Что-то незримо изменилось

12 438

Многие отмечают, что в последнее время в мире что-то серьезно изменилось. Нет конечно, ничего пока что сверхсерьезного не произошло. «Земля не налетела на небесную ось», как говорилось в одном известном фильме, но изменения произошли определенно. Изменения в тональности международного диалога, изменения в отношении к ряду проблем, ранее представляемых как неразрешимые (по крайней мере на уровне информации, которую доносят широким кругам общественности).

Внезапно оказалось, что хакерские атаки на зарубежные сети осуществляли не российские, а китайские хакеры. Внезапно оказалось, что вопросы газотранспортной системы Украины – это не вопрос приоритетного значения и международной важности, а всего лишь проходная тема, которую нужно обсуждать не с Киевом, а в диалоге Вашингтона, Берлина и Москвы. Внезапно оказалось, что формула Штайнмайера, о нежелании включения в свое законодательство которой постоянно говорил Киев теперь не только важна, но и обязательна для Украины.

При этом власти России переходят в наступление по различным инициативам, в том числе весьма серьезным. Например, идут новые предложения к Японии по вопросу использования экономического потенциала Курильских островов. Не так давно эта тема практически полностью затихла, но теперь вновь активируется, судя по заявлениям Путина. Активно развивается диалог между ЕАЭС и Ираном о создании уже не временного, а постоянного соглашения о свободной торговле, а это значит, что в скором времени можно ожидать, что удавка международных санкций если будет и не снята полностью, то по крайней мере существенно ослаблена. И множество других не менее интересных изменений. Очевидно, что такие перемены не могут быть случайными. В равной мере понятно, что, если бы за теми изменениями, которые происходят в мире не стояли бы серьезные основания, крепкий фундамент, было бы невозможно решиться на столь серьезные нововведения и заявления.

Нет, конечно, эти изменения нельзя считать необратимыми. Более того. в этом мире нет ничего необратимого. Совершенно не исключается, что через некоторое время всё изменится, либо на фоне изменения внутриполитической обстановки в тех или иных странах, либо в контексте каких-либо новых событий на международной арене, а они возникают постоянно. Одно только обострение в Ливане чего стоит.

Так что, определенно изменения в мире происходят, эти изменения носят крайне серьезный, можно сказать, фундаментальный характер, и именно они определяют и политическую риторику, и действия отдельных игроков и ключевые задачи, стоящие перед мировым сообществом. Попытаемся разобраться в происходящем.

Эхо Женевы

Отправной точкой наших рассуждений должна стать Женева, а точнее встреча в Женеве российского и американского президентов. Именно после этой встречи (а в определенной мере и до нее) начали происходить серьезные изменения в отношении России.

На самом деле это уникальная встреча. Ни об одной другой встрече, наверное, не было сказано так мало в официальном изложении (слова, что стороны провели конструктивные переговоры, относятся к политесу, а не к реальности) и столь много в аналитических материалах. Полный набор тезисов вряд ли следует пересказывать, слишком уж он велик, но были предположения и торга вокруг Украины, и торга по «Северному Потоку 2», торга по Белоруссии и по многим другим вопросам. Ничего из этого не подтверждается властями двух стран, но и не отрицается. Говорится только о том, что стороны намерены провести новую встречу через полгода.

При этом, именно после Женевы начались весьма интересные действия. США начали вывод своих войск из Афганистана (причем крайне быстро), а в Москву приехала делегация Талибана (по поводу этого недоброжелатели российских властей из стана «либеральной оппозиции» начали глум по поводу встречи МИД и террористической организации. Хотя, всем понятно, что ради спокойствия страны и безопасности не с такими будешь встречаться). Более того, пошла информация и о стремлении США покинуть Ирак (а значит и соседнюю Сирию, т.к. иначе нечем будет снабжать американский контингент там).

Именно после Женевы ослабление санкционного давления по США «Северному потоку-2» перешло из негласной формы во вполне гласную «зачем делать то, что не имеет практического смысла». Теперь факт достройки газопровода и его сертификации никто не отрицает, а вопли Киева по этому поводу особо не слушает.

Именно после Женевы российское руководство начало беспрецедентные действия по очищению российского пространства от иностранного влияния в форме различных НКО, несколько фондов, в том числе таких укоренившихся, как «Оксфордский фонд России» попали под запрет действия, статус иностранных агентов получили десятки юридических лиц и граждан. А со стороны Запада – молчание. И ушли на задний план темы «новичка», российского спортивного допинга (и даже игнорирование запрета ВАДА на цвета российского флага на форме наших олимпийцев не вспоминают), российских хакеров.

Определенно можно сказать одно. Именно Женева (встреча Байдена и Путина) стала отправной точкой для всех изменений. Именно она дала стартовый толчок изменениям, которые мы прекрасно видим в текущем периоде политической активности. Но это отсечка на шкале времени, но не причина, в чем же причина изменений?

Политические и стратегические расклады

Собственно, попытаемся найти ответ на вопрос, в чем причина происходящих видимых изменений. Равно как и необходимость Женевы и встречи через полгода. Наверняка эти изменения имеют вполне понятный и объяснимый характер. Ну не возлюбили же американцы Россию и Путина так, что все «Табаки» устраивавшие вопли возле звездно-полосатого «Шерхана» вдруг утихли? Нет конечно. Для всего есть основание.

Женевская встреча закончилась тем, что стороны договорились встретиться еще. Встретится через полгода и … Дальше пока вопросы. Для того, чтобы следующая встреча прошла успешна, очевидно, необходимы условия. И предположим, что такими условиями является конструктивный диалог между Россией и США (вкупе со всеми сателлитами) по широкому перечню вопросов – от экономики до кибернетической безопасности. Итого – стороны договорились не вредить друг другу. А это очень серьезное дело.

Зачем это нужно России вполне понятно. Россия и так не занималась вредительством и не пыталась на пустом месте найти, то следы «новичка», то какие-то другие, столь же не вменяемые темы для обвинений и санкций. России нужна система нормального диалога, хотя бы такого, который велся в 70-е годы между СССР и США, понятного, не дружелюбного, но вполне объяснимого и содержательного. Так что Россия здесь вполне в своей стандартной международно-правовой позиции. Зачем это нужно США? А вот тут видимо вопрос не одномерный. Он, скорее, имеет две плоскости – политическую и экономическую.

Политическая плоскость заключается в том, что демократы, победившие на прошлых выборах, стремятся создать новый политический порядок в США, закрепиться надолго на всех этажах власти, взять одновременно и президентское кресло, и Конгресс, и Верховный Суд, искоренить «трампизм» как явление. Но для этого нужно избежать чужого вмешательства. В том числе российского. Вторая плоскость – международная. США ведут борьбу с Китаем за мировое лидерство. США эту войну в потенциале проигрывает, причем не за счет политических просадок, а экономических, в первую очередь. И США нужно изменить векторы своей активности, для чего сравнительно просто уйти из клубка проблем на Ближнем востоке и в Центральной Азии. А тут без участия России не обойдешься. Именно Россия является спонсором эвакуации части афганских элит в Среднюю Азию, именно Россия будет прикрывать вывод американских войск из Ирака и Сирии.

Политические вопросы интересуют США в том контексте, в каком они подходят для сдерживания Китая. Надеяться, что Россия встанет в один строй с США против Китая – наивно, но вредить попыткам перегруппировки американских потенциалов не будет совершенно точно. Нам противостояние США и Китая в Азии вполне выгодно.

Дефолт близок? Или операция «Шерхан меняет шкуру».

Геополитическая игра с Китаем опирается на экономические потенциалы и никак иначе. Тот, у кого нет средств на противостояние не сможет ни выиграть его, ни свести к выгодному для себя положению. При этом, очевидно, что с учетом накопленных экономических потенциалов США пока что может сохранять видимость доминирования. Но то, как Китай справился с пандемией коронавируса, с экономической точки зрения демонстрирует готовность Пекина к глобальному экономическому лидерству.

И что же тогда остается США? Очевидно. Перевернуть шахматную доску. Если Китай стал доминировать в традиционной экономике и переходить красные линии, заботливо расчерченные США, то американцам нужно просто изменить правила игры (для себя и всего остального мира). Именно это американцы и делают. Фактически они запускают идею экономики без углерода при фактическом перезапуске собственной финансовой системы. Избавиться от своих оков и сковать противника (Китай) оковами новых правил. В этом и есть цель США и отсюда потребность в паузе, которую они пытаются купить у Кремля. США покупает себе собственную перезагрузку.

США утратили многие предприятия реальной экономики. Сделали они это еще в 80-90-00-е годы. Вот только Китай отказался играть по их правилам и повел себя излишне независимо, накапливая экономический потенциал всеобщего сборочного цеха. Сейчас при введении «зеленых правил» именно экономика США окажется наиболее к ним приспособленной. Фактически это выглядит так. В США имеются банковский капитал, отрасль услуг и IT технологий, и они не имеют «углеродного следа», а в Китае есть нефтехимия, есть металлургия, есть угольная промышленность и угольная генерация. И следующим шагом, после определения новых правил климатической игры будет попытка возложить на страны-загрязнители обязанность платить за этот ущерб в пользу не загрязняющих стран. Всё просто. США хотят навесить на Китай ярлык главного загрязнителя и наложить на него налог в свою пользу. Выгода для США двойная. С одной стороны, у Китая уменьшается доход от производств, у США появляются лишние деньги для ограничения Китая. При этом, однако, США нуждается в перезапуске своей финансовой системы. Именно для этого Минфин США говорит об угрозе дефолта и о разгоне инфляции. Создать больше долгов, отказаться от платы по собственным долгам (привет Китаю с огромными объемами американских долговых бумаг) и ввести новое мерило стоимости, например, «зеленый электронный доллар».

Вероятно, именно наличие потребности в перезагрузке экономической модели послужило отправной точкой для того, чтобы начать процесс разговора с Россией. Женевский формат переговоров, пакт о ненападении в трудный период.

Долго ли веять ветрам перемен?

На самом деле верить американцам нельзя. Они никогда не будут соблюдать договоренность при изменении обстоятельств. И никогда не будут говорить со слабым противником, который можно сломать. И вот тут на происходящее нужно посмотреть более пристально.

В предыдущий период, последние лет 12 как минимум США упорно пытались либо принудить Россию действовать в рамках американской политической воли, либо убедить, что идти строем с США выгоднее (политика «перезагрузки» Обамы). Но ни одно, ни второе не помогло. Потепление было временным и споткнулось на первой же попытке США использовать улучшение отношений с Россией в свою пользу. Речь идет о Ливии и обмане с «бесполётными зонами». Не поддалась Россия и на санкционное давление, и на попытки обрезать некоторые критические экономические узлы (у МС-21 теперь российский двигатель и крыло из российского композита), и на создание атмосферы холодной войны во всех сферах от политики и экономики до спорта и культуры.

А отсюда итог. США не смогли сломать Россию, хотя предприняли к этому несколько заходов. Значит, придется принимать новую стратегию игры в отношение России. Какую? Пакт о ненападении, фактически. Не вредить России и не получать встречный ущерб от России. Как долго? Пока что полгода, а там. Видимо и до конца первого срока Байдена. Как минимум. Как максимум, до момента перезапуска экономических правил игры в общемировом масштабе. А потом? Потом, видимо, Россию ждет попытка со стороны США и иного «коллективного Запада» набросить то же климатический ошейник, который они готовят для Китая, и на Россию. Не зря Дерипаска начал суетиться с алюминием «без углеродного следа», не зря индийский олигархический клан Миталл, заявляет о выплавке стали без «углеродного следа». Они прекрасно понимают, чем грозит такой углеродный след. Видимо, как раз теми 15 % корпоративного налога, который уйдет … к кому то, кому пропишут, как штраф за «углеродный след». Более чем уверен, что штрафы будет собирать в пользу некой надгосударственной структуры, «ответственной» за климат по всей планете. И тогда уже мы увидим совсем другую позицию соединенных штатов. Но это будет не сейчас.

А сейчас США ни за что не будут нарушать хрупкий мир и спокойствие новой росийско-американской реальности, в которой не дружба, совсем не дружба, но ненападение, время на передышку, время на перезагрузку американской экономики под совершенно иные идеологические лекала. Почему идеологические? Потому что современная американская экономика – это не экономика вовсе, а идеология, густо замешанная на выгоде. И более ничего.

Sir Max Merfie


Произвол в Техасе и правозащитники

Сегодня взоры всей прогрессивной общественности мира прикованы к происходящему в Техасе произволу. А, не, не прикованы. Цепные грантоеды-правозащитники ничего не видят, потому что не заплачено. Он...

Обсудить
  • ".. современная американская экономика – это не экономика вовсе, а идеология, густо замешанная на выгоде." :exclamation:
  • :point_up: :open_mouth: :thumbsup: :thumbsup: :thumbsup:
  • :thumbsup:
  • Интересная статья , спасибо :thumbsup:
  • :thumbsup: :thumbsup: :thumbsup: