«Казахстан вооружает украинских нацистов?»

Андрей Рубанов. Письма Мокши

30 6076

Нас называли «банановой республикой», «Верхней Вольтой с ракетами», «страной-бензоколонкой».

Про Верхнюю Вольту с ракетами особенно смешно было: это оксюморон, всё равно что «карлик-великан».

Но нас активно убеждали, что мы – карлики, а если проще и точнее сказать – люди второго сорта. Недостаточно цивилизованные.

Дикари-с.

Очень долго нам объясняли, что мы – второсортные. Сначала мы были тоталитарные совки, потом вата. Потом перешло на другой уровень: теперь мы орки, злая русня и мокша.

Тут штука в том, что если нас называют «мокша», в этом нет никакого оскорбления – с нашей, российской точки зрения. Можете нас мокшей назвать, можете удэгейцами. У нас 190 народов живёт. У нас столетия опыта межнационального сожительства.

Вам не нравится бурятский спецназ? – так мы вам подгоним калмыцкий спецназ, вы всё равно их не отличите. А мы – отличаем.

Вам кажется, что называя нас «мокша», вы пытаетесь нас унизить, а на самом деле расписываетесь в том, что вы – наци. Вам кажется, что люди народа мокши вроде бы ниже по развитию, чем люди народа украинцев – но у нас тут в России всё иначе. У нас всех берут в дело, и мокшу, и меря, и адыгов. Все пригождаются.

Допустим, я мокша, ты норвежец, а ты француз, и что?

Но вдруг оказалось, что всё иначе.

Чтоб не утомлять читателя цифрами, (а они у всех экономистов разные), скажем коротко: Россия – наша мокша – входит в десятку мировых лидеров по ракетным космическим запускам, по экспорту нефти, газа, обогащённого урана и технологиям мирного атома, оружейного урана, цветных и редкоземельных металлов, пшеницы, подсолнечного масла, океанской промысловой рыбы.

По некоторым позициям, например в космонавтике или производстве дешёвого надёжного оружия, Россия находится в числе мировых лидеров уже много десятилетий, по другим позициям – она вышла в лидеры совсем недавно.

Средний гражданин – хоть в России, хоть на Украине – об этом знает мало, потому что российская государственная пропаганда налажена недостаточно хорошо. Она слишком грубая и рассчитана на пожилых людей, сидящих по вечерам у телевизора. А вот работу с молодёжью мы просто провалили.

Советский Союз покупал зерно за золото, а теперь мы сами экспортируем десятки миллионов тонн зерна, но об этом не сняли ни фильма, ни сериала. Мы кормим публику сериалами про бандитов, а про хлеборобов – не умеем.

Селёдка каждый день на миллионах столов, а про камчатских рыбаков сериала нет.

Россия – единственная в мире страна, имеющая атомный ледокольный флот, но фильма про это нет, зато есть «Сволочи», «Левиафан» и «Содержанки». И что мы после этого хотим от молодёжи, если сами воспитываем её на сериалах про <женщин низкой социальной ответственностью>?

Работу с Украиной мы тоже с треском провалили, хотя все всё знали давно. И фраза «москаль мне не земляк» прозвучала в фильме «Брат-2» ещё в 2000 году. В том фильме гениального Балабанова украинский национализм был уже показан во всей красе, вдобавок остроумно. Но на государственном уровне ничего не происходило. Дипломаты, Россотрудничество – пинали балду. Но об этом разговор – тяжёлый и серьёзный – начнётся потом, когда пушки замолчат.

Кто-нибудь помнит, как в 2001 году украинской ракетой над Чёрным морем был по ошибке сбит российский гражданский авиалайнер, погибли 80 человек?

Президент Кучма тогда в раздражении швырнул: «Не надо делать из этого трагедию».

А что надо было делать из этого? Комедию?

Год шёл за годом, а мы спокойно смотрели, как государственность нашего ближайшего соседа деградирует, превращаясь в комедию, пока окончательно не превратилась, пока во главе страны не встал профессиональный комедиограф. Круг замкнулся, теперь можно делать комедию из судьбы целого народа.

Украина – один из мировых лидеров по темпам убыли населения. При распаде СССР там проживало более 50 миллионов. Последняя перепись населения проводилась в 2001 году. Украинское государство не знает, сколько граждан в его распоряжении. Вроде бы велись косвенные подсчёты, и выходили на цифру 40 миллионов; то есть – из каждых пяти украинцев один исчез с лица земли, хизнул в никуда, безо всяких войн и катаклизмов. Потом ушёл Крым, Донецк, Луганск, осталось где-то 35 или 37, но это если на пальцах считать. На самом деле из каждых примерно троих граждан (не только на Украине, везде) один – ребёнок либо несовершеннолетний подросток, ещё один – пенсионер, пожилой человек. И примерно только один из трёх – трудоспособный, который кормит прочих. Из этих трудоспособных украинцев значительная часть давным-давно отбыла на заработки в Европу, батраками, официантами, няньками, сиделками, уборщиками. Про украинских девушек – жриц любви – умолчим, но знаем, что это большой отряд.

Но как, ради всего святого, можно управлять людьми, если ты не знаешь, сколько их?

После 24 февраля Украину покинули в качестве беженцев несколько миллионов человек, они принадлежат к первой и второй группе, то есть дети, подростки и трудоспособные. Старики остались в своих хатах, некуда им бежать, нет на это ни сил, ни денег.

Украина – один из европейских лидеров по темпам распространения туберкулёза и СПИДа.

Патриот Украины мне тут скажет: а тебе, москаль, какое дело, сколько нас и какая у нас убыль населения? Мы сами по себе, мы независимые. Не лезь к нам.

Нет сейчас никакой независимости для вас, украинцы. В современном мире независимыми могут быть только сверхдержавы, проводящие жёсткий самостоятельный курс. Независимыми могут быть также не государства, а особые центры силы, влияющие на мировую политику: международный корпоративный капитал, или еврейский капитал, или интернациональная исламская умма.

Маленькие же государства самостоятельную политику проводить не могут, им это не по карману; чтобы выжить, они вынуждены вступать в союзы с большими государствами. Это придумал не я, так мне сказал мой друг-грузин, и сказал он это 08.08.2008-го.

Если украинцы – независимые, это не значит, что им можно заживо жечь людей в Одессе или убивать детей в Донецке. Никто им этого не позволит. Иначе сегодня они будут жечь людей десятками, а завтра миллионами. Нам не нужен ближайший сосед, который вчера был родственником, а сегодня спивается и идёт вразнос, зверея от крови. Нам это невыгодно, мы слишком много вложили в этого соседа. «Днепрогэс» строили американские инженеры за советское золото. Там стояли турбины «Дженерал электрик». Вся металлургия восточной Украины, вся химия, всё машиностроение, Харьков, Кривой Рог, Запорожье, Днепропетровск, Днепродзержинск, Мариуполь – всё построено усилиями СССР.

Вы независимые – отлично, поздравляем. Но не забудьте, что вашу страну просто однажды нарисовали карандашом на карте, сначала Ленин, потом Сталин; а потом Хрущёв добавил рукой мастера, Крым подарил.

Нам вот, мокшанам, никто ничего не дарил. Нет в нашей истории таких случаев.

Так вот о чем я…

1.

Нельзя обижать украинцев, трудолюбивый, красивый, талантливый, храбрый народ, но нельзя и безучастно наблюдать, как этот народ целенаправленно превращают в имбецилов, как вчерашние учительницы становятся суррогатными матерями, как молодые люди, которые могли бы быть авиаконструкторами, идут в чернорабочие.

Хотите в Европу – полный вперёд. Хотите платить за бензин по три евро – на здоровье. Но кто тот вы, желающий в Европу? Если вы живёте в Виннице – вы уверены, что ваш согражданин, такой же украинец, только живущий в Харькове, желает того же самого?

Нет сейчас никакой одной на всех «независимости», всё это устаревший политический жаргон, применяемый такими же устаревшими косноязычными прохиндеями вроде Бориса Джонсона. Нельзя в 2022 году использовать риторические приёмы 1985 года. Политическая риторика 80-х сейчас легко опознаётся как демагогия, логическая подтасовка. Свободу и демократию в Ливии, Ираке и Сирии нельзя насаждать ковровыми бомбардировками.

Лицемерие как обычная политическая практика уже даже не злит – все, кто умеют думать, давно устали злиться.

Правительства западных стран чудовищно опозорились во времена ковида, люди вымирали сотнями тысяч, никто не знал, что делать, два года мировой эпидемии не вытолкнули наверх ни одного нового лидера: те же бюрократы, те же болтуны и позёры.

Вы правда думаете, что нам по пути с людьми, которые всерьёз рассуждают о тридцати двух гендерах и «углеродных следах»? Семь миллиардов человек ежедневно жгут ископаемое топливо, но один миллиард высших существ вдруг решил, что это неправильно. Где же тут демократические принципы? Почему семь человек должны слушаться восьмого, самого сытого?

Чтобы человека прознать, надо понаблюдать за ним в критической ситуации. Нам в России в этом смысле проще: у нас таких ситуаций много. Поэтому мы друг друга хорошо знаем: кто чего стоит. А в других странах не так. Думаю, если с тем же Джонсоном в мирной бытовой обстановке раздавить два-три стаканчика виски – он покажется славным парнем, симпатягой. Но это пока всё хорошо, пока их не прищемило.

В этом наше коренное отличие. Русские, мокшане, меряне, чеченцы – давно живут рядом, и всё время в критической обстановке, то в войне, то в мире, то в голоде, то в благополучии; друг друга как облупленных изучили.

2.

В прошлом году я заключил договор на экранизацию моего романа с огромной богатой компанией. Что за компания – не скажу, договор предполагает помалкивать пока. Но контора огромная и богатая, примерно как Гугл. Согласование условий договора заняло 9 месяцев. С моей стороны работал агент и юрист, с их стороны – юридический отдел человек в тридцать. Договор вышел на 50 страницах, целый фолиант. Учли все мелочи.

24 февраля началась спецоперация. В тот же день социальная сеть «Фейсбук»* оказалась завалена проукраинскими и заукраинскими материалами, лозунгами, фейковыми новостями и проклятиями в адрес русских орков. Но это было только начало, через день появились сотни других материалов, на этот раз с призывами выходить на улицы и протестовать. Сейчас уже мы подзабыли, – а тогда, в конце февраля и в начале марта, нас подначивали выходить, бузить и свергать власть. Ничего из этого не вышло, кампанию антивоенных протестов быстро свернули. Но я, наблюдая такое, немедленно покинул социальную сеть «Фейсбук»*, хотя она мне очень нравилась.

Потом прошла ещё неделя и повалили санкции. Не просто санкции, появилось иезуитское выражение «пакеты санкций». Вот вам первый «пакет», а вот вам сразу и второй. Буквально за считанные дни.

И что, кто-то думает, что эти все фейсбучные* призывы, эти «пакеты санкций» были разработаны за два-три дня?

Договор на экранизацию романа согласовывали 9 месяцев, а санкции на миллиарды долларов и баррелей нефти – согласовали за неделю?

Конечно нет! Кому надо – знали про грядущий кровавый замес, минимум год к нему готовились, всё заранее проработали, посчитали, уточнили формулировки. Информационные войска заранее расписали методички. Всё было готово, а главное – щедро оплачено. В том числе атака фейками. Были заложены бюджеты. Потом, конечно, всё пошло не так, вышло из-под контроля, но такова особенность любого большого замеса: его нельзя просчитать. Сталин готовился к войне с Германией с 1936 года и всё равно просчитался. И это не вина его и не беда его, а просто такова историческая логика. История не просчитывается на калькуляторе. Движения миллионных человеческих масс непредсказуемы.

Кризис института лидерства на планете очевиден. Невозможно сравнить Рузвельта и Байдена, Де Голля и Макрона, Черчилля и Джонсона. Те были – монстры и зубры, а эти – персонажи дель арте, Арлекины и Пульчинеллы. Именно поэтому – вот разгадка – они всерьёз воспринимают Зеленского: ведь он их собрат, такой же клоун, как они сами. Они в нём видят родственную душу.

У нас в России немного не так, у нас клоуны – отдельно, а государственное управление – отдельно, это не одна профессия, а две.

Однополярный мир есть прямой путь к деградации. Если ты ощущаешь себя хозяином планеты, ты постепенно начинаешь верить в собственную исключительность, непогрешимость, ты начинаешь потихоньку борзеть, наглеть, а потом, когда видишь, что прокатывает, – борзеть всё больше, а потом – сносить целые государства, Югославию, Ирак, Ливию, Сирию. Так уж устроен человек. Безнаказанность развращает. Отсутствие конкуренции, в том числе в военной сфере – развращает. Путь в будущее лежит только через здоровую конкуренцию разных систем, существующих по разным правилам и укладам. При этом неизбежны и конфликты, но опять же – между одинаково сильными соперниками, а не по принципу «приехал, разбомбил и уехал».

3.

Открытое вооружённое противостояние России с Западом назревало давно, примерно со второй чеченской кампании, с 2000 года. Тогда тоже чеченских сепаратистов привечали в Лондоне, и Удугов братался со знаменитой актрисой Ванессой Редгрейв. Всё это мы проходили и учли тот опыт. 2014 год, Крым – лишь звено в цепи событий. Всё затеялось гораздо раньше. И теперь, когда дело дошло до открытой жёсткой фазы, мы скажем так. Пусть лучше эта кровавая баня случится сейчас, при нашей жизни, чем потом, при жизни наших детей. Пусть маски будут сброшены – сейчас. Пусть лучше сейчас нас, 150-миллионный народ, официально объявят бутчерами и недочеловеками, уже объявляли, знаем. Мы, нынешние 50-летние, во-первых, помним дедов, прошедших великую войну, во-вторых, сами тоже прошли войны и знаем цену крови и пота. Смысл спецоперации именно в этом: учинить конфликт в настоящем времени и разрешить его так или иначе тоже в настоящем времени – и, таким образом, очистить от этого конфликта будущее время, принадлежащее нашим детям.

Вот наша цель.

Мы сделали это – сегодня, чтобы этого не случилось завтра, и ответственность на себя взяли – сегодня.

В английском есть форма at the moment, то есть «в настоящий момент», по-русски – теперь.

Вот мы сделали это – теперь, нынче, чтобы не делать завтра.

Историки скажут, что этот план может и не сработать. Часто война не только не разрешает конфликт, но и создаёт предпосылки для новых, ещё более острых конфликтов. Первая мировая не разрешила всей суммы конфликтов и создала предпосылки для Второй мировой, фактически одна мясорубка перетекла в другую. Это так, но прямой закономерности нет. Война в Корее разделила один народ на два народа, но и отрезвила оба народа. Израиль бесконечно воюет с враждебным арабо-мусульманским миром, но это не мешает Израилю успешно развиваться. Двух одинаковых войн не бывает, как не бывает двух одинаковых людей.

Не бывает и непобедимых армий. Царская Россия проиграла войну с Японией. Спустя полтора десятилетия большевистская Россия проиграла польский поход 1920 года – и проиграла с таким треском, что эту неудачу потом просто вычеркнули из истории, чтобы не позорить имя товарища Сталина, который там активно участвовал, и был публично обруган Лениным, и эту обиду никому потом не простил. «Зимнюю войну» с Финляндией с трудом свели вничью, положив больше ста тысяч солдат. Мой дед воевал на той войне и хлебнул немало.

Китай – теперь могучая сверхдержава – в 1937 году стонал под ударами японской армии, уничтожавшей всё на своём пути. В Нанкине за считанные дни было вырезано 400 тысяч китайцев.

Опыт поражений столь же ценен, как опыт побед.

Мы не рады тому, что из Мариуполя в Ивано-Франковск едут гробы. Мы не создавали эту ситуацию.

Россия не является анти-Украиной.

У нас Украины во внутренней повестке вообще никогда не было почти четверть века, с 1991 по 2014. У нас за эти четверть века выросло два поколения молодых людей, которые про Украину ничего знать не знали, потому что там не происходило ничего важного и интересного. В 90-е годы к нам с Украины приезжали проститутки, в нулевые годы – штукатуры и плиточники. Вот, в общем, и всё. Музыка приезжала оттуда хорошая, «Вопли Видоплясова», «Океан Эльзи», мы слушали с удовольствием, но этого, увы, было мало для 35-миллионного народа, получившего в наследство две трети советской металлургии и атомной энергетики.

Мы бы хотели, чтобы Украина была крепкая, надёжная. Всегда же хорошо, когда у тебя есть крепкий, богатый сосед, а Украина получилась слабая, бардачная, крикливая и анекдотическая. То у них там укры научили египтян строить пирамиды и продиктовали Моисею Ветхий завет, то у них кастрюли на головах, то Бандера на портретах. В наше миропонимание это не укладывается. В России бардак очень не любят. И русские не любят бардак, и буряты, и чеченцы. Раздражение нарастало, потому что, повторяю, если вы живёте нормально, то вам выгодно, чтоб и соседи жили нормально, хотя бы без драк и скандалов. Ну это же простейшие принципы сожительства: вы живёте хорошо – и мы живём хорошо. Вы нам не мешаете, мы вам тоже.

В нулевые годы, по самым скромным оценкам, в России работало полтора миллиона украинцев – почему они дома у себя не работали? А потому что в тоталитарной мокшанской империи были рабочие места. Были, есть и будут. Потому что мы – всех берём. А в чём украинская идея – вкрячиться в Европу и превратиться в полусонную Грецию, страну таксистов и экскурсоводов? В чём величие тогда? Украина – страна героев – или страна поломоев? В чём геройство? Подпрыгнуть с кастрюлей на голове? Ну ладно, подпрыгнули, а дальше что? В чём общий план? Чтобы немцы и французы башляли в Киев пособия по безработице? Кто-нибудь правда думает, что Западная Европа радостно повесит украинцев на свой баланс? У них там на балансе уже висят румыны, греки, болгары, эстонцы и литовцами и ещё десяток стран-пассажиров, где ничего не происходит.

Вам жить на Украине, но вам и умирать за неё.

Либо можно не умирать, а договариваться – но с учётом общих интересов ближайших соседей.

Если украинцы желают быть мононациональным государством вроде Чехии или Польши – на здоровье, это их право, но тогда надо как-то договариваться с миллионами русскоязычных, а также с венграми и поляками, надо все эти процессы перевести в мирное русло, тут факельными и кастрюльными шествиями не обойтись, тут надо думать, решать, это сложная политическая работа, и она может занять десятилетия. Спешить некуда, на кону судьбы государств, но кто это будет делать, где те люди, которые ответственно и трезво поведут украинское государство в будущее?

Штука в том, что нам, русским, не надо, чтобы Украина развалилась, это не входит в наши интересы, чёрт с ним, пусть будет Украина – как Польша, резко враждебная, но хотя бы вменяемая, адекватная, пока же мы имеем на важнейшем участке западных границ разложившееся государство бандитов. Причём разложение совершалось с активной помощью той же Европы, куда теперь часть украинцев так мечтает попасть, а многие уже попали и обратно, скорее всего, не вернутся.

Если Украина – самостоятельное государство, там должна существовать самостоятельная вменяемая договороспособная элита, трезво оценивающая момент, свои интересы и, главное, свои возможности. Нынешняя администрация такого стремления не выказывает.

4.

Украинство и у нас в России есть. Более того, в России, возможно, больше украинства, чем в самой Украине. Халява, безответственность, равнодушие, воровство, мещанство, обывательский цинизм, невежество, откровенная интеллектуальная ограниченность, разгильдяйство, серость, дуракаваляние, неумение думать о завтрашнем дне – у нас этого всего достаточно. Но нам удаётся не отравлять ядом разложения основы нашего существования, наш язык, нашу культуру, нашу государственную систему. Есть края, есть берега, есть контроль. Есть и то, чего у других нет: опыт сожительства двух сотен больших и малых народов.

Опыт интернационала, возможно, в будущем окажется более важным ресурсом, чем обладание нефтью и газом.

Россия – конечно, никакая не империя. Империя была у британцев, потом они её профукали. Потому что для британца индус или китаец был и остаётся низшим существом. А для меня живущий на Сахалине писатель Владимир Санги, по национальности нивх, вождь народа нивхов, создатель азбуки нивхов, письменности нивхов (сейчас ему 87 лет) – не только равен мне, московскому сочинителю, но и стоит выше меня, потому что жить ему трудней, чем мне; народ его невелик, насчитывает пять тысяч человек. Вот почему Россия – не империя. Потому что пять тысяч сахалинских нивхов для меня представляют такую же ценность, как 100 миллионов моих русских соплеменников. Потому что если нарушить этот принцип полного национального равенства – тогда России не будет. Но пока этот принцип соблюдается – Россия несокрушима.

Россия – это цивилизация, основанная на мирном, благополучном и взаимовыгодном сожительстве многих десятков больших и малых этносов, на опыте деятельности в экстремальных климатических условиях.

Владимир Санги презентовал книгу «Мудрая нерпа» в рамках «Сокровищ Севера». Фото: пресс-служба компании «Сахалин Энерджи»

Есть у нас свои национализмы, есть татарский национализм, а есть отдельный крымско-татарский. Есть у нас якутские националисты, есть башкирские. Но все эти национализмы действуют в мирных, неагрессивных рамках, в пределах закона: так, как оно и должно быть.

Для человека не только естественно, но и необходимо отстаивать интересы своего языка, своей культуры и своего уникального национального уклада. Но есть общий договор о взаимном сожительстве. И этот договор и составляет основу русской цивилизации.

Мы всех берём, у нас все равны. Никто не круче, все крутые.

Вот почему мы органически не можем принять украинский национализм, а тем более нацизм. Он противоречит нашей главной идее мирного, неагрессивного сожительства народов. Каждый сам выбирает, на каком языке ему думать, на каком языке говорить со своими детьми.

Если предположить, в бреду фантазий Сороса и Бжезинского, что Россия распадётся на десяток удельных княжеств – то куда в таком случае мы денем многовековой опыт благополучного сожительства? Куда нам тогда деть грузина Сталина, украинца Хрущёва, армянина Микояна? Куда денем украинского драматурга Мережко, грузинского режиссёра Данелию, чукотского писателя Рытхэу? Куда денем жену Ивана Третьего Софию Палеолог, византийскую принцессу? Куда денем швейцарца Франца Лефорта, лучшего друга Петра Великого? Мы что, должны, может быть, по примеру украинцев вычеркнуть из истории всех немцев, евреев, грузин, татар – и вписать вместо них исключительно чистокровных русопятых Петровых и Ивановых? Ничего глупее придумать нельзя.

Вот почему правда истории на нашей стороне. Мы не выше и не круче, но мы дальновиднее, опытнее. Уничтожение России, если оно в принципе возможно, приведёт к коллапсу всего мирового порядка. Мы старый, устойчивый центр мирового равновесия. Украина таким центром не является, и пока не видно, чтобы когда-нибудь стала. Мир нельзя изменить истерическими воплями и актёрскими репризами. Мир можно изменить только тяжёлой, упорной, терпеливой работой, рассчитанной на многие десятилетия: так, как это сейчас делает, например, Китай. Побеждает всегда только длинная воля.

Мир нельзя изменить, выклянчивая деньги и патроны у тех, кто считает тебя идиотом. Если ты слабак – с тобой и обойдутся как со слабаком, разменяют, продадут и вышвырнут. Попрошаек и истероидов никто не уважает. Их сначала покупают, потом продают.

* Экстремистская организация, запрещенная в РФ

Источник

В Чехии теперь бьют российских либерастов за поддержку Украины...

Член федерального комитета незарегистрированной «Либертарианской партии» России Станислав Рудковский зашёл в бар в Праге со значком-тризубом в поддержку Украины.Он также высказался прот...

Sohu: Россия намеренно сохраняет на Украине линии снабжения западным оружием
  • sam88
  • Сегодня 03:59
  • В топе

Россия специально не наносит удары по линиям снабжения на Украине, по которым поступает западное оружие. Об этом пишет китайское издание Sohu. «ПолитРоссия» публикует эксклюзивный перес...

Обсудить
  • :fist: :rage: :sparkles: :sparkles: :sparkles:
  • :thumbsup:
  • Гвардеец на фото - красавец! Нос плоский, глаз узкий, сразу видно - русский!)) :thumbsup:
  • "Россия – единственная в мире страна, имеющая атомный ледокольный флот, но фильма про это нет..." - строго говоря, есть. Называется (неожиданно) "Ледокол". Очень хороший, с закрутом, фильм. "Зато есть «Сволочи», «Левиафан» и «Содержанки»..." - когда творческая инеллигенция чуть больше чем полностью состоит из жидовни, это вы ещё мало говна на голову получили.
  • :thumbsup: