образовав петлю.

Склонившись над Максимом, шаман опустил палец в миску с зельем и нарисовал им на его лбу глаз, который тоже начал полыхать словно пламя. Удовлетворённо хмыкнув, он склонился к самому уху Макса и принялся что-то ему нашёптывать. Затем накинул петлю на руки Макса и принялся со всей силы тянуть.

— А нам что делать? – всполошился Юрий, застёгивая пуговицы на вороте рубашки.

— Я же уже сказал – не мешать мне, – от напряжения процеживая слова сквозь зубы, прошипел Одун. – Если всё получится, то он скоро будет с нами, – несмотря на все усилия ойууна, руки Максима продолжали неподвижно лежать поверх одеяла, словно ничего и не происходит, а вокруг них лишь изредка вспыхивала лёгкая аура.

— Что он делает? – прошептал Юрий на ухо Павлу.

— Мне то откуда знать, я в обрядах не разбираюсь, – пожав плечами ответил Зорин, –Нам остаётся только довериться ему и...

— Да тихо вы, – прошипел Одун и мужчины сразу замолкли, продолжив наблюдать за действиями ойууна – Не мешайте его возвращению.

Несколько минут ничего не происходило, но ойуун, обливаясь потом, продолжал держать верёвку в натяжении. Вдруг в комнате резко начала падать температура, а на окнах начали появляться узоры, Павел почувствовал, как его кожа начала покрываться мурашками, а стоящий рядом Юрий начал отбивать дробь зубами и пританцовывать на месте. Одун, не обращая ни на что внимания, продолжал своё дело и, шевеля одними только губами, что-то нашёптывал.

По комнате пронёсся едва заметный ветерок, и температура начала резко подниматься, а вокруг верёвки, вспыхнул ослепительно яркий шар, который начал медленно сползать к рукам Максима, оставляя за собой чёрный след. Сфера медленно коснулась рук и начала, словно густая жижа обволакивать их, медленно перетекая на всё тело и окутывая его словно кокон.

Зорин с Волошиным, понимая, что на их глазах происходит возвращение души Максима, затаив дыхание наблюдали за происходящим, боясь, лишний раз пошевелиться, чтобы не вспугнуть её. Как только всё тело оказалось поглощено огненным коконом, его свет, медленно затухая, начал погружаться под кожу. На лице Одуна в этот момент проскочила едва заметная улыбка, а когда свет полностью погрузился в тело Максима и погас, он чуть ослабил натяжение верёвки и она, обратившись в прах, рассыпалась. Макс задрожал, словно через его тело пропускают ток, и на мгновение затих, затем глубоко вздохнул и открыл глаза.



По QR-коду можно отправить благодарность автору на Ю-мани кошелёк.

Иранская предусмотрительность

Появились фото обломков дронов и последствий прилета по сборочному цеху в Исфахане. Хорошо видно, что дроны застряли и взорвались в специальной многослойной сетке, которая была предусмотрительно натя...

"Модный приговор"

Уже 3 февраля 2023 года в кафе «Александр» в Москве (Нащокинский пер, 14) пройдет очередной перфоманс историка моды, как он себя называет, Александра Васильева. Билеты по 5.000 рублей. ...

Зеленский подаёт сигнал SOS

29 января нынешнего года президент Украины Владимир Зеленский с трагическим лицом поведал своим уцелевшим после года боевых действий избирателям, что ВСУ находятся в крайне тяжёлой ситу...

Обсудить
  • :yum: уж полночь близится, а Герман всё.... :stuck_out_tongue_winking_eye:
  • Н-да! "только нашествия зомби вам не хватало".
  • :thumbsup: :sunglasses: