• РЕГИСТРАЦИЯ

Ми-24(окончание)

Александр Назаренко (Лукьяненко)
ковчег построен любителем-профессионалы построили титаник
16 июня 17:05 13 2760


3 глава.

Работаем мы двойками. Со мной в паре молоденькая девчонка Ми-24П, которую недавно перегнали с отстойника. Ее экипаж, тоже совсем еще молоденькие ребята, если не брать в учет Батьки- старого бортмеханика Лесопетыча, жуть как ею гордятся - новенькая, модифицированная, в ярком красивом камуфляже, она действительно сразу бросается в глаза и выгодно смотрится на нашем фоне уже изрядно потрепанных, закоптелых, в выцветшем камуфляже и замазанными бортовыми номерами. Но в этом отношении мы, вертолеты, без комплексов и закидонов, любим по-доброму пошутить по этому поводу, без обид. А так как мою прежнюю напарницу, очень матерую и опытную, прошедшую Афган, перегнали на другой аэродром, то в двойку мне и закрепили, так сказать для передачи боевого опыта. Ее экипаж ласково называет "Наша Миля". И даже на фюзеляже, белой краской, крупно написали это имя. Мы с ней решили, что назвали они ее так в честь нашего общего прародителя и основателя Михаила Леонтьевича Миля. А Семен назвал ее Зеленая Миля, сославшись на свой любимый фильм, и даже привел Василю какие-то доводы по поводу аналогий сюжета с судьбой боевого вертолета. На что Василь хмыкнул и согласился, что вертолет действительно очень зеленый, да и летчики тоже.

Миля, хоть и молода, но с хорошим боевым настроем и задором. Это можно понять. Страха она еще не знала, а силу уже чувствует. А еще сильней хочется себя попробовать в деле, в реальном бою, а не в колыбели испытательных аэродромов, где все вокруг твои друзья и наставники. Поэтому со щенячьим азартом она расспрашивает у меня, что да как, все время сводя учебу на рассказы про то, что бывает там, за пределами охраняемой территории аэродрома и впитывает в свою подкорку любую информацию, мысленно проверяя работу всех агрегатов и в нетерпении переминаясь на шасси.

Ми-8 и 26, по-матерински вздыхают, и остерегают ее от различного вида засад и обстрелов, на которые так легко попасться при взлете и посадке, особенно на незнакомой местности.

- Ты, девонька, поберегись. Перестрахуйся лучше лишний раз, раскидай тепловые ловушки, а там видно будет. Уж больно ты молоденькая, да и ребятки твои опытом не блещут. Ох, погубят красоту такую, да и сами сгинут, сердешные.

На этом они обычно украдкой смахивали навернувшуюся слезинку, поддавшись навалившимися воспоминаниям. А вспомнить им действительно было что.

Весь авиапарк Ми-8 и Ми-26 был уже в солидном возрасте. Ми-8 начали свою работу еще в Афгане, затем побывали и на других вооруженных конфликтах и теперь дослуживали свой век на чеченской земле. Это была отдельная тема для их тяжелых и не радостных раздумий. Ведь хотелось им, жуть как хотелось, покоя и мирного неба.

Об Афгане они очень любили повспоминать с моей прежней напарницей. Это было время их молодости, и это было удивительное место, красивое и опасное. Направляясь туда, они еще ничего не боялись, так как не знали что такое "переносные зенитно ракетные комплексы". Жизнь казалась им полной веселых приключений и военной романтики, пока не начали гибнуть первые из их выпуска. Сгорая, яркими факелами они падали в скалистые пасти, с тоскливым предсмертным воем разбитых лопастей, которому вторило доносящееся снизу полное ликования и злобного восторга - Аллах Акбар!

И вот сейчас, на этой земле, все удивительным образом повторялось, напоминая им время юности. Но только опыт прожитой жизни говорил об одном, что, скорее всего, эта земля станет последним пристанищем уже для их обгоревших останков. И будут они гнить, разъедаемые ржой, где-нибудь у подножия гор, а местное население будет смачно плевать в их сторону и с довольными ухмылками ругаться на непонятном гаркающем языке. Все это может легко ждать и нас, но мы стараемся не поддаваться этим настроениям и оптимистично смотреть в будущее. Хотя, конечно, какое оптимистичное будущее может быть у боевого вертолета. Стать живым экспонатом в музее - это судьба для избранных единиц.

Но Миле рано думать на эту тему. В жилах ее течет еще горячая кровь из смеси горючки, масла и электрического тока, а в мечтах воздушные бои, устаревшая классика, но такая притягательная.

Уже глубокая ночь. Утром у нас предстоит первая слётка. Миля волнуется, не может уснуть, и все время тормошит меня новыми вопросами. Миги и Сушки ухмыляются, тихонечко ворчат, но не выдерживают напора юной мысли и начинают учить ее уму-разуму и рассказывать истории из своего опыта. Миля слушает затаив дыхание, внемля каждому слову.

Я благодарна им за эту передышку и сон быстро окутывает меня своими липкими сетями, втаскивая в уже другую реальность, где оказываюсь в окружении высоких острых скал. Я лечу в ущелье и вначале получаю необыкновенное удовольствие от вида серых глыб, уходящих в небо, местами покрытых редкой, чахлой растительностью. Легкий ветер гуляет в этом каменном мешке, скидывая с высот мелкие острые камешки, которые с легким шуршанием осыпаются по склонам. Во всей этой суровости есть что-то притягательное и прекрасное - это Афганистан. Я никогда не была там, но впитала в себя рассказы, прочувствовала ту жизнь, как будто наяву видела те горы, извилистые серпантины дорог, белесые выцветшие аулы, грязные бурные горные реки и даже названия Кабул, Баграм, Шинданд и Кандагар были родными, щемящими душу. Не буду скрывать, я завидовала этим матерым, запыленным, уставшим вертолетам и очень жалела, что слишком молода, и та война прошла без меня. И вот теперь я здесь. Восторг и адреналин накатывают на меня волнами, пробегаясь по обшивке. И вдруг к чувству безграничной радости примешивается еще одно, горькое и едкое, со вкусом пороховой гари. Приходит осознание опасности и ощущение это такое неожиданное и острое, что двигатель на секунду захлебывается, и я проваливаюсь на воздушных потоках. Стараюсь взять себя в руки, успокоится, но ощущение надвигающейся беды не проходит, вкус горечи усиливается, а я судорожно пытаюсь определить источник.

И, наконец, вижу, из-за огромного валуна, похожего на спящую собаку, отделяется светящееся пятно и уходит по направлению ко мне. Внутри все сжимается в спазме. Я знаю, что это. Это ПЗРК "Стингер". Именно их применяли духи в Афгане, убивая моих друзей. Проговариваю себе, что сейчас "Стингеры" не применяются и что обмануть их легко, это не новые и умные "Стрелы", и тем более "Иглы". На мгновение успокаиваюсь. Пытаюсь отстрелять тепловые ловушки, но с ужасом понимаю, что на мне находятся устаревший теплопеленгатор Л-166, который как у Ми-8 расположен на брюхе, и приемный фасетчатый блок слеп от грязи и нагара. И ничего сделать с этим я не могу. Я безоружна. А ракета приближается, медленно как во всех снах, но неотвратимо.

- Проснись! - Кричу я, с силой пытаясь вытолкнуть себя из сна, и тем самым спастись. Но, вдруг, понимаю, что не сплю, что именно это и есть моя жизнь, здесь и сейчас. И именно я нахожусь в Афганистане, в составе 40-ой армии, зоны ответственности "Север" и уже несколько лет базируюсь на аэродроме в Кундузе. Том самом Кундузе, о котором говорят подтрунивая : "Если хочешь жить как туз - поезжай служить в Кундуз". Не пойму, завидуют, или дразнятся?... Сейчас лечу по ущелью от Каракамара до Файзабада на сопровождение колонны. Внизу видна длинная змея нашей боевой техники, которая медленно, густо чадя солярой, тянется на подъеме и не знает, что от смерти ее отделяет всего несколько секунд. А там, внутри этих маленьких машинок, сидят живые люди, молоденькие солдатики, офицеры, и в их нагрудных карманах лежат фотографии с любимыми и родными, которые где-то далеко в Союзе надеются и ждут. Я бросаю взгляд на семейную фотографию Василя и он, приобняв жену и положив руку на плечо сына, улыбается мне, поддерживая в задуманном. И сразу приходит понимание, что надо делать, всплывает заштудированная инструкция действий при обстреле. А ракета уже близко, но прежнего страха и ощущения безнадежности уже нет. Я резко беру вверх. На грани возможного выхожу на критический 60градусный угол, вытягивая свою смерть за собой, а потом резко, камнем падаю вниз и влево, успевая заметить, как растерялась ракета, потеряв свою и уже такую близкую цель, на доли секунды замерла, вильнув за мной, но не справилась с собственными силами и устремилась вдаль, безобидная и бесполезная. Это моя победа! И это придает мне силы удержаться и выровняться всего в десятке метров от острых камней. С ревом перегруженных моторов, в звуке которых слышны все 44 сотни лошадей, я взлетаю, разворачиваюсь к этим мерзким злобным скалам и начинаю лупить из четырех стволов, с каким-то внутренним мстительным задором всаживая двадцать третий калибр в серый скальник, кроша и перемалывая, разламывая и уничтожая все на своем пути. Камни быстро окрашиваются в красный цвет. Это кровь моих врагов и врагов тех, кто сейчас по серпантину едет в броне. Скалы сдаются мне. Я, словно, приминая их лопастями, поднимаюсь, высоко-высоко, и наконец, выныриваю в голубой простор, освещенный золотистым теплым солнцем. Вот оно, наше вертолетное счастье - находясь на грани смерти, выиграть, победить, уничтожить врага, спасти своих и окунуться в освежающую глубь неба. Вырваться на свободу и лететь, развивая максимальную скорость, не задумываясь и не боясь никого и ничего.

- Эй, Малая, давай просыпайся. Лететь пора.

Я вздрагиваю, голос Семена, врывается в мой полет и замедляет его. Небо растворяется. Я просыпаюсь, понимая, что по-прежнему улыбаюсь.

4 глава.

Первая слётка прошла неплохо. Не обошлось, конечно, без эксцессов, но все-таки все вернулись живые и здоровые. Началось все с того, что при взлете у Мили сработали тепловые ловушки. В эфире послышался мат руководителя полётов, обещающего оторвать уши экипажу, если они спалят родной аэродром.

Те пытались смущенно оправдаться, искренне не понимая, как оказалась включенной АСО (АСО - автоматическая система отстрела тепловых ловушек). Пытаясь сослаться на яркие утренние блики. Я же ухмыляясь, глянула на Ми-8, точно зная, откуда ветер дует.

- Научили, перестраховщицы!

Те лишь угрюмо уткнулись в землю, делая вид, что ничего не происходит. Самолеты же не обошлись без едких замечаний нам вслед.

Но в целом полет шел нормально. Семен, тихонько матерясь в сторону, корректировал молодняк:

- Миля, куда ты жмешься ко мне! Держи дистанцию. Поцарапаешь нашу красотулю, и я лично, оторву тебе не только уши.

- Есть держать.

- Куда сваливаешься? Отойди правее. Так...Хорошо.

- Принял.

- Уходим на левый разворот.

- Куда?

- Туда! Куда ты будешь ходить без ушей от своей жены, если доживешь до дембеля.

Вот так, мирно, почти по-семейному, прошел наш первый совместный полет. Миля старалась из всех сил, пытаясь загладить свой косяк с ловушками и в остальном не подвела свой не опытный экипаж.

- Путем. Толк будет.

Сказал Василь, после того как благополучно сели.

- Если не убьются.

Добавил Семен.

5 глава.

И потекли обычные рабочие будни, состоящие из сопровождения Ми-8 и 26, наземных колон с техникой, и патрулирования территории с постоянным выискиванием доморощенных "Самоваров". Миля и ее экипаж быстро набирались опыта, обстановка, так сказать, стимулировала. Постепенно они стали всеобщими любимчиками. Летчики, двое молодых парней, сразу после учебки, Ванька и Вовка, были прозваны Семеном Чук и Гек, так как были не разлей вода, но все время бузили между собой. С Семэном они быстро сдружились, почуяв родственную душу, и уже тройкой тренировали нервы и терпение командования аэродрома, которое беззлобно ругало их и шпыняло, но по-отечески любило. Хотя, уже по опыту, держало ухо востро, когда небо затягивало тяжелыми тучами и на несколько дней наступала нелетная погода. Но, предугадать, что на сей раз отмочит бесшабашный молодняк, не мог никто, даже

многоопытный Василь.

То они ночью на Ми-8 нарисуют белую полосу по борту с черной надписью "Ночной дозор". То восстанавливают киношный рецепт ликера "Шасси" в новом исполнении, дав ему гордое название "Шасси 2", ну или "Второе шасси", со всеми вытекающими из него последствиями. То начинали играть в старую игру "Пекаря", в которую быстро втягивался весь личный состав аэродрома. Ну, кроме высшего начальства, которое, впрочем, не без зависти поглядывало на мелковую разлиновку на взлетном поле. А один раз устроили турнир по боксу. После чего командир Мили неделю проходил с красивым синяком под левым глазом, освещая своим довольным видом дорогу в расположении. Апофеозом было разбитое стекло у начальника аэродрома, выбитое Семеном в разгар несанкционированного футбольного матча. После чего начальник долго орал о том, что он сыт по горло их выкрутасами и отправит всех в штрафбат!

Но тучи уходили. Погода менялась и наступало время работы. И опять все по старой схеме - сопровождение, патрулирование, поиск. Один вылет похожий на другой. Взлет - посадка.

- Что-то тихо последнее время, к чему бы это. - Заметил Семен.

- Это точно. Либо совесть замучила проклятых моджахедов, ну, либо готовятся преподнести нам подарочек. - Василь скосил взгляд на фотографию с домашними и украдкой вздохнул.

Мы уже полчаса в воздухе. Сопровождаем Ми-8 с отрядом на борту. Парни забрасываются в горный район Чечни. Надо проверить поступившие разведданные.

А красота кругом волшебная. Зима. Степная часть как будто накрыта праздничной белой скатертью. Снег укрыл все - липкую жирную грязь, похожую на пластилин, разбитые дороги, и даже местами попадающаяся раскуроченная сожженная техника стала похожа на детские ледяные горки. Воздух, очищенный недельным снегопадом, прозрачный, почти хрустальный, гладя борта, приятно холодит и взбадривает. Идеалистическая мирная картинка. И вдруг защемило, разливая по жилам тревожное предчувствие надвигающейся беды. Я знаю это чувство. С земли запустили ракету. Что именно - устаревший "Стингер", как во сне, туповатая "Стрела", или все ж, "Игла"? Черт! Мысленно толкаю Семена тревожным импульсом, и он, настроенный со мной на одну необъяснимую волну, все понимает еще до сработки электроники.

- Командир, справа!!!

- Горка говна с изюмом!!!!

Василь резко завалил машину вправо. Но я не обижаюсь. Я понимаю, что пытается сделать командир, и с готовностью подчиняюсь, самостоятельно набирая обороты и увеличивая скорость за доли секунд до команды. Ведь на данный момент я и Миля, оснащенные системой ЭВУ, находимся в относительной безопасности, а главная цель ракеты Ми-8, вот кто сейчас открыт в небе и уязвим. И командир торопится, отслеживая глазами стремительно приближающуюся ракету и давая команды по рации Ми-8, пытается успеть вклиниться между ними.

Черт, опасно, ох, как рискованно командир, сгорим, блин! Но тороплюсь, заранее начиная выплевывать тепловые ловушки, пытаясь отвлечь "Стрелу". Ух, как страшно. На фюзеляже выступил конденсат - прошиб, все ж, холодный пот.

- Не бойся, Малая, все вертолеты попадают в рай, - шепчет Семен, глазами следя, как ракета, уверенная в своих силах, выбрав себе жертву, с ядовитым шипением режет небо, и, оставляя длинный белесый хвост, быстро сокращает дистанцию. Неужели не успеем. Ми-8, с надрывом мотора, старается уйти ввысь. Чуя приближающуюся смерть, как курица пытается спасти своих цыплят, которых прикрывает железными боками. Но не вытянуть. Не сможет тягаться с реактивным снарядом. А я смогу. Из последних сил успеваю, врываюсь и ловушками обманываю ракету. Та в запале погони, ослепленная, нырком уходит к земле и достать уже нас не может.

А мы набираем высоту, торопясь уйти в низкие облака, куда, секундами ранее, спряталась Ми-8, сопровождаемая не менее ошарашенной Милей. Но с земли уже гулко застрочил пулемет, стараясь отомстить за просчет. Не хватает десятка метров, чтоб укрыться в спасательном полумраке облаков. Пули со свистом прошили обшивку, разбили блистер и пробили левое крыло. Хорошо хоть, провода не перебили. Боль разрывается во мне и растекается по корпусу, сковывая движения. Ух, как больно, "штурм" вам, гады, в бок! Слезы обиды и боли закипают, но перебивает чувство злой досады.

- Ну, падлы, держитесь!

Это то ли я кричу, то ли Сеня. И резко снижаюсь, вынырнув из спасительного укрытия, разворачиваюсь и возвращаюсь к месту засады, и уже мой пулемет начинает работать, вспахивая белый снег, оставляя грязные глубокие борозды. В ответ огрызнулись враги.

Это они зря!!! Этого мне и надо было. Заметив цель, со свистом уходят ракеты. Эти отомстят за все - за боль, за страх, за движение на пределе возможного. Земля озаряется разрывами. И я с удовлетворенным чувством наслаждаюсь звуком взрывов, который ласкает мой слух.

- Получили, ублюдки. - И Василь устало стирает капли пота с лица.

- А еще, у нас есть камни за пазухой! - Кричит довольный Семен, откидываясь в кресле, на секунду прикрыв глаза.

6 глава.

Кто сказал, что мы железные и нам не больно. Больно, ох, как больно. Но надо терпеть, молчать, чтоб не выдать свою слабость, живую душу. А еще нельзя допустить, чтоб механик Славок, понял нашу ахиллесову пяту. Хотя, судя по тому, как долго и бестолково он ковыряется в моих ранах, и с каким удовольствием на десятый раз, не считаясь со своим личным временем, которое он в обычной ситуации очень ценит, переклепывает заплатки на крыле, то складывается ощущение, что все он знает и сейчас целенаправленно мстит мне за все. Но сил ответить ему той же монетой уже нет. Измотали меня - бой, дальний полет, парней, все ж, надо было доставить до места назначения, дорога домой. На обратном пути мы сделали круг над местом боя и в очередной раз результатами остались удовлетворены. Белый снежный саван был вздыблен и разорван вывороченной землей, раскиданными камнями. Но больше всего радовали взгляд останки крупнокалиберного пулемета и кровавый след, стелящийся вокруг черной воронки. Вот он цвет нашей победы, ровно как и нашего поражения - грязь, гарь, кровь. И только снег стыдливо прикрывает и оправдывает нас перед природой.

По прилету парни устало поплелись в расположение. Славок же, узнавший про бой, с готовностью отозвался на ремонтные работы и вот уже пару часов, с удовольствием садиста, ковырял мои внутренности.

- Ублюдочные духи, чему вас только учат, уродов. Вертолет и тот подбить не смогли. Тупые бездари. Понтарылые волки свободной Ичкерии. - Бормотал он, скаля свое и без того неприятное лицо.

- Что ты там ворчишь все время? Слазь, я сам доделаю. - Внизу стоял Василь.

Славок вздрогнул и выронил из рук молоток, который, стукнувшись об крыло, в аккурат, отлетел и ударил его по ноге. Уж в такой мелочи я себе отказать не смогла. Славок взвыл, со злостью пнул меня в бок, слез на землю и, матерясь, пошел прочь.

- Задолбали! Доделывайте свое ведро сами! - И он быстро скрылся из вида в наступающем вечернем тумане.

Василь, молча, проводил его усталым взглядом, погладил меня по криво заклепанной заплатке и вдруг уткнулся лбом в обшивку, по-мужски, смахнув навернувшуюся слезу. А потом подошел Семен, спокойный, деловитый, без извечных шуточек, похлопал командира по плечу, и они, быстро, как хорошие врачи, без боли отремонтировали пробоины.

А позже еще долго сидели в кабине, пили коньячный спирт, думая каждый о своем и в то же время об общем, как будто втроем вели неспешную, внутреннюю беседу, понятную только нам, которую невозможно обратить в слова. Да и как можно высказать все, что наболело - внутреннюю усталость, ощущения рядом бродящей смерти, бездарной и непутевой организации работы, неизменного предательства, продажности, зависти, тупости и повсеместной непроходящей глупости. А еще, какого-то щемящего ощущения в глубине души.

7 глава.

- Ноль шестой, ноль шестой, поддержи огнем. Попал в засаду. Несу потери. Квадрат тридцать семь точка пятнадцать. По улитке - восемь. Одинокую скалу видишь? От нее западнее двести...

- Принял. Держитесь. Скоро будем.

Я набираю обороты. Семен корректирует Милю. Мы спешим. В засаду попала разведгруппа майора Горвачева, старого друга Василя. Подружились они еще в Таджикистане, где дислоцировались рядом. Периодически встречались и в первую чеченскую кампанию. Жутко радовались друг другу и обязательно приходили в гости. Пили, жарили картошку, пели под гитару и всю ночь напролет разговаривали, вспоминая тех, с кем сводили их фронтовые дела и дороги.

И вот теперь майору нужна была помощь. О предстоящей зачистке Василь знал, как впрочем, знал, чьими силами она будет проводиться. Старые друзья встретились за пару дней до боевого выхода. Просидели полночи, но на этот раз не пели, а обсуждали предстоящую работу, подводные камни и возможность попасть в засаду на данном участке при утечке информации. И, судя по всему, информация утекла, как всегда неизвестно какими путями. Их уже ждали. Бандиты были готовы и хорошо вооружены. Обманули дозоры, дождались, когда разведчики втянутся в труднопроходимый, сложный участок, и захлопнули огненный капкан. Группе приходилось тяжко. Горная местность, занятые боевиками высоты давали им преимущество и делали их практически неуязвимыми. Отойти вниз и укрыться в зеленке, тоже не получилось, так как при первой же попытке путь отрезали длинные пулеметные очереди хорошо замаскировавшихся духов. Засада была хорошо продумана и подготовлена. Боевики, предчувствуя скорый конец боя и легкую победу, гортанно орали. Разведчики в ответ огрызались взрывами гранат, автоматным и пулеметным огнем, но силы явно были не равны. Пока. Пока из-за отвесной скалы не вынырнуло две хищные морды небесных крокодилов. Я всегда любила смотреть на лица людей в такие моменты. Один из чеченов, обернувшись и, не ожидав увидеть в такой близи вертолет, выронил взведенную гранату себе под ноги, которая не замедлила сработать. А я уже крутила пулеметный барабан смерти, раздавая бесплатные билеты врагам на тот свет. Точечным ударом ракет, присоединилась к этой музыке войны, Миля. Среди боевиков началась паника. А по склону, в унисон нам, раскатисто неслось непобедимое русское - Ура!

- Спасибо братишки! - Прохрипел в рацию майор. Он был легко ранен, но не переставал координировать цели. А мы уже были в запале боя, не ощущая ни усталости, ни собственной боли, ни боли врагов. Мы упивались и наслаждались местью, и в этом было какое-то необъяснимое удовольствие, которое мог понять и разделить только воин.

Миля заходила на очередной заход, включив АСО, действуя точно, как мы с ней отрабатывали, учитывая опыт применения штурмовой авиации в период Великой Отечественной войны. Стараясь активно использовать маневр "Круг" при нанесении ударов по наземным целям. Суть его заключалась в том, что, подходя к заданной цели, ведущий группы боевых вертолетов наносил первый удар и, выполняя вираж, заходил в хвост ведомому, таким образом мы замыкали круг и прикрывали друг друга. Жаль, только что нас двое. Эх, развернулись бы, если б, нас было три двойки! Но, мечты, мечты.

Невольно, я все время приглядывала за Милей, с внутренним удовлетворением отмечая, что держится она уже уверенно и осмысленно. Ловушки яркими фейерверками разлетались в стороны, и мне от этого огненного дождя на душе становилось спокойней за нашу девчонку. У меня же ловушки кончились еще в прошлый вылет, и взамен Василю ничего не дали, сославшись на нехватку.

И вдруг, в самый разгар боя, я явственно почувствовала кровь. Ее металлический вкус ни с чем не спутаешь. Что это? Но понимание случившегося уже навалилось. Бронированное лобовое стекло и обшивка были прошиты пулеметной очередью. А голова второго летчика безвольно упала на грудь, пробитую в нескольких местах. По летному комбинезону расползались бурые пятна. Кровь тонкими струйками стекала и впитывалась в сиденье.

- Семен, подожди, потерпи... - прошептала я, но теплая человеческая кровь подсказывала мне, что все, уже поздно. Вы - люди, такие несовершенные. Вкус крови, вкус смерти впитывался в меня. И вдруг горе потери чего-то родного и любимого навалилось тяжким грузом. Рухнуло и придавило, сковав в спазме крика движок. Резанув болью и разрывая внутренности. Хотя, нет, не только горе.

В хвостовую часть попала ракета, выпущенная боевиками, которые, хотя уже и понимали тщетность своего сопротивления, но еще огрызались, отступая, бросая своих убитых и раненных. Снаряд раздробил хвостовую балку, разбил винт и закрутил меня как раненную собаку, пытающуюся унять боль. Василь, поняв, что случилось, пытался сбалансировать вертолет, вывести из крена, и почти смог, когда второй удар опрокинул меня в противоположную сторону и на секунду лишил сознания. Вторая реактивная граната решила мою судьбу. Из этой передряги мне не вытянуть, это понимание с удивительным спокойствием пронеслось во мне. Да и желания бороться уже не было. Осталась только боль, острая, колючая душевная боль, которая затмила боль физическую. Сенька-Семэн, мой человеческий друг, который часами возился со мной, что-то подкручивая и налаживая, который разговаривал со мной, делясь своими радостями и бедами, переживаниями и мечтами, душа компании, но по- своему очень одинокий - был мертв. И внутри меня все было раздробленно, убито. Вкус человеческой крови смешивался с едким запахом перебитой проводки - витающая рядом смерть объединяла нас.

-Все вертолеты попадают в рай. Правда, Семен...

Я вздохнула, покрепче притянув ремнями к креслу, убитого летчика, будто обняв его.

Только одно еще удерживало меня в воздухе. Кинув прощальный взгляд на семейную фотографию командира, я вдруг сделала то, что по нашим неписаным законам, не имела права делать. Но война иногда стирает многие запреты. Почти рывком, на разбитых лопастях, вытянула до скалистого уступа и без сил рухнула на него.

Со скрежетом и грохотом запрокинулась на бок, целенаправленно вырывая о зубчатые камни правую дверь летчика и выламывая под силой падения часть фюзеляжа вместе с креплением кресла командира, и, уже не цепляясь ни за что, сорвалась с обрыва. Двигатели, разбитые ракетой, не работали, но обломанный несущий винт медленно вращался, разворачиваемый воздушными потоками, закручивая меня в штопор.

Я падала, заметив напоследок, как кружится на пронзительно синем фоне неба Миля, в остервенении расстреливая врагов, мстя за меня, за первую потерю ее жизни. В ней было столько горькой, но гордой силы и особой, боевой красоты, что я невольно улыбнулась. А потом был удар и яркая вспышка взрыва.

8 глава.

Василь на секунду пришел в себя, ничего еще не понимая, ощутив лицом, холод снега и очень этому удивился, но осознать не смог, снова провалившись в забытье. Второй раз он пришел в сознание, аккуратно поддерживаемый майором Горвачевым, вгляделся ему в лицо и вдруг сразу все понял. С трудом поднялся, стянул с головы шлем и, шатаясь, подошел к краю скалы, зажимая рукой рот от крика, стона, нечеловеческого воя, пытаясь проглотить застрявший острый, разрывающий горло ком. И до боли в воспаленных глазах вглядывался вниз, где в зимних сумерках, среди камней, вздыбленной земли и растаявшего снега, догорала его вертушка - Ми-24В и его боевой товарищ, второй летчик, штурман, жизнерадостный и никогда не унывающий Сенька-Семэн. И на долю секунды ему вдруг захотелось оказаться там, в глубине скального мешка, внутри этого пылающего вертолета, и лишь крепкая рука майора задержала его от этого порыва, придержав за лётный комбинезон.

- Тебя дома ждут, - прохрипел он сорванным голосом.

И Василь отпрянул от манящей глубины. Обессилено осел на землю, привалившись на плечо друга, и глубоко затянулся, протянутой сигаретой, хотя давным-давно уже не курил.

               Наговицына Екатерина

ковчег построен любителем-профессионалы построили титаник

Марш бесов: что стоит за общественной реакцией на дело"невиновного" Павла Устинова? (+ видео РЕАЛЬНОГО сопротивления Устинова при аресте)

Вчера стал невольным свидетелем разговора двух подростков в питерском метро. Один из них продемонстрировал другому видео задержания Павла Устинова, получившее мощный общественный резона...

Русофобская тусовка

Тусовка. Нет ничего более мерзкого и застойного, чем тусовка. Тусовка – это болото, где заводятся толстые жабы, которые не пропускают ни свежего воздуха, ни чистой воды, ни молодых талант...

ФРС запускает инфляционный сценарий

Знаете, у экономических аналитиков иногда своеобразное чувство юмора. Я тут читал свежее коммюнике Федеральной Резервной Системы США – ухахатывался. Сначала долго пишут «в экономике Сое...

Ваш комментарий сохранен и будет опубликован сразу после вашей авторизации.

0 новых комментариев

    Как США «подарили» Советам секретный беспилотник

    В ноябре 1969 года в Советский Союз из США пришёл удивительный подарок — изящный летательный аппарат, очень похожий на знаменитый стратосферный разведчик SR-71 Blackbird, только маленький — всего три метра в длину.Это был беспилотный разведчик D-21, разработанный тем же подразделением Lockheed, где создали и Blackbird. Аппараты были схожи и по конструкци...
    1412

    Крокодилу полтинник.

    Ми-24, он получил заслуженную славу самого эффективного вертолёта огневой поддержки. Он очень эффективно применялся против танков, транспортных средств, живой силы и легкобронированных боевых кораблей. Но самой впечатляющей стороной боевого применения Ми - 24 были легендарные воздушные победы, в том числе и над боевыми вертолётами и даже, над истребител...
    1383

    ЭВОЛЮЦИЯ «КРОКОДИЛА»: КАК ИЗМЕНИЛСЯ МИ-24 В АФГАНИСТАНЕ

    «Меняйся или умри!» — этот закон работает не только для людей. Советские ударные вертолёты Ми-24 были недостаточно готовы к боевым действиям в Афганистане. Пришлось спешно, практически на ходу, модернизировать машины, делая их более эффективными и защищёнными. Что же вышло в итоге? Гладко было на бумагеКонструкторы, создававшие Ми-24 в далеком 1969 году,...
    2667

    Жизнь предателей после войны в СССР

    Среди граждан СССР нашлось немало предателей, перешедших на сторону фашистов. После войны для таких людей началась совсем не простая жизнь: они пытались скрываться не только от сотрудников НКВД, но и от обычных жителей. СМЕРШ и вовсе начал охоту за предателями еще во время войны. Сотрудники осторожно собирали сведения о лицах, пошедших на контакты с немц...
    1693

    Как мы покупали сыр в Нижневартовске.

    Однажды, когда я работал в г. Омске, мы выполняли пассажирский рейс Омск - Нижневартовск. Самолет АН-24, вместимость 48 пассажиров, экипаж 4 человека. Командир, я-второй пилот, бортмеханик и бортпроводник. В то советское время продукты были в дефиците и урвать сыр, колбасу и другие деликатесы было сложно. И тут в лётном отряде прошёл слух , что в Нижнев...
    1415

    Что мешало заводу РАФ выпускать лучшие микроавтобусы (видео)

    «Рижская автобусная фабрика» (RAF) проработала без малого полвека — с 1949 по 1998 год За это время предприятие выпустило массу различных версий минивэнов, которые активно эксплуатировались на территории Советского Союза. В модельном ряду RAF были и специализированные транспортные средства — кареты скорой помощи, кэмперы, маршрутные такси, автопоезда и п...
    1862

    Почему жесткий магнитный диск называют винчестером?

     «Винчестер» — знаменитое ружье. В США его называют «ружьем, завоевавшим Дикий Запад».  Фото: pixabay.com Это было именно завоевание. Регулярные части американской армии сгоняли индейские племена с их земель, захватывая огромные территории. Индейцы оттеснялись в относительно небольшие по площади резервации. Эти войны, которые вошли в американс...
    2039

    Как вы сжимаете кулак? Мгновенный психологический тест

    То, как человек сжимает кулак, расскажет много интересного о его характере, способностях и особенностях общения с окружающими. Всего существует три способа сжать ладонь в кулак. Проверьте себя — пройдите тест.Мгновенные психологические тесты пользуются популярностью. Они помогают нам разобраться в собственном характере и узнать о себе что-то новое. Сегодняшний тест ос...
    10397

    Биндюжники – кто они такие и зачем вставали в пивной

    Бессмертный шлягер Л. Утесова «Шаланды полные кефали…» задает нам сразу несколько интересных вопросов: кто они, эти загадочные биндюжники, зачем они сидели в пивной и дружно вставали, когда туда заходил моряк Костя? Бессмертный шлягер Л. Утесова «Шаланды полные кефали…» задает нам сразу несколько интересных вопросов: кто они, эти загадочные биндюжники, з...
    4596

    Как шагается по шпалам без клавесина на душе?

     Небольшая зарисовка о метро с элементами сатиры.   Уволюсь и буду клавесины делать... Фото: pixabay.com Вечером пришлось спуститься в метро, так как машина в ремонте, а ехать надо было на «Тульскую», на клавесинный концерт знаменитого Гельдмана. Я хоть метро и не люблю, но «Яндекс» сказал, что так быстрее будет, чем в такси по пробкам. И дешев...
    716

    Самые страшные теракты на советском Кавказе

     С 1990-х годов Кавказ прочно ассоциируется с убийствами, взрывами и похищениями людей. Однако и в советское время по обе стороны Кавказского хребта орудовали бандиты и террористы. Теракт в Краснодаре Когда 14 июня 1971 года на улице Тургенева в Краснодаре прогремел взрыв, горожане вряд ли поняли, что случился теракт. Слишком уж далёким от советско...
    2154

    Бабка, бизнес и халява

    Расскажу-ка я историю старинную об одной бабке-спекулянтке. Дело было в конце 60-х прошлого веку. Жили люди в глубинке бедно-пребедно, одобряя политику партии и ожидая обещанного коммунизьма. В магазинах было товару не густо, да и тот что был (все больше калоши да ведра) не всегда мог удовлетворить скромные потребности тружеников социализма. А уж в мале...
    1491

    «Чудовищные зверства»: что позволяли себе венгры во время Великой Отечественной

    Правительство Венгрии на государственном уровне объявило героями военнослужащих своего государства, воевавших во Вторую мировую на стороне фашистов. Однако русские участники Великой Отечественной вспоминают, что подразделения венгров нередко были не менее жестокими, чем самые бесчеловечные гитлеровские палачи.Способы и жертвы издевательств В соответствии с докладным с...
    28865

    Porsche со шваброй: почему его так боялись контрабандисты

    Как известно, при современном развитии печатного дела на фотографии можно изобразить все что угодно. Но если допустить, что перед вами не «фотошоп», а настоящие фото, то как объяснить вот это вот все?! Почему у классического Porsche 356 спереди приделано нечто напоминающее швабру? Спорткар коммунальных служб для уборки улиц элитного альпийского курорта? Конечно, нет. ...
    2628

    Негабаритный груз: как его перевозят по обычным дорогам (фото)

    Для многих автомобилистов (и не только) переезд и перевозка большого количества вещей – это настоящий стресс. Но как обстоят дела, когда речь заходит о действительно гигантских предметах. Авто Mail.ru нашел несколько впечатляющих примеров ...
    790

    Афоризмы о революции

    Революция — разрушительный ветер перемен.The revolution is the destructive wind of changes.***Революция — дорога из ниоткуда в никуда.The revolution is the road from nowhere to nowhere.***Революция — красочная идея с привкусом крови.The revolution is the colorful idea with taste of blood.***Революция — действенный метод искоренения диктатуры.The revolut...
    553

    Глубинные бомбы: общее описание, принцип действия и боевое применение

    Появление подводных лодок стало поворотной точкой в истории развития военно-морского флота. Первые субмарины наводили настоящий ужас на моряков, ведь как можно противостоять противнику, скрытому морской пучиной, на удар которого нельзя ответить. Вскоре борьба с подлодками противника стала одной из важнейших боевых задач для любого военно-морского флота. Адмиралам приш...
    1122

    Квазимодо

    С женщинами мне до поры не везло. Не мог познакомиться и всё! Я ещё не старый, мне пятьдесят шесть всего. Рост хоть и не высокий, но средний, во мне ровно метр пятьдесят. Гляжу на себя в зеркало и недоумеваю, чего этим бабам надо. Волосы на затылке длинные, если их вперёд зачесать лысины вообще не видно. И глаза выразительные, особенно левый, правый чут...
    851

    Понятие о числе Маха✈

    Каждая точка поверхности тела, движущегося в воздухе, является источником повышения или понижения давления, плотности и других параметров воздушного потока, источником слабых возмущений. В полёте самолёт подобно источнику звука создаёт волны слабых возмущений.При малых скоростях полета возмущения, вызванные движением самолета, значительно его опережают, ...
    840

    Женщину случайно оставили на необитаемом острове: она там жила 18 лет

    Одиночка с острова Сан-Николас. Так называли Хуану-Марию: несчастную женщину забыли на необитаемом острове и она была вынуждена жить там целых 18 лет.До начала XIX-го века на острове насчитывалось 300 человек из индейского племени. А в 1814 году сюда прибыли алеутские охотники и устроили войну. Индейцы проиграли, выжить сумели немногие. Эт...
    1295
    Служба поддержи

    Яндекс.Метрика