Предотвращение теракта в Волгоградской области и как Пригожин \"искал\" свое тело

Фундаментальная ошибка Фрэнсиса Фукуямы: он не либерал и не ученый

1 161

Наша эпоха – это время глобального обмана и самообмана, что хорошо иллюстрирует пример с профессором Стэнфордского университета, автором книги «Конец истории и последний человек», Фрэнсисом Фукуямой: он имеет мировую известность как ученый и сторонник либеральной демократии, однако на самом деле он не является ни либералом, ни ученым.

Вопрос о науке и идеологии в настоящее время чрезвычайно актуален, так как российские патриоты предложили в качестве национальной идеи выдвинуть предложение о власти умных людей («Ахиллесова пята русских патриотов»), а некоторые белорусские лидеры собираются обеспечить развития страны с помощью привлечения умных людей («Ахиллесова пята белорусских патриотов»).

Но отбирать умных людей совсем не просто, так как современное общество не в состоянии понять, кто умный, а кто – нет. И это проявляется, в частности, в том, что в современных экономической и политической науках произошла подмена научного метода исследования на что-то типа схоластики. Наглядно это можно увидеть, анализируя творчество Фрэнсиса Фукуямы.

Неолиберализм – это не либерализм

В Википедии написано, что это американский философ, старший научный сотрудник Центра по вопросам демократии, развития и верховенства права в Стэндфорде, ведущий научный сотрудник Института международных исследований Фримена Спольи при Стэнфордском университете, работавший на должность профессора и руководителя программы международного развития в Школе перспективных международных исследований Университета Джонса Хопкинса. Он получил мировую известность благодаря статье «Конец истории?», опубликованной в 1989 году, и книге «Конец истории и последний человек», опубликованной в 1992 году, ставшей бестселлером и переведенной более чем на 20 языков. Он выдвинул тезис о том, что история обретает логический конец в либеральной демократии.

Если верить Википедии, то ученей и либеральнее человека, чем Фрэнсис Фукуяма, наверное, в мире найти сложно. Однако если ознакомится с его идеями, то возникают сомнения и в его либерализме, и в его учености.

Например, в интервью российской «Новой газете» за 27 августа 2019 года на вопрос о заявлении Владимира Путина о том, что так называемая либеральная идея себя изжила окончательно, Фрэнсис Фукуяма ответил, что «Путин фундаментально ошибается», и добавил, что примером либерализма служит сейчас Европейский Союз.

Журналист «Новой газеты» никак не отреагировал на это заявление, хотя следовало бы, потому что сейчас идеологией Европейского союза является вовсе не либерализм, и это хорошо известно. У современной идеологии Европы много названий. Нобелевский лауреат по экономике Джозеф Стиглиц называет ее неолиберализмом. Бывший комиссар ЕС по торговле Мишель Барнье – рыночным фундаментализмом. Бывший министр иностранных дел России Евгений Примаков – псевдолиберализмом и неолиберализмом.

Фрэнсис Фукуяма эти термины не использовал. А на вопрос журналиста «Новой газеты» о заявлении Владимира Путина о том, что в разных странах существуют разные версии либерализма, ответил весьма расплывчато. Он почему-то начал говорить о демократии, и сказал, что ее можно организовать по-разному, и в частности, в США существует «скорее абсолютистское видение свободы слова». Он также отметил, что «в конечном итоге либерализм основан на двух принципах — свободе и равенстве», а также сказал следующее: «Фундаментальные характеристики либеральной демократии — это выбор большинства, выраженный через свободные и честные выборы, а также свод конституционных правовых принципов, которые ограничивают власть. Взятое вместе, это и есть то, что мы называем либеральной демократией». Таким образом, он фактически уклонился от ответа на вопрос.

Его рассуждения также вызывают серьезные вопросы. Дело в том, что либерализм в принципе не предполагает абсолютистское видение свободы, он предполагает ограничение свободы одного человека свободой другого человека. В рамках идеологии либерализма, абсолютистская свобода, это вовсе не свобода, а вседозволенность.

Вот как определил свободу человека один из основателей либерализма британский философ Джон Локк: «Свобода людей в условиях существования системы правления заключается в том, чтобы жить в соответствии с постоянным законом, общим для каждого в этом обществе и установленным законодательной властью, созданной в нем; это – свобода следовать моему собственному желанию во всех случаях, когда этого не запрещает закон, и не быть зависимым от непостоянной, неопределенной, неизвестной самовластной воли другого человека, …».

А другой британский философ (19 века) – Джон Стюарт Милль – в книге «О свободе» использовал по крайней мере 20 принципов либерализма, регулирующих свободу человека в обществе. Один из этих принципов может быть сформулирован следующим образом: каждый человек должен согласиться с некоторым ограничением его свободы государством в силу общественного договора или неизбежности, то есть принести некоторые жертвы, исполняя определенные правила поведения по отношению к другим людям (см. «Принципы настоящего либерализма»).

То есть, если в идеологии допускается абсолютистское видение свободы, то это не либерализм! В либерализме свобода граждан ограничена свободой других граждан, что закреплено в законах государства. То есть государство одновременно ограничитель свободы человека и ее защитник. И это принципиальный момент. Поэтому, когда конституционные правовые принципы на некоторые группы людей не распространяются (как почти абсолютная свобода слова и финансового капитала в США), то это не вид либерализма, а отказ от него.

Таким образом, Фрэнсис Фукуяма – не либерал, он подделка.

В принципе, это не секрет. Например, Джозеф Стиглиц в статье «Конец неолиберализма и возрождение истории», опубликованной в 2019 году, написал, что «реальность такова, что, несмотря на свое название, эпоха неолиберализма была далека от либеральной. Он навязал интеллектуальную ортодоксальность, чьи опекуны были совершенно нетерпимы к инакомыслию». А сам неолиберализм Джозеф Стиглиц назвал «великим обманом».

Это – не наука

С таким мнением можно полностью согласиться. А это означает, что взгляды Фрэнсиса Фукуямы – это не наука, а сам он – не ученый. Что видно уже по ответу Фрэнсиса Фукуямы на вопрос журналиста о видах либерализма. Он не мог не знать о том, что существует множество различных версий того, что называют либерализмом, и об отличии свободы от вседозволенности. И дело не в Путине, это общеизвестные вещи. Фрэнсис Фукуяма мог, конечно, не читать Мишеля Барнье и Евгения Примакова, но не может не знать мнений Джона Локка, Джона Милля, Джозефа Стиглица и множества других ученых, все это общеизвестно. Поэтому он должен был объяснить журналисту «Новой газеты», который представил его читателям газеты как ученого, почему думает по-другому, так как точность и явный характер определений является первым условием, отличающим науку от литературы о обыденных разговоров. Конечно, Фрэнсис Фукуяма может иметь свою точку зрения на либерализм, но ему следовало бы объяснить, почему она прямо противоположна точке зрения людей, который являются основателями этого самого либерализма!

Таким образом, Фрэнсис Фукуяма не признает принципов определения терминов, обязательных для науки, поэтому его нельзя считать ученым. Он скорее писатель – публицист, так как он пишет статьи и книги.

Как мне кажется, именно такие работы в современных философии, политологии и экономической теории преобладают. Имеются, конечно и настоящие ученые – типа Джозефа Стиглица, но большинство должностей в научных и учебных организациях (в сфере экономической теории, политологии и философии) по всему миру занимают люди, которые по сути являются публицистами и литераторами, так как они слишком вольно обращаются с определениями терминов.

В таких условиях понять, кто умный, и кто достоин управлять страной, а кто нет, как это стремятся сделать русские и белорусские патриоты, совсем не просто. Ведь подобных Фрэнсису Фукуяме литераторов на научных должностях во многих сферах гуманитарных наук в мире явно больше, чем настоящих ученых, поэтому именно они решают, кто либерал и ученый, а кто нет, а потом пишут от этом в Википедии, вводя в заблуждение журналистов и читателей. И получают за это хорошую зарплату и пользуются уважением в обществе!

O tempora! O mores!

Владимир Тарасов.

Если нас лишат «шенгена» будем по визам Шойгу в Европу ездить!

Граждане, только не подумайте, что я с милитаристских позиций принялся выступать. Не нужно никакую Европу завоевывать – сами все принесут и дадут, только подождать нужно немного. А то у...

Обсудить
  • :laughing: :laughing: Прекрасно. Спасибо