Конфликт Армении и Азербайджана

Юный "дипломат" (Из жизни работника уголовного розыска).

5 2667


Перед оперуполномоченным посёлка Мамонтовка сидел мальчик. Он был невысок ростом, худощав. Рыжие волосы на его голове были довольно жидкие и пострижены очень просто, копеек за сорок в поселковой парикмахерской. Веселые рыжие веснушки разбежались по всему лицу. Глаза светлые, скорее голубые, без страха смотрели на человека в милицейской форме. Еще в этих юных глазах можно было увидеть недетскую усталость. Удивительного в этом ничего не было — ведь он не один час провел за рулём автомобиля.

Воскресной посетитель прибыл в милицию не по своей воле — привели его родители по повестке из милиции. Звали пацана Олегом.

Оперуполномоченный смотрел на мальчика строго, но с нескрываемым удивлением. Ему с трудом верилось, что этот тщедушный мальчишка средь бела дня смог угнать дипломатическую машину так ловко, что не вызвал ни малейшего подозрения ни у людей, что находились в тот субботний день у одной из гостиниц в районе ВДНХ, у которой без присмотра стояла машина, принадлежащая болгарскому посольству, ни у работников милиции, дежуривших у постов ГАИ, мимо которых проезжала машина с мальчишкой за рулём.

Постовые ГАИ, как известно, приветствуют машины с дипломатическими номерами, проезжающие мимо них. И поэтому, когда первый и второй посты ГАИ поприветствовали таким образом «дипломата» на его пути по Ярославскому шоссе на родную Мамонтовку, он окончательно успокоился и стал по-настоящему наслаждаться ездой. И развлекался он таким образом до тех пор,

пока не кончился бензин и не заглох мотор. За это время «дипломат» вдоволь накатался. Его не озадачил тот факт, что машина оказалась в черте его родного поселка, и что её, наверняка, уже разыскивают.

Конечно, на душе у него было легко и весело, когда рано утром уже на следующий день он вошел в родной дом. Мать встретила своего любимца радостно, … а отец отругал. Его родительское сердце почуяло, что сын опять что-то натворил, раз он не был дома почти сутки.

Наскоро перекусив, сын отправился отдыхать. Но выспаться вдоволь ему не пришлось.

В Клязьминское отделение милиции пришла ориентировка об угоне машины, и, примерно, в это же время на окраине поселка

машина была обнаружена участковым инспектором Рыжковым.

Он был прекрасно осведомлен о наклонностях подопечных малолетних нарушителей, каждый из которых находился на учёте в милиции, и с которыми он постоянно проводил воспитательную работу. Оперативная служба сработала быстро и четко.

Оперуполномоченный продолжал смотреть на Олега и недоумевал, как тот смог проехать из Москвы по людному Ярославскому шоссе, ни разу не нарушив правил движения, никого не сбив и не вызвав подозрения у работников ГАИ.

Начался допрос по всей форме.

-Сколько тебе лет?

-Двенадцать.

-Кто научил тебя управлять автомобилем?

-Никто. Я научился сам.

-Как сам?

-Да так. Мама всегда дает мне по выходным дням рубль на кино и на мороженое. А я очень люблю кататься на машине. Каждый раз я доезжаю до платформы «Мамонтовка», беру такси, сажусь рядом с шофером и смотрю, что он делает, чтобы машина завелась, как переключает скорость, как тормозит. За десять копеек можно доехать от станции до остановки «Завод». Так я делал по нескольку раз в день. И, наконец, я понял, что и сам смогу вести машину.

-Ты когда-нибудь водил машину раньше?

-Нет, никогда.

Оперуполномоченный был удивлён ещё больше, и уже смотрел на мальчика с непрофессиональным любопытством.

Двенадцатилетний нарушитель, по всей вероятности, был не лишен способностей, смелости и большой доли самоуверенности.

Предстояло разобраться, откуда такие яркие качества в маленьком гражданине.

Родители рассказали, что их сын прекрасно играет на баяне.

А на баяне всяких регистров и кнопочек, управляющих мелодией и звуками больше, чем предметов управления в автомобиле.

Вот откуда взялась такая безрассудная смелость и уверенность в том, что он справится с машиной так же легко, как он справляется со своим баяном на радость учителям и родителям. Катаясь в такси, Олег не только изучил систему управления автомобилем из салона, но каким-то ему одному известным чутьем познал связь между манипуляциями шофера и характером движения машины. В этом ему, несомненно, помогли музыкальные способности.

Из рассказов его родителей Михаил Васильевич, так звали опер уполномоченного, понял, что мать видела в сыне все таланты, и существующие и предполагаемые. Она видела, какой сын маленький и худенький, и, естественно, баловала его. А отцу, рабочему соседнего завода, прежде всего было видно неуёмное озорство сына, которое мешало ему после трудового дня спокойно отдыхать, а вернее, постоянно что-то делать в своем большом собственном доме, воздвигнутом, но еще недостроенном его трудовыми руками, не знающими и дома покоя. А, кроме этого сыны, у него было еще двое детей, которые тоже требовали внимания к себе.

Оперуполномоченному стало, наконец-то, ясно, что случай этот исключительный и что решение должно быть неординарным.

После того, как ушли из милиции родители со своим неспокойным чадом, ему много пришлось потрудиться над бумажной формалистикой, где нет места ни чувствам, ни талантам, и где должны быть отражены лишь деяния и пункты статей Уголовного Кодекса, под которые эти деяния подпадают.

Так благодаря чуткости и невольной симпатии к нарушителю, которые тоже не подпадали под статьи законов Михаил Васильевич самолично ликвидировал возможный международный конфликт, а родители нарушителя отделались максимальным штрафом в пользу государства за плохое воспитание сына.

Когда же бумаги были написаны и лежали аккуратной стопкой на столе, Михаил Васильевич встал, расправил затекшие плечи (разбирательство длилось несколько часов) и громко рассмеялся, еще раз представив себе, как ехал по Москве юный рыжий конопатый «дипломат», а работники ГАИ бодро отдавали ему честь. Голова"дипломата", по всей вероятности, была плохо видна из-за руля, хоть мальчишка и подложил под себя несколько книг, находившихся тут же, в машине, чтобы достать до руля настоящего автомобиля своими худенькими руками.

Посёлок Мамонтовка, 1965 г.

Это всего лишь один эпизод из богатого прошлого моего бати, подполковника МВД в отставке, пересказанного моей маме, которая подробно переносила это на бумагу. Эпизод, наверное, самый забавный не в пример более страшным и тяжёлым.

© Антонина Ильинична Паршина 

Похороненное наследие, или чего мы лишились после марта 1953-го. Ликвидация СССР (продолжение).

Деятельность Хрущёва на посту главы Советского Союза можно разделить на две части: что из наследия Сталина он похоронил и как навредил сам. В данной статье речь пойдет о Сталинских проектах, прекраще...

Белорусская оппозиция и её верный Лукашенко

Если бы Александра Григорьевича Лукашенко не было, белорусской оппозиции пришлось бы его придумать. Впрочем, тогда бы и придумывать было бы некому, поскольку белорусская оппозиция - дело рук Лукашенко...

Картинки 26 октября 2020 года
  • Rediska
  • Вчера 08:13
  • В топе

1 2 3 4 5 6 Реклама 7 8 9 10 https://chern-molnija.livejournal.com/4824835.html

Обсудить
  • :thumbsup: :blush:
  • :thumbsup: :thumbsup: :clap:
  • :ok_hand: :thumbsup: :thumbsup: :thumbsup: :thumbsup: :thumbsup: :thumbsup: :thumbsup:
  • :thumbsup: :thumbsup: :thumbsup:
  • Кажется у Хемингуэя читал про местных жителей Гренландии, которые никогда даже не видели бульдозер и с интересом и подолгу смотревших на янки, которые управляли этой машиной, расчищая площадку под будущую базу. Один из американцев решил подшутить над эскимосом и предложил прокатиться тому на диковинной машине. Тот сел за рычаги, завёл и поехал как ни в чём не бывало, словно всю жизнь только этим и занимался. Разгадка была простой - живя в условиях белой пустыни, привыкнув к однообразию ландшафта, местные охотники и рыбаки хорошо видели малейшие изменения окружающей среды. Наблюдение за этими изменениями помогало в повседневной борьбе за существование. Сев за рычаги бульдозера эскимос просто скопировал все движения янки и овладел управлением бульдозера.