Конфликт Армении и Азербайджана

Э. Лимонов "Палач"

1 6695

Впервые роман "Палач" вышел по в 1986 году во Франции под названием «Оскар и женщины». В России книга была издана в начале 2000-х, всего было продано свыше миллиона экземпляров "Палачей".

Книга не «постарела», не утратила своей актуальности, ведь, помимо социальной сатиры и откровенных сцен, это и детектив, и драма книги простая и печальная история об одиночестве и душевной пустоте. Переиздание сопровождается новым авторским предисловием.

«Палач» – один из самых известных романов Эдуарда Лимонова, принесший ему славу сильного и жесткого прозаика. Главный герой, польский эмигрант, попадает в 1970-е годы в США и становится профессиональным жиголо. Сам себя он называет палачом, хозяином богатых и сытых дам. По сути, это простая и печальная история об одиночестве и душевной пустоте, рассказанная безжалостно и откровенно. Читатель, ты держишь в руках не просто книгу, но первое во всем мире творение жанра. 

ВПЕРВЫЕ! Ниже мы приводим уникальный ознакомительный отрывок из книги, только для читателей нашего блога на «КОНТе» (в конце статьи купон на скидку).

Предисловие

Читатель, ты держишь в руках не просто книгу, но первое во всем мире творение жанра. «Палач» был написан в Париже в 1982 году, во времена, когда еще писателей и книгоиздателей преследовали в судах за садо-мазохистские сюжеты, а я храбро сделал героем книги профессионального садиста.
Впервые мой «Палач» вышел по-французски в 1986 году. Издательство Ramsay, опасаясь цензуры, стыдливо назвали его «Оскар и женщины», а сделанные с моим участием откровенные фотографии для прессы были единодушно отторгнуты французскими печатными СМИ, несмотря на то что издания признавали их дикую субверсивную красоту. Осмелился напечатать одну только фотографию французский журнал «Плейбой».
Для сравнения — схожий по зловещему изображению Нью-йоркского светского общества роман Тома Вулфа «Костер тщеславия» (The Bonfire of the vanity) вышел на год позже, в 1987 году, а роман Брета Истона Эллиса «Американский психопат» — только в 1991-м. «Палач» был издан в России издателем А. Шаталовым (издательство «Глагол»), тиражи сменяли друг друга чуть ли не ежемесячно, У меня сохранилась книга, в которой тираж обозначен 250 000 экземпляров. Всего было продано тогда свыше миллиона «Палачей».
Книга не переиздавалась чуть ли не два десятилетия. Предлагаю вашему вниманию, читатели.
И еще, главное, — помимо социальной сатиры и откровенных, не для до восемнадцатилетних, сцен, «Палач» еще и мощный тугой детектив.
Книга не постарела, как обыкновенно бывает с книгами. Как удав, мускулистыми кольцами она сжимает читателя, грозя раздавить.
И плюс еще: у меня сохранилась обложка французского издания. Она настолько выразительна, что мы решили ее воспроизвести.
Эдуард Лимонов

— Я думала, что Палач… Я представляла тебя другим… — Даян насмешливо проскользнула взглядом по лицу Оскара, и освобожденный взгляд ее заскользил далее, по цветам, столикам, посетителям и оркестру «Плазы». Оказалось, что по непонятной обоим причине и Оскар, и Даян любят «Плазу».

— Ну, и теперь ты разочарована? Ты ожидала увидеть зверя, руки по локти в крови невинных жертв. Палача, глотающего колючую проволоку на завтрак, угрюмого монстра…

— Ну, не совсем так…

— А, я знаю!.. Ты наверняка видела фильм Пазолини «Сало, или Сто двадцать дней Содома»… Именно из этого фильма подавляющее большинство моих женщин почерпнули неверные знания того, каким должен быть Палач. Сознайся, видела?

— Ну нет, Оскар, я не такая дилетантка… — Даян протестующе попыталась прикрыть рот Оскара ладошкой. Руки у Даян Гриндер были маленькие. Слияние голубых кровей Германии и Италии создало в высшей степени аристократическое существо… Правда, еще достаточно юное. Даян было только двадцать два года. — У меня был любовник, который едва не прокусил мне горло. Ты, наверное, слышал о нем… Роберт Штук — известный театральный режиссер.

Оскар спросил еще бутылку шампанского у подошедшего официанта. Он уже был слегка, тепло и красиво пьян. Из-за соседнего столика ему поклонился, привстав, дубина-журналист Боб Картер. Оскар поднял руку и слегка повертел кистью в воздухе. И оглядел зал. Как обычно, с Оскаром была самая красивая женщина. Так случалось теперь всегда. Сидящие вместе с Картером два мужлана в невыразительных расцветок костюмах-тройках завистливо время от времени посматривали на Оскара и Даян. Приятное чувство гордости за его женщину заставило Оскара взять руку Даян и поцеловать ее:

— Спасибо…

— За что?

— За то, что ты есть, такая юная, прекрасная и благоухающая. Искательница приключений…

— И тебе спасибо. Ты очень нежный. Я не могла себе представить, что мужчина может быть таким нежным. «Нежный Палач». Парадокс.

— Я стараюсь быть злым и безжалостным, — засмеялся Оскар. — Мне казалось, что это у меня получается. Ты первая, кто сказал мне, что я нежный. Последнее утверждение было льстивой неправдой. Наташка не раз смеялась над Оскаром и сравнивала его темперамент с девичьим. Наташка знала все слабые места Оскара, но даже Женевьев порой говорила Оскару, что он нежный.

Проходящая к выходу большая компания мужчин в токсидо и женщин в вечерних туалетах попрощалась издали с Оскаром. Оскар, приподнявшись, слегка поклонился.

— Тебя все знают.

— В обществе, в котором самые известные люди — куаферы и портные, Палач — приятное разнообразие.

— Ты имеешь в виду хэрдрессеров и дизайнеров?

— Да. Я только употребил старые имена для них… Что такое дизайнер? Ваш бывший личный, пусть и королевский, но портной. Еще в начале прошлого века портных пороли розгами за плохо сшитые костюмы. Не говоря уже о хэрдрессерах…

Даян заулыбалась.

— Моя профессия куда более романтическая и славная, — продолжал Оскар. — Мои предшественники — палачи — были аристократами. Принц Влад — он же граф Дракула — один из них. Маркиз де Сад — наиболее известный из нас. Моя профессия сообщает мне ореол таинственной жуткости. Честно говоря, Даян, я думаю, женщинам, которые ищут встреч со мной, важнее именно этот жуткий исторический, полупреступный ореол вокруг Палача, чем мои фактические действия.

Оскар отказался в первую встречу быть Палачом с Даян. Он был с ней мужчиной. Даян еще предстоит знакомство с Палачом, поэтому она верит и не верит Оскару, улыбается, и хмурится, и не знает, воспринимать ли то, что он говорит, серьезно или, может быть, как кокетство притворяющегося усталым Палача. Старый, седой и красивый черный, которого оркестр и часть зрителей встретили аплодисментами, прошел к пианино, тщательно сел, нажал лакированным башмаком педаль и запел: «Я хочу взять тебя на медленный корабль, идущий в Китай…»

Оскар опять взял красивую руку Даян и поцеловал ее. Одновременно он подумал, что очень хорошо, что Даян такая молоденькая и ей не лень еще сидеть здесь, в «Плазе», с Оскаром, напялив на себя милые парижские, немного старомодно выглядящие в Нью-Йорке тряпочки, и загадочно щуриться на Оскара и в зал и красиво нести бокал шампанского ко рту… Все эти приятные мелочи и придают жизни аромат, подумал Оскар. Кожа на личике Даян была чистой-чистой, только кое-где закрашенной легким мейкапом, глаза ее блестели… Очевидно, перед свиданием с Палачом она закапала в каждый глаз по капле жидкого вазелина…

Габриэл Крониадис не будет сидеть с Оскаром в «Плазе», лениво беседуя. Может быть, потому, что на руках у Габриэл забота о продаже оружия всему миру. И, может быть, потому, что Габриэл пятьдесят и у нее нет никаких иллюзий по поводу мира и его обитателей. Габриэл приезжает к Оскару получить свою порцию странного для других, но вполне нормального для нее самой секса и отбывает опять в мир продажи оружия. Как скучна Габриэл! — впервые признался самому себе Оскар. Жизнь ее расчерчена на квадраты, и ее секретарша Элизабет наверняка проставляет в квадратах среды и пятницы: «Оскар. 6 p.m — 9 p.m». Бр-р!

Для читателей нашего блога скидка 25 % по промокоду питернаконте

Книгу можно купить здесь: https://www.piter.com/product_...


Чеченец вызвал русского на бой? Стероиды у Чимаева?

Привет, КОНТ! Скоро будет бой у очень скандального бойца UFC, Хамзата Чимаева. Предлагаю ознакомиться с видео и высказать своё мнение на этот счёт.

Георгий Зотов нашёл замену Набиуллиной

Однажды Георгий собрался в командировку в Киргизию, и посмотрел курс местной валюты - сома по отношению к рублю. "Блядь" - изрекли уста Георгия, и какое-то время более ничего не изрекал...

Обсудить
  • Как то все вокруг уже поднадоело. Лимонов, пожалуй, будет в самый раз. )