В Магадан. Усть-Нера - Кадыкчан. Покидая Якутию

4 943

Вообще-то в конце этого очередного долгого дорожного дня мы должны были проехать 400 километров и приехать в город Сусуман.

До Сусумана мы конечно же доедем. Но сегодня ограничимся отрезком Усть-Нера - Кадыкчан.
Отрезком, как обычно наполненным северными красотами.

- Все эти рассветы, закаты, вся эта красота каждый день. Это уже становится невыносимо, - бурчал Алексей не в силах оторваться от этих самых красот.

Действительно. Погода решила не баловать нас разнообразием. Никаких тебе снежных буранов, серых облаков.
Всё стандартно до безобразия.
Утром встали, проехали немного в темноте, потом восход, короткий световой день, закат.

При чём глядя на фотографии вообще сложно понять, где восход, где закат, а где солнце просто низко висит над землёй.

Впрочем, лично меня такое однообразие вполне устраивало.

1.


Под покровом темноты мы планировали покинуть славный посёлок Усть-Нера.
Но с самого начала что-то пошло не так.

Ещё в гостинице меня смутила странная тишина в коридоре. Там такая слышимость, что если в номере в одном конце коридора чихнут, то из номера в другом конце коридора воспитанный человек пожелает здоровья.

А тут - гробовая тишина.
Первая мысль была, что все почему-то без меня уехали, и я теперь навсегда останусь в Усть-Нере.

Посмотрела на часы - 8.30. Время, на которое был назначен завтрак.
Значит, уехать не успели. Только на завтрак ушли.

Но в столовой я обнаружила одиноко сидящего Алексея. Которого, кажется, тоже интересовал вопрос, куда делись все участники нашего автопробега и почему они нас забыли в этом селе.

Я подошла тётеньке в столовой, чтобы на всякий случай уточнить, сколько сейчас времени.
На нашем пути до Магадана мы пересекали аж три часовых пояса, так что любой казус мог приключиться.
Время было 8.30.

Чуть позже пришли наши водители, которые уже успели съездить в гаражи и пригнали машины.
Когда после девяти в кафе стали подтягиваться остальные немного помятые участники экспедиции, стало понятно, у кого вчера вечер удался, а кто бездарно проспал всё веселье.

Каким-то чудом с небольшим опозданием нам всё-таки всем удалось покинуть Усть-Неру.

2.


Главный принцип автопутешественника - покушал сам, покорми машинку.
Заправки по мере продвижения по Колыме становились всё брутальнее и суровее. Каждый раз казалось, что суровее некуда, но нет. Суровость колымских заправок не знает границ.

К этому моменту я конечно же уже не ждала кофемашин, добывающих кофе для усталого путника и тёплых туалетов. Больше того скажу, я уже поняла, что на какие-либо туалеты в принципе надеяться бесполезно.
И ничего, что на улице температура давно уже не поднимается выше -50.

3.


4.


5.


И вообще, что это я про туалеты. Кругом вон красота какая.

6.


Такая красота, что аж наш фотограф проснулся и снова решил заморозить меня поработать.

7.


- Эх, ну кто так ездит, - всем своим видом как бы говорит Алексей.

8.


Он-то хотел, чтобы в кадре была стройная колонна и чтобы сквозь лобовые стёкла машин видны были целеустремлённые водители и увлечённые красотами пассажиры.

Вместо этого машины ехали нестройными шашечками, чтобы наверняка попасть в кадр. А через лобовые стёкла были видны люди активно фотографирующие процесс съёмки своими смартфонами. При чём не только пассажиры, но и водители.

9.


Эх, для того ли Алексей по пояс в -50 из машины вываливался. Для того ли наш дастер морозил.

О, кстати. Пока он там по пояс в окошке висел, я подсмотрела, чем они там впереди без меня подкрепляются, пока я на заднем сидении голодаю целыми днями.

Реклама

10.


А у нас очередной восход, природные красоты и оптоволокно проложенное оригинальным колымским методом.

11.


Красоты почти нетронутой природы сменяются следами активной человеческой деятельности.
Золотодобыча в этом районе велась максимально варварским методом.
Драгами срывали всё, что только можно срыть. Промывали, забирали золото и то, из чего его можно было добыть. А отработанный грунт просто сваливался в кучи.

12.



13.


Едем дальше. Видим... мост.

14.


Останавливаемся, чтобы оценить, достоин ли этот мост отдельной фотосессии с машинами.

На каждой остановке выхожу, чтобы размять ноги, чтобы подышать воздухом и чтобы нащёлкать ещё миллион кадров.

15.



16.



17.



18.


Но уже всё меньше хочется выходить на улицу. Всё реже хочется покидать пусть даже условно тёплую машину. Хочется сохранять тепло, которое Колыма, кажется, незаметно день за днём вытягивает из меня.

Казалось бы за эти дни можно было привыкнуть к холоду. Но это так не работает. По крайней мере у меня.

В первый день - было удивительно: ух, какой холод и не так страшно.
Во второй - почти привычно: видали мы эти ваши холода.
Но уже через несколько дней как-то вдруг захотелось, чтобы на улице стало потеплее. Хотя бы -40.
Ничего не поменялось - ни одежда, ни погода. Но то что радовало и удивляло в первые дни, вдруг стало утомлять.

Я стыдила себя за эту слабость. Постоянно напоминала, что во-первых, у нас тёплые машины, которые мы не так уж часто и покидаем. Во-вторых, каждый вечер у нас тёплая гостиница. В-третьих, у меня хорошая тёплая одежда.
И по большому счёту я даже ни разу не замёрзла.

Но организм ныл и хотел на тёплое море.

Я думала об узниках ГУЛАГа, которые выживали в такой мороз фактически без нормальной одежды и обуви. Целыми днями работали на таком морозе, а по вечерам возвращались в холодные бараки.
И жили. Несмотря ни на что жили.

Только оказавшись на Колыме и почувствовав ледяную стужу хотя бы в течение нескольких дней я вдруг поняла весь ужас их положения.

Нет, я и до этого конечно читала. И Шаламова, и Солженицына.
Но всё это было как-то абстрактно, что ли.

Ах, лагеря. Ах, пытки. Злые охранники и отсутствие свободы. Суровые условия и безнадёга.
И вдруг понятие "суровые условия" - стало осязаемым и реальным. И перестало быть просто словосочетанием.

Что-то я отвлеклась. Впрочем, к теме лагерей я ещё вернусь. И наверное, ещё раз повторюсь про холод и ужас.
А пока у нас - красота и дорога.

19.

Реклама

20.



21.


И холодное солнце. То повисшее на ветках деревьев. То застрявшее в своём движении где-то недалеко от горизонта.

22.



23.



24.


Запускаем солнечные лучики в машину через открытое окошко. Наверное, чтобы погреться.

25.


Кстати, что там показывает наш бортовой термометр?

26.


Заметили усовершенствование нашего прибора?
Теперь, несмотря на то, что стекло вокруг обмерзает, нам не надо отшкрябывать лёд, чтобы узнать температуру.

Всего-то потребовалось - приклеить на двусторонний скотч кусок пластиковой бутылки.

По этому же принципу сделаны двойные боковые стёкла в машине.
Ещё в Якутске из материала, похожего на пластиковую бутылку, по лекалам вырезали окошки и приклеили их на двусторонний скотч.
Поэтому окна наши не покрываются инеем. Почти не покрываются.

В Якутске такая услуга очень востребована и поставлена на поток.
Вроде бы простая процедура, а насколько комфортнее делает передвижение в сильный холод на машине.

27.



28.



29.


Тем временем короткий световой день, не успев начаться, уже подошёл к концу.

30.



31.


Какой-то пока ещё жилой посёлок словно призрак возникает на дороге.

32.


Мы проезжаем мимо, но вскоре останавливаемся.

33.


Решили посмотреть, что с маслом у той машины, у которой накануне возникли проблемы.

34.


С маслом всё хорошо. А я успеваю ещё немного поснимать местные достопримечательности.
Километровый указатель, ёлка и оптоволокно. Да, с разнообразием достопримечательностей здесь не густо.

Зато где ещё увидишь такие высокие технологии по прокладке интернета.

Реклама

35.



36.



37.


И наконец, главная достопримечательность нашего сегодняшнего маршрута. Мы покидаем Якутию, о чём свидетельствует гигантская стела.

38.


С памятниками здесь не мелочатся. Ставят такие, чтобы издали видно было.

Мы в Магаданской области.

Не скажу, что за окошком что-то поменялось, но сам факт...

"Снимешь ты свой заграничный костюмчик, оденешь телогреечку и — или на лесосеку, или в солнечный Магадан..."

А ведь и правда, солнечный.

39.



40.


Правда, до Магадана нам ещё далеко.

41.



42.



43.



44.


Ненадолго делаем ещё одну остановку.

В годы Великой Отечественной Войны здесь пролегала воздушная трасса АлСиб. Аляска - Сибирь. По ней лётчики перегоняли с Аляски самолёты полученные по ленд-лизу.
Из-за сложных погодных условий не все самолёты долетали до места назначения.

Так и этот самолёт попал в пургу и разбился в 1942 году.
Самолёт разбился недалеко от посёлка Аркагала, и первоначально захоронение было сделано там. Но в конце 90-х годов его зачем-то перенесли на трассу Колыма.

45.


Солнце окрасило верхушки гор в розовый цвет, завершая световой день. Ну, а наш день ещё продолжается.
Впереди нас ждёт заброшенный город Кадыкчан.
Но это уже другая история.

46.


47.

https://olly-ru.livejournal.co...

А нас то за що! Иностранцев - участников массовых беспорядков в поддержку Навального выдворяют из России

На неполживой Медузе вышел огромный истерический материал: "Если иностранцы участвовали в протестах, их лишают ВНЖ и выдворяют из России".1) Гражданин Киргизии Денис Адоньев рассказал «...

Это вам не игрушки

Уже больше года я на волонтёрской основе участвую в одном проекте Пишу тексты для роликов про различные художественные фильмы и компьютерные игры. Разбираю содержащуюся в этих фильмах и играх п...

Почему российская электромагнитная пушка вызвала панику в США
  • Su-47
  • Вчера 05:37
  • В топе

Новые боевые самолеты Су-57 и МиГ-41 могут стать опасными противниками для США, так как они получат на вооружение самые передовые российские разработки. ЭМИ-пушка может применяться также против военны...

Обсудить
  • Да уж ,в одиночку на этой трассе делать нечего,любая поломка -смерть
  • Эх, Родина... :heart_eyes: