Протесты на юге России. Детали в телеграмм

«Они загадили все сортиры!» или что несёт очередная волна укробеженцев

3 266

Недавно автор побеседовал со своим другом из Петербурга. Товарищ работает в одном из автомобильных дилерских центров, а потому имеет крайне широкий круг знакомств. И вот он мне поведал историю о встрече с прибалтийским дальнобойщиком. Сын балтийского взморья хоть и возмущался убогостью и нищетой современной Прибалтики, но признавал, что, каких бы масштабов ни достигло народное недовольство, оно с лихвой компенсируется разгулом «свободы и демократии», не меньшей, чем на Украине. А попасть под каток «демократии» никто не хочет…

Однако более всего дальнобойщик был возмущён несколько другим фактом. Будучи простым работягой за баранкой, естественно, он куда острее подмечает бытовые условия жизни, чем глубокие политические процессы. И вот, сквозь недовольство ростом цен на топливо, коммуналку и трудности в пересечении границ, прорвался просто крик души: «Они загадили все сортиры!»

Туалетными эстетами оказались украинские «беженцы». Являясь постоянным пользователем клозетов на АЗС и в придорожных кафе, водитель в красках расписывал, какие оригинальные «автографы» оставляют после себя «беженцы». И кучка известной субстанции посреди туалетной комнаты или же многочисленные граффити в виде «трезуба» — лишь малая часть этих художеств. Ну а о регулярной пропаже бумажных полотенец и порче электросушилок и говорить грешно. Ох, не зря их мова «мудрствует»: «Якщо не з’їм, так понадкусюю».

Как отметил прибалтийский дальнобойщик, такого в Прибалтике не было даже когда Евросоюз решил поделиться с тремя лимитрофами частью ближневосточных мигрантов. Эти жители кишлаков и пустынных селений, никогда не видевшие централизованных систем водоотведения, почему-то не смогли так засвидетельствовать факт своего присутствия, как украинцы. То ли масштаб иной, то ли менталитет, но факт остаётся фактом.

Естественно, подобный специфический экспорт «нэзалэжности» от свежеиспечённой европейской страны не может не оставить характерный след во взаимоотношениях. Конечно, некоторые скажут, что источник нарративный, что судить по отдельным актам нельзя, и вообще «не наговаривайте на нашу птичку». Но вот массив информации множится и даже атомизируется, затрагивая людей относительно далёких от «европейской» волны украинской миграции.

«И когда мне показалось, что я завязал — они снова меня туда затащили!»

Знаковым для явления украинской миграции стал скандал в Болгарии. Так, ещё в середине 2022 года в одном из болгарских отелей компания украинцев оставила после себя на стене номера специфическое послание. Вместо мелка или фломастера в ход пошли «самостийные» фекалии группы «патриотов». Более иллюстративного факта и нарочно не придумаешь, но это было лишь частным примером.

Украинские мигранты, которые уже давно получили прозвище «бешенцы», громили личные квартиры граждан и устраивали погромы в европейских кабаках. Они занимались воровством в стиле BLM, когда, не скрываясь, пытались вынести из магазинов нужный им товар, и блокировали дороги с требованием «грошей» и «зброї». Или же вовсе нападали на коренное народонаселение, которое к их бесконечному удивлению не стремилось дружными рядами сложить голову в Мариуполе или мёрзнуть в родном доме «назло Путину».

                                            Без комментариев

А в Гамбурге группа наиболее припадочных украинских «патриотов» в прошлом году ворвалась на территорию городского автобусного парка, конечно, предусмотрительно ночью. Наутро гамбургские немцы приуныли, стоя на остановках общественного транспорта. За ночь несчастные мигранты так, прошу прощения за лексику, оттянулись, что автобусы не смогли выйти на маршрут. У многих транспортных средств были выбиты окна.

Но, как оказалось, всё это было лёгкой разминкой для рвущихся в Европу «демократов». Уже к концу прошлого года многие эксперты и ведущие журналисты спрогнозировали новую волну миграции с Украины.

Этому способствовал целый комплекс причин. Во-первых, регулярное уничтожение объектов критической инфраструктуры, начиная с электростанций и заканчивая транспортными узлами, обещали и сложную зиму и малоприятные перспективы на весну и лето.

Во-вторых, мобилизация обернулась просто феерическим балом бесправия, коррупции, шантажа и насилия. Убеждён, что к такому простору вседозволенности не были готовы сами украинские генералы. И даже наши силовики не ожидали, что Киев решится без всякого стеснения переводить электорат на пушечное мясо, да ещё электорат «посконного украинского» Запада страны.

В-третьих, свою роль сыграл и эффект эдакого «нового землячества». Дело в том, что когда первая волна за незначительными потерями приспосабливается на месте, то мигранты начинают слать «письма счастья» своим бывшим соотечественникам. Часто это просто иллюзорные байки о мнимом «успехе» в развитом обществе, своеобразное психологическое возмещение ненужности на новом месте. Однако технология «не знаю, о чем вы говорите, но ехать надо» прекрасно работает. Есть, конечно, и более глубинные причины, но о них позже.

Так или иначе, но новая волна уже накрыла Европу… И что же от неё ожидать?

В ту сторону уже и смотреть противно

Выходки первой волны хоть и были отвратительны, но их можно было объяснить дюжиной причин, благодаря которым мусорные перформансы «беженцев» казались нищей декорацией или просто вороватостью и маргинальностью. Тех, кто мазал трусы кетчупом, легко можно обвинить в отработке гонорара, тех, кто живописал фекалиями, — банальным свинством, а вот те, кто занимался воровством, просто привезли старые привычки с собой. Правда, масштабы этих перформансов разбивали все доводы.

                                        «Их борьба». Холст. Кетчуп

Однако новая волна мигрантов с Украины начала воплощать в жизнь глубинные деформации собственного подобия общества. Эти деформации уже лежали где-то в области социальной психологии. И вот эти шалости нельзя отнести к декоративным митингам или фекальным художествам на стенах отелей.

Так, в Польше, никогда не отличавшейся симпатией к России, начали замечать, что «гости» с Украины уже не стесняются своих нацистских взглядов, а главное, не стесняются их демонстрировать. В еженедельнике Myśl Polska обозреватель Пшемыслав Пяста опубликовал в феврале 2023 года следующее наблюдение: «Женщина с мальчиком. Наверное, мать и сын. Их лиц не видно, видны только силуэты. Они куда-то спешат по улицам Познани. На первый взгляд, они ничем не выделяются. Обычные люди, каких тысячи. Однако если вы присмотритесь к мальчику, вы увидите на рукаве его куртки нашивку. Красно-черную, украшенную трезубом. Это флаг ОУН-УПА (запрещённая в России организация). Той самой организации, на совести которой кровь сотен тысяч убитых и неотомщенных мирных жителей».

«Чудят» в Польше украинские мигранты и иным образом. Так, одна польская семья из Ольштына приютила у себя херсончанку Татьяну. А спустя некоторое время жена застала своего мужа с дорогой украинкой в одних трусах, да ещё пьяными, хотя раньше супруг несчастной польки не предавался Бахусу. В итоге муж, скооперировавшись с украинской «беженкой», выжили польку из собственного дома, а заодно довели её до попытки суицида.

Аналогичная ситуация и в Британии. «Беженка» из Львова в британском Брэдфорде увела у англичанки мужа и разрушила семью, в которой росли две дочери. В Суррее 52-летний Хокон Оверли ради украинки бросил свою жену и переехал в домик у бассейна напротив собственного особняка. И таких историй десятки…

Но данную «половую» статистику опережает вспышка деятельности украинских девушек с пониженной социальной ответственностью. К примеру, ирландский сайт по оказанию специфических услуг «Escort-Ireland» сообщил о росте посещаемости на 250 процентов за несколько недель после начала СВО. Такие темпы можно было бы назвать стахановскими, но пачкать стахановское движение таким соседством никак не хочется.

В Дании в городе Хельсингёр украинские мигрантки потребовали от властей немедленно уволить учительницу местной школы, так как обнаружили у неё русские корни, что было расценено как «неуважение по отношению к украинским детям». Активистки Ульяна Ставинога и Диана Чинба довели дело до мэра города и до телевидения. Правда, власти заявили, что учительница является подданной датской короны, и потребовали прекратить травлю женщины. И подобных случаев становится, опять-таки, всё больше и больше.

И не то чтобы европейцы так сильно любили или хотя бы были лояльны к России, нет. Просто, когда подобные вещи начинают проникать в быт, так сказать, под кожу общества, то обществу это начинает не нравиться. Одно дело поглазеть на голых девок из Femen с украинским флагом в причинном месте или похлопать по плечу очередного Тараса, пока он драит туалет, а вот привыкать к ежечасной «борьбе» с Россией в школе, кафе, библиотеке, спортзале или в парке — это уж дудки.

Главное же, что вся эта вакханалия прекрасно встраивается в европейский социум, а потому имеет отсроченные последствия. И, конечно, на локальном уровне это вызывает сопротивление, но на общеевропейском это остановить крайне трудно. Просто чисто технически ввиду массовости.

На излёте 2022 года ООН заявила, что в ЕС прибыли 7,6 млн. граждан Украины. В начале 2023 года та же ООН оценила число прибывших в Европу украинских беженцев в 8 млн. человек. А вот уже в апреле 2023-го в агентстве по делам беженцев отчитались, что Украину с начала СВО покинули уже 13 млн. граждан, учитывая и тех, кто отправился в Россию.

Вы хоть штаны наденьте…

К сожалению, все попытки стран Европы отбиться от следующих друг за другом волн украинских мигрантов выглядят скорее показателем (или диагнозом) для самой Европы, её состояния и деградации элит. К примеру, в Болгарии долго терпели все выступления украинцев вплоть до конца 2022 года, но далее оплачивать им проживание в местных отелях отказались.

При этом показательно, что в той же Болгарии правящая верхушка не снижает накала «заукраинства», а вот выставлять за дверь мигрантов вынуждены именно районные власти, которые не только непосредственно сталкиваются с этими самыми «беженцами», но и бюджетируют их не по собственному желанию. То есть голова соблюдает декорум, а вот рукам покоя нет.

Аналогичная ситуация и во Франции. С начала СВО украинские мигранты были привилегированной частью миграционного сообщества. Им предоставляли жильё и пособия, не сравнимые с беженцами, к примеру, из Сирии. Но уже к лету 2022-го эти привилегии начали сворачивать. Не то чтобы их вообще выгнали на улицу, но украинцев начали уравнивать в правах с прочими беженцами.

И опять-таки это было отнюдь не инициативой Макрона или кого-либо из высших эшелонов власти, а усилиями властей на местах. К тому же миграционное сообщество вполне закономерно подало свой голос против некой элитарности звания «украинский беженец». А получить вместе с миграционным кризисом ещё и миграционную войну на местах никто не хотел.

А эта война уже выглядит отнюдь не иллюзорной. В Польше украинские хлопцы банально зарезали поляка, в Австрии группа «беженцев» избила местных таксистов, а в Испании некий одессит напал на собственную начальницу из-за её русских корней.

В Германии, которая ради «поддержки» Украины пожертвовала собственной экономикой и промышленностью, с апреля сего года начинают наконец-то выселять украинских мигрантов из отелей и баз отдыха. Более того, лидер группы ХДС в муниципальном совете из федеральной земли Северный Рейн-Вестфалия Фредерик Пауль заявил, что беженцев начинают классифицировать по принципу «да — украинцам и нет — иракцам», что неминуемо приведёт к конфликтам.

Даже в традиционно тихой и формально нейтральной Швейцарии власти вынуждены закручивать гайки в вопросе с украинскими мигрантами. Свыше двух третей населения страны считают, что пора ограничить приток мигрантов. А пикантность ситуации придаёт тот факт, что и в среде иностранцев, обосновавшихся в Швейцарии, свыше половины недовольны украинским потоком граждан.

При этом «закручивание гаек» в Швейцарии тоже носит достаточно декоративный характер. Так, власти страны потребовали от украинских мигрантов продать свои авто, чтобы получить право на пособия. Как оказалось, коренные швейцарцы приходят в немое изумление, глядя на элитные автомобили «несчастных» украинских беженцев.

Таким образом, Европа фактически расписывается в утрате суверенитета. Несмотря на кризис, привнесённый Украиной, Европа не может себе позволить перестать поддерживать Киев. А европейские элиты вообще подрядились работать коммивояжёрами некоего «единого Запада» в фарватере Вашингтона, а вот муниципалы вынуждены тащить весь тяжкий груз кризиса. И миграционный вопрос начинает трясти всю политическую поляну Европы, грозя ввести весь регион в дугу регулярной нестабильности с очень мрачноватыми перспективами.

Других украинцев у меня для вас нет!

Словосочетание «украинские беженцы» благодаря поведению оных уже стало нарицательным с негативной коннотацией. Даже мигранты с Ближнего Востока, особенно из относительно светской Сирии, сейчас уже не кажутся такими «дикими». Но откуда берутся причины такого поведения украинских мигрантов, которое грозит им самим утратой привилегированного статуса? Неужели граждане в националистическом угаре потеряли даже инстинкт самосохранения?

Тут сразу нужно определиться, что украинские мигранты — это отражение самой Украины, состояния украинского социума или того, что из него сделали ударными темпами за тридцать лет независимости.

Во-первых, когда в стране нишу «ролевых моделей» занимают такие персонажи как Зеленский, Арестович, Шарий или Подоляк, для которых Украина — это только прилавок для их доходного бизнеса, ожидать от рядовых граждан иного поведения сложно. Русофобия и нарочитое украинство взращивалось годами и становилось условием для карьерного роста, особенно в последние годы, когда сотни откровенных небокоптителей прорвались во власть и заняли ответственные посты не по профессиональным способностям.

К тому же сама Европа создавала все предпосылки, чтобы именно русофобия стала главным экспортом Украины, а заодно лес-кругляк, янтарь и немного соломы. Правда, Европа никак не ожидала, что лавочка, торгующая этой русофобией, переедет к ним.

Во-вторых, мы имеем определённый эффект, который автор называет эффектом «сладкого корабля». Тут следует дать историческую справку. В 1990 году в Албании началось падение коммунистического строя. Европа, празднуя «победу над тиранией», захлёбывалась от демагогии о принятии Албании в «цивилизованный» мир.

Албанцы восприняли эти популистские песни всерьёз, а потому в августе 1991 года в порту Дуррес взяли штурмом судно «Влора» и взяли курс на Италию. Через сутки транспортник, в который набилось до 20 тыс. мигрантов, замаячил на горизонте у берегов Италии. Итальянцы в ужасе перекрестились и заявили, что судно не примут. Только ещё через сутки, когда капитан пригрозил выбросить судно на мель, так как вода и еда закончились, а мигранты готовили голодный бунт, «Влоре» позволили причалить.

Начался локальный апокалипсис. Узнав, что большую часть албанцев вышлют, раздосадованные таким приёмом мигранты устроили форменный погром и принялись разбегаться по местности. Как мы видим, никаких выводов из собственных политических и пропагандистских ошибок Европа не сделала.

В-третьих, любая миграционная волна имеет, так сказать, свой специалитет, свои нюансы. Так, в странах Азии в качестве методов протеста применяется самосожжение, который они также «привозят» с собой в другие страны. А вот у украинцев сложились иные «традиции». Поэтому я ни капли не удивился, когда пулемётной лентой посыпались сообщения о погромах в таксопарках или автобусных депо. Ещё на излёте Советского Союза особо украинствующие особи обожали вынести лобовое стекло или проколоть шины автолюбителю из РСФСР, а после обретения «независимости» эти же персонажи уродовали даже авто граждан с юго-востока, внезапно заехавших на Западную Украину.

И уж точно не стоит удивляться такой активности украинских барышень. Ну не может страна, державшая пальму первенства на ниве сексуального туризма исторгнуть Деву Марию. Двусмысленные, мягко говоря, карьерные пути выбирала даже женская политическая элита Украины, намекая на приемлемость подобных фокусов.

В-четвёртых, не стоит забывать о явлении «хатаскрайников», чьё приспособленчество отнюдь не гарантирует лояльность к власти. Наоборот, этот социальный кластер крайне опасен не только для России, но и для любого государства, втянутого в украинский кризис. «Хатаскрайники» не могут долгое время находиться в состоянии неопределённости.

В итоге этот социальный кластер ненавидит Россию за затянувшийся конфликт и за то, что мы пока не взяли Киев, ведь им на Украину откровенно плевать. Сам Киев они ненавидят за ситуацию в целом. А вот европейцев они ненавидят за то, что уже Европа не смогла захватить Москву. Парадокс? Нет, типичный хуторской психоз.

И будьте покойны – весь этот багаж ещё отзовётся в истории Европы на годы вперёд. И даже после падения Киева Европе придётся расхлёбывать последствия годами. Для них украинский кризис может затянуться даже дольше, чем для нас. Ведь ни Галя, ни Тарас, ни Мыкола не горят желанием вкалывать на «всесоюзных» стройках где-нибудь под Артёмовском…


Сергей Монастырёв

Реальная гиперинфляция в США, результаты звонка Трампа и Зеленского и трусливый флот США

1. Официальная инфляция с 2020-го года в США составила 19%, неофициальная - 53%Взрослые американцы считают, что для комфортного выхода на пенсию им понадобится 1,46 млн долл., что на 53...

Неистребимый дух майдана

Некоторые считают, что «дух майдана» — это запах загаженных подъездов, горящих покрышек, месяцами нестиранного белья, свинок в загоне, дающих удобрение для растущих на грядках «бурачков...

Провал Байдена и перспективы спецоперации на Украине

Провал Байдена и перспективы СВОNewsweek утверждает, что лидеры демократов таки додавили Байдена и уже в эти выходные он объявит о выходе из президентской гонки. Поразительно своевремен...

Обсудить
  • Пи....ц, до чего жидовство доводит. Хохлы, мне за вас стыдно
  • беШенцы...