Обстрелы Запорожской АЭС — чего добивается Украина? НАТО готова вмешаться в Косово, ВСУ бегут с Соледара

БОНАПАРТ : ПРОКЛЯТЫЙ ИЮНЬ

1 117

Европа лежала у его ног. Он собрал самую огромную и сильную армию за всю обозримую историю человечества, но все же, перед тем как решиться переступить границу России, он был одержим сомнениями.

Как только Бонапарт отдал приказ о приготовлении к самой грандиозной военной кампании своей жизни, он потерял покой.

Очевидцы рассказывают, что он то впадал в эйфорию от грядущей победы, которая виделась ему как наяву, то погружался в мрачные раздумья о будущем, будто заглядывая в клокочущую бездну фатальной неизвестности.

Войны с Россией никто не хотел. Никто из его близких приближенных не видел в ней смысла. Бонапарт колебался, но остановить запущенную машину войны было уже не в его силах.

Министр полиции Савари вспоминает, что накануне отъезда к армии весной 1812 года Бонапарт сказал ему: «Тот, кто освободил бы меня от этой войны, оказал бы мне большую услугу…»

Но такого человека не нашлось. Ни разумные доводы бывшего посла в России Коленкура, ни сомнения верных маршалов были слишком неубедительными. Он боялся этой «варварской пустыни», но она непонятной притягательной силой манила его к себе, хотя он даже не вполне осознавал, как будет действовать, переступив черту между миром и войной.

Пред ним был враг, который уже не единожды был им бит. Но есть ли для русских правило быть битыми всегда, - тем более, когда придется сражаться с ними на их собственной земле?

Россия еще не видела такой силы со времен татарского нашествия – под знамена императора собралась вся Европа – поляки, итальянцы, австрийцы, пруссаки, вестфальцы – сколько их, не сосчитать, собрал непобедимый Император в начале июня на западном берегу Немана. Отлично снаряженные, сытые, довольные, упивающиеся восторгом грядущих побед и предчувствием богатой добычи они смотрели на него как на бога. Он был для них символом победы, которой просто не могло не быть, когда он вел их вперед.

Здесь, рядом с этой несметной ордой, сомнения больше не мучали его. Баварский генерал Вреде вспоминал, как оглядывая бескрайний лагерь Великой армии Бонапарт сказал: «Еще три года, и я – господин всего света!»

Его глаза тускло сверкнули в свете бивачных костров, но улыбки на располневшем одутловатом лице заметно не было. Может быть он и сам не верил в то, что говорил и лишь играл на публику?

А может, в этот короткий миг озарения, он увидел реальное будущее, ожидающее его ровно через три года.

Это было вечером 21 июня 1812 года.

На следующий день, в литовском местечке Вильковышки, он подписал свой приказ по Великой армии:

«Солдаты, вторая польская война начата. Первая кончилась во Фридланде и Тильзите. В Тильзите Россия поклялась в вечном союзе с Францией и клялась вести войну с Англией.

Она теперь нарушает свою клятву. Она не хочет дать никакого объяснения своего странного поведения, пока французские орлы не перейдут обратно через Рейн, оставляя на ее волю наших союзников. Рок влечет за собой Россию: ее судьбы должны совершиться. Считает ли она нас уже выродившимися? Разве мы уже не аустерлицкие солдаты? Она ставит нас перед выбором: бесчестье или война. Выбор не может вызвать сомнений.

Итак, пойдем вперед, перейдем через Неман, внесем войну на ее территорию. Вторая польская война будет славной для французского оружия, как и первая. Но мир, который мы заключим, будет обеспечен и положит конец гибельному влиянию, которое Россия уже 50 лет оказывает на дела Европы».

Этот приказ, по сути, стал официальным объявлением войны.

Очередной «спаситель Европы» от «угрозы с востока» решил попробовать на зуб наши необъятные просторы.

Мог ли представить он, разглагольствуя в своем приказе о некоем «роке», довлеющем над Россией, что именно она станет его «роком»?

Июнь был его благословенным месяцем. Июнь 1796 года стал прологом к целому каскаду решающих побед в Италии, июнь 1800 года был отмечен победой при Маренго, июнь 1807 года - триумфом Тильзитского мира...

Он верил, что и этот жаркий июнь 1812 года станет прологом к новой, невиданной по своим масштабам победе!

Вспомним: всего через три года он собирался стать «господином всего света»!

Однако, ровно через три года – 22 июня 1815 года Император Франции Наполеон I подпишет отречение от французского престола. Дальше – английский плен и остров Святой Елены, где и найдет он свой конец.

Очень уж страшная и очень странная эта дата – 22 июня.

Не ходите на Россию в июне. И в другие месяцы тоже лучше воздержаться от этой затеи.

Проверено не единожды.

https://www.facebook.com/photo...

Как молодой инженер отстаивал своё изобретение перед Сталиным и сумел его убедить? И это изменило ход войны
  • sam88
  • Сегодня 03:22
  • В топе

В 1934 году на руководство Центральной лабораторией Ижорского завода Ленинграда был поставлен молодой инженер Андрей Завьялов. Здесь разрабатывали новую броню для танков. Благодаря разработкам Завьяло...

Запад ждет неприятный сюрприз
  • pretty
  • Сегодня 08:40
  • В топе

Автор:  Андрей КолесникСтранное время мы переживаем прямо сейчас. Время парадоксов, небывалых сочетаний реальности. И время опасных иллюзий для тех, кто эту реальность неправильно понимает.С...

Вот новый поворот... и Макаревич опять ноет и ревёт

Европа устами тёти Каллас возвестила о запрете въезда и ограничениях в выдаче виз для всех россиян, назвав посещение Европы привилегией. Хех, привилегия посетить разрушающуюся и дегради...

Обсудить
  • Болезни Наполеона I : Эпилепсия, мигрень, фурункулы, брадикардия, нарколепсия, туберкулез, ангидроз, геморрой, чесотка, непроходимость уретры, шистосоматоз, вензаболевания и гормональный сбой. Факт: На момент битвы при Ватерлоо у него оказалась сильная задержка «стула», что привело к сильным болям и ухудшению состояния. Поэтому он удалился с поля сражения, покинул свою армию, оставив её фактически без командира, а сам при этом залез в ванну с теплой водой, чтобы облегчить свои мучения. :point_up: :exclamation: Тут даже Нострадамусом не надо быть, всего лишь врачом, чтобы составить пророчество, которое сбудется с высокой долей вероятности.