В ВСУ собственный ЛГБТ-союз, Донбасс в огне

США не могут заставить остальной мир поддержать Украину – и вот почему

4 165

США и Европа ведут борьбу против России за Украину, а для остального мира российская операция – региональный конфликт, а не глобальный кризис, пишет Politico. Эти страны прежде всего исходят из собственных национальных и экономических интересов, а потому не поддаются на провокации Запада, отмечают авторы статьи.

Для США и их союзников моральные оценки и стратегические ставки совершенно однозначны: Россия — агрессор, Украина — жертва. Для них речь идет не только о независимости Украины, но и о готовности демократического мира защитить придуманный американцами "порядок, основанный на правилах" от российского президента Владимира Путина.

Но в остальном мире нравственного пыла, с которым на украинский конфликт отреагировал Запад, не наблюдается даже близко. Вместо этого страны вроде Индии, Бразилии, Мексики, ЮАР, Турции и Индонезии действуют уклончиво, предпочитая отстаивать собственные экономические и стратегические интересы. Их конкретная позиция отличается. Некоторые — например, Индия — последовательно воздерживаются от любых резолюций ООН с призывом покарать Россию. Другие часть из них все же поддержали. Но все они отказались изобличать Россию, после чего на ту же Индию обрушилась резкая критика США. Даже Саудовская Аравия, несмотря на давние военные связи с Америкой, так и не уважила просьбу Вашингтона нарастить добычу нефти, чтобы сбить рост цен после западных санкций против России, поскольку ее добыча с началом спецоперации упала на миллион баррелей в день и продолжает сокращаться.

Роднит эти страны то, что боевые действия на Украине для них в отличие от Запада – это региональный конфликт, а не серьезная угроза всемирной стабильности и законам и нормам, на которых зиждется мировой порядок. Так, президент Южной Африки Сирил Рамафоса (Cyril Ramaphosa) российскую операцию не поддерживает, но считает, что Вашингтон своим навязчивым стремлением расширить НАТО сам обострил кризис в Европе, который впоследствии вылился в боевые действия.

Другие страны поставили свои национальные интересы выше призывов США изолировать Россию — и никаких санкций вводить не стали. Израиль и Турция не стали осуждать Россию в расчете сохранить ключевые материальные выгоды и возможность выступить посредниками между Киевом и Москвой. Индия же по-прежнему ценит экономические связи с Россией и с началом спецоперации закупила российской нефти по льготным ценам больше, чем за весь 2021 год.

Эти страны считают, что международные усилия должны сосредоточиться на переговорах по Украине, а боевые действия — не повод изолировать Россию, а тем более ослаблять ее. Это расхождение во взглядах — залог того, что попытки США низвести Россию до уровня изгоя обречены на провал — не потому, что так много стран поддерживают ее действия на Украине, а потому, что хотят защитить свои привилегии, вытекающие из отношений с Москвой. Они убеждены, что публичное осуждение России конца конфликту не положит.

На Западе нежелание этих стран определиться, осудить Россию, поддержать Украину и ввести санкции многие считают чем-то морально несостоятельным и стратегически наивным. США уже даже воплотили свое недовольство в не слишком завуалированных угрозах. Во время визита в Индию заместитель советника Джо Байдена по национальной безопасности и мировой экономике Далип Сингх (Daleep Singh) предупредил, что страны, которые подрывают американский режим санкций против Москвы, в конечном счете ждет экономическая расплата. На пресс-конференции 18 марта посол США при ООН Линда Томас-Гринфилд (Linda Thomas-Greenfield) выступила не менее резко: "Нельзя стоять в стороне, пассивно наблюдать за событиями на Украине и рассуждать о нейтралитете", — сказала она. Некоторые американские законодатели даже предложили рассмотреть вопрос о санкциях против Индии.

Но ни угрозы, ни нотации так и не были услышаны в странах Глобального Юга (общий термин для совокупности азиатских, африканских и южноамериканских стран). Наоборот, от выкручивания рук там разозлились. Показательный пример — как Имран Хан, до недавнего времени премьер-министр Пакистана, рассердился на ЕС за требование поддержать резолюцию Генеральной Ассамблеи ООН и осудить Россию. "Неужели мы ваши рабы, чтобы беспрекословно исполнять вашу волю?", — риторически спросил Хан.

Хотя Индия и Пакистан не раз воевали, по Украине они заняли на удивление схожие позиции. Это отражает их нежелание рисковать и враждовать с Россией. Индия поддерживает тесные отношения с Москвой с середины 1950-х. Хотя сейчас она гораздо меньше зависит от российского оружия и имеет обширные экономические связи и связи в сфере безопасности с США, Россия остается ее крупнейшим военным поставщиком: на ее долю приходится почти половина оборонного импорта Нью-Дели. А недавно Россия начала осваивать и Пакистан. В отличие от своей проиндийской политики в годы холодной войны Москва поставляет Пакистану ограниченное количество вооружений, но с 2016 года проводит совместные учения. Так что неудивительно, что Хан не повелся на подначки занять сторону в украинском конфликте — причем того же курса придерживается и его преемник Шехбаз Шариф.

А еще есть Бразилия с крупнейшей в Латинской Америке экономикой объемом в 1,4 триллиона долларов. Страна сильно зависит от продаж сельхозпродукции — президент Жаир Болсонару даже провозгласил это приоритетной задачей. Соевые бобы, главный сельскохозяйственный экспорт, приносят Бразилии почти 29 миллиардов долларов. Для выращивания этой культуры требуются удобрения. 85% Бразилия импортирует, и 23% поставляет Россия. Пресечет ли Москва экспорт, если Бразилия поддержит западные санкции? Болсонару решил не гадать. Правда, Бразилия проголосовала за резолюцию Генеральной Ассамблеи ООН от 2 марта с осуждением России, но при этом ее посол по резко раскритиковал и "неизбирательное применение санкций".

У правительств пророссийских на уровне рефлексов — например, Белоруссии и Сирии — свои причины поддерживать российскую спецоперацию на Украине: например, практически полная экономическая и военная зависимость от Москвы. Другие же избегают публичного осуждения России по иной причине. Они считают, что громкие обличения поведения России не изменят, но усугубят поляризацию и перечеркнут шансы на политическое урегулирование конфликта. Хотя таковое пока даже не предвидится, эти страны не хотят подрывать даже призрачные перспективы переговоров об окончании боевых действий. Так, Мексика, даже при том, что поддержала резолюцию от 2 марта, выступает против санкций на том основании, что карательные меры еще больше затруднят дипломатию.

Эта же логика объясняет, почему Индонезия, нынешний председатель "Большой двадцатки", отказалась отзывать приглашение Путина на ноябрьский саммит на Бали вопреки всем призывам Вашингтона, хотя президент Джоко Видодо прекрасно понимает, что участие Путина может спровоцировать бойкот Запада. Как и Мексика, резолюцию от 2 марта Индонезия поддержала, но стратегию по изоляции России считает контрпродуктивной. В следующем году председательствовать в "Двадцатке" будет Индия — от голосования она вообще воздержалась, поэтому едва ли премьер Нарендра Моди захлопнет дверь перед Путиным.

Точно так же при всем желании США заклеймить российское "вторжение" на майском саммите США и АСЕАН в Вашингтоне заключительное заявление не пошло дальше болеутоляющего призыва прекратить боевые действия, оказать гуманитарную помощь Украине, и поддержать принципы "суверенитета, политической независимости и территориальной целостности". Россию в нем даже не упомянули, не говоря уже о том, чтобы бичевать. Не лучше выступили США и на состоявшемся в Бангкоке саммите Азиатско-Тихоокеанского экономического сотрудничества (АТЭС) с участием 21 страны. Как только российский министр приготовился говорить речь, торговый представитель США Кэтрин Тай (Katherine Tai) вышла из зала. Ее примеру последовали делегаты из Австралии, Канады, Японии и Новой Зеландии. Остальные же участники остались на месте.

Ключевые страны Глобального Юга отказались следовать линии Вашингтона по другой причине: из опасения, не сказать возмущения, что США злоупотребляют карательными санкциями, пользуясь господством доллара. Некоторые из этих стран сами испытали на себе американские санкции — например, те же Индия и Пакистан после ядерных испытаний в 1998 году и Турция после покупки российской системы противоракетной обороны С-400.

Не помогают Вашингтону и аргументы в пользу санкций: он утверждает, что они необходимы, чтобы покарать нарушителей правил, на которых стоит миропорядок. Глобальный Юг считает эти доводы лицемерием, учитывая сколько раз Вашингтон сам же отказывался от этих принципов, когда это было удобно. Возьмем одностороннюю интервенцию НАТО в Косово в 1999 году, которую не поддержал Совет Безопасности ООН, или же войну в Ираке 2003 года за смену режима — она началась из ложной предпосылки, будто Саддам Хусейн разрабатывает оружие массового уничтожения. Не забудьте вторжение 2011 года в Ливию, которая вышла за рамки резолюции Совета Безопасности ООН 1973 года, переросла в войну за свержение ливийского диктатора Муаммара Каддафи, оставила после себя политическую анархию и усугубила рост терроризма по всей Северной Африке.

Из этого вытекает важный урок: для многих стран за пределами Северной Америки и Европы выбор стороны в конфронтации между Россией и Западом — стратегия заведомо проигрышная, поскольку издержки значительно перевешивают выгоды. Более того, со стороны США неразумно рассчитывать, что те пожертвуют ключевыми интересами ради защиты глобальных норм, которые сам же Вашингтон нарушает, когда ему вздумается. Записывать страны, которые не поддержали Запад, в пропутинские — значит совершенно не учитывать контекст.

˂…˃

Не стоит заблуждаться насчет того, как далеко зайдет остальной мир в поддержке Украины. Вашингтон оплошно считает, что при должном давлении или понукании другие государства рано или поздно поддержат США, когда те хотят решить проблему, уладить кризис или покарать агрессора.

Но международная политика — дело не в пример более сложное. Восприятие мира во многом зависит от конкретной страны, ее положения и интересов — и, не в последнюю очередь, сколькими из них она готова пожертвовать. Это справедливо даже в таких случаях, как российские боевые действия на Украине, когда не составляет труда понять, кто прав, а кто виноват. США самое время переселиться из мира выдумок, где страны безропотно следуют американскому примеру, в мир реальности — сколь угодно разочаровывающей. Иначе США сами обрекают себя на разочарование и досаду — если не провал.

Дэниел Депетрис – обозреватель журнала The Spectator и сотрудник аналитического центра Defense Priorities, который ратует за сдержанность в иностранных вмешательствах.

Раджан Менон – старший научный сотрудник Института изучения войны и мира имени Зальцмана Колумбийского университета и соавтор книги "Конфликт на Украине: откат назад после холодной войны" совместно с Юджином Румером (Eugene Rumer). Директор программы "Большая стратегия" в Defense Priorities.

Дэниел Депетрис (Daniel Depetris)

Раджан Менон (Rajan Menon)

https://inosmi.ru/20220526/ukr...

История одной маленькой бумажки

Юлия Тимошенко заявила, что мирное соглашение с Россией неприемлемо для Украины. По ее мнению, единственный выход — победа в бою. «Любое мирное соглашение станет лишь первым шагом к очеред...

Овсянникова едет домой

Овсянникова возвращается в Россию. На Западе и на Украине оказалась не нужна. Вовремя не осознала, что Запаб выступил в Крестовый поход не проиив "Путинской агрессии", а против России и русс...

В ЛНР отреагировали на слова Путина о том, что военным нужен отдых после Лисичанска

Глава МИД ЛНР: идет работа по направлению на Северск, отдыхать будем позже Министр иностранных дел Луганской народной республики Владислав Дейнего заявил, что силы Народной мили...

Обсудить
  • В точку!!! Это региональный конфликт и остальных он не касается!!!
  • :thumbsup:
  • :thumbsup:
  • :thumbsup: :thumbsup: